Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Объединение Германии



 

Объединению Германии предшествовал глубокий соци­ально-экономический и политический кризис в ГДР, кото­рый назревал в течение последних 4 лет и привел к стре­мительным темпам объединения ГДР и ФРГ в течение од­ного года, с октября 1989 г. по октябрь 1990 г., когда на по­литической карте Европы появилось новое объединенное го­сударство Германии с 78 млн. населением.

Сверхцентрализованная система управления выявила полную неспособность обеспечить динамичное развитие эко­номики ГДР. Начались перебои с поставкой промышленных товаров, росла инфляция. Немцы рвались в обеспеченную Западную Германию. Все настойчивее звучавшие требова­ния открытия границ, сопровождавшиеся массовыми демон­страциями, стали началом революционных перемен в стра­не.

В мае 1989 г. после открытия венгерско-австрийской границы началось бегство восточных немцев через Венгрию за границу, что грозило обезлюдить страну. В результате этих событий после бессменного 18-летнего правления был снят со своего поста Председатель Государственного совета и Генеральный секретарь СЕПГ Э. Хоннекер. Самая массо­вая в истории начавшихся мирных революций в Восточной Европе демонстрация в ГДР, в начале ноября 1989 г., в ко­торой приняли участие 1 млн. человек, привела к удовлетворению требования об открытии границы. В результате правительство полностью потеряло контроль над толпами "экскурсантов", что окончательно размыло экономику ГДР, и без того ослабленную в это время.

Тогда же на повестку дня встает новое, более ради­кальное требование - объединение с ФРГ. Ответом на эти массовые требования, в условиях полного невмешательства Москвы в немецкие события, стало выступление канцлера ФРГ Гельмута Коля в западногерманском бундестаге с про­граммой из 10 пунктов, посвященной развитию отношений между обоими германскими государствами.

Эта программа состояла из перечня постепенно осуще­ствляемых мер укрепления сотрудничества двух немецких государств, обещания немедленной конкретной помощи ГДР в гуманитарной сфере, в частности создания валютного фон­да для финансирования поездок восточных немцев к запад­ным (ФРГ еще в 1983-1984 гг. становится одним из глав­ных кредиторов ГДР), предложения о создании договорного немецкого сообщества с новыми совместными институтами и расширением функций уже имеющихся. Подтверждая необходимость развивать и углублять сотрудничество с ГДР, канцлер высказывал намерение создать в будущем конфе­деративное объединение Германии.

Осуществление программы оговаривалось рядом усло­вий: если в ГДР будут в обязательном порядке решены и необратимо начаты "принципиальные перемены политиче­ской и экономической системы". Это означало достижение государственным руководством ГДР с оппозиционными груп­пами соглашения об изменении конституции, о новом демо­кратическом законе о выборах с участием несоциалистиче­ских партий и пр.

Планы "многоразового объединения" обоих государств были выдвинуты и новым премьер-министром ГДР Г. Модровым. Одной из последних инициатив объединения Герма­нии стало предложение аккумулировать все лучшее, что имелось в ГДР и ФРГ, реализация которого должна была создать, с наименьшими потерями и более совершенным законодательством, действительно новое государство Гер­мании. Указывалось при этом на положительный опыт сис­темы всеобщей трудовой занятости в ГДР, на достижения в сфере народного образования, беспримерные результаты в спорте и пр. Мыслилось, что переходный период продлится 2-3 года. Все эти планы, находившие понимание у социал-демократов ФРГ, под напором реальных событий были от­брошены.

Мирное объединение Германии могло быть проведено только договорным путем. Первым крупным шагом на этом пути и стал Договор об экономической, валютной и соци­альной унии от 18 мая 1990 г., вступление в действие кото­рого привело к денежной реформе. В результате марки ГДР были заменены Дойч-марками, ставшими единым платеж­ным средством на территории еще параллельно существующих двух немецких государств. При этом в ГДР сохранялся прежний уровень заработной платы, стипендий, пенсий, квартирной и арендной платы за жилье и гарантированы денежные вклады населения, перечисляемые 1 к 1 до 2 тыс. марок для детей, 4 тыс. марок для взрослых и 6 тыс. марок для пенсионеров. Вклады сверх этих сумм перечислялись из расчета 1 к 2. Германия не только включалась в сферу действия дойч-марки, но и в Общий рынок Европейского сообщества.

Условия денежной реформы стали сокрушительным ударом по и без того расшатанной экономике ГДР, привели к росту задолженности ее предприятий, на которых была крайне низкая, по сравнению с западногерманской, произ­водительность труда. В целях снижения накала оппозици­онных настроений в ГДР были повышены размеры пенсий, частично погашен дефицит ее государственного бюджета, создан специальный фонд помощи экономики ГДР и пр.

Следующим важным шагом на пути достижения гер­манского единства стал договор между ГДР и ФРГ, подпи­санный в августе 1990 г., согласно которому в целях дости­жения правовой унификации создавалась "единая избира­тельная территория", на которой все выборы должны были проходить по избирательным законам и правилам, приня­тым в ФРГ.

Уже 23 августа 1990 г. Народная палата ГДР принима­ет решение о присоединении к ФРГ. 31 августа договор об объединении был подписан обеими сторонами. 13 сентября на одном из последних заседаний он был ратифицирован Народной палатой ГДР, а затем бундестагом и бундесратом ФРГ. Согласно этому политическому договору 5 воссоздан­ных восточногерманских земель с 3 октября 1990 г. должны были быть включены в состав ФРГ.

В договоре были закреплены также признание зе­мельной реформы, осуществленной еще в годы правле­ния советской военной администрации, и предоставление жителям ГДР права пользоваться благами системы соци­ального обеспечения ФРГ. При этом особо оговаривалось, что вся собственность, конфискованная в период оккупации Советской Армии с мая 1945 г. по 1949 г., возврату не подлежит.

Вместе с тем стороны соглашались с настоятельной необходимостью возвращения частной собственности преж­ним владельцам за счет "реорганизации общественного иму­щества", при этом возможность компенсации за потерян­ную собственность признавалась лишь в случае невозмож­ности ее возврата. Остались, однако, нерешенными такие вопросы, как порядок оказания финансового и экономиче­ского содействия развитию новых земель. Вставали пробле­мы и с разгосударствлением "народных предприятий" ГДР, ибо не были выработаны соответствующие нормы, регули­рующие деятельность ведомства по опеке над ними, о спо­собах компенсации за национализированное в свое время имущество и пр.

При подписании и последующей ратификации Догово­ра об объединении Германии от 31 августа 1990 г. вообще не вносились предложения о разработке новой конституции. Между тем дебаты по этому вопросу, предшествующие объ­единению, не были праздными. Речь шла о том, будут ли восточные и западные немцы равноценными гражданами но­вого государства, а основа их объединения равноправной.

Создатели Основного закона ФРГ 1949 г. рассматрива­ли себя в качестве представителей всего населения бывшей Германии, создавших его, как указано в преамбуле, в целях сохранения национального и государственного единства, и за тех немцев, "которым было отказано в сотрудничестве". Основной закон содержал призыв ко всему германскому народу "путем свободного самоопределения осуществлять до конца единство и свободу Германии". Статья 146 подчер­кивала переходный характер Основного закона, предпола­гая прекращение его действия "в день, когда вступит в дей­ствие Конституция, принятая свободным волеизъявлением немецкого народа".

Но в текст Основного закона была включена впоследст­вии ст. 23, предусматривающая вступление Основного закона в силу и "в остальных частях Германии... по их присое­динении". Именно эта статья и была взята на вооружение правыми партиями ГДР перед выборами в Народную пала­ту весной 1990 г. На этих выборах решительную победу одер­жал "Альянс ради Германии", возглавляемый вновь созданной по примеру ФРГ Христианско-демократической пар­тией ГДР. Западногерманские партии уже в это время стали занимать доминирующие позиции в партийной системе Германии.

После объединения была образована Конституционная комиссия, чтобы приспособить Основной закон к новым ус­ловиям единого государства путем поправок, которые долж­ны были вноситься восточными землями до 1993 г. Вноси­лись в основном поправки, реализация которых была или невозможной, или неприемлемой для ФРГ. Например, о га­рантиях полной занятости, или права на жилье, о призна­нии большего значения такой формы непосредственной де­мократии, как референдум, и пр.

Значительным дополнением к Конституции стал итого­вый документ СМИД четырех великих держав, подписан­ный в Москве 12 сентября 1990 г. по формуле 2 плюс 4 (Вос­точная и Западная Германии и 4 великих державы), при­званный обеспечить внешние условия германского единст­ва.

Статья 1 договора устанавливала незыблемость границ Германии, в первую очередь ее западных границ с Поль­шей, ст. 2-3 посвящались запрету производства, владения и распоряжения ФРГ оружием массового уничтожения. В соответствии с договором Германия должна была сократить свои вооруженные силы до согласованного предела и строго придерживаться требования, чтобы с ее земли "исходил только мир". В ст. 4-5 говорилось о временном пребывании советских войск на территории ГДР - до 1994 г. и о других военных аспектах в связи с признанием полного суверени­тета ФРГ во внутренних и внешних делах.

Трудности объединительного процесса выявились очень скоро, как и политические, экономические, соци­ально-психологические различия Запада и Востока Гер­мании, которые оказались более стойкими, чем предпо­лагалось ранее.

Восстановление хозяйственной жизни, которая деся­тилетиями формировалась в ГДР на основе затратной экономики, требовало колоссальных денежных вливаний, приведших к повышению подоходного налога в ФРГ на 5%, цен на нефтепродукты и пр., что не встретило понимания, особенно у западных немцев. Бюджет федерации предпо­лагалось пополнить за счет приватизации "народных предприятий" ГДР. Закон о приватизации и реорганизации об­щественного имущества был принят еще в ГДР 17 июля 1990 г.

Реализация этого закона была возложена на одну из крупнейших холдинговых компаний, которая к концу 1991 г. стала организацией, выступающей как доверенное лицо и формальный владелец 14 тысяч предприятий, расположен­ных на территории ГДР с числом занятых в 7 млн. чело­век. Непосредственно эту деятельность выполнял Попечи­тельский совет компании, который был подчинен мини­стерству финансов и стал де-факто в ФРГ федеральным министерством структурных преобразований промышлен­ности Востока. Его функции все время усложнялись (при отсутствии их нормативной основы). Сначала он должен был решать задачи приватизации "народных предприятий" (при этом преследовалась цель получения инвестиций, со­хранения рабочих мест, а также устранения вреда, нанесенного окружающей среде), затем - задачи санации, повышения производительности труда, выпуска дешевой продукции.

Но продукция предприятий ГДР была неконкуренто­способна. Губительно сказывалась и потеря такого емкого рынка, как СССР, развал СЭВ. Усугубило тяжелое положе­ние восточных предприятий и увеличение правительством Г. Коля в 1990-1992 гг. тарифов, что без повышения произ­водительности труда, которая в ГДР составляла лишь 40% от Западной Германии, могло привести лишь к усилению неконкурентоспособности продукции восточной промышлен­ности.

Серьезной преградой на пути структурной перестрой­ки промышленности стало, прежде всего, отсутствие поку­пателей на приватизированные предприятия и то обстоя­тельство, что в результате тщательного обследования была признана целесообразной экономическая санация только 10% промышленных предприятий ГДР, остальные подлежали ликвидации. К началу 1991 г. Попечительскому ведомству удалось выручить за 1 тыс. приватизированных предпри­ятий всего 4 млрд. марок, а из государственного бюджета, чтобы ослабить груз безработицы, в восточную промышленность было влито 300 млрд. марок.

ГДР не знала безработицы, в объединенной Германии она стала повсеместным явлением, особенно больно ударившей по Востоку за счет сокращения штатов, ликвидации нерентабельных предприятий, из-за более слабой дисцип­лины труда и пр.

К моменту подписания договора об объединении в быв­шей ГДР уже насчитывалось 600 тыс. безработных, 1,8 млн. человек были частично заняты. Ежедневно число потеряв­ших работу увеличивалось на 30-40 тыс. человек. В 1992 г. из числа работающих в 1989 г. восточных немцев потеряли работу 45%. Только в одном Берлине в 1993 г. было зареги­стрировано 250 тыс. безработных.

Задачи снижения уровня безработицы и повышения производительности труда, широкой модернизации восточ­ных предприятий были поставлены на первом же объеди­ненном заседании бундестага в октябре 1990 г. Безработицу удалось снизить только благодаря введению неполного рабочего дня, предоставлению права на более ранний уход на пенсию, путем создания новых рабочих мест, обществ заня­тости, привлечения финансовых средств федерации на пе­реобучение, переквалификацию рабочих и пр. В ФРГ прак­тиковались и другие, более жесткие меры: предоставление в безотказный наем рабочей силы, занятой на предприяти­ях восточных земель, западным фирмам, досрочное уволь­нение на пенсию, особенно женщин-матерей, пользующих­ся семейными пособиями, и пр.

Развитие среднего и мелкого бизнеса, ставшее главной заботой еще послевоенного правительства ФРГ, также при­несло определенные результаты. К 1994 г. около 20% само­деятельного населения ФРГ трудилось на предприятиях, число работающих на которых не превышало 5 человек. Но они не были защищены законами от увольнения.

Крайне остро перед объединенной Германией встала и проблема жилья. Закон о собственности, принятый после объединения Германии, фактически дал право бывшим соб­ственникам требовать возвращения пятой части всех квар­тир ГДР. Все сданное в аренду жилье (то есть половина из 7 млн. квартир в ГДР, которые принадлежали коммунам и кооперативам) дотировалось ранее исключительно за счет государственных средств. Вопросами же финансирования жилищного строительства в бывшей ГДР ведал Государст­венный банк, который стал дочерним банком Попечитель­ского ведомства под названием Немецкий кредитный банк. Несмотря на государственные кредиты, накопившиеся про­центы по старым долгам и другие расходы поставили этот банк на грань банкротства. Чтобы спасти положение, была резко поднята квартирная плата за жилье, которая к концу 1991 г. увеличилась в бывшей ГДР в 4 раза. Нехватка жи­лья росла и за счет непрекращающегося потока эмигрантов в ФРГ, число которых только в 1992 г. достигло три четвер­ти миллиона человек, - больше, чем в остальных странах Европы, вместе взятых.

Не могло решить проблему жилья, трудоустройства эмигрантов и специально созданное ведомство по делам ино­странных беженцев, штат которого был значительно увели­чен в этом же году. Все это повлекло за собой взрыв наси­лия со стороны германских расистов, так называемых бри­тоголовых, направленного против эмигрантов. В ходе после­довавших за этими событиями тысячных антирасистских демонстраций правительство ФРГ не без оснований стало обвиняться в том, что оно не проводит должной борьбы с правыми экстремистами.

Создание вместо планово-распределительной экономи­ки рыночной стало почти неразрешимой задачей для мно­гих восточных немцев, в том числе и управленческого ап­парата, в силу незнания западногерманских законов и пред­писаний. Между тем к восточногерманским ведомствам предъявлялись те же правовые требования, что и к запад­ногерманским, без каких-либо ограничений. Форсирован­ное навязывание усложненного западногерманского права, по утверждению бывшего канцлера ФРГ Г. Шмидта, "мно­гократно усиливало ощущение восточных немцев, что они подчинены чужому непонятному и непостижимому господ­ству".

Общеизвестный германский правовой педантизм вкупе с бюрократизмом, непомерная масса указов, администра­тивных предписаний, по признанию Г. Коля, "грозили заду­шить экономику и общество", влекли за собой "фатальные последствия, особенно на Востоке, где большинство людей впервые в жизни сталкивалось с бесчисленными распоря­жениями, которым нужно было следовать". Не исчезала и определенная социально-психологическая несовместимость восточных и западных немцев, которая уходит своими кор­нями не только в период 40-летнего господства социалисти­ческой идеологии в ГДР, но и в более отдаленную историю страны, с ее многовековой раздробленностью и непреодо­ленным разобщением немецкой нации общностями бавар­цев, саксов, швабов и др.

 

Глава 12. Италия

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.