Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Образование независимых государств в Тропической Африке 7 страница



Наибольшее развитие среди других гражданско-правовых институтов США в XIX - XX вв. получилодоговор­ное право. Именно этот институт, а не право собственности, по сути дела стал стержнем всей правовой системы амери­канского общества, основанного на свободе рыночных отно­шений и конкуренции.

Возросшая роль договора стала особенно очевидной после гражданской войны в период стремительного промыш­ленного развития США и формирования динамичной ры­ночной системы. Совершенствованию договорного права способствовала политика экономического либерализма, при которой сложилась почти неограниченная свобода заклю­чения самых различных соглашений, имеющих юридиче­скую силу. В свою очередь свобода договора была в принци­пе не связанной собственническими интересами и открыва­ла путь для индивидуальной и корпоративной предпринимательской деятельности.

К концу XIX в. в полной мере сформировалась характер­ная для договорного права США конструкция встречного удов­летворения, основанная на обещании совершить ожидаемые действия. При таком широком понимании договора рыночные отношения получили свое юридическое выражение именно в договорном праве и в основанном на договоре правопорядке.

Значительную роль в становлении и развитии договор­ного права сыграли в это время суды, в особенности док­трины Верховного суда США. Во второй половине XIX в., когда договорные отношения получили широкое распростра­нение, свобода договора в доктрине Верховного суда была поднята до конституционного уровня. Так, в одном из своих дел Суд прямо указал, что XIV поправка к Конституции включает право граждан заключать договоры.

До конца XIX в. договорные отношения закреплялись прежде всего в прецедентном праве. В XX в. на первый план выступает законодательство штатов. В целом в XIX в. дого­ворное право было переработано в двух направлениях: введение письменной формы для некоторых наиболее важных видов договоров и "понимание передачи договорных прав в качестве разновидности прав собственности".

В использовании письменного документа, придающего соглашению юридическую силу, стороны и суды во многом опирались на статуты об обманных действиях, которые вос­ходили к английскому средневековому законодательству.

Разработка общего иска "о принятом на себя" с начала XVII в. имела своим результатом то, что неформальные дого­воры стали в основном обеспечиваться исковой защитой. В отличие от формальных договоров (например, договоры за пе­чатью) неформальные договоры нередко заключались устно.

Поскольку в таких делах американские суды сталки­вались с некоторыми сложными проблемами, развитие до­говорного права шло здесь в направлении признания обяза­тельности письменной формы договора. Практически все штаты приняли по подобию Статута об обманных действи­ях Англии свои собственные законы. Большая часть этих законов содержала требование использования письменной формы (особенно при заключении договора на сумму более 500 долл.).

Эти положения о недопущении обманных действий при заключении договоров купли-продажи позднее получили свое выражение и в Единообразном торговом кодексе США.

В XX веке под влиянием различных научных, техниче­ских, экономических, международно-правовых и иных фак­торов институт договора претерпел существенные измене­ния. Значительно усложняются договорные отношения, в том числе под влиянием роста государственного вмешательства в рыночные отношения.

Появляются и получают правовое закрепление много­численные новые виды договоров (договор лизинга, соче­тающего в себе аренду и продажу товара, договоры о пере­даче разного рода научно-технической информации, обла­дающей коммерческой ценностью, - ноу-хау и т. д.).

Дифференцируются и приобретают новые формы и традиционные договоры гражданского и торгового права, как, например, купля-продажа, получающая особую юридиче­скую регламентацию в случаях продажи в кредит и с рас­срочкой платежа, аукционов, публичных торгов и т.п.

Значительная роль в этом принадлежит ЕТК. Он коди­фицировал многие важные сферы торгового права, которые ранее регулировались отдельными унифицированными за­конами.

Развивается и система способов обеспечения исполне­ния договорных обязательств. В законодательстве этот про­цесс получил полное воплощение в тексте ЕТК. Специаль­ный раздел этого Кодекса, посвященный обеспечению сде­лок, содержал понятие "обеспечительного интереса". В ЕТК под таким интересом понимался интерес в движимом или недвижимом имуществе, обеспечивающий оплату или ис­полнение обязательства.

В обстановке усиливающейся рыночной конкуренции, приобретающей нередко жесткий характер под влиянием крупного капитала, явное неравенство сторон в договоре обусловливается не только диспропорциями в их экономи­ческой силе. Такое неравенство юридически подкрепляется договорными формами, получившими признание в судеб­ной практике, а в ряде случаев санкционированными самим законодательством.

В XX веке в США, как и во многих других странах Запада, были узаконены (с некоторыми антитрестовскими оговорками и изъятиями) отдельные виды картельных со­глашений, ограничивающих договорную свободу их участ­ников, которые лишаются права вести дела с третьими ли­цами без согласия организаторов картели.

Договорная свобода мелких и средних контрагентов-биз­несменов ограничивается также посредством распростра­нившихся в предпринимательской практике "договоров при­соединения".

Крупные компании нередко сами определяют условия заключения ими договоров, фиксируя их в заранее разра­ботанном тексте, который и предлагают всем контрагентам, проявляющим желание вступить с ними в договорные отно­шения. Последние не могут повлиять на содержание таких договоров, а потому они вынуждены или отказаться от них, или принять их в заранее подготовленном виде.

В области договоров присоединения четко прослежи­вается общая тенденция гражданского права США - рас­ширить права судов в толковании договора вплоть до изме­нения или даже исключения из него условий, которые, по мнению суда, являются неразумными.

"Если суд, - гласит ст.2-302 Единообразного торгового кодекса США, - найдет, что договор или какая-то его часть с точки зрения права были неоправданны в момент его за­ключения, суд может отказать в принудительном исполне­нии по этому договору, или он может признать юридиче­скую силу за частью договора без неоправданного условия, или ограничить применение любого такого условия так, чтобы избежать неоправданных последствий".

Большое распространение получают сделки, заключае­мые в связи с реализацией государственных заказов (воен­ных и других), приобретающие, по сути дела, императив­ный характер, поскольку одной из сторон в них выступают правительственные органы. В таких сделках, получивших название публичных контрактов, равенство сторон являет­ся относительным, так как правительственный орган в определенных случаях может своим распоряжением менять договорные условия или даже их прекращать.

Особое значение для договорных отношений имеют в США нормыантитрестовского законодательства, содер­жащиеся прежде всего в Законе Шермана 1890 г., в Законе Клейтона 1914 г. и в Законе о Федеральной торговой комис­сии, принятом в том же году.

Антитрестовское законодательство ограничивает или даже запрещает некоторые виды договоров, если они при­водят к уничтожению или существенному нарушению ры­ночной конкуренции. Например, согласно Закону Клейтона объявлялась неправомерной дискриминация в ценах, запре­щались "связывающие" и "исключительные" контракты, если в результате их исполнения произойдет существенное ослабление конкуренции или обнаружится тенденция к соз­данию монополий.

Антитрестовский Закон Робинсона-Патмена 1936 г. за­прещал контракты, предусматривающие поддержание еди­ной схемы цен, а также продажу товаров по демпинговым (неразумно низким) ценам с целью уничтожения не столько конкуренции, сколько самих конкурентов.

Закон Шермана запретил также любые соглашения или сговоры физических или юридических лиц, их объедине­ния, особенно в форме треста, если такие договорные и внедоговорные (индивидуальные) действия ведут к существен­ному ограничению междуштатной торговли или торговли с иностранными государствами.

К антитрестовскому праву непосредственно примыка­ет изаконодательство о защите прав потребителей. Соб­ственно говоря, отдельные нормы, направленные на защиту прав потребителей, содержались еще в Законе о Федераль­ной торговой комиссии 1914 г. На эту Комиссию среди про­чих обязанностей, в том числе наряду с ведением антитре­стовских дел, возлагалась также функция по поддержанию определенного "качества" конкуренции и борьба с "нечест­ными" методами конкуренции. Так, комиссия проводила рас­следования по выявлению ложной рекламы, фальсифика­ции товара, продажи товаров без должной маркировки и т. д., поскольку данная практика угрожала самим принципам конкурентной борьбы, а также и непосредственно конеч­ным потребителям товара.

Деятельность комиссии показала, что недобросовест­ная конкуренция является достаточно широко распростра­ненным и опасным для общества явлением, которое требует более радикальных и всеобъемлющих законодательных мер.

Первые специализированные законы по борьбе с лож­ной рекламой и продажей некачественных продуктов поя­вились уже в 50-х гг. Они были связаны главным образом с фальсифицированной рекламой и со сбытом опасных для здоровья косметических средств и медикаментов.

В 60-70-х гг. в США развернулось широкое движение потребителей, требовавших законодательного запрещения ложной рекламы и продажи некачественных товаров. На федеральном уровне, а также на уровне штатов были при­няты общие законы о защите прав потребителей, которые впоследствии пополнялись новыми специальными положе­ниями. Эти законы затрагивали интересы широких кругов населения, являющихся повседневными и массовыми потре­бителями товаров и услуг. За ними было закреплено право на необходимую и достоверную информацию о приобретае­мом товаре, а также законодательные гарантии его надле­жащего качества.

Одновременно эти законы затронули интересы и могу­щественных фирм, стремящихся с помощью слишком энер­гичной и не всегда добросовестной рекламы вытеснить с рынка определенных товаров своих конкурентов и полу­чить монопольное признание у потребителей.

С законодательством, регулирующим предпринима­тельскую деятельность, тесно связано и право окружаю­щей среды,экологическое право. Последнее представляет собой сравнительно новое явление в правовой системе США, и его появление связано прежде всего с быстрым ростом вторжения промышленного производства в окружающую природу.

Первые попытки охраны природных ресурсов относят­ся к концу XIX в. Так, Закон 1891 г. о лесных резерватах явился началом в политике закрепления "общественных земель" в качестве федеральной собственности. Эти земли не подлежали продаже или передаче в собственность част­ным лицам. На них постепенно создавалась система нацио­нальных лесов и парков, заповедников диких животных. Первый в истории США федеральный национальный парк Йеллоустоун был создан на основании актов Конгресса еще в 1872 г.

Уже в XX в. берет свое начало политика охраны среды обитания животных. В 1903 г. был организован первый за­поведник диких животных на острове Пеликан во Флориде. Позднее последовал целый ряд законов Конгресса по запо­ведникам (в 1918, 1958, 1966 гг.). Последний из этих законов, по существу, заложил основы национальной системы запо­ведников диких животных.

Примерно в это же время получает развитие и другое направление природоохранного законодательства, а имен­но: обеспечение хозяйственного использования природных ресурсов. Особенно остро эта проблема встала в 70-е гг. в связи с энергетическим кризисом, временным сокращением импорта нефти и возрождением "грязной" угольной про­мышленности.

В середине 70-х гг. были приняты законы Конгресса, имевшие целью ослабление негативных экологических по­следствий производственной деятельности. В 40-50-х гг. было принято специальное законодательство, направленное на обеспечение безопасности атомной энергетики. В 1982 г. был принят новый, более развернутый закон о ликвидации отходов ядерного производства. Таким образом, получила развитие еще одна сфера экологического права, связанная с удалением вредных отходов, с предупреждением загряз­нения окружающей среды.

В индустриальном обществе США эта проблема стано­вилась общественно значимой и весьма острой. Федераль­ный конгресс в 1965 г. принял Закон об удалении твердых отходов, впервые признавший эту проблему как националь­ную.

Была принята также целая серия законов, начиная с 1924 г., о загрязнении нефтью, запретивших сбросы нефтя­ных отходов в прибрежные воды. В 1990 г. новый Закон о загрязнении нефтью установил порядок определения и взы­скания компенсации за ущерб, вызванный нефтяными раз­ливами. С 1955 г. была принята также целая серия законов о контроле за загрязнением воздуха. В настоящее время эти акты получили название "Закон о чистом воздухе".

Уже в 60-х гг. стало очевидным, что решение сложных экологических задач требует комплексного подхода, а сле­довательно, консолидации и модернизации всего природо-охранительного права. В 1969 г. Конгресс США принял За­кон о национальной политике в области охраны окружаю­щей среды, а в 1970 г. - Закон об улучшении качества окружающей среды. Эти новейшие законодательные акты сделали экологическую политику США более эффективной, тем более, что в их текст в последующем вносились допол­нения (о контроле над вредными шумами, о контроле за чистотой воздуха и т. д.).

Большую роль сыграло специальное Агентство по ох­ране окружающей среды, которое получило право издавать предписания, устанавливающие стандарты качества воды, атмосферного воздуха и т. д. Важное значение имело уста­новление обязательной предварительной экологической экс­пертизы. Это требование укрепило механизмы реализации всего законодательства, поскольку был установлен принци­пиально новый порядок в принятии административных ре­шений, составной частью которого стал учет не только эко­номических факторов, но и всех возможных вредных эко­логических последствий.

Как видим, экологическое право установило механизмы, препятствующие потребительскому и чисто конъюнктурно­му подходу к природным ресурсам и к окружающей среде.

Особое место среди гражданско-правовых институтов занимаетбрачно-семейное право. Исторически это право относится к компетенции штатов; федеральное право в во­просы семейно-брачных отношений практически не вмеши­вается.

Таким образом, источником семейного права является законодательство штатов, которое отличается большим раз­нообразием подходов к различным сторонам семейных и на­следственных отношений.

В некоторых штатах в сфере семейного права сохра­нили свое значение прецеденты общего права. В истории США встречались прямые ссылки судей, рассматриваю­щих семейные споры, на прецеденты не только американ­ских, но и английских судов. Так, в 1820 г. американский суд столкнулся с вопросом о том, обладает ли жена после смерти мужа правом на получение долга по закладной. Спор был решен на основе достаточно старого английского пре­цедента (Christis Hospital v. Budgin 1712 г.). Со ссылкой на этот прецедент американский суд подтвердил такое право жены.

Большой разнобой в семейном праве разных штатов, постоянно возникающие на этой почве правовые конфлик­ты послужили причиной того, что национальная конферен­ция уполномоченных подготовила, а в 1970 г. рекомендовала штатам принять Единообразный закон о браке и разводе.

Однако уже сложившиеся традиции в брачно-семейном праве, отсутствие единства подходов в законодательст­ве разных штатов стали причиной того, что подавляющее большинство штатов этот закон не восприняли.

Законодательство разных штатов закрепило их различ­ные подходы уже в самой процедуре регистрации брака. В целом можно выделить два основных подхода к регистра­ции брака: это гражданское и церковное бракосочетание. Правда, в большинстве случаев для церковного брака необходима предварительная лицензия от соответствующих му­ниципальных органов.

В некоторых штатах возможно судебное признание в качестве юридического факта и фактически сложившихся брачных отношений, с вытекающими отсюда последствия­ми (прежде всего для признания детей). Но в принципе за­конодательство отдельных штатов допускает установление отцовства и для детей, родившихся вне брака.

Что касается разводов, то поводы для него и сами про­цедуры отличаются еще большим разнообразием, чем ре­гистрация брака. В некоторых штатах на пути к разводу устанавливаются достаточно жесткие преграды, например, требуется доказать в ходе судебной процедуры вину одно­го из супругов, в том числе нанесение побоев, или грубое обращение, или супружескую неверность и т. д. Регистра­ции развода в отдельных штатах предшествует раздель­ное проживание супругов в течение установленного срока (обычно полугода). В то же время некоторые штаты не ус­танавливают серьезных препятствий для развода: доста­точно обоюдного согласия супругов или одной лишь кон­статации непоправимого распада семьи. Среди штатов, за­конодательство которых в отношении развода является либеральным, особенно выделяется Невада, куда, как пра­вило, и обращаются супруги, стремящиеся к скорейшему оформлению развода.

Законодательство штатов не совпадает и в вопросах имущественных взаимоотношений супругов, хотя в прин­ципе по сравнению с XIX в. имущественные права женщин существенно расширились. Наиболее распространен­ным является режим раздельной собственности супругов, но в отдельных штатах допускается режим общности иму­щества.

Исторически в разных штатах сложился и неодинако­вый порядок наследования. Повсеместно признается насле­дование не только по закону, но и по завещанию. Пропор­ции между этими двумя наследственными массами во мно­гих случаях различны. Порядок наследования, как правило, существенно различается в зависимости от размера наслед­ства. При наследовании небольшого по размерам имущест­ва требуется лишь выполнение обычных формальностей. Когда речь идет о крупных состояниях, то формальности становятся более сложными, а главное - законодательство предусматривает особый судебный контроль на период от­крытия наследства.

Для управления наследуемым имуществом назначают­ся особые лица, выступающие в качестве исполнителей за­вещания. В их функции входит не только выполнение воли завещателя, но и соблюдение интересов законных наслед­ников и кредиторов.

Развитие трудового законодательства в XIX-XX вв.В силу определенных исторических условий формирования рабочей силы в США в XIX в. организация профсоюзов и трудовое право прошли в своем становлении длительный и трудный путь.

Многие положения английского общего права были в условиях США использованы для создания преград орга­низованному рабочему движению. Еще в 1806 г. в связи с забастовкой сапожников в Филадельфии суд использовал доктрину общего права о "преступном сговоре", которую применил к объединению рабочих, ставивших своей целью повышение зарплаты. По существу, в XIX в. на основе этой доктрины в судебной практике США выработалось пред­ставление о незаконности профессиональных союзов рабо­чих и организованных забастовок. Этому способствовала и доктрина экономического либерализма, согласно которой нормальным условием развития капитализма являлись ин­дивидуальные трудовые соглашения рабочих и предприни­мателей.

В США рабочим приходилось бороться за свои права на объединение. В 1842 г. суд в Массачусетсе был вынуж­ден признать, что законность "союза определяется сред­ствами, которые он применяет". Это решение постепенно привело к отказу в судах США от презумпции виновно­сти и незаконности профсоюза. Однако судебные пресле­дования профсоюзов продолжались, но уже с упором на их "незаконные" методы борьбы с предпринимателями, а соглашения рабочих о стачке и других совместных дей­ствиях по-прежнему рассматривались как преступный "сговор".

После Гражданской войны в США в некоторых штатах (Миннесота, Пенсильвания) появились специальные зако­ны, устанавливающие тюремное заключение и штрафы за подстрекательство к забастовке, за умышленные помехи в работе железных дорог, т. е. за организацию стачек железнодорожников, и т.п.

Американские предприниматели широко использовали для борьбы с организованным рабочим движением "свободу договора", т. е. договорные методы давления на рабочих. Так, в конце XIX- начале XX в. широкое распространение по­лучили договоры "желтой собаки", согласно которым рабо­чий, поступая на работу, заранее отказывался от права при­соединения к профсоюзу и от участия в забастовках.

В случае нарушения этих условий рабочего увольняли. Такая "договорная" практика была столь откровенно ан­тирабочей, что Конгресс вынужден был запретить ее осо­бым законом, но Верховный суд США признал этот закон неконституционным, как недопустимое вмешательство в отношения собственности.

С вступлением США в эпоху индустриально развитого общества для нейтрализации организованного рабочего дви­жения предприниматели стали использовать и такие спе­цифические средства, как судебные приказы (injunctions) и антитрестовское законодательство.

В случае забастовки предприниматели обращались в суд с утверждением, что бастующие рабочие своими дейст­виями могут принести собственности "непоправимый вред", и с просьбой выдать судебный приказ, запрещающий за­бастовку. Суды, как правило, выдавали такие приказы, и организаторы забастовки, если они не соблюдали запрет, привлекались к уголовной ответственности за "неуважение к суду". Так, в 1895 г. была подавлена одна из крупнейших в истории США забастовка железнодорожников, а ее руко­водитель - видный деятель рабочего движения США Е. Дебс был приговорен к тюремному заключению за отказ подчиниться судебному приказу.

Образец юридической казуистики представляли собой решения американских судов, усмотревших в забастовках и иных приемах согласованной профсоюзной борьбы нару­шение антитрестовского закона Шермана. Суды произволь­но приравнивали профсоюзы к "монополиям", а их деятель­ность - к "сговорам с целью ограничить торговлю". За пер­вые 7 лет действия закона Шермана федеральные суды 12 раз признавали виновными рабочие организации и только один раз нарушение закона было обнаружено в действиях предпринимателей. По антитрестовским процессам "винов­ные" профсоюзы присуждались к возмещению в тройном размере убытков, которые хозяева понесли в результате действий профсоюза.

В США во второй половине XIX - начале XX в. под давлением общественного мнения были приняты ограничен­ные по сравнению с Западной Европой законы о детском и женском труде. Такие законы были приняты легислатура­ми отдельных штатов, но попытки их осуществления на­толкнулись на сопротивление федеральных судов. Верхов­ный суд признавал такие законы неконституционными как противоречащие XIV поправке к Конституции.

Суд заявил, что законодательное ограничение продол­жительности рабочего дня лишает работника конституци­онного права на более продолжительный рабочий день. Так, с помощью юридической казуистики и пользуясь неодно­родностью рабочего класса и расколом рабочего движения, Верховный суд США в течение длительного времени бло­кировал принятие законов о труде и иных социальных законов, которые в США отставали даже от соответствующе­го законодательства некоторых латиноамериканских стран.

Договорные отношения рабочих и предпринимателей в США принимали искаженные формы также благодаря за­конодательству, устанавливающему расовую сегрегацию и дискриминацию в области труда и условий жизни негри­тянского населения. Верховный суд своей печально знаме­нитой доктриной "раздельных, но равных прав", а также другими доктринами поддержал законодательство и фак­тическую практику в отдельных (особенно южных) штатах, направленные на установление более тяжелых условий труда и низкой заработной платы для темнокожих американцев по сравнению с белым населением.

Качественные изменения в трудовом праве США ста­ли происходить лишь с 30-х гг. XX в. в результате активи­зации федеральной политики в сфере трудовых отноше­ний, построенной на принципе социального мира и создания справедливых условий труда.

К числу важнейших федеральных законов о труде, при­нятых за этот период, относятся уже рассмотренные выше (см. гл. 8) законы Вагнера 1935 г., Закон Тафта-Хартли 1947 г., Закон Блэка-Коннери 1938 г., Закон Лэндграма-Гриффина 1959 г. и некоторые другие законы общего характера. Вместе с тем, важную роль в развитии трудового и социального законодательства сыграли и такие специализированные за­коны, как Закон против судебных приказов, касающихся профсоюзов, 1932 г. (Закон Норриса-Ла Гардии), Закон о рав­ной оплате труда мужчин и женщин 1963 г., Закон о гражданских правах 1964 г. (титул 7), Закон о дискриминации в трудовых отношениях по возрасту 1967 г., Закон о правах инвалидов 1990 г.

Перечисленные выше законы, являющиеся основой федерального трудового и социального законодательства, регламентируют, прежде всего, коллективные трудовые от­ношения, т. е. отношения между предпринимателями и проф­союзами. Они определяют правовое положение профсою­зов, коллективных договоров, регулируют забастовки, пикеты, регламентируют заработную плату, продолжитель­ность рабочего дня, особенности труда отдельных катего­рий государственных служащих, содержат нормы, касаю­щиеся охраны труда, особенности норм труда женщин, под­ростков, молодежи.

Как известно, Конституция США, согласно Х поправ­ке, предоставила штатам полномочия создавать свои зако­ны о труде. С 30-х гг. законодательная деятельность штатов в этой области, как и федерации, заметно активизируется.

Законы штатов о труде, как правило, совпадают по со­держанию с федеральными трудовыми законами. В некото­рых штатах, например, изданы "малые законы" Тафта-Харт­ли, Лэндграма-Гриффина и т. д.

В большинстве штатов законы устанавливают уровень заработной платы, продолжительность рабочего времени. В отдельных штатах существуют нормы, отсутствующие в федеральном законодательстве (например, о продолжитель­ности обеденных перерывов).

Однако, как правило, законы штатов о труде касаются меньшего круга вопросов, чем федеральное законодатель­ство, а в некоторых штатах свое регулирование трудовых отношений вообще отсутствует: используется федеральное законодательство.

Трудовое законодательство, как федерации, так и шта­тов, определяет лишь общие направления и правила борьбы за установление условий труда. Сами эти условия и нормы труда регулируются в коллективных договорах. Таким обра­зом, коллективные договоры занимают исключительно важ­ное место в трудовом праве и в самой профсоюзной практике.

Важнейшей частью трудового права являются такие нормы общего права, которые складываются из судебных решений, в особенности из решений Верховного суда, опре­деляющих положение профсоюзов, коллективных догово­ров, забастовок.

Реализация трудового законодательства обеспечивает­ся специальными административными органами, возмож­ность существования которых предусматривается закона­ми. Таковы, например, Национальное управление по трудо­вым отношениям, созданное и усовершенствованное в соот­ветствии с законами Вагнера и Тафта-Хартли; Управление по заработной плате и рабочему времени; Национальное управление по вопросам посредничества и др.

В компетенцию этих органов входит толкование соот­ветствующих законов, рассмотрение трудовых споров. Обя­зательную силу их решениям придает суд.

Развитие уголовного права и процесса. В соответст­вии с Конституцией США уголовное право, за исключением тех его норм, которые имеют общефедеральное значение, отнесены к ведению (юрисдикции) отдельных штатов. В пер­вые десятилетия истории США уголовное право развива­лось в значительной степени под воздействием английского общего права. Оно привнесло в право США много правовых понятий и конструкций, например деление преступлений на фелонии и мисдиминоры, а также специфические, чисто английские составы преступлений и т. д.

Со временем многие прецеденты английских судов ор­ганически включались в формирующееся американское об­щее право.

Но уже в XIX в., когда начинаются законодательные работы по упорядочению уголовного права штатов, все боль­шую роль стали играть статуты легислатур отдельных шта­тов. Во многих штатах, начиная с 40-х гг. XIX в., разрабаты­ваются уголовные кодексы, которые представляли собой, как правило, разделы свода законов штатов, относящиеся к уго­ловному праву. Они во многом были построены на традици­онных доктринах и конструкциях общего права.

В 70-х гг. XIX в. была предпринята попытка кодифика­ции уголовного законодательства федерации. Она нашла свое выражение в составлении специального раздела о федераль­ных преступлениях в своде законов США. Однако в более полном виде систематизация федерального законодатель­ства была осуществлена в Уголовном кодексе 1909 г. По­следний в 1948 г. в виде кодифицированного акта был вклю­чен в раздел 18 свода законов США.

Однако внутренняя гармония в федеральном Уголов­ном кодексе не была достигнута, поскольку он представля­ет собой не единое целое, а изложение отдельных феде­ральных уголовных законов.

С технико-юридической точки зрения, 18-й раздел свода законов был явно неудовлетворительным, а поэтому в США вскоре развернулось движение за радикальную реформу федерального уголовного законодательства, за составление нового и "полнокровного" уголовного кодекса. Однако ни один из проектов, направленных на модернизацию и доктринальное совершенствование уголовного кодекса, не получил под­держки в Конгрессе США.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.