Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Образование независимых государств в Тропической Африке 9 страница



Успех кодификации Наполеона определялся в значи­тельной мере и тем, что ее составители, используя револю­ционные идеи и подходы, восстановили прерванную в годы революции преемственность в праве и обратились не толь­ко к революционной практике, но и к дореволюционному праву, кутюмам, каноническому праву, римскому праву.

Во Франции в конце XVIII - начале XIX в., в отличие от Англии, законодатель, особенно при проведении коди­фикационных работ, широко использовал наследие римских юристов, воспринял сам дух римского права. Логика построе­ния французского права (его деление на публичное и част­ное), его основные конструкции и понятия, многие юриди­ческие определения восходят к римскому праву, перерабо­танному в соответствии с французскими условиями еще в дореволюционную эпоху такими видными юристами, как Дома, Потье, Буржон и др.

Созданная уже в конце XVIII - начале XIX в. под не­посредственным воздействием французской революции пра­вовая система Франции в основных своих чертах, несмотря на усложнение ее структуры, модернизацию основных правовых институтов, развитие ее источников, сохранилась и к началу XX в.

На протяжении почти всей первой половины XX в. во Франции формально продолжала действовать классическая наполеоновская кодификация права. Но после второй миро­вой войны усложнившийся характер общественной жизни, новые экономические процессы, рост правовой культуры и другие факторы повлекли за собой постепенное обновление традиционных наполеоновских кодексов.

Реформированию и демократизации подверглись пре­жде всего кодексы судопроизводства. В 1958 г. наполеонов­ский УПК был замененновым Уголовно-процессуальным кодексом.

Своеобразная техника обновления наполеоновского за­конодательства использовалась в 1971-1973 гг. при состав­лениинового ГПК. Он был сформирован путем издания четырех декретов, которые вошли в качестве самостоятель­ных разделов ГПК в 1975 г. В той или иной степени под­верглись переработке и кодексы материального права (ГК, ТК и УК).

В XX веке значительно активизировалась законодатель­ная деятельность французского парламента. Это получило свое выражение в росте числа органических законов, вно­сящих дополнения как в статьи Конституции, так и в теку­щие (обычные) законы, принимаемые в сфере, закреплен­ной за законодательной властью (права и свободы граждан, порядок выборов, национализация и денационализация пред­приятий и т.д.).

В последние десятилетия во Франции существенно воз­росло число нормативных актов, принимаемых органами исполнительной власти. Важную роль в развитии этого про­цесса сыграла Конституция 1958 г.

В соответствии со ст. 34 Конституции, которая содер­жала исчерпывающий перечень вопросов, относящихся к исключительной компетенции парламента, все прочие пра­вовые вопросы, требующие законодательного регулирова­ния, относятся к так называемой регламентарной власти, осуществляемой правительственными органами.

Правительственные декреты могли изменять законы, одобренные до вступления в силу конституции. Правитель­ства получили от парламента полномочия издавать декре­ты и ордонансы, содержащие нормы, которые обычно явля­ются предметом законодательства. Это - декреты-законы (в период Третьей и Четвертой республики) и ордонансы (в период Пятой Республики).

Во второй половине XX в, динамизм правовой жизни, в частности в законодательной сфере, показал очевидную не­достаточность и ограниченность наполеоновской правовой системы, построенной из пяти кодексов. Рост числа законов, а также регламентарных актов с учетом традиционной при­верженности французского права к кодифицированным фор­мам послужил основой для возникновения во второй полови­не XX в. большого числа крупных консолидированных актов. Они положили начало формированию важных новых отрас­лей права, которые были неизвестны наполеоновской эпохе. Так, правительства Четвертой республики только с 1951 по 1956 г. ввели в действие 19 своеобразных кодексов: трудовой, таможенный, семьи и социальной помощи, дорожный, нало­говый, публичного здравоохранения и т.д.

В последующий период некоторые из них были отме­нены или пересмотрены. Вместе с тем сама жизнь потребо­вала сочетания законодательного и регламентарного регу­лирования и в других новых сферах общественной жизни. Так, появились дополнительные кодексы: строительства и жилищ (1978 г.), интеллектуальной собственности (1992 г.), гражданской авиации и др.

В XX веке источниками французского права, которые практически не были известны правовой системе предше­ствующего времени, стали выступать правовые (торговые) обычаи, а также судебная практика в виде решений Касса­ционного суда. Таким образом, признававшееся в течение длительного времени во Франции в качестве источника права законодательство и основанные на нем нормативные акты исполнительной и муниципальной власти утратили свое исключительное, доминирующее значение.

Для правовой системы Франции XIX в. было характер­но достаточно четкое деление права на публичное и част­ное. К публичному праву в первую очередь относилось кон­ституционное и административное законодательство, при­чем последнее получило особенно тщательную разработку и детализацию.

К частному праву прежде всего относилось граждан­ское и торговое законодательство. Однако в правовой систе­ме Франции в XX в. появился и ряд новых отраслей, кото­рые во французской юридической литературе принято на­зывать смешанными или комплексными, т.е. сочетающими публично-правовые и частноправовые подходы (налоговое, таможенное, банковское и т.д.).

Гражданский кодекс Наполеона 1804 г. Как отмеча­лось выше, уже в ходе революции 1789-1794 гг. были уп­разднены многие чисто средневековые гражданско-правовые институты и заложены основы современного права. Но только в начале XIX в., в период правления Наполеона Бо­напарта, сформировались, наконец, необходимые условия для принятия единого и стабильного гражданского кодекса.

В его разработке приняли участие такие видные фран­цузские юристы, как Порталис, Тронше, Мальвиль и др., опиравшиеся на римское право, дореволюционную судеб­ную практику и кутюмы, которые они переработали в соот­ветствии с потребностями нового общества. Первый консул лично участвовал в обсуждении ряда статей Кодекса. Он устранил из проекта некоторые положения, которые ассо­циировались с революцией, а теперь, в послереволюцион­ный период, представлялись чрезмерно радикальными.

Несмотря на отдельные консервативные отступления, именно в Кодексе Наполеона гражданское право Франции нашло свое классическое выражение. Поэтому и сам Кодекс имел для своей эпохи революционное значение, сыграл ис­ключительно важную роль в разработке и утверждении многих принципов нового гражданского права.

Кодекс отличался стройностью изложения, сжатостью юридических формулировок и дефиниций, определенностью и четкостью трактовки основных понятий и институтов гра­жданского права. ГК Наполеона насчитывал 2281 статью и состоял из вводного титула и 3 книг. Его структура отрази­ла схему построения институций римского права: лица, вещи, наследование и обязательства. Данная структура Кодекса получила в гражданском праве названиеинституционной.

Первая книга ("О лицах") переводила такие общие идеи своей эпохи, как равенство и свобода, на конкретный язык гражданско-правовых норм. Согласно ст. 8 ГК, "всякий фран­цуз пользуется гражданским правом". Таким образом, прин­цип равенства лиц в частноправовой сфере проводился законодателем с наибольшей последовательностью. В ст. 7 специально подчеркивалось, что осуществление граждан­ских прав не зависит от "качества гражданина", которое может изменяться в конституционном законодательстве. Гражданское право, предусмотренное Кодексом, не распространялось лишь на иностранцев.

Характерной чертой ГК Наполеона было то, что в нем отсутствовало понятие юридического лица. Это объяснялось тем, что в начале XIX в. капитализм еще не вышел за рам­ки индивидуалистических представлений, а потому любой гражданин выступал в имущественном обороте, как прави­ло, самостоятельно (в качестве физического лица). Более того, сам законодатель испытывал определенное недоверие ко всякого рода объединениям, опасаясь, что под их видом возродятся цеховые и иные феодальные корпорации. Эта позиция нашла свое отражение еще в законе Ле Шапелье 1791 г.

Делая шаг назад по сравнению с революционным зако­нодательством, ГК восстановил "гражданскую смерть" как меру уголовного наказания (в соответствии с этим наказа­нием осужденный терял собственность на все имущество, "как если бы он умер естественным образом"), установил ряд ограничений в гражданских правах для женщин (так, женщины не могли быть свидетелями при составлении ак­тов гражданского состояния).

В первой книге закреплялись также основные принци­пы семейного права. В этой сфере Кодекс заметно отличал­ся от ряда положений революционного периода, когда дек­ларировалось равенство личных и имущественных прав женщин и мужчин, была ослаблена отцовская власть над детьми и т.д.

Хотя отдельные статьи ГК Наполеона подчеркивали равенство мужа и жены, например: "Супруги обязаны к взаимной верности, помощи, поддержке" (ст. 212 и др.), в целом мужчина занимал в семье господствующее положе­ние. Согласно ст. 213, "муж обязан оказывать покровитель­ство своей жене, жена - послушание мужу". Муж имел право определять место жительства для семьи, жена была обязана следовать за своим мужем.

Весьма характерны статьи Кодекса, касающиеся раз­вода по причине неверности одного из супругов. По ст. 229 прелюбодеяния жены было достаточно, чтобы муж мог тре­бовать развода. Статья 230 иначе определяла право жены на развод в случае неверности мужа: "Жена может требо­вать развода по причине прелюбодеяния мужа, если он дер­жал свою сожительницу в общем доме". Это унизительное для женщины условие было отменено только в 1884 г.

Неравноправие женщины проявилось также в ее иму­щественном положении в семье. По общему правилу предусматривался режим общности для имущества мужа и жены. При таком режиме распоряжение семейным имуществом полностью предоставлялось мужу, который мог действовать без участия и согласия жены. Кодекс предусмотрел возмож­ность и иных имущественных отношений супругов, в частно­сти режим раздельного владения. Но даже в этом случае жена, пользуясь своим имуществом и доходами от него, не могла отчуждать без согласия мужа свою недвижимость.

ГК устанавливал неравные права мужа и жены и в от­ношении детей. Родительская власть, о которой говорилось в первой книге, по существу была сведена к отцовской вла­сти. Отец, имевший "серьезные поводы к недовольству по­ведением ребенка, не достигшего 16 лет", мог лишить его свободы на срок до одного месяца.

Сыновья, не достигшие 25 лет, и дочери до 21 года не имели права вступать в брак без согласия их отца и матери, но в случае разногласия между родителями принималось во внимание мнение отца.

Кодекс в принципе допускал возможность признания отцом своих внебрачных детей, но ст. 340 запретила оты­скание отцовства. Это реально ухудшило положение детей, родившихся вне брака, даже по сравнению с дореволюци­онным законодательством.

Но в целом нормы семейного права в ГК Наполеона имели для своего времени прогрессивное значение. Кодекс секуляризовал брак, развивая тем самым положения Кон­ституции 1791 г. о том, что брак - гражданский договор; подтвердил введенный в период революции развод, что оз­начало разрыв с требованиями канонического права. Прав­да, в 1816 г., после реставрации Бурбонов, в условиях усиления влияния католической церкви гражданский развод был отменен и восстановлен лишь в 1884 г.

Вторая книга ("Об имуществах и различных видоиз­менениях собственности") посвящена регламентации вещ­ных прав и также исходила из классической римской клас­сификации: право собственности, узуфрукт, узус и др.

В Кодексе ликвидировалось дореволюционное деление имущества на родовое и благоприобретенное и на первый план было выдвинуто деление вещей на движимые и не­движимые.

Центральное место во второй книге ГК занял институт собственности. В трактовке права собственности, восприня­той Кодексом, виден отказ от феодальных представлений об условности, расщепленности и родовом характере вещ­ных прав. ГК использовал римскую трактовку понятия собственности как абстрактного и абсолютного права. Статья 544 гласила: "Собственность есть право пользоваться и рас­поряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами".

В этом определении законодатель подчеркивает уни­версальный индивидуалистический характер права собст­венности. Развивая революционные представления о незыб­лемости и "неприкосновенности" права частной собствен­ности, Кодекс предусматривал, что собственник "не может быть принуждаем к уступке своей собственности, если это не делается по причине общественной пользы и за справед­ливое и предварительное возмещение".

Индивидуалистический подход к праву собственности в ГК Наполеона проявился также в широкой трактовке пра­вомочий земельного собственника. Статья 522 предусмат­ривала: "Собственность на землю включает в себя собст­венность на то, что находится сверху, и на то, что находит­ся снизу".

Практически это означало, что собственник земли ста­новился полным и абсолютным хозяином всех природных богатств, обнаруженных на его участке. Такая редакция статьи оказалась нереальной и весьма невыгодной для про­мышленников. Она не учитывала и интересы государства в целом. Уже в 1810 г. она была пересмотрена специальным законом, предусмотревшим, что рудники могут эксплуатироваться лишь на основании концессии, предоставленной государством.

В третьей, наиболее значительной по объему книге ГК ("О различных способах, которыми приобретается собст­венность") указывалось, что собственность на имущество приобретается и передается путем наследования, путем дарения, по завещанию или в силу обязательств (ст. 711).

ГК подтвердил произведенную еще в период револю­ции отмену феодальных принципов наследования. Наслед­никами умершего становились в определенной, указанной в законе последовательности дети и иные нисходящие, а так­же восходящие и боковые родственники до 12-й степени родства.

Наследственные права внебрачных детей по Кодексу были значительно сужены по сравнению с правом эпохи революции. Такие дети могли наследовать лишь в том слу­чае, если были признаны в законном порядке, причем толь­ко имущество отца и матери, но не иных родственников.

Кодекс расширил свободу завещаний и дарений, кото­рые нередко использовались для обхода законного порядка наследования. Однако французский законодатель занял в этом вопросе компромиссную позицию, не последовав при­меру английского права, признавшего полную свободу завещания.

Дарение или завещание не могло превышать половины имущества, если после смерти лица, совершавшего завеща­тельное распоряжение, оставался один законный ребенок, 1/3 имущества - если оставалось двое, 1/4 - трое и более детей. При таком порядке наследования за законными детьми резервировалась большая часть имущества, которое дели­лось между ними поровну вне зависимости от возраста и пола. Таким образом, статьи ГК о наследовании способство­вали дроблению семейных имуществ.

Основное место в третьей книге законодатель отводит обязательственным, прежде всего договорным, отношени­ям. В точных и ясных положениях договорного права ГК можно видеть много определений, восходящих к известным суждениям римских юристов. Так, договор рассматривался как соглашение, посредством которого одно из нескольких лиц обязывается "дать что-либо, сделать что-либо или не делать чего-либо".

Французский законодатель позаимствовал из римского права и развил в Кодексе идею о равенстве сторон в догово­ре, о его добровольности и непреложности. Согласие сторон являлось необходимым условием действительности догово­ра. По ст. 1109 "нет действительного согласия, если согла­сие было дано лишь вследствие заблуждения или если оно было исторгнуто насилием или достигнуто обманом".

Законодатель не устанавливал каких-либо условий, относящихся к содержанию договоров, их выгоде или невы­годе. Характерна в этом отношении ст. 1118, согласно кото­рой по общему правилу убыточность соглашения не может опорочить договор. "Соглашения, законно заключенные, - гласила ст. 1134,- занимают место закона для тех, кто их заключил".

В случае неисполнения договора, в котором предусмат­ривается обязательство должника предоставить вещь кре­дитору, последний мог требовать через суд передачи ему этой вещи. По ст. 1142 "всякое обязательство сделать или не делать приводит к возмещению убытков в случае неис­полнения со стороны должника".

В Кодексе содержались общие указания, относящиеся к условиям заключения и содержанию отдельных догово­ров: купли-продажи, мены, хранения, найма, товарищества и т.д. Но примечательно, что в нем почти не было статей, регламентирующих отношения между хозяевами и рабочи­ми, хотя для капиталистического общества Франции трудо­вой договор имел огромное значение.

Сами предприниматели, считавшие в то время за норму интенсивную эксплуатацию наемного труда, рассматри­вали государственное вмешательство в трудовой договор как явно нежелательное явление. Те отдельные положения, ко­торые имелись в Кодексе по трудовым отношениям, свиде­тельствовали об открытой поддержке интересов хозяев. Так, в ст. 1781 (она была отменена при Наполеоне III в 1868 г.) говорилось: "Хозяину верят в отношении его утверждений: о размере жалования, об оплате вознаграждения за истек­ший год и о платежах, произведенных в счет вознагражде­ния за текущий год".

При соблюдении указанных в ГК общих условий дого­вора любому лицу предоставлялась полная свобода деятель­ности, свобода выбора контрагентов и определения содер­жания договоров. Кодекс, таким образом, юридически за­крепил в имущественном обороте свободу личности, свобо­ду предпринимательской деятельности.

В период господства свободной конкуренции каждый французский предприниматель стремился сохранить за со­бой в области договора максимальную свободу, возможность действовать по своему усмотрению, без мелочной государ­ственной опеки и регламентации. Поэтому свобода договора в то время находила свое выражение не только в свободе волеизъявления сторон, но и в автономии личности, в госу­дарственном невмешательстве в договорные отношения по принципу либерализма laissez faire, laissez passer.

Нормы ГК Наполеона были посвящены самым общим вопросам имущественного оборота. Они не регламентирова­ли целый ряд специфических сторон торговой деятельно­сти предпринимателей (коммерсантов). В 1807 г. после се­рии скандальных банкротств был принят специальныйТор­говый кодекс (ТК), дополнивший ГК Наполеона положе­ниями о юридических действиях, совершаемых коммерсантами. Этот кодекс закрепил во французской правовой сис­теме, а затем и в праве других стран континентальной сис­темы дуализм частного права, т.е. деление его на граждан­ское и торговое.

По объему (648 статей), а главное, по юридической тех­нике ТК значительно уступал Гражданскому кодексу. Он состоял из 4 книг, в первой из которых содержались общие положения, относящиеся к коммерсантам, торговым кни­гам, товариществам, разделу имуществ, торговым биржам, биржевым агентам и маклерам, комиссионным сделкам, век­селю и т.д.

В ст. 1 коммерсант определялся как "лицо, которое со­вершает торговые акты в порядке осуществления своих обычных занятий". Далее указывалось, что жена не может быть коммерсанткой без согласия своего мужа. ТК возло­жил на коммерсантов, а равно и на торговые товарищества (полные, коммандитные) обязанность "день за днем" вести торговую отчетность (ст. 8).

Вторая книга ТК была посвящена вопросам междуна­родной и морской торговли. Она устанавливала правовой статус морского судна, содержала ряд правил, относящих­ся к морской перевозке и страхованию, к морским делик­там и к аварии. Третья книга регулировала порядок бан­кротства, четвертая была связана с торговой юрисдикцией, с особыми торговыми судами и с процессом.

Торговый кодекс во многих отношениях был составлен менее удачно, чем ГК. Он в большей степени опирался на нормы дореволюционного права, в частности на знаменитые ордонансы Кольбера "О торговле" ('1673 г.) и "О мореплава­нии" (1681 г.). В нем были и внутренние противоречия, и очевидные пробелы. Так, столь важной торговой сделке, как купля-продажа, в ТК посвящалась лишь одна статья, и су­дам при рассмотрении споров между коммерсантами при­ходилось руководствоваться общими положениями ГК о купле-продаже.

Вовсе отсутствовали в ТК общие положения, касаю­щиеся банковских и страховых операций. Текст ТК начал перерабатываться буквально с момента его принятия, а не­редко просто дополнялся самостоятельным торгово-промыш­ленным законодательством.

Развитие гражданского и торгового законодательст­ва в XIX-XX вв. ГК Наполеона достаточно точно и реали­стично отражал основные жизненные условия гражданско­го общества Франции своего времени. Но в дальнейшем, с развитием самого общества, произошли большие измене­ния и в ГК Франции.

К концу XX в. свою первоначальную редакцию сохра­нило не более половины статей ФГК. Свыше 100 статей было полностью отменено, около 900 получило новую редакцию. Наконец, в ФГК появилось примерно 300 новых статей.

Наибольшему пересмотру подверглась первая книга ФГК, где сохранилось лишь около 10% первоначального тек­ста. Основные изменения в тексте ГК произошли во второй половине XX в.

В первой книге, в соответствии с целой серией законо­дательных актов (1938, 1964, 1970, 1975 гг. и др.), был осуще­ствлен практически полный пересмотр норм, относящихся к брачно-семейным отношениям. Были исключены статьи, закреплявшие подчиненное положение замужней женщи­ны, предусмотрены новые статьи, исходившие из более по­следовательного признания равенства обоих супругов.

Так, например, согласно новой редакции ст. 108, муж и жена могут иметь раздельное место жительства, если толь­ко это не наносит ущерба правилам, относящимся к совме­стной жизни супругов. Несовершеннолетний, не освобож­денный от родительской власти, имеет место жительства у своего отца и матери. Если отец и мать живут раздельно, то он имеет место жительства у того из родителей, с которым он проживает.

По общему правилу ФГК (ст. 144) брачный возраст для мужчин устанавливается в. 18 лет, для женщин в 16 лет, но в соответствии с добавлениями в ФГК прокурор Республи­ки "при наличии серьезных оснований" вправе разрешить заключение брака до достижения указанного возраста.

По ст. 180 брак может быть оспорен одним из супругов, если он был заключен без "свободного согласия обоих суп­ругов" или в силу заблуждения.

Статья 103 указывает, что самим фактом заключения брака супруги совместно принимают на себя обязательства кормить, содержать и воспитывать своих детей. С другой стороны, по ст. 205 дети обязаны предоставлять содержа­ние своим отцу и матери (или иным восходящим родствен­никам), которые "находятся в нужде".

В соответствии с новой редакцией ст. 212, супруги обя­заны к взаимной верности, помощи и поддержке. Они со­вместно осуществляют моральное и материальное руководство семьей, заботятся о воспитании детей и "подготавли­вают их будущее".

По ст. 215, изложенной в редакции 1970 г., "супруги взаимно обязываются жить вместе". Место жительства се­мьи они выбирают по взаимному согласию. Супруг не мо­жет самостоятельно распоряжаться правами, относящими­ся к жилищу семьи и к предметам его обстановки. По ст. 216 (в ред. 1965 г.) каждый супруг обладает полной право­способностью.

Кодекс ФГК в новой редакции предусматривает сле­дующие причины расторжения брака: смерть одного из суп­ругов или развод, произведенный в законном порядке. Раз­вод может иметь место по следующим основаниям (ст. 229 в ред. 1975 г.): по взаимному согласию, из-за разлада совме­стной жизни или из-за виновного действия.

Если оба супруга совместно требуют развода, то они не обязаны сообщать его причину; они должны только пред­ставить на одобрение судьи проект соглашения, который определяет последствия развода. Такой развод (по взаим­ному согласию) не может иметь место в течение первых 6 месяцев брака.

Супруг может требовать развода по причине длитель­ного разлада совместной жизни, если супруги фактически живут раздельно в течение 6 лет (ст. 237).

Новацией Кодекса является ст. 238, согласно которой супруг может требовать развода по случаю длительного (в течение 6 лет) психического расстройства другого супруга. Суд, впрочем, может отклонить это требование, если раз­вод рискует повлечь за собой слишком тяжелые последст­вия для больного супруга.

Согласно ст. 240, судья может отказать в разводе, если другой супруг докажет, что развод будет иметь для него самого, с учетом, в частности, его возраста и продолжи­тельности брака, либо для его детей чрезвычайно тяжелые материальные или моральные последствия.

Требование о разводе может быть заявлено одним из супругов по причине виновных действий другого, если эти действия являются серьезным или повторным нарушением супружеского долга и обязанностей и делают невыносимым сохранение совместной жизни.

Согласно ст. 296, предусматривается институт разлу­чения супругов. Оно может быть принято по требованию одного из супругов в тех же случаях и на тех же условиях, что и развод. Разлучение супругов не прекращает брака, но оно прекращает обязанность жить вместе. Разлучение суп­ругов всегда влечет за собой разделение имущества. По требованию одного из супругов судебное решение об их раз­лучении преобразуется в силу закона в решение о разводе, если разлучение супругов сохраняется в течение 3 лет.

Существенные изменения произошли и во второй и третьей книгах Кодекса, в том числе отражающие общую тенденцию развития гражданского права в XX в.: ограниче­ния прав собственника, а также свободы договора. Так, на­пример, наряду со ст. 547, где говорится о том, что плоды земли (естественные или промышленные) принадлежат соб­ственнику по праву присоединения, ст. 548 (ред. 1960 г.) гла­сит: "Плоды, произведенные вещью, принадлежат собствен­нику, но с возложением на него обязанности возместить расходы на вспашку земли, обработку посевов, сделанные третьими лицами".

В третьей книге особенно значительным изменениям подверглись первоначальные статьи Кодекса, относящиеся к наследованию (титул 1) и к договорам (титул 3).

В законодательном порядке было закреплено ограни­чение в степени наследования имущества (до шестой степе­ни родства) для боковых родственников.

Несколько улучшилось положение внебрачных детей (ес­тественных наследников). Согласно ст. 756 (ред. 1972 г.), вне­брачное происхождение детей дает право на наследство лишь при условии, что это происхождение законным образом уста­новлено. Внебрачный ребенок имеет в целом те же права, что и законный ребенок, на наследство своего отца и своей матери и других восходящих родственников, так же как и своих брать­ев и сестер и других боковых родственников (ст. 757).

Если умерший не оставил родственников такой степе­ни, которая допускает наследование, то имущество, входя­щее в состав его наследства, принадлежит на началах пол­ной собственности пережившему его супругу.

Согласно ст. 768 (в ред. 1958 г.), при отсутствии наслед­ников наследство приобретается государством.

Особенно существенной переработке подвергся титул 9 третьей книги, посвященный товариществам. Обновленный текст испытал на себе влияние соответствующих положе­ний о торговых товариществах, произошла тем самым оп­ределенная коммерциализация этого гражданско-правового института.

В 1978 году в Гражданский кодекс было введено поня­тие юридического лица, но оно было связано именно с това­риществами гражданского права. Последние, согласно ст. 1842, "пользуются правами юридического лица со времени их регистрации".

В последние десятилетия изменения в гражданском праве Франции происходят не только путем включения но­велл в текст самого Кодекса, но и путем принятия специ­альных законодательных актов, регулирующих те или иные сферы имущественных отношений. Так, наряду с фрагмен­тарным упоминанием страхового договора в ФГК (ст. 1964), в 1976 г. была осуществлена фактическая кодификация стра­хового дела специальным правительственным декретом.

Во Франции еще в первой половине XIX в. были уста­новлены законодательные ограничения для собственников: владельцы земли обязаны разрешать проводку электроли­ний над своим участком, допускать над ним полеты самоле­тов, не имеют права сажать деревья вблизи аэродромов и т.д. Специальное законодательство (1919 и 1938 гг.) опреде­лило, что собственники земли не могут использовать дви­жущую силу воды, не получив специальную концессию от государства.

В 20-е годы французское законодательство оформило создание института так называемой коммерческой собст­венности, суть которой состояла в ограничении права соб­ственности для лиц, сдающих помещения в аренду торгово-промышленным предприятиям. Наймодатель-собственник не мог, за исключением особых случаев, отказать арендатору-предпринимателю в продлении договора аренды.

Развитие процесса обобществления производства и сферы обращения имело своим результатом и изменение самой концепции собственности, которая рассматривается не только как право индивида, но и как его социальная обя­занность. Во Франции, как и в других странах Запада, па­дает значение индивидуальной частной собственности, уве­личивается роль ассоциированной и государственной собст­венности.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.