Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

From Russia With Love.



После РРѕСЃСЃРёРё

Полярная звезда 09.03.2008 РћС‚ редакции: Р’ нашем распоряжении оказался весьма провокативный Рё РІРѕ РјРЅРѕРіРѕРј странный для нынешней СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕР№ ситуации литературный текст. Екатеринбургский автор - выпускник философского факультета УрГУ, политолог Рё консультант РїРѕ PR - Фёдор Крашенинников погружает читателя РІ кошмарную реальность РїРѕСЃС‚-РРѕСЃСЃРёРё. Текст этого произведения С…РѕРґРёР» РїРѕ рукам, вызывая разную реакцию, велись переговоры СЃ СЂСЏРґРѕРј РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёС… издательств, которые РїРѕРґ разными предлогами РІ его издании отказали. Можно спорить Рѕ литературных достоинствах РєРЅРёРіРё, подвергнуть остракизму фантазии автора насчёт тех или иных геополитических СЃРґРІРёРіРѕРІ Рё С‚.Рґ. РќРѕ тот факт, что РЅР° фоне тотальных мантр СЂРѕСЃСЃРёР№СЃРєРѕРіРѕ официоза РїСЂРѕ стабильность, единство Рё грядущее процветание, появляется целая РєРЅРёРіР°, которая РІСЃСЏ - РїСЂРѕ распад РРѕСЃСЃРёРё, уже, РЅР° наш взгляд, заставляет внимательно отнестись Рє проблеме. «Полярная Звезда» публикует «После РРѕСЃСЃРёРёВ», так как РјС‹ считаем, что нарисованные РІ РєРЅРёРіРµ контуры РјРёСЂР° без РРѕСЃСЃРёРё РЅРµ есть некий бред уральского сумасшедшего, Р° вполне серьёзное социо-культурное поветрие, которое заслуживает, как РјРёРЅРёРјСѓРј, обсуждения.

После РРѕСЃСЃРёРё

Фёдор Крашенинников 1. Обед РІ «Харбине»2. From Russia With Love.3. РќР° страже Республики4. Переворот5. РЈСЂРѕРєРё Р?стории6. Новая реальность7. Вечерний РґРѕСЃСѓРі8. Mo’s Cow9. Вечер СЃ Узбеком10. Забавы молодых11. Большие возможности12. РЎСѓРґСЊР±Р° человека13. Настоящий полковник14.Теория Рё практика15. Отходы «Политзавода»16. Лицензия РЅР° убийство17. Могильщики РРѕСЃСЃРёРё18. Битва Р·Р° Урал19. Пермская катастрофа20. Р’ РњРѕСЃРєРІРµ21. Верховный Правитель22. РСѓСЃСЃРєРёРµ разговоры23. Тайные знания24. ПобедаЭпилогПослесловие

Посвящается моим родителям

В«La Divina Comedia.В»:

С лязгом, скрипом, визгом опускается над

РСѓСЃСЃРєРѕСЋ Р?сториею железный занавес.

ВЂ“ Представление окончилось.

Публика встала.

ВЂ“ РџРѕСЂР° одевать шубы Рё возвращаться РґРѕРјРѕР№.

Оглянулись.

Но ни шуб, ни домов не оказалось

Р’.Р’.Розанов, «Апокалипсис нашего времени»,

Рі.

1. Обед в «Харбине»

– Земфир РёР· лангустов… Подавитесь СЃРІРѕРёРјРё лангустами, СЃСѓРєРё! - Сергей представил, как вместо РІРєСѓСЃР° РґРёРєРѕРІРёРЅРЅРѕРіРѕ блюда РІ глотке Сѓ Президента возникает невыносимое жжение, как начинают гореть глаза Рё вспыхивают огнём легкие. Р? РІСЃРµ РІРѕРєСЂСѓРі, кто раньше, кто чуть позже, судорожно начинают рвать пальцами лица, хвататься Р·Р° горла Рё трястись РІ судорогах…

«Да, до жаренного филе цесарки, сервированной галетами из сельдерея и соусом из малины, они дожить не должны. Не говоря уже о стерляди по-петергофски, сорбетов и грушевой настойки», - Сергей хмыкнул себе под нос: благодаря авралу последних дней, он помнил меню предстоящего банкета наизусть, как, впрочем, и полученную инструкцию по установке распылителя токсинов.

Он шёл по подсобным помещениям ресторана «Порто-Франко», толкая перед собой тележку с посудой. По его расчётам, сейчас в Большом зале должно быть пусто: буквально несколько секунд назад ему навстречу рысцой пробежал хозяин заведения Дудкевич в сопровождении дизайнера и управляющего. Значит, приём работ окончен. Сейчас наступит пауза, а через несколько часов начнётся сервировка столов. К тому времени миниатюрное устройство, незаметное для любых сканеров, будет отсчитывать время до той самой минуты, когда зал наполнится гостями и оно сработает, гарантированно превратив последние минуты их жизни в невыносимую пытку.

Согласно инструкции, которую Сергей тоже помнил почти целиком, через несколько минут после выброса заряда, все участники банкета будут смертельно поражены, и в течение считанных часов умрут, даже в случае немедленного начала реанимационных мероприятий. Но реанимация, конечно, подоспеет в лучшем случае через 10-15 минут, а к тому времени самые старые и слабые уже будут мертвы, да и остальным жить останется совсем недолго.

Дело было за малым. В те несколько минут, пока он будет находиться в зале, надо пристроить миниатюрный стержень в одной из кадок с цветами, прямо за тем местом, где на возвышении должен будет встать Президент…Зал был пуст и пах свежестью. Сергей неспешно покатил тележку вдоль стены. Ему казалось, что он совершенно спокоен, но в висках, между тем, предательски стучало…

Он вплотную подошёл к кадкам и оглянулся. Нащупал в кармане распылитель, потом быстро вытащил его и сразу воткнул в мягкую землю. Всё, дело сделано. Осталось только уйти.

«Седло косули под трюфельным соусом, сервированное пюре из топинамбура и клубники с черным перцем и бальзамическим соусом…», - перебирая в уме меню вечера, Сергей уже дошёл до середины зала, когда двери с шумом раскрылись и на него буквально накинулись, сбив с ног и вывернув руки, ворвавшиеся в помещение люди.

Он ещё ничего не успел понять, когда был буквально вышвырнут в коридор. Последним, что Сергей успел заметить перед тем, как непроницаемый капюшон закрыл ему обзор, были люди в костюмах химзащиты, бежавшие навстречу.

* * *

Есть такой странный жизненный парадокс: знание тайн, интриг Рё взаимосвязей - Рё РІСЃС‘ это имеет значение только РІ какой-то конкретной, часто очень локальной ситуации. Потом что-то СѓС…РѕРґРёС‚, меняется - Рё весь этот увлекательнейший клубок РґРѕСЃСЊРµ, связей, интриг, коалиций Рё подноготной правды теряет РІСЃСЏРєРѕРµ значение, Р° носитель знаний, ещё вчера чувствовавший себя РІ эпицентре жизни, РІРґСЂСѓРі осознает себя лишним человеком, которому надо РІСЃС‘ начинать сначала. Р’СЃС‘ как РІ личной жизни: распадается пара - Рё уже РЅРёРєРѕРјСѓ РЅРµ интересны маленькие секреты рухнувших отношений. Р?ли как РІ спаянной компании, РіРґРµ сотни шуток Рё историй обретают смысл для посторонних только СЃ длинными Рё подробными предисловиями, которые, РІ конечном итоге, убивают РІСЃС‘ смешное. Конечно, можно потом написать РєРЅРёРіСѓ мемуаров, РЅРѕ РєРѕРјСѓ РѕРЅР° будет интересна, если речь РЅРµ идёт РѕР± окружении каких-либо персонажей всемирно-исторического значения.

Да даже Рё РІРѕ всемирно-историческом значении! Р?стория целой страны интересна только РґРѕ тех РїРѕСЂ, РїРѕРєР° есть государство, озабоченное изучением своей укоренённости РІРѕ времени Рё пространстве. Р? то подумать, РєРѕРјСѓ, собственно РіРѕРІРѕСЂСЏ, нужны Р±СѓРґСѓС‚ РІСЃРµ эти увлекательные истории РёР· жизни Уральской республики Рё её элиты, если Республика рухнет? Кто будет интересоваться хитроумными интригами клана СЌРєСЃ-премьера Титаренко, захватывающими подробностями противостояния министра внутренних дел Ряшкина Рё председателя Комитета охраны конституции Р–РёС…РѕРІР°? РљРѕРјСѓ будет РЅРµ жалко своего времени РЅР° изучения козней Р’РѕРґСЏРЅРєРёРЅР°, которые хитроумный госсекретарь строит против бессменного министра юстиции Трепакова? Грустно Рё странно. РќРѕ такова жизнь, ничего СѓР¶ тут РЅРµ попишешь.

Сева Осинцев успел подумать обо всём это за те несколько минут, пока его собеседник, начальник китайской военной миссии на Урале майор Хуа Сюнфэн общался по мобильному коммуникатору с неизвестным собеседником. Китайского Сева не знал, о чём было доподлинно известно Хуа, иначе бы майор, конечно, вообще не стал вести при нём никаких бесед.

…Сева так давно работал политическим журналистом, что помнил ещё первого начальника китайской миссии - подполковника Мина и тесно общался с непосредственным предшественником Хуа, полковником Чан Люнем.

Чан Люнь был отозван в Пекин после того, как в Китае прошли очередные выборы Всекитайского Собрания Народных Представителей и к власти пришла коалиция Либералов и Националистов, в политическом китайском обиходе и среди сочувствующих и посвящённых называвшаяся «Великое Поднебесное Единство». Скоре всего, сместили его именно из-за странной промосковской позиции.

Добряк Чан принадлежал к той части китайской элиты, которая искренне полагала, что существование к северу от границ Поднебесной централизованного государства полезнее, чем вся эта пёстрая коалиция маловнятных образований, ориентированных на США и Европу. Этот взгляд отчасти разделяли и члены прошлого социалистического правительства. При социалистах, известных как «Великая Красная Партия», такие настроения считались вполне простительными.

Однако правительство пало, Рё вместо РґРѕР±СЂСЏРєР° Чана, имевшего обыкновение шутить относительно неминуемого РїСЂРёС…РѕРґР° «русских» Рё даже РёРЅРѕРіРґР° любившего попеть РІ караоке ресторана «Сударыня» разнообразные песни РїСЂРѕ РњРѕСЃРєРІСѓ Рё РРѕСЃСЃРёСЋ, прислали мрачного Рё собранного РҐСѓР°. Этот был РІРѕ всём противоположен предшественнику своему: СЃСѓС…РѕР№ Рё низкорослый, СЃ маленькой, стриженой «ёжиком» головой, СЃРѕ злыми Рё внимательными глазами, РѕРЅ был РїРѕС…РѕР¶ РЅР° злобного СЏРїРѕРЅСЃРєРѕРіРѕ офицера РёР· американских фильмов РїСЂРѕ РІРѕР№РЅСѓ.

Утром Севу вызвал в кабинет главный редактор. В последние недели в воздухе буквально чувствовалось какое-то напряжение на грани истерики. Все чего-то ждали, то ли переворота, то ли тотального бегства на Восток. Что назревало на самом деле, Сева, конечно, не знал.

…А началось РІСЃС‘ СЃ мятежа РІ Рязани, столице РСѓСЃСЃРєРѕР№ Республики. РљСѓРґР° смотрели спецслужбы - было совершенно непонятно (злые языки, впрочем, утверждали, что президента РСѓСЃСЃРєРѕР№ Республики генерала Юркевича погубили именно эти самые спецслужбы), РЅРѕ полицейским офицерам удалось захватить власть РІ Рязани, потом, РїСЂРё поддержке полиции РњРѕСЃРєРІС‹ Рё сочувствующих граждан, РѕРЅРё вошли РІ вольный РіРѕСЂРѕРґ Рё там, поправ РІСЃРµ РЅРѕСЂРјС‹ Рё принципы Рижских соглашений, провозгласили воссоздание РРѕСЃСЃРёРё. Более того, тут же началось формирование вооружённых СЃРёР», что СѓР¶ совсем было невыносимым СЃ точки зрения РІСЃРµ тех же соглашений.

Тем РЅРµ менее, жесточайший РєСЂРёР·РёСЃ РІ Африке Рё непрекращающиеся попытки Бразилии Рё Р?РЅРґРёРё спровоцировать передел Р·РѕРЅ ответственности РЅР° Чёрном континенте Рё районы освоения РЅР° Луне, помешали РјРёСЂРѕРІРѕРјСѓ сообществу решить РІРѕРїСЂРѕСЃ незамедлительно. Короче РіРѕРІРѕСЂСЏ, РїРѕРєР° шли переговоры Рё дебаты РІ парламентах, РЅРѕРІРѕРµ РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРµ правительство РІРѕ главе СЃ провозглашённым Верховным Правителем РРѕСЃСЃРёРё предводителем рязанских мятежников Владимиром Пироговым смогло взять РїРѕРґ контроль СЂСЏРґ регионов.

Окончательным отрезвлением для всех стал стремительный крах Приволжской Федерации Рё введение СЂСѓСЃСЃРєРёС… соединений РІ СЂСЏРґ субъектов Конфедерации финно-СѓРіРѕСЂСЃРєРёС… народов, РіРґРµ также были арестованы Рё публично казнены деятели местных правительств, после чего торжественно провозглашено присоединение этих земель Рє Возрождённой РРѕСЃСЃРёРё. Р?збежать расправы удалось только правительству РњРѕСЂРґРѕРІРёРё, которое успело РІ полном составе покинуть Саранск перед самым РЅРѕСЃРѕРј Сѓ входивших РІ РіРѕСЂРѕРґ соединений мятежников Рё теперь обретавшегося РІ Екатеринбурге Рё занятого производством воззваний Рё обращений Рє РјРѕСЂРґРѕРІСЃРєРѕРјСѓ народу «единым фронтом встать РЅР° пути вероломного врага».

Теперь, как сообщали все возможные источники, пироговские мятежники откровенно готовились к походу на столицу Конфедерации, Пермь, таким образом поставив на повестку дня и вопрос о будущем Уральской республики.

Конфедерация финно-СѓРіРѕСЂСЃРєРёС… народов СЃ самого начала казалась совершенно нежизнеспособным, каким-то умозрительным образованием. Развитие событий только подтвердило это мнение: рыхлая финно-угорская государственность оказалась столь беспомощной, что концепция «пояса безопасности», СЏРєРѕР±С‹ надежно отделявшего Урал РѕС‚ мятежного РџРѕРґРјРѕСЃРєРѕРІСЊСЏ (РїСЂРѕ это министр иностранных дел Уральской Республики Касимов уверенно рассуждал еще пару недель назад), оказалась неактуальной буквально Р·Р° несколько дней.

На Татарстан и Башкирию если и можно было надеяться, то только в смысле более активного вмешательства Казахстана. С тех пор, как казахские спецвойска остановили кровавый татаро-башкирский конфликт, названный впоследствии «восьмидневной войной», обе страны входили в так называемое Евразийское содружество, объединявшее Казахстан и его сателлитов.

Ситуация осложнялась с каждым днём. Обычные конфиденты Севы при встрече только хмурились и в разговорах ограничивались общими фразами. Даже разговорчивый и любящий подбросить «жареной информации» подполковник Михайлов из Комитета Охраны Конституции отказался разговаривать во время случайной встречи в модной кофейне «Гондурас» - сослался, что уже неделю ночует на работе и пообщаться на общие темы у него нет ни сил, ни желания.

Между тем, нервозность РІ верхах передавалась Рё непосредственному начальству Севы. Редактор В«Республики» Буянов стал, РЅРµ скрываясь РѕСЃРѕР±Рѕ, попивать. Это вполне можно было Р±С‹ вынести, РЅРѕ РєРѕ всему прочему РѕРЅ завёл манеру РїРѕ несколько раз РЅР° РґРЅСЋ выдёргивать РІ СЃРІРѕР№ кабинет сотрудников «со СЃРІСЏР·СЏРјРёВ», то расспрашивая РёС… РЅР° предмет «что РЅРѕРІРѕРіРѕ слышно», то давая установки Рё странные задания. Так что Рё сегодняшний утренний вызов был Р±С‹ вполне будничным мероприятием, если Р± РЅРµ нахождение РІ кабинете Буянова государственного секретаря Республики Р’РѕРґСЏРЅРєРёРЅР°. Это была РЅРµ то чтоб сенсация (В«Республика» была полуофициальным СЂСѓРїРѕСЂРѕРј правительства Рё правящей Республиканской партии), РЅРѕ явление СЏРІРЅРѕ незаурядное.

Павел Р’РѕРґСЏРЅРєРёРЅ весьма оригинально смотрелся РІ полувоенной форме, ставшей трендом этого беспокойного сезона: обычно РѕРЅ щеголял РІ остромодных костюмах, СЃ помощью которых недостатки его тощей фигуры удачно маскировались портновским мастерством. Госсекретарь сидел РІ редакторском кресле (сам редактор стоял СЂСЏРґРѕРј РІ каком-то нелепом полупоклоне) Рё, РЅРµ предлагая Севе сесть, сказал, глядя РїСЂСЏРјРѕ РІ глаза: «Надо как-РЅРёР±СѓРґСЊ побыстрее встретится СЃ РҐСѓР° Рё попытаться аккуратно выяснить Сѓ него, какова будет позиция Китая РІ случае, если москали займут Пермь Рё РїРѕРїСЂРѕР±СѓСЋС‚ развить наступление далее… РќР° восток…К нам». Произнеся это, Павел Р?горевич запнулся Рё РЅР° несколько секунд, казалось, потерял нить разговора. Очевидно, мысль Рѕ военной интервенции СЃ Запада занимала мысли госсекретаря целиком. Быстро РІР·СЏРІ себя РІ СЂСѓРєРё, Р’РѕРґСЏРЅРєРёРЅ продолжил, сохраняя РІ голосе прежнюю жёсткость: В«Р? ещё, пораспрашивай его РїСЂРѕ действия китайцев РІ случае попытки переворота!В». «Переворота?В» - если РІРѕР№РЅР° СЃ москалями казалась более чем вероятной Рё даже осторожно обсуждалась, то тема переворота «всплыла» РЅР° таком официальном СѓСЂРѕРІРЅРµ впервые Рё Сева удивился совершенно искренне.

«Да, но это только теоретическая возможность… ну в свете событий в Сибири…», - Водянкин заметно тяготился неприятным разговором. Севе тоже стало как-то неловко. «А Хуа будет со мной всё это обсуждать?», - робко поинтересовался он, совершенно чётко представляя себе практическую бессмысленность поручения.

«Твоя задача, товарищ Осинцев, встретиться и поговорить, а остальное - уже не твоя забота, ясно? Вот и иди. А потом расскажешь, что да как», - Буянов вмешался в разговор, явно желая облегчить положение руководства. Серьёзность, с которой было дано поручение, несколько озадачило Севу. Было понятно, что его не одного посылают к китайцам с такими вопросами (тут он понял, что вызванный перед ним экономический обозреватель Тагильцев, очевидно, получил задание встретится с президентом Китайско-уральской торгово-промышленной палаты господином Ли). Ясно было, что такие же разговоры будут и с казахами, и с европейцами.

Очевидно, ситуация накалялась Рё предпринимались попытки получить максимум информации Рѕ настроениях великих держав РІ преддверии чего-то большого Рё страшного. РќСѓ, или РІ данном конкретном случае, просто показать китайцам, что СЃРєРѕСЂРѕ Рє РЅРёРј РїСЂРёРґСѓС‚ СЃ требованием официальных ответов, что более всего походило РЅР° правду. Впрочем, была ещё РѕРґРЅР° малораспространённая версия, изложенная ему РѕРґРЅРёРј пьяным полицейским чином пару дней назад: «Они специально делают РІРёРґ, что РІСЃС‘ РІРѕС‚-РІРѕС‚ рухнет, чтоб спровоцировать подполье… Р? Пирогова… Чтоб РѕРЅРё без подготовки двинули сюда… Ловушка такая». Эта версия казалась самой экзотичной, потому что РЅРµ совсем было понятно, насколько грозные силы Сѓ РџРёСЂРѕРіРѕРІР° Рё что реально может противопоставить Урал.

…Разговор китайского офицера Рё уральского журналиста РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёР» РІ ресторане «Харбин», почти официальном центре китайской резидентуры РІ Екатеринбурге, стоящем наискосок РѕС‚ старого здания китайского консульства. Сейчас консульство стало посольством Рё переехало РІ Новый центр, Р° РІ старинном РѕСЃРѕР±РЅСЏРєРµ Рё размещалась Китайская военная РјРёСЃСЃРёСЏ. РЎРєРІРѕР·СЊ большие РѕРєРЅР° Сева рассматривал РЅРѕРІРѕРµ китайское знамя, развивающееся над РѕСЃРѕР±РЅСЏРєРѕРј Рё мысленно соглашался СЃ многократно высказанном мнением, что красное СЃРѕ звёздочками смотрелось РЅРµ так эффектно, как это, СЃ драконами. Майор РҐСѓР° наконец закончил разговор СЃ неизвестным собеседником, положил коммуникатор РЅР° стол Рё внимательно посмотрел РЅР° Севу: «Больше РјРЅРµ нечего сказать, РґРѕСЂРѕРіРѕР№ Висеволоди Николаивиси», - старательно выговорил РѕРЅ Рё сделал официанту призывный знак.

Разговора РЅРµ получилось. Пространно РѕР±СЃСѓРґРёРІ РїРѕРіРѕРґСѓ, РҐСѓР° дал возможность собеседнику задать СЃРІРѕРё РІРѕРїСЂРѕСЃС‹, РїСЂРё упоминании вторжения мятежников Рё возможного переворота изобразил РЅР° лице крайнее изумление, РЅРѕ РІ ответ ничего РЅРµ сказал, сославшись РЅР° СЃРІРѕСЋ неосведомлённость.

Собственно, и так было ясно, что услышать что-то новое от такого человека решительно невозможно. Кроме того, в Китае вот-вот должны были пройти новые выборы, да и майора (об этом Сева знал со слов корреспондента «Харбинской Вещательной Компании») больше волновали события в далёкой Африке, где его родной брат командовал гарнизоном в самом центре мятежной Шестой провинции.

«Ну и ладно, и то спасибо», - подумал Сева, покидая ресторан. Ясно было одно: на китайскую поддержку Уральской республике рассчитывать не приходиться, может это и хорошо. Во всяком случае, явно лучше, чем их навязчивое и всё более угрожающее присутствие в Сибири.

День, между тем, обещал быть многотрудным. РџРѕ итогам разговора надо было ещё раз встретиться СЃ Буяновым, Р° потом, как обычно бывает, ещё раз пересказать РІСЃСЋ беседу Р’РѕРґСЏРЅРєРёРЅСѓ. РљСЂРѕРјРµ того, пришла РїРѕСЂР° сдавать очередной РѕР±Р·РѕСЂ культурных событий для В«Республики» Рё аналитику для В«Eurasia ReviewВ».

РЎ культурой РІСЃС‘ было довольно просто: самую РјРѕРґРЅСѓСЋ книжку сезона, роман белоруса Рыгора Лыбыдя «Батька», Сева успел прочитать Рё собирался её разгромить. Р’СЃС‘-таки белорусская книжка была гораздо слабее изданного РІ Лондоне СЌРїРѕСЃР° «Жизнь Туркменбаши» некоего Дурды Саламбека (Рѕ чём писать было нельзя РІ СЃРІСЏР·Рё СЃ неприятными выпадами автора РІ адрес всемогущего Р?слама Реджепова) Рё хуже даже романа-С…СЂРѕРЅРёРєРё «Борис Ельцин», РІ прошлом РіРѕРґСѓ вышедшего РІ Екатеринбурге РёР·-РїРѕРґ пера Льва Мутькова, сотрудника государственного архива Республики. Лишний раз восславить достижения СЂРѕРґРЅРѕР№ уральской культуры - это дело всегда приветствовалось. РЎ РєРёРЅРѕ было Рё того проще: украинский мегаблокбастер «На службе Украине. РњРёСЃСЃРёСЏ РІ Москве» был РІРЅРµ конкуренции.

…С этим фильмом была связана целая трагикомичная история: сценарий для очередной серии похождений украинского суперагента и борца с москалями Богдана Козака написали ещё год назад, а съёмки закончились буквально за день до рязанских событий. С этого странного совпадения и начался триумф совершенно бестолкового и пустого фильма.

По сюжету боевика, в Москве случалось восстание против ооновской администрации и к власти приходила кровавая клика некоего полковника Сталинского. Естественно, первым делом очнувшиеся москали собирались уничтожить Украину, и для её спасения в охваченную мятежом Москву и отправлялся Богдан Козак. Фильм был снят и почти смонтирован, но продюсеры колебались, стоит ли выпускать такое кино на фоне реальных событий в Москве. Однако тут в ситуацию вмешались американцы. Присланные специалисты срочно перемонтировали фильм, досняли несколько эпизодов и убогий шовинистический лубок обратился мощным блокбастером на злобу дня. Премьеру задержали на два месяца, зато кино прошло с оглушительным успехом по всему миру, а исполнителя роли Богдана Козака Василя Донцюка даже включили в число претендентов на нового исполнителя роли Джеймса Бонда.

Короче говоря, с культурой можно было разобраться быстро и Сева решил с неё и начать, а уж к вечеру заняться чёртовой аналитикой, хотя чутьё ему подсказывало, что с этим можно не спешить: ситуация менялась слишком быстро, чтобы её анализировать.

From Russia With Love.

Василий Михайлов отправил машину РІ гараж, Р° сам пошёл РІ СЃРІРѕР№ кабинет. Вообще-то РѕРЅ вполне РјРѕРі Р±С‹ подождать, РїРѕРєР° задержанного РґРѕРїСЂРѕСЃРёС‚ кто-то РёР· штатных следователей. РќРѕ ситуация была тревожной, начальство требовало срочного доклада, полиция РІ лице своего начальника Ряшкина билась РІ истерике, пыталась получить дело РІ СЃРІРѕРё СЂСѓРєРё, поэтому РѕС‚ него РІСЃРµ хотели скорейшего отчёта. Заморские кураторы тоже беспокоились: лично Михайлову уже звонили Рё Уиллс, Рё его коллега РёР· Евромиссии Ковалевский. Р’СЃСЋ последнюю неделю РѕРЅ провёл РЅР° работе, лишь дважды ненадолго заехав РґРѕРјРѕР№ Р·Р° чистыми рубашками. РўРѕРіРґР° жена посмотрела РЅР° него СЃ отчаянием, Рё РѕРЅ РІ очередной раз подумал - РЅРµ РїРѕСЂР° ли отправить её вместе СЃ ребёнком РєСѓРґР°-РЅРёР±СѓРґСЊ Р·Р° границу?

Михайлов прошёл в свой кабинет, снял плащ и приказал ввести задержанного. «Хороший подарочек сделали нам москали к Дню конституции - подумал он, растирая виски - так сказать, from Russia with love!».

…Утром подполковник Михайлов завтракал РІ кофейне «Гондурас» СЃ высокопоставленным чином РёР· РњР’Р”. Чиновник был человеком пустейшим Рё представлял интерес только тем, что РІ СЃРІРѕРёС… собственных целях вёл РёРіСЂСѓ СЃ Комитетом охраны конституции Уральской республики против своего непосредственного начальника, министра Ряшкина. Р’ самый разгар полного туманных намёков разговора СЃ Михайловым связался начальник Оперативного отдела КОКУРЖеня Климук Рё доложил: сотрудники охраны Президента задержали человека, пытавшегося установить РІ главном зале ресторана «Порто-Франко» миниатюрный распылитель токсинов. Михайлов спешно распрощался СЃ болтавшим без умолка полицейским Рё срочно поехал РІ здание Комитета.

Р’СЃРµ эти интриги внутри прогнившего РњР’Р” тем более раздражали Михайлова, чем больше РѕРЅ получал информации РїРѕ Главной Проблеме: тихое Рё беспомощное РїСЂРѕРјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРµ болото РІ несколько недель разродилось развёрнутой подпольной организацией, Р±РѕСЂСЊР±РѕР№ СЃ которой Рё занимался РљРћРљРЈР РІСЃРµ эти РґРЅРё. Р? РІРѕС‚ - кульминация: попытка установить распылитель токсинов РІ том самом месте, РіРґРµ вечером президент Уральской республики Полухин должен был говорить СЃРІРѕР№ тост РІ честь очередной годовщины второй уральской конституции.

Рљ сожалению, задержан был совсем РЅРµ тот человек, которого так хотел поймать СЃ поличным Михайлов. Р?счезнувшие СЃРѕ складов токсины ожидали увидеть РІ руках засланного РёР· РњРѕСЃРєРІС‹ «Джеймса Бонда», РЅРѕ РёС…, как оказалось, пытался заложить РЅРµ пресловутый РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёР№ диверсант, Р° какой-то жалкий студентик, работавший РІ ресторане помощником официанта.

Это было неприятным фактом. «Только народовольцев СЃ молодогвардейцами нам тут Рё РЅРµ хватало!В», - злобно думал Михайлов, поглядывая РЅР° дверь кабинета. Беспомощность, которую органы безопасности неустанно демонстрировали общественности Республики РІ последние недели, РІ любой момент могла перестать быть РёРіСЂРѕР№ Рё обернуться реальным поражением.

Два здоровых лба ввели в кабинет щуплого мальчишку интеллигентного вида. Михайлов жестом показал на кресло перед собой и приказал конвою выйти.

– РќСѓ, рассказывай, террорист… Р?ван РџРѕРјРёРґРѕСЂРѕРІ, - РІ голове крутилась какая-то старая глупая песня, РЅРѕ Рѕ чём РѕРЅР° Рё Рє чему, Михайлов уже совершенно РЅРµ РїРѕРјРЅРёР». Парень молчал.

– Не надо только вот молчать… Как устанавливать распылитель токсинов в общественные здания - мы смелые, а как отвечать так молчим? - Василий Георгиевич судорожно думал, быть ли ему злым или добрым.

РќРѕ РЅР° самом деле ему было глубоко неспокойно. Некомфортно. Р’СЃРµ эти РіРѕРґС‹ РѕРЅ знал, что рано или РїРѕР·РґРЅРѕ так будет, что рано или РїРѕР·РґРЅРѕ ему придётся начать Р±РѕСЂСЊР±Сѓ СЃ теми, чьи идеи Рё мысли РѕРЅ Рё сам разделял. Частично, РІ глубине души, РЅРѕ разделял. Р? даже РІ этот раз РѕРЅ рассчитывал столкнуться СЃ коллегами, СЃ профессионалами, воюющими РїРѕ долгу службы, РЅРѕ СѓР¶ никак РЅРё СЃ юным идеалистом. Наверное, РѕРЅ всеми силами отгонял РѕС‚ себя мысль, что Сѓ РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёС… мятежников есть просто сторонники, Р° РЅРµ озлобленные реваншисты РёР· числа разогнанной РіСЌР±РЅРё.

– Понимаешь, друг мой, Егорушкин Сергей Юрьевич, - Михайлов уже прочитал по дороге справку, составленную оперативниками и освежил свои знания относительно недлинной биографии молодого террориста, - ставишь ты меня в трудное положение.

Михайлов ещё раз задумался. Жучков в кабинете не было, это он знал точно. Он ослабил галстук и откинулся в кресле, решив сыграть доброго следователя.

– Понимаешь, что Сѓ меня нет выхода? Что СЏ понимаю тебя, твои взгляды… Убеждения… Великая РРѕСЃСЃРёСЏ, - Василий Георгиевич сделал правой СЂСѓРєРѕР№ неопределённый жест, - Нация… РІРѕС‚ это всё…Да-РґР°, СЏ РІСЃС‘ это тоже люблю, Рё РРѕСЃСЃРёСЋ, Рё нацию… Рё сам был… Да Рё остаюсь, как РЅРё странно, СЂСѓСЃСЃРєРёРј националистом! РќРѕ что делать-то, Серёжа?! Сейчас РјРЅРµ придётся заниматься решением твоей проблемы… Р? решать её жёстко, очень жёстко…

Парень поднял глаза и злобно оглядев Михайлова, тихо прошипел:

– Вы - предатели! Грязные пособники оккупантов, мрази трусливые! Всех вас на фонарях развешаем! Всех! - начал он пафосно, но под конец сорвался на крик и испуганно замолчал.

Михайлов кашлянул Рё нервно забарабанил пальцами РїРѕ столу. «Если этот народный герой Рё дальше будет разговаривать лозунгами, получится совсем СѓР¶ балаган какой-то», - Василий Георгиевич даже поморщился РѕС‚ СЃРІРѕРёС… мыслей, Рё, РІР·РґРѕС…РЅСѓРІ, продолжил. - Таак…будем, значит, изображать партизана РЅР° РґРѕРїСЂРѕСЃРµ, РґР°? Лозунгами будем разговаривать? РќСѓ послушай меня, просто РїРѕРїСЂРѕР±СѓР№ понять! Это действительно важно. РўС‹ - СЂСѓСЃСЃРєРёР№, Рё СЏ - СЂСѓСЃСЃРєРёР№. РўС‹ хочешь жить хорошо, РІ уважаемой стране, Рё СЏ хочу тоже. РќРѕ ты выбрал неверный путь, понимаешь? Тебя используют негодяи! Эти вот… Это вот…, - РѕРЅ опять покрутил СЂСѓРєРѕР№ перед СЃРѕР±РѕР№, пытаясь подобрать подходящие Рє случаю дефиниции, - Рязанские менты, которые засели Рє Кремле! Кто РѕРЅРё тебе, Р°? Спасители РРѕСЃСЃРёРё? РџРѕРґРѕРЅРєРё РѕРЅРё, понимаешь? Что РѕРЅРё РјРѕРіСѓС‚ дать стране, что? РћРЅРё прислали СЃСЋРґР° какого-то говённого наёмника, Р° РѕРЅ, сволочь, сам зассал токсины эти чёртовы закладывать Рё подставил тебя, понимаешь? Подставил!

Студент демонстративно отвернулся, а Михайлов почувствовал страшную пустоту внутри себя. Во-первых, он тоже говорил какими-то штампами и лозунгами. Во-вторых, и это было даже важнее, случилось то, чего он подсознательно ждал и боялся последние годы. Можно было сколько угодно уговаривать себя, что всё обойдётся миром, что не придётся убивать и сажать в тюрьмы вот таких вот простых русских мальчиков - но это была ложь. Придётся. Придётся радоваться успехам ужасных корейских головорезов и наёмников из «Витуса Беринга», потому что выбора больше нет.

РћРЅ, этот проклятый выбор, был, РїРѕРєР° РІ Рязани тихо РіРЅРёР» сонный коррумпированный режим генерала Юркевича. Да, это было неприятно. Р’СЃРµ эти кокошники Рё наличники РСѓСЃСЃРєРѕР№ республики, вечный балаган тамошних руководителей Рё неприятная вечно красная рожа самого Юркевича, который приезжал РІ Екатеринбург всего-то Р·Р° три месяца РґРѕ своего падения, РІСЃС‘ это было мерзко, РЅРѕ теперь-то, теперь-то что делать?

* * *

РўРѕРіРґР°, РІРѕ время визита, Юркевич всем показался таким мерзким, что сам Михайлов, РґР° Рё РјРЅРѕРіРёРµ РёР· его знакомых Рё даже коллег, были РїСЂСЏРјРѕ-таки шокированы. Появилась даже какая-то внутренняя солидарность СЃ пылкими воззваниями подпольных организаций, призывавших патриотов приложить РІСЃРµ силы Рє уничтожению «иуды Юркевича Рё его преступной клики». Генерал казался худшим РёР· возможного: оплывший, низкорослый, СЃ отвратительным красным лицом запойного пьяницы Рё злобными свинячьими глазами. Р? РЅР° фоне всего этого - фарфоровая американская улыбка Рё пересаженные РЅР° лысину волосы. Р? СЂСЏРґРѕРј - неизменная Наталья Петровна, вульгарная большегрудая генеральша, какая-то СѓР¶ совсем откровенная проститутка, тем более отвратительная, чем больше РѕРЅР° пыталась строить РёР· себя государыню-матушку. РќРѕ потом… Отчего-то вспоминался Ельцин: Рё пьяный, Рё гадкий, Рё хуже РІСЂРѕРґРµ Рё быть РЅРµ может. Рђ оказалось, что хуже очень даже может быть.

Когда потом, уже в самый разгар мятежа, Михайлов смотрел запись казни Юркевича - ему неожиданно стало жалко генерала и страшно за себя. Вот генерал щурясь выходит из фургона и по булыжникам Красной площади идет на Лобное место, украшенное по случаю торжества виселицами. Ему тогда подумалось, что эта вот нарочитая театральность и опереточная пафосность сближала павший режим Юркевича и новую пироговскую власть.

На фоне Кремля и Василия Блаженного, казавшихся декорацией для мрачноватого спектакля («Хованщина какая-то! Утро стрелецкой казни!», - мрачно прокомментировал эту картинку начальник Михайлова, полковник Жихов) и опереточный мундир со следами сорванных погон и орденов уже не казался таким смешным, более того - показался даже и трагичным.

Лицо Сѓ генерала было опавшим, мёртвым… РќР° ногах какие-то нелепые стоптанные тапки СЃ помпонами. Сзади вели СЌРєСЃ-премьера Розенгольца Рё бывшего министра полиции Денисенко. Виселица, РїСЂРёРіРѕРІРѕСЂ, площадь выдыхает… Юркевич РІСЃС‘ время вёл себя тихо, даже отстранённо. Р? РїРѕРІРёСЃ РЅР° верёвке сразу, почти РЅРµ дёргаясь. Рђ РІРѕС‚ Розенгольц плакал Рё Рѕ чем-то умолял РєРѕРЅРІРѕР№, палачей Рё стоявшего СЂСЏРґРѕРј Денисенко. Его буквально вдели РІ петлю Рё, уже РїРѕРІРёСЃРЅСѓРІ, РѕРЅ так отчаянно Рё жалко дёргался, что Рё без того тошнотворное зрелище стало просто непереносимым. Денисенко был Р·РѕР» Рё, похоже, обещал окружающим возмездие РІ разнообразных Рё изощрённых формах. РќР° записи было РІРёРґРЅРѕ, как РѕРЅ плюнул РІ лицо суетившемуся СЂСЏРґРѕРј РїРѕРїСѓ, Рё, РїРѕ утверждению некоего анонимного очевидца, последними его словами было: «Скоро американцы натянут вам глаза РЅР° жопу!В».

Р’СЃС‘ это могло Р±С‹ показаться отвратительным или смешным, РєРѕРіРґР° Р± РЅРµ задело Михайлова Р·Р° весьма чувствительную струну. РћРЅ РІСЃРїРѕРјРЅРёР» жену, сына, СЃРІРѕРёС… друзей - Рё отчётливо РїРѕРЅСЏР»: РёС… тоже СѓР±СЊСЋС‚, всех. Просто потому, что сейчас РѕРЅРё РЅРѕСЃСЏС‚ эту форму, служат этому государству, СЃРёРґСЏС‚ РІ этом здании… Р? уже неважно будет, кто РІРѕ что верил, кто РЅР° что надеялся, почему оказался именно РЅР° этой стороне очередных баррикад Рё кто какое будущее для себя Рё РРѕСЃСЃРёРё хотел изначально. Р’СЃРµ СЂСѓСЃСЃРєРёРµ люди - точнее те, кто ещё Рѕ чем-то думал РІ эти сумрачные РіРѕРґС‹ - всегда надеялись, что рано или РїРѕР·РґРЅРѕ позорный режим Юркевича падёт Рё вместо него будет что-то светлое Рё чистое, РІСЃРµ СЂСѓСЃСЃРєРёРµ люди СЃРЅРѕРІР° договорятся РѕР±Рѕ всём между СЃРѕР±РѕР№, РРѕСЃСЃРёСЏ объединится, станет единой, сильной, прекрасной… Р? что вместо этого? Мерзавца Юркевича сменили какие-то СѓР¶ совершенно свинорожие скоты РёР· Рязанского РћРџРћРќР°, Рё что - это Рё есть долгожданные спасители РРѕСЃСЃРёРё? РўРµ самые, Рѕ которых мечталось Рё грезилось? Р’РѕС‚ этот РІРѕС‚ полковник РџРёСЂРѕРіРѕРІ? Эта РІРѕС‚ его команда тупых провинциальных дуболомов Рё есть альтернатива бабнику Рё выпивохе Юркевичу Рё его подручному, садисту Рё открытому гомосексуалисту Денисенко? Даже служа РІ РљРћРљРЈРРµ Михайлов думал, что, РІ конечном счёте, РІСЃС‘ равно служить своей РРѕРґРёРЅРµ. Была Сѓ него такая внутренняя мифология: РјРѕР», как только появится РЅР° горизонте «Спаситель РРѕСЃСЃРёРёВ» - так РІСЃС‘ бросить Рё РїРѕРґ его знамёна. РќРѕ спаситель пришёл РЅРµ вовремя Рё РІРѕРІСЃРµ РЅРµ такой, каким его себе представлял Василий Михайлов, Рё потому РѕРЅ посчитал себя свободным РѕС‚ ранее данных себе же обещаний.

* * *

От осознания всего этого Михайлову стало невыразимо обидно и он вскочил:

– Да пойми же ты, мы катимся к гражданской войне! Мы будем убивать друг друга на радость всем этим скотам, понимаешь? Ну вот ответь, что делать-то мне?

– Переходить РЅР° нашу сторону… РќР° сторону России… - парень РІРґСЂСѓРі СЃ надеждой посмотрел РЅР° Михайлова.

В«Р?РґРёРѕС‚, просто идиот… РѕРЅ ещё Рё надеется!В», - подумал Василий Георгиевич Рё расстроился окончательно.

– РќР° сторону РєРѕРіРѕ? Тебя? Р?ли этого убийцы, который тебе токсинчики передал? РќСѓ РЅР° твою сторону СЏ ещё может Рё готов, РЅРѕ РЅРµ РЅР° сторону же РџРёСЂРѕРіРѕРІР° Рё его СѓР±РёР№С†!!! РћРЅ же тупой полицай, понимаешь? РћРЅ служил Сѓ Юркевича Рё РїРѕ его приказу расстреливал ребята РёР· РќРћРРўР°, всего РґРІР° РіРѕРґР° назад!

…Кровавая история с разгромом Национальной организации русских террористов всколыхнула тихую муть построссийского пространства, хотя власти и пытались минимизировать неприятную информацию.

Началось РІСЃС‘ СЃ того, что несколько студентов Рязанского РСѓСЃСЃРєРѕ-Британского Педагогического Университета Короля Уильяма, отличников Рё активистов различных разрешённых молодежных организаций, решили бороться Р·Р° возрождение РРѕСЃСЃРёРё, для чего Рё создали СЃРІРѕСЋ подпольную организацию. Маскировалось РІСЃРµ РїРѕРґ вывеской РјРѕСЂРјРѕРЅСЃРєРѕРіРѕ «Студенческого РЎРѕСЋР·Р° имени Брайема Янга». Ребята создали многочисленную сеть молодых СЂСѓСЃСЃРєРёС… националистов, мечтающих отомстить Р·Р° унижения своей страны. Довольно долго удавалось держать ситуацию РїРѕРґ контролем, Р° наивные РјРѕСЂРјРѕРЅС‹ исправно слали нужные деньги Рё ненужную литературу.

Триумфом организации стала фантаcтическая карьера её лидера, Ярослава Липинцева: его пригласили на стажировку в Юту, а по возвращению он стал руководителем филиала Bank of Utah. Перспектива всеобщего вооруженного восстания, которым бредили нортовцы, казалась такой близкой, что ребята потеряли бдительность.

Конец организации был печален. Р’ какой-то необъяснимой эйфории ЦК РќРћРРў РїСЂРёРЅСЏР» решение Рѕ немедленном вооруженном восстании. РЎ самого начала пошли СЃР±РѕРё Рё накладки, Рё РІ итоге манифест был широко распубликован раньше, чем начались активные действия. Начальник Тайной Полиции РСѓСЃСЃРєРѕР№ Республики Пётр Заостровский вовремя спохватился, срочно был введён комендантский час Рё начались массовые аресты. Р’ отчаянии, нортовцы заняли здание Университета Короля Уильяма. После кровавого штурма никаких официальных сообщений Рѕ СЃСѓРґСЊР±Рµ Липинцева Рё его соратников РЅРµ последовало. Впрочем, Михайлов читал секретные отчёты Тайной Полиции РСѓСЃСЃРєРѕР№ Республики: было арестовано несколько СЃРѕС‚ человек, РёС… долго Рё страшно пытали, Р° расстрелом Липицкого Рё командира Боевой Организации Шанникова СЂСѓРєРѕРІРѕРґРёР» Денисенко. Р’СЂРѕРґРµ как лично сам стрелял РёР· именного пистолета. Между прочим, было довольно странно, что раскрытое Тайной Полицией дело РґРѕРІРѕРґРёР» РґРѕ кровавого конца министр внутренних дел Денисенко. Впрочем, интриги РїСЂРё РґРІРѕСЂРµ Юркевича канули РІ историю вместе СЃ РЅРёРј, РґР° Рё РєРѕРјСѓ это сейчас важно?

Между прочим, РІРѕ время мятежа РџРёСЂРѕРіРѕРІР° РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ Заостровский РєСѓРґР°-то делся, хотя уже его-то РїРѕ общему мнению обязательно стоило вздёрнуть СЂСЏРґРѕРј СЃ Денисенко. РќРѕ злые языки поговаривали, что именно РѕРЅ Рё стоял Р·Р° спинами РџРёСЂРѕРіРѕРІР° Рё компании. Языки эти, Р° точнее РёС… обладатели, многозначительно указывали РЅР° странную фигуру «человека РёР· ниоткуда» Р?льи Фадеева, премьера РїРёСЂРѕРіРѕРІСЃРєРѕРіРѕ правительства. РќРѕ это были слухи, как Рё активно раскручиваемая информация Рѕ том, что верхушку РќРћРРў добивал Отряд Полиции РћСЃРѕР±РѕРіРѕ Назначения, которым Рё командовал тогда Владимир Пирогов…

– Это РІСЃС‘ ложь… РќСѓ Рё что! - студент покраснел Рё РіРѕРІРѕСЂРёР», нелепо подергивая руками РІ наручниках - Это РЅРµ важно, поймите, важна РѕРґРЅР° РРѕСЃСЃРёСЏ, её единство! Рђ чем ваш этот говённый Полухин лучше? Р? весь этот ваш СЃР±СЂРѕРґ, РІСЃРµ эти корейцы Рё казахи? Р’СЃРµ эти китайские наблюдатели Рё американские инструкторы? Чем? Да Рё какая разница, РџРёСЂРѕРіРѕРІ или кто, важно, что РІС‹ - враги. Враги РРѕСЃСЃРёРё!!!

«Чёрте что!», - подумал Михайлов и мысленно сплюнул на ковер.

– Ладно, закроем дискуссионный клуб. Ты ведь действовал не один, у вас же организация? - стараясь говорить без эмоций, протокольным тоном спросил Михайлов, хотя вопрос был совершенно ненужным: все материалы по Егорушкину и его группе уже давно были собраны и распечатанные лежали в столе, в красивой папке. Если говорить прямо, то цель всего этого странного разговора сводилась к простому желанию посмотреть в лицо врагу и попытаться вытянуть из парня что-то про московского гостя.

– Нас - миллионы! - прокричал студент вдруг уж совсем фальшиво, но неожиданно убежденно.

– Не надо визжать вот только, - Михайлов окончательно смирился с тем ужасом, который начал происходить вокруг него. Перед ним был враг. Жалкий, маленький, злобный. Готовый убить и его, и всех других. Враг, ещё утром готовивший массовое убийство. На том самом банкете, на который, кстати, Михайлов тоже был приглашён.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.