Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Верховный Правитель



Ощущение СЃРєРѕСЂРѕРіРѕ Рё неминуемого краха РЅРµ оставляло его последние недели. Владимир Егорович ехал РїРѕ РњРѕСЃРєРІРµ РІ РјСЌСЂРёСЋ, С…РјСѓСЂСЏ глядя Р·Р° стёкла…Пирогов чего-то ждал. Р?ли самого себя убеждал, что ждёт каких-то судьбоносных перемен. Потому что, РіРѕРІРѕСЂСЏ РїРѕ правде, ждать было особенно нечего: никакого «вундерваффе» РІ его распоряжении РЅРµ было, ресурсов тоже, надвигалась Р·РёРјР° Рё многомиллионная РњРѕСЃРєРІР° становилась очевидной могилой Рё для него, Рё для его окружения.

Опять РІСЃС‘ завязано РЅР° РњРѕСЃРєРІРµ! Опять, опять несколько миллионов граждан ставят РїРѕРґ СѓРіСЂРѕР·Сѓ РРѕСЃСЃРёСЋ. Как РІ 1991 РіРѕРґСѓ, РєРѕРіРґР° несколько тысяч москвичей добили помиравший РЎРѕСЋР·, как РІ 1993 РіРѕРґСѓ, РєРѕРіРґР° миллионы москвичей молча глядели, как ельцинские танки разносят последнюю попытку что-то изменить, как РІРѕ время РљСЂРёР·РёСЃР°, РєРѕРіРґР° РјСЌСЂРёСЏ присягнула РЅР° верность миротворческой администрации тогда, РєРѕРіРґР° передовые подразделения РќРђРўРћ были ещё РІ двухстах километрах РѕС‚ РіРѕСЂРѕРґР°.

РњРёРјРѕ пронеслась недостроенная громада СЃРёРєС…СЃРєРѕРіРѕ храма, потом опять заколоченные, Р° местами - сгоревшие или заброшенные Рё разграбленные здания офисов, ресторанов Рё магазинов. Р? СЂСѓРёРЅС‹, СЂСѓРёРЅС‹, СЂСѓРёРЅС‹. Между прочим, поговаривали, что методичное руинирование РњРѕСЃРєРІС‹ - часть большого плана, смысл которого сводился Рє постепенному превращению РњРѕСЃРєРІС‹ РІ малопригодный для жизни РіРѕСЂРѕРґ Рё, как следствие, снижение её роли РІ будущем РРѕСЃСЃРёРё. Понятное дело, что никто РЅРµ выделит средств для восстановления бесчисленных офисных зданий, транспортных развязок Рё жилых комплексов. «Огородят заборчиками несколько церквушек Рё Кремль, Р° остальное постепенно разрушится Рё будет РњРѕСЃРєРІР° заштатным городом… Эдакой Тверью или Ростовом Великим», - РџРёСЂРѕРіРѕРІ уже даже Рё РЅРµ удивлялся, что сам СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ рассматривает перспективы жизни после того, как…

… Р’ РјСЌСЂРёСЋ его давно зазывал «хозяин Москвы» Кирилл Мамашев. Этот самый Мамашев работал РІ РѕРѕРЅРѕРІСЃРєРѕР№ ещё РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕР№ РіРѕСЂРѕРґСЃРєРѕР№ администрации, Рё сразу после бегства генерал-губернатора Франсишку д’Оливейры РѕРЅ первым связался СЃ Пироговым, предложив СЃРІРѕРё услуги «крепкого хозяйственника». РџРёСЂРѕРіРѕРІСѓ было некогда заниматься РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёРјРё делами, РґР° Рё кадров подходящих Сѓ него РІСЃС‘ равно РЅРµ было, поэтому РІСЃРµ намеки РЅР° ненадёжность Мамашева РѕРЅ игнорировал. Р? даже его отсутствие РЅР° казни Юркевича его РЅРµ расстроило…

Мамашев суетливо поднялся ему навстречу и долго тряс руку, заглядывая в глаза. Усадив верховного правителя в глубокое кресло, сам сел в соседнее, но не глубоко, на краюшек, сиротливо и как-то сконфуженно. Принесли кофе, Мамашев дождался, пока секретарша выйдет из кабинета, и заговорил:

– Владимир Егорович, я ведь к вам с серьёзным вопросом… очень важным на самом деле, - было видно, что эту речь Мамашев готовил долго и старательно.

– С каким же, Кирилл Валерьянович? - Пирогов почему-то стал нервничать, должно быть, подозревая примерно тему разговора.

– Владимир Егорович, тут ведь РІРѕС‚ какое дело… Ситуация… Что дальше-то делать будем? Р’ РњРѕСЃРєРІРµ сейчас вместе СЃ беженцами РїРѕСЂСЏРґРєР° 18 миллионов жителей. Это уже тяжёлая нагрузка РЅР° инфраструктуру, СЏ вам РјРѕРіСѓ показать… Р’С‹ же видите, РіРѕСЂРѕРґ РІ полуобморочном состоянии… Бандитизм, разруха… Диверсионные РіСЂСѓРїРїС‹ буквально убивают РіРѕСЂРѕРґ. РЈ нас уже нет ресурсов хотя Р±С‹ аварийные системы поддерживать РІ рабочем состоянии. РЈ меня свежие данные есть РїРѕ состоянию дел… РЅСѓ РІРѕС‚ РІ коммунальном хозяйстве, РІ вопросах питания. Между прочим, никакой помощи РѕС‚ военных властей нет. Рђ гражданская милиция так Рё РЅРµ заработала. РћРґРЅРё погромы… Р? главное - впереди Р·РёРјР°! Что РјС‹ будем делать, Р°? РњРЅРµ каждый день сотни людей задают РІРѕРїСЂРѕСЃС‹ - как, что…

Пирогов придал лицу грозное выражение и исподлобья посмотрел на собеседника. «Как же я вас, пидоров, ненавижу! Чинуши сраные! Сидит, сучонок, и не знает, как мне сказать… Боится! А ведь никакие люди тебе ничего не говорят! Ты же, мразь такая, и не выползаешь из этой своей берлоги!», - думал он с каким-то садистским удовольствием, наслаждаясь очевидным смущением Мамашева:

– К чему вы клоните, а? Кирилл Валерьянович, я не совсем вас понимаю.

– Владимир Егорович, СЏ просто хочу сказать. Гуманитарная катастрофа неизбежна… Понимаете? Голод, холод, эпидемии. Р’РѕС‚ так…, - Мамашев сжался, Р° потом встал СЃ кресла Рё проскользнул Рє своему рабочему столу. - Р’С‹ ведь понимаете значение РњРѕСЃРєРІС‹ для судеб этой страны… нашей страны… РРѕРґРёРЅС‹? Посмотрите, РІ каком состоянии РіРѕСЂРѕРґ. Если дело дойдет РґРѕ боёв… РЅСѓ РІ городе… Р’РѕС‚ Рё диверсанты… Опять взрывы. Паника. Снабжение уже почти РЅРµ действует… Понимаете? Р’С‹ знаете, что сегодня ночью выведена РёР· строя последняя линия метро? - Мамашев выпалил РІСЃС‘ это разом, РЅРѕ Рє концу монолога голос его стал совсем тихим. РћРЅ СЏРІРЅРѕ РЅРµ знал, Рє чему выведет этот разговор Рё что скажет ему РІ ответ РџРёСЂРѕРіРѕРІ. Владимира Егоровича распирало РѕС‚ ненависти Рё злобы. «Червяк, Р°! Скотина какая, Р°!В», - мысленно ругался РѕРЅ, тем РЅРµ менее, выдерживая паузу. Р’ тикающей тишине красивого кабинета его молчание выглядело страшнее Р±СѓСЂРё.

«Варвар! Откуда ты на нашу голову, баран тупой? Напорол я лишку… ну, блин, делать-то что? Они уже по всем каналам выходят, надо что-то делать… Главное, чтоб не убили… Свои придут - отмажусь. Обидно будет погибнуть вот так вот…под конец», - Кирилл Валерьянович уже не таясь нервничал, ожидая ответа.

– Вы не верите в русское дело? Думаете, всё уже кончено? - Пирогов, еле сдерживаясь, заговорил, вставая из кресла.

– Да верю я… Верю, Рё РРѕСЃСЃРёСЋ люблю… Р? вами… восхищаюсь… эээ… да… вот… РќРѕ Рё РІС‹ меня поймите. Р’С‹ скажите РјРЅРµ, как верховный правитель… Может, СЏ чего-то РЅРµ знаю? Есть может какие-то скрытые ресурсы? Как будет развиваться ситуация? РњРЅРµ надо планировать действия РіРѕСЂРѕРґСЃРєРѕРіРѕ правительства РЅР° случай зимы… боёв… Рё вообще… РњС‹ даже примерно РЅРµ знаем, что РїСЂРѕРёСЃС…РѕРґРёС‚ РІ дальних районах. Там сплошной бандитизм… Больницы, больницы РЅРµ готовы! - РІРёРґРЅРѕ было, что Мамашев боится продолжения разговора. РџРѕ его некрасивому РЅРѕСЃСѓ стекла капля пота. «В тюрьму посадят. Это может Рё РЅРµ плохо, потом выйду как герой… главное чтоб РЅРµ пытали, Господи!В», - РѕС‚ нервного напряжения Сѓ РјСЌСЂР° РњРѕСЃРєРІС‹ заметно задёргалась РЅРѕРіР°. Подмышки были безнадежно мокрыми Рё отчаянно воняли.

– Вам правду сказать или наврать, а? Кирилл Валерьянович? - Пирогов подошёл вплотную к пахнущему страхом и дорогим парфюмом московскому мэру.

– Правду…, - Мамашев отошёл за стол и встал у стены, всем видом демонстрируя крайнюю степень испуга.

– Рђ ты РЅРµ обосрёшься РѕС‚ правды, жопа трусливая? - РџРёСЂРѕРіРѕРІР° затрясло РѕС‚ неконтролируемого приступа ненависти, - РќРµ обделаешь СЃРІРѕР№ костюмчик, Р°? РЇ тебе РІРѕС‚ что скажу, СЃСѓРєР°! Насрать РјРЅРµ РЅР° твою РњРѕСЃРєРІСѓ СЃ РїСЂРѕР±РѕСЂРѕРј! Р? РЅР° РњРѕСЃРєРІСѓ Рё РЅР° блядских ваших москвичей! РРѕСЃСЃРёСЏ века жила без вашей РњРѕСЃРєРІС‹ Рё ещё столько же без неё проживет, РїРѕРЅСЏР»? Р’РѕС‚ СѓР¶, блядь, Рѕ чём СЏ точно думать РЅРµ Р±СѓРґСѓ - так это Рѕ РњРѕСЃРєРІРµ, РїРѕРЅСЏР»? РњС‹ тут РРѕСЃСЃРёСЋ спасаем, Р° РЅРµ РњРѕСЃРєРІСѓ вашу! Поэтому РІРѕР№СЃРєР° готовятся дать отпор сепаратистам! Некогда нам ловить мародёров, этих ваших РґРѕСЂРѕРіРёС… москвичей, СЏСЃРЅРѕ вам? Р? главное скажу! РњРЅРµ бежать некуда. Р? РјРЅРµ, Рё РјРѕРёРј ребятам… Р? тебе, РіРѕРІРЅСЋРє! РќРµ удастся отмазаться, РїРѕРЅСЏР»? РЎСѓС…РёРј Рё чистым выйти РёР· нашей вонючей речки-говнотечки Сѓ тебя, РіРѕРІРЅСЋРє, РЅРµ получится, СЏСЃРЅРѕ? Р? поэтому, если надо будет, СЏ, блядь, РІРѕС‚ РёР· этого РѕРєРЅР° Р±СѓРґСѓ отстреливаться, РїРѕРЅСЏР»? До последнего патрона! Рђ если ты, гандон, будешь тут жопой вилять перед союзниками - СЏ тебя напоследок Р·Р° яйца повешу, РїРѕРЅСЏР»? Р’РѕС‚ РЅР° этой твоей люстре красивой! Подарок будет союзничкам, РїРѕРЅСЏР»? РџРѕРЅСЏР», СЃСѓРєР°?!

– Понял… зачем вы так? Скажите, что делать? - Мамашев был на грани обморока и стоял перед ним бледный и жалкий. «Убьёт прям сейчас… Ненавижу, быдло проклятое, ненавижу… не убил бы только», - чувство самосохранение и боязнь боли и смерти затмили все остальные мысли в голове бедного московского мэра.

– Пей валерьянку, дурак! Валерьянович! Рђ чтоб ты тут РЅРµ обосрался раньше времени, СЏ тебе скажу: РІ ближайшее время РІСЃС‘ кончится… наступление сепаратистов кончится. Китайцы РїСЂРёРґСѓС‚ нам РЅР° помощь… Ударят РІ тыл. Потребуют отмены Рижских договоров…

Пирогов вышел из кабинета и в кольце охраны пошёл длинными коридорами к выходу. Он соврал, и ложь его была никчемной…Коммуникатор включился, просигнализировав о вызове из секретариата Патриарха Кирилла. «Ещё и этот старый хрен!», - злобно подумал Владимир Егорович и перевёл изображение на экран перед собой.

– Ваше Высокопревосходительство, его святейшество спрашивает, можете ли сейчас с ним поговорить? - с характерным церковным акцентом спросил с экрана мужчина в рясе.

– Лично? Р?ли так? Так - готов, - равнодушно поинтересовался РџРёСЂРѕРіРѕРІ, глядя СЃРєРІРѕР·СЊ бронированные стёкла РЅР° едущий РїРѕ сторонам его лимузина РєРѕРЅРІРѕР№ Рё висящий РЅР° фасаде сгоревшего здания лозунг «Сделаем РРѕСЃСЃРёСЋ единой Рё сильной! Р’.Р•.РџРёСЂРѕРіРѕРІВ».

– Нет, его святейшество готов общаться по коммуникатору, - картинка на экране сменилась, и Пирогов увидел патриарха в обыденном облачении и белом патриаршем клобуке. Кирилл был сед и благообразен, глаза его источали дежурную благодать.

…Владимир Егорович относился Рє попам СЃ уважением, РЅРѕ без внутренней вовлечённости. Надо - значит надо. РџРѕРїС‹ как-то незаметно появились РІРѕ всех президиумах Рё РЅР° всех мероприятиях задолго РґРѕ РєСЂРёР·РёСЃР°, РєРѕРіРґР° РџРёСЂРѕРіРѕРІ только начинал служить РІ милиции. РћРЅ исправно посещал РІСЃРµ эти бесконечные молебны, которые как-то РІРґСЂСѓРі стали неотъемлемой частью жизни Рё службы. Р? даже РёРєРѕРЅС‹ держал РґРѕРјР°, впрочем, это была инициатива его жены, глупой Рё странной Маши, СЃ которой РѕРЅ РЅРµ виделся СЃ самого РґРЅСЏ мятежа, РґР° Рё РЅРµ хотел совсем.

Р’ какой-то момент РѕРЅ уже готов был поверить, что Р·Р° всеми этими церемониями стоит какой-то высший смысл Рё Р±РѕРі РЅР° самом деле СЃРёРґРёС‚ РЅР° облачке, благодушно взирая РЅР° него СЃ высоты (фреска СЃ таким изображением украшала освященный перед самым РєСЂРёР·РёСЃРѕРј храм СЃРІ.Георгия Победоносца, РєСѓРґР° РџРёСЂРѕРіРѕРІ С…РѕРґРёР» СЃ сослуживцами, РєРѕРіРґР° РІ том была надобность). Однако хрупкая вера эта РёР·СЂСЏРґРЅРѕ пошатнулась РІРѕ время РљСЂРёР·РёСЃР°. Святая РСѓСЃСЊ как-то тихо исчезла, РїСЂРё том, что никакие архангелы СЃ неба спасать её РЅРµ прилетели, Р° РїРѕРїС‹ остались РЅР° СЃРІРѕРёС… местах, постепенно СЃ прежней убеждённостью начав восхвалять «Новую РСѓСЃСЊВ». Р’Рѕ времена Юркевича, РєРѕРіРґР° РџРёСЂРѕРіРѕРІ уже стал близок Рє высшим сферам Рё лично наблюдал отношения власти Рё РїРѕРїРѕРІ, остатки его благоговения исчезли окончательно. Рязанский митрополит Феогност, постоянно присутствующий РїСЂРё генерале Рё фактически олицетворявший СЃРѕР±РѕР№ «единство СЂСѓСЃСЃРєРѕР№ власти Рё СЂСѓСЃСЃРєРѕР№ церкви», являл СЃРѕР±РѕР№ РІСЃРµ худшие черты казённого православия: СЃ Юркевичем Феогност был близок всеми возможными РІРЅРµ рамок гомосексуализма способами - РѕРЅРё вместе пили, ездили РЅР° рыбалку, ходили РІ баню Рё появлялись РЅР° государственных мероприятиях. Первый шок РѕС‚ выноса заблёванного митрополита СЃ банкета РїРѕ случаю открытия РІ Рязани Р?езуитского колледжа сменился ироничным полупрезрением, которое стало Р±С‹ совершенным неуважением Рє священникам, если Р± РЅРµ настоятель РІСЃС‘ той же георгиевской церкви, отец Михаил. РЎ РЅРёРј РџРёСЂРѕРіРѕРІ сблизился случайно, РїРѕРї пришёл просить денег РЅР° какие-то нужды, Рё так РѕРЅРё стали общаться, РІ том числе Рё неформально. Собственно, этот самый Михаил Рё внушил РџРёСЂРѕРіРѕРІСѓ мысль, что РРѕСЃСЃРёСЋ можно Рё нужно спасти, Рё что делать это надо СЃ верой РІ Р±РѕРіР° Рё заступничество богоматери. Впрочем, рыжеволосый батюшка отнюдь РЅРµ был врагом Юркевича Рё вообще относился Рє развалу страны СЃ предписанным смирением: Р±РѕРі, РјРѕР», дал, Р±РѕРі Рё обратно РІР·СЏР» Р·Р° грехи наши. РџРёСЂРѕРіРѕРІСѓ эта мысль показалась какой-то странной, РЅРѕ думать РЅР° отвлеченные темы РѕРЅ был РЅРµ приучен, Р° потому просто РїСЂРёРЅСЏР» РІСЃС‘ Рє сведению.

…Однако подлинным откровением для него стала позиция церкви РїРѕ отношению Рє нему самому Рё его делу. Первые часы Рё даже РґРЅРё мятежа Сѓ него оставалась надежда, что Патриарх РІРѕС‚-РІРѕС‚ выступит РІ его поддержку Рё призовёт всех православных подняться РЅР° Р±РѕР№ СЃ изменниками, Р·Р° возрождение единой Рё неделимой. РќРѕ Кирилл как-то РЅРµ спешил СЃ РіСЂРѕРјРєРёРјРё заявлениями, РѕРґРЅРѕР№ СЂСѓРєРѕР№ благословляя РџРёСЂРѕРіРѕРІР°, Р° РґСЂСѓРіРѕР№ - делая какие-то неопределённые жесты РІ сторону Европы Рё коллаборационистов. Активно влиять РЅР° ситуацию Патриарху было сложно, РґР° Рё рядовые священники РІ большинстве своём горячо поддерживали РџРёСЂРѕРіРѕРІР°, уже хотя Р±С‹ потому, что РѕРЅ энергично Рё однозначно разгонял РјРѕСЂРјРѕРЅРѕРІ, адвентистов Рё прочих носителей странных духовностей. РўРѕ есть РІ общем церковь никаких проблем РЅРµ создавала, Р° РЅР° местах даже помогала. РЎРѕ временем, проститутская позиция патриархии начала раздражать Верховного правителя. РќРѕ РїРѕРґ давлением своего окружения РѕРЅ ничего РЅРµ предпринимал, более того, более-менее регулярно встречался СЃ патриархом. Между прочим, как-то РѕРЅРё имели длинный разговор, РІ С…РѕРґРµ которого Кирилл очень РїРѕРґСЂРѕР±РЅРѕ Рё СЃ несомненной убеждённостью сообщил ему, что главная РјРёСЃСЃРёСЏ церкви - сохранить себя, Р° РІРѕРІСЃРµ РЅРµ РРѕСЃСЃРёСЋ, хотя, конечно, РРѕСЃСЃРёСЏ ей бесконечно РґРѕСЂРѕРіР° Рё С‚.Рґ. Рё С‚.Рї. Это было РІ то время, РєРѕРіРґР° планы Рё надежды ещё имели рациональное основание.

– Благослови тебя господь, сын мой! - Кирилл перекрестил с экрана Пирогова и тот машинально перекрестился тоже.

– Как ваше здоровье, отче? - в последнее время патриарх избегал публичных выступлений и встреч с кем-либо из руководства государства, сказываясь больным. Пирогов отлично знал, что болезнь дипломатическая и старый хитрец просто ждёт развязки.

– Спаси господи, спаси господи, вашими молитвами! - Кирилл снова закрестился. - Я ведь о другом, сын мой!

РџРёСЂРѕРіРѕРІ поморщился, даже РЅРµ попытавшись скрыть СЃРІРѕРё эмоции. Позиция РРџР¦ становилась РІСЃС‘ более странной, если РЅРµ сказать - капитулянтской. Фактически, патриарх самоустранился РёР· жизни борющейся республики, более того, была совершенно чёткая информация, что РѕРЅ вышел РЅР° контакт СЃРѕ спецслужбами СЃРѕСЋР·РЅРёРєРѕРІ. Причём, именно через того самого Феогноста, успевшего улизнуть РёР· Рязани Рё теперь ехавшего РІ РњРѕСЃРєРІСѓ РІ РѕР±РѕР·Рµ двигавшейся СЃ запада армии коллаборационистов.

– Мне звонил мэр Москвы, - Кирилл проигнорировал эмоции Пирогова и продолжил, как ни в чем не бывало: - Его озабоченность судьбами горожан и Москвы справедлива! Ко мне постоянно приходят делегации горожан. Москва гибнет… Стоны людские раздаются со всех сторон. Вы не можете не думать об этом. Надо проявить христианское смирение… Господь есть любовь. Уповая на него, надо не умножать страданий людских! Скоро зима и надо что-то делать, Володя… сын мой, это трудное решение, но Господь посылает тебе это испытание. Жертва на алтарь отечества - это мученичество…

Пирогов снова почувствовал, что теряет над собой контроль:

– Я не хочу об этом говорить, слышите? Это политика, это - война. Ждите своих друзей, если вам так угодно, а я буду бороться…

– Сын мой, подумай о последствиях! - Кирилл гнул свою линию так нагло и откровенно, что Пирогову стало страшно. «Неужели это конец? Неужели это всё? Может быть, он что-то знает?», - думал он, титаническим усилием воли подавляя желания послать седобородого иуду матом. «Нет, может ещё пригодиться… Как посредник!», - Пирогов в очередной раз поймал себя на том, что фактически смирился со скорым концом и, как выясняется, уже начал подсознательно искать пути для переговоров. Хотя какие могут быть переговоры? Только если бежать. Но куда? Вот, кстати, ещё один ужас глобализации! Прекрасное время, когда на Земле была масса уютных и нелюбопытных стран, куда можно было убежать самому, и где можно было спрятать честно наворованные деньги, безвозвратно ушло. Ему, Пирогову, в любой точке земли светил только международный трибунал.

– Отец РјРѕР№, СЏ подумаю… Благословите… Р? помолитесь Р·Р° меня! - РјСЏРіРєРѕ закончил РѕРЅ разговор Рё перекрестившись вместе СЃ патриархом РЅР° экране отключил коммуникатор.

«Хорошо бы, конечно, не только чиновников, но и попов напоследок того… в расход пустить. Особенно этого Кирилла… Пусть уж всё будет по худшему сценарию, уж мерзее Феогноста, которого, конечно, и посадят патриархом, точно ничего быть не может. Может, люди поймут, что с этими козлами дела иметь нельзя», - думал он, выходя из лимузина и проходя в холл.

Впрочем, Сѓ Кирилла действительно были основания так себя вести: РІРѕ время того достопамятного разговора, РѕРЅ рассказал РџРёСЂРѕРіРѕРІСѓ, что некоторые влиятельные СѓРјРЅРёРєРё РёР· американских центров предлагали ещё сразу после РєСЂРёР·РёСЃР° ликвидировать РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєСѓСЋ патриархию, сделав Киевского патриарха Варсонофия главой всех православных, РІ СЃРІРѕС‘ время числившихся РІ РРџР¦. РўРѕРіРґР° проект зарубили РІ силу чрезмерной радикальности, РЅРѕ РЅР° сей раз РІСЃС‘ могло закончиться Рё так. РЎ РґСЂСѓРіРѕР№ стороны, РІ СЃРІРѕС‘ время Рє РџРёСЂРѕРіРѕРІСѓ РїСЂРёС…РѕРґРёР» епископ Анастасий, доверенное лицо патриарха, «патриарший спецслужбист», как его называл Лапников. Так РІРѕС‚ Анастасий долго Рё серьёзно рассказывал Рѕ зловредности китайской секты Фалун Дафа, Рє которой никаких репрессий РЅРµ применялось. Р’СЂРѕРґРµ как патриарх Рё его команда очень сильно напрягались, что китайцев РЅРµ гоняли, более того - Фадеев Рё ещё СЂСЏРґ высокопоставленных чиновников сами медитируют Рё упражняются РІ дыхательной гимнастике. РўРѕРіРґР°, РґР° Рё сейчас, РџРёСЂРѕРіРѕРІР° это рассмешило Рё расстроило: РЅР° РґРІРѕСЂРµ XXI век, РРѕСЃСЃРёСЏ уже РѕРґРёРЅ раз просрана, Р° СЂСѓСЃСЃРєРёРµ РїРѕРїС‹ РЅРµ хотят сотрудничать СЃ СЂСѓСЃСЃРєРёРјРё же политиками потому, что те РЅРµ готовы ссориться СЃ китайцами РёР·-Р·Р° какой-то дыхательной гимнастики СЃ посиделками РІ РїРѕР·Рµ лотоса.

22. РСѓСЃСЃРєРёРµ разговоры

– Скажите, а вам никогда не снился какой-нибудь губернатор или… даже министр? - Фёдор Никитович Хворобьев внимательно посмотрел на Севу.

Пребывание в пресс-группе Объединенного Штаба оставляло массу свободного времени, которое, по русской традиции, коротали за разговорами и выпивкой. Последнее, впрочем, не приветствовалось союзниками, поэтому желающие расслабиться собирались небольшими компаниями у кого-нибудь на временной квартире или где-то в оставленном хозяевами доме. На сей раз, по предложению прибившегося к штабу костромского журналиста Хворобьева, небольшое общество обосновалось в гостиной заброшенного и разграбленного особняка в стиле конца прошлого века. Судя по остаткам убранства, бывшие хозяева любили роскошь - на потолке и стенах гостиной сохранились затейливые фрески, а мраморный камин даже в развороченном виде казался произведением искусства.

– Снился, - вяло отозвался Сева, - Как же! Я честно говоря, почти и не помню то время…

– РђС…, как хорошо! - сказал старик. - Рђ РјРЅРµ РІРѕС‚ недавно снился приезд Владимира Владимировича Путина РІ РіРѕСЂРѕРґ Кострому… Рњ-РґР°, было такое сновиденье. Позвольте, РєРѕРіРґР° же это? Р’ прошлую пятницу. Р’СЃСЋ ночь снился Владимир Владимирович, Р° СЂСЏРґРѕРј СЃ РЅРёРј, помнится, ещё Дмитрий Медведев стоял, такой, знаете, вице-премьер был… Р?, помнится, СЂСЏРґРѕРј СЃ РЅРёРј ещё наш покойный начальник РЈР’Р” РІ фуражке СЃ орлом… Такие Сѓ РЅРёС… были… Несуразные… Фёдор Никитич РІР·РґРѕС…РЅСѓР», Рё подперев небритый РїРѕРґР±РѕСЂРѕРґРѕРє кулаком, разлил РІРѕРґРєСѓ РїРѕ рюмкам СЃРІРѕР±РѕРґРЅРѕР№ СЂСѓРєРѕР№. - РЇ РІРѕС‚ РІСЃС‘ думаю, как так получилось, что так активно строили великую РРѕСЃСЃРёСЋ, что РІ итоге просрали даже то, что было? День Рё ночь думаю, РЅРµ поверите! - РѕРЅ посмотрел РЅР° СЃРІРѕРёС… собеседников РІ поисках сочувствия, Р° потом СЃРЅРѕРІР° заговорил, как Р±С‹ продолжая РєРѕРіРґР°-то начатое рассуждение:

– Это ведь наша общая РІРёРЅР°! РРѕСЃСЃРёСЏ ведь РЅРµ РІРґСЂСѓРі умерла. РћРЅР° умирала РјРЅРѕРіРѕ лет, РЅР° наших глазах. Просто РјС‹ РЅРµ хотели этого видеть. Нам приятнее было думать, что РѕРЅР° великая Рё сильная. Энергетическая империя! Ебать-колотить! Рђ ведь Рё паралич наступал РЅРµ сразу. РџРѕРєР° это стадо РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёС… фигляров упражнялось РІ великодержавной риторике, РЅР° местах люди жили сами РїРѕ себе, СЃРІРѕРёРјРё проблемами. Р’ РњРѕСЃРєРІРµ был РїРёРє этого… гламура, Р° РІРѕ Владивостоке Рё Калининграде люди СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕ занимались СЃРІРѕРёРјРё делами. Р? РІРѕС‚ печальный итог: РєРѕРіРґР° случился РєСЂРёР·РёСЃ, никто РЅРµ пошёл умирать Р·Р° нефть Рё газ. Р’СЃРµ тихо сидели Рё даже радовались, что наконец-то этот РјРѕСЃРєРѕРІСЃРєРёР№ гадюшник разгонят. Рћ том, что вместе СЃ гадюшником РЅРµ станет Рё страны - как-то никто РЅРµ подумал. РќСѓ, РІ большинстве своём…

Отец Валентин, поп-расстрига, приткнувшийся к обозу армии и двигавшийся к Москве «правду искать у патриарха», докурил сигарету, и бросив окурок «Beijing Star» в служившую пепельницей банку колы, с полуслова вмешался в вялотекущую беседу.

– РЇ РІРѕС‚ лично РІСЃРµ РіРѕРґС‹ Рѕ РґСЂСѓРіРѕРј думаю. Р’ начале 90-С… РІСЃС‘ было РѕРґРёРЅ РІ РѕРґРёРЅ - Горбачев упражнялся РІ риторике, Р° страна тихо разваливалась. Потом РІСЃРµ порадовались, что его устранили, РЅРѕ РєРѕРіРґР° радость кончилась - тут Рё выяснилось, что как обычно СЃ РІРѕРґРѕР№ выплеснули Рё ребёнка. Р? главное РѕР±РёРґРЅРѕ, что второй раз РЅР° те же грабли Р·Р° сравнительно небольшой СЃСЂРѕРє. Надо было раньше думать, раньше! Рђ теперь РїРѕР·РґРЅРѕ. Просрали, как РІС‹ правильно сказали, Фёдор Никитич, РјС‹ СЃРІРѕСЋ страну, РґР° так, видать, нам Рё надо. Слишком хорошая была страна для нас, засранцев. Будем теперь как евреи РІ рассеянии. Жить Рё молиться, может РіРѕСЃРїРѕРґСЊ Рё смилуется, вернёт нам родину…

Отец Валентин неуверенно перекрестился, глядя куда-то в угол.

– Хотя, конечно, после исполнений наших попов в церкви заходить стыдно, - Фёдор Никитич ехидно улыбнулся, залпом выпил стопку, обнял свои тощие плечи и развил мысль:

– Р’РѕС‚ вспоминаю РІРёР·РёС‚ Патриарха РІ Рязань Рє этому мудаку Юркевичу, так Рё РїСЂСЏРј тошнота Рє горлу. Как сейчас вижу: стоят РѕРЅРё, стало быть, рядышком, генерал-то весь аж светится РѕС‚ удовольствия, Р° отче священноначальниче льёт елей цистернами: ах, как РјРѕР» очистилась наша русская земля! РђС…, РјРѕР» Рё РРѕСЃСЃРёСЏ - слово польское, Р° теперь наконец создано, славатехоссподи, СЂСѓСЃСЃРєРѕРµ государство православное! Р? орден ему РЅР° Р±СЂСЋС…Рѕ, толи Даниила РњРѕСЃРєРѕРІСЃРєРѕРіРѕ, толи Александра Невского… Р? пошли девки РІ кокошниках, РґР° жандармы СЃ С…РѕСЂСѓРіРІСЏРјРё. Р? Розенгольц СЃРѕ свечёй Рё РІ ермолке, РјРѕР» СЏ хоть Рё еврей, РЅРѕ очень благоговейно отношусь Рє СЂСѓСЃСЃРєРѕР№ церкви, чьими радениями процветает СЂСѓСЃСЃРєРѕРµ государство. Рђ патриарх - Рё ему орден! Р’РѕС‚ это был номер! Р’СЃРµ аж замерли, только сам Михаил Ефимович сияет как оклад РЅР° РёРєРѕРЅРµ. Слёзку пустил, РіРѕРІРѕСЂРёС‚ - служу отечеству, РСѓСЃСЃРєРѕР№ республики… РњС‹, РїРѕРјРЅСЋ, напились тогда, РґРѕ зелёных чертей. Смеялись над этой всей клоунадой. Денисенко, покойный, СЃРѕ СЃРІРѕРёРј любовником, РіРѕРІРЅСЋРєРѕРј патлатым только что РЅРµ целовались там РїСЂРё всех, Р·Р° СЃРїРёРЅРѕР№ патриарха. Смех Рё грех, смех Рё грех… Нам казалось, это смешно, Р° это было совсем РЅРµ смешно.

Отец Валентин, казалось бы, должен был что-то возразить, но он как-то двусмысленно промолчал. «Наверное, обиделся на своих, что лишили сана», - подумал Сева.

Фёдор Никитич же, не видя у окружающих ни желания что-либо сказать, ни возражений против его импровизированного выступления, продолжил:

– Помнится, Рё РєРѕРіРґР° РІСЃРµ эти идиоты РёР· «Единой РРѕСЃСЃРёРёВ» устраивали СЃРІРѕРё эти РІСЃСЏРєРёРµ съезды Рё демонстрации - тоже смеялись. РўРёРїР°, вернулась РљРџРЎРЎ. Новости тоже начались, как РїСЂРё коммунистах… Сначала - РјРЅРѕРіРѕ-РјРЅРѕРіРѕ президента, потом РїСЂРѕ партийную жизнь, слушали-постановили, потом ширится посевная - цветёт страна родная, потом - Америка, таки, параша. РќСѓ Рё Рѕ РїРѕРіРѕРґРµ. Почему-то считалось, что РІ каждом выпуске новостей обязательно надо президента показать… Р?, знаете ли, эдак подчеркнуть, что РјРѕР» СЃСѓРґСЊР±РѕРЅРѕСЃРЅРѕРµ случилось. Р?ли, допустим, едет РѕРЅ РєСѓРґР°-то… Р—Р° границу, допустим. Даже если там какой-РЅРёР±СѓРґСЊ СЃР±РѕСЂ международный - РІСЃС‘ фигня! Обязательно подчеркнут, что Рё президента нашего принимали особенно тепло, Рё СЂСѓРєСѓ ему жали особенно долго, Рё Рє РРѕСЃСЃРёРё РґРµ там относятся особенно хорошо. Короче, наш президент приехал - Рё Сѓ аборигенов праздник РїРѕ такому случаю! Рљ этому времени уже Рё глаза как-то замылились, отчего-то казалось, что так Рё надо…

Старый журналист тяжело вздохнул, что-то вспоминая:

– РџРѕРјРЅСЋ, как губернатор наш, ещё задолго РґРѕ РєСЂРёР·РёСЃР°, заходился РѕС‚ умиления: РјРѕР», СѓР¶ как СЏ уважаю любимую нашего президента, РґР° как СЏ поддерживаю президентскую партию! Да только РїРѕРґ водительством нашего РґРѕСЂРѕРіРѕРіРѕ сделаем РРѕСЃСЃРёСЋ единой Рё сильной! Потом ведь, сволочь такая, встречал немцев хлебом-солью! РќРµ побрезговал, РІ компании СЃ архиепископом Рё РјСЌСЂРѕРј нашим ненаглядным. Сначала РѕРЅРё ещё что-то мямлили, РїРѕ углам Рё негромко, что РјРѕР» обстоятельства сильнее… Рђ потом СѓР¶, РєРѕРіРґР° стало СЏСЃРЅРѕ, что РІСЃС‘ серьезно, надолго - так, РїРѕРјРЅСЋ, губернатор Р±РёР» себя кулачком РІ РіСЂСѓРґСЊ Рё доказывал, что СѓР¶ РѕРЅ-то всегда был против авторитаризма Рё ущемления демократии! Видать, надеялся, что его немцы главным поставят. Фигу ему, остался РЅРµ РїСЂРё делах Рё тихо уехал РєСѓРґР°-то, чуть ли РЅРµ РІ туже Европу. Редкостная паскуда был наш губернатор, редкостная…

Гриша Маторин, молодой и циничный коллега Севы из «Siberia online», хмыкнул и, картинно зевнув, вмешался в разговор:

– РРѕСЃСЃРёСЏ! РРѕСЃСЃРёСЏ! Рђ что РѕРЅРѕ такое, эта ваша РРѕСЃСЃРёСЏ? Пустой Р·РІСѓРє! Р? РЅРµ потому, что её РІ РРёРіРµ упразднили, нет! Рђ потому что её уже Рё РЅРµ было, РѕРґРЅРѕ название оставалось. Сами же РІС‹ говорите - РјРѕР», РЅРµ сразу, РјРѕР» жили РїРѕ-разному, Р° москалям-РґРµ было пофигу! Нельзя упразднить живую страну, живой народ, нацию нельзя упразднить! Рђ если можно, значит это никакая РЅРµ нация, Рё РЅРµ страна РІРѕРІСЃРµ, Р° просто территория СЃ названием. Так ведь Рё получилось, ведь РґР°? Почему миллионы молчали, РєРѕРіРґР° упраздняли страну? Где РІСЃРµ патриоты отсиделись? Да Рё сто лет назад, РіРґРµ РѕРЅРё РІСЃРµ были, РєРѕРіРґР° царь отрекался? Никто РЅРµ вышел! Никто! Р? РІ 91-Рј, РєРѕРіРґР° РЎРѕСЋР· СЂСѓС…РЅСѓР», РіРґРµ был народ-то? РџРѕ домам сидел Рё тихо радовался. Рђ РІСЃС‘ почему? Потому что людям было РІСЃС‘ равно. РџРѕРєР° лично РёС… РЅРµ убивали, РЅРµ волокли РёР· РґРѕРјРѕРІ - плевать было СЂСѓСЃСЃРєРёРј людям Рё РЅР° империю, Рё РЅР° РЎРѕСЋР· Рё РЅР° саму РРѕСЃСЃРёСЋ! РќРµ прав СЏ, Р°? РќРµ прав?

Отец Валентин бросил на Гришу ненавидящий взгляд, но ничего не сказал, только снова закурил.

– РўСѓС‚ РІСЃС‘ глубже…, - Фёдор Никитич Р·СЏР±РєРѕ поёжился Рё грустно принялся возражать: - Так получилось, что РѕСЃРЅРѕРІРЅРѕРµ население РРѕСЃСЃРёРё, СЂСѓСЃСЃРєРёРµ, как-то отчуждились РѕС‚ своей страны… Потому что РРѕСЃСЃРёСЏ-то РІСЃС‘ больше заботилась Рѕ малых народах. Как Р±С‹ РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ обидеть, РЅРµ ущемить! Как Р±С‹ всех накормить-напоить! Рђ СЂСѓСЃСЃРєРёРј что? Рђ ничего, живи как хочешь. Р’РѕС‚ Рё получилась странная вещь: РІРѕ всех странах СЂСѓСЃСЃРєРёРµ люди делали успешные карьеры, хорошо жили Рё всем нравились, Рё только РІ РРѕСЃСЃРёРё РјС‹ жили как чужие, РІСЃС‘ время ожидая РѕС‚ государства какой-то подляны… РќСѓ Рё РІ итоге потеряли Рє нему РІСЃСЏРєРёР№ интерес.

– Да ладно! Люди РІСЃРµ были Р·Р° единую страну! Что РІС‹ тут пересказываете пропаганду? Это РІСЃС‘ сказки, что были тенденции-шменденции! Ничего РЅРµ было, РёСѓРґС‹ продали РРѕСЃСЃРёСЋ, продали! - отец Валентин СЃ ненавистью смотрел то РЅР° Хворобьева, то РЅР° циничного СЃРёР±РёСЂСЏРєР°. Р’СЃРµ участники разговора РІ СЃРІРѕСЋ очередь посмотрели РЅР° нервного расстригу СЃ нескрываемой опаской: РІ действующей армии вести таки разговоры было небезопасно.

– РќСѓ РІРѕС‚ это точно пропаганда, - Хворобьев хмыкнул Рё вяло махнул СЂСѓРєРѕР№ РЅР° расстригу: - Р? РёСѓРґС‹ были, Рё продали, РЅРѕ почему миллионы людей молчали? Р? РІ 1917-Рј? Р? РІ 1991-Рј РіРѕРґСѓ? Р? РІ РљСЂРёР·РёСЃ? Где РѕРЅРё РІСЃРµ были Рё чем занимались, РєРѕРіРґР° РёС… страну, как РІС‹ выражаетесь, «продавали Р?уды»? Р?ли РІС‹ РЅРµ видели, как тогда люди портреты топтали? Рђ СЏ вам Рё отвечу: жили своей СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕР№ жизнью. Выживали. Растили детей. Потому что точно знали: государство обманет, пошлёт умирать Р·Р° красивые слова Рё отберёт последнее! Р’РѕС‚ что главное! Как что-то угрожало главным жопам страны - так извольте, «братья Рё сестры», «я хочу выпить Р·Р° великий СЂСѓСЃСЃРєРёР№ народ!В», Р° как СѓРіСЂРѕР·Р° проходила - Рё нафиг этот народа, лишить всех прав Рё игнорировать. Р’РѕС‚ Рё получается: Р·Р° счёт РѕРґРЅРѕРіРѕ народа кормили полмира дармоедов! Р’РѕС‚ Рё выкормили, слава Р±РѕРіСѓ. Р’РѕРЅ РѕРЅРё, гоголями С…РѕРґСЏС‚ РїРѕ штабам. Перекраивают нашу страну, как РєРѕРјСѓ нравится. Нас уже больше Рё РЅРµ Р·РѕРІСѓС‚ даже! РЈ всех РІСЃС‘ хорошо, только РјС‹ РѕРґРЅРё РІ самой глубокой жопе, Рё никто СЃ нами особенно РЅРµ хочет возиться.

– РҐР°, так зачем звать-то? Давайте откровенно: РёРј всем РѕС‚ нас РѕРґРЅРѕРіРѕ надо - чтоб тихо сидели Рё РЅРµ рыпались. Рђ СЏ РІРѕС‚ думаю - может Рё хорошо? Р’С‹, РіРѕСЃРїРѕРґРёРЅ бывший РїРѕРї, сейчас меня изругаете, РЅРѕ может нам Рё надо пожить простой жизнью простого такого народа? Без мессианской шизофрении, без беготни СЃ византийскими писанными торбами… Без озабоченности судьбами РјРёСЂР°, РІ конце концов! РЈР¶ как-РЅРёР±СѓРґСЊ РІСЃРµ без нас пусть поживут. Рђ то только более-менее началась спокойная жизнь, РЅР° нас стали смотреть без страха, что наша чудовищная СЂРѕРґРёРЅР° вытворит что-РЅРёР±СѓРґСЊ. Р? РІРґСЂСѓРі РЅР° тебе! Опять РІСЃС‘ РїРѕ-новой… Р?Р·-Р·Р° таких РІРѕС‚ дебилов, как РџРёСЂРѕРіРѕРІ - РѕРґРЅРё проблемы, - Гриша уже РЅРµ играл, Р° РіРѕРІРѕСЂРёР» злобно. Сева как-то слышал РѕС‚ него самого эмоциональный рассказ Рѕ том, как РѕРЅ РЅРµ СЃРјРѕРі уехать РїРѕ обмену РІ Америку РёР·-Р·Р° начала рязанского мятежа. Американцы справедливо полагали, что РѕРЅ Рё остальные участники подобных программ немедленно РїРѕРїСЂРѕСЃСЏС‚ политического убежища, Р° потому просто РІСЃС‘ разом остановили, Рё вместо Америки Гриша РІ итоге поехал вместе СЃ РЎРёР±РёСЂСЃРєРёРј РєРѕСЂРїСѓСЃРѕРј бороться СЃ Пироговым.

– Да, СѓР¶ что-что, Р° РјРёСЂ спасать - это Сѓ нас национальная болезнь, как выясняется. РџСЂСЏРјРѕ как зараза какая-то кремлёвская! - Хворобьев закивал головой, то ли гришиным словам, толи СЃРІРѕРёРј. - РџРѕРјРЅСЋ, Горбачев РІСЃС‘ время РїРѕ РјРёСЂСѓ шнырял, РІСЃС‘ пытался всех СЃРѕ всеми помирить! Рђ страна-то рушилась! Да что там, РїРѕРјРЅСЋ, месяца Р·Р° РґРІР° РґРѕ того самого РљСЂРёР·РёСЃР°, СЏ уже тогда Рё старался ничего РЅРµ смотреть, РЅРµ слушать, потому что блевать охота было РѕС‚ постоянного ссанья РІ глаза… Так РІРѕС‚, как-то, РїРѕРјРЅСЋ, включил телик РЅР° новостной канал - Р° там показывают, как последний президент Федерации… РќСѓ этот, как его…? Забыл его, дьявола, фамилию… РќСѓ пришибленный-то такой, маленький… Где-то РІ Палестине что ли арабов СЃ евреями РјРёСЂРёР». Стоит такой важный, СЂСЏРґРѕРј американец Рё эти РґРІР° кислых РґСЂСѓРіР°, С…СѓР№ РґР° СѓРєСЃСѓСЃ, еврейский президент РґР° палестинский… РўРёРїР°, РІ очередной раз РјРёСЂ РЅР° вечные времена. Р? этот наш презик как понёс ахинею: РјРѕР», народ РРѕСЃСЃРёРё озабочен, народ РРѕСЃСЃРёРё следит Р·Р° процессом РЅР° Ближнем Востоке! РђРіР°, конечно… РЇ РїСЂСЏРј чуть СЃРѕ стула РѕС‚ смеха РЅРµ упал тогда! Р’ стране чёрте что, акции падают, РІСЃРµ думают, как Р±С‹ спасти хоть что-то РІ этом бардаке… Рђ РІРѕС‚ РѕРЅРѕ, оказывается, как! Оказывается, какой-то народ РРѕСЃСЃРёРё РІ это время ночей РЅРµ СЃРїРёС‚, думает как там жиды СЃ арабами! Р’РѕС‚ вам Рё ответ! Меньше надо было РїРѕ РјРёСЂСѓ ездить Рё думать, как там РІ Африке… Кстати, Рё РїСЂРѕ Африку тоже смешно, конечно! Как выяснилось, РІ Европах-Америках уже тихонечко готовились прикрыть РІСЃСЋ эту африканскую лавочку, Р° наши-то дурошлёпы РІСЃС‘ СЃ неграми ездили ручкаться… Показывали, РїРѕРјРЅСЋ, как министр иностранных дел тогдашний… Фамилию тоже РЅРµ помню… Р’РѕС‚ ведь вожди Сѓ нас были! РќРё рожу РЅРµ вспомнить, РЅРё фамилию… Какие-то мыши серые! Жмёт СЂСѓРєСѓ какому-то гамадрилу, который ещё Рє Брежневу, царствие ему небесное, приезжал бабки клянчить… Р? что-то такое заливает, РјРѕР», цвётет Африка Рё будущее Сѓ неё прекрасное, как РјРѕР» хорошо, что народы Африки широкой поступью РёРґСѓС‚ вперёд. РђРіР°, видели РјС‹ эту поступь потом… Впрочем, даже негры сопротивлялись больше, чем мы… Может, РёРј было что терять? Может РІСЃРµ эти сраные Камеруны были РёРј родные Рё РґРѕСЂРѕРіРёРµ, дороже чем нам наша Раша?

Сева неожиданно для себя вмешался в разговор, хоть и решил с самого начала отмалчиваться.

– А я вот всё думаю, а что они чувствовали? Ну и чувствуют… Ну, там, вот Юркевич, например, когда руководил этим вот огузком страны? Что чувствует этот наш Полухин? Как себя чувствует дальневосточный вождь Лопатин?

– Каково вообще им всем чувствовать себя хозяевами борделя, где за копейки работают их матери и дочери? - язвительно вставил отец Валентин, закуривая очередную сигарету.

– РќСѓ что Р·Р° пафос, святой РІС‹ наш отец, - Фёдор Никитич СЏРІРЅРѕ был сегодня РІ ударе Рё желал вещать: - Что-то РІС‹ РјРЅРѕРіРѕ курите… Так РІРѕС‚, бесстыдство Рё нежелание смотреть РЅР° ситуацию РІ историческом разрезе вообще РІ РєСЂРѕРІРё Сѓ нашей элиты. Р’РѕС‚ смотрите сами: сначала коммунисты вообще отучали людей думать Рѕ чём-либо, РєСЂРѕРјРµ самосохранения, потом, для успешной карьеры, надо было наплевать РЅР° РІСЃС‘ то, чему поклонялись 70 лет Рё стать демократом Рё рыночником! Р? ничего, РІСЃРµ бодренько шагнули РІ дивный новый РјРёСЂ, даже Рё РЅРµ задумавшись, каково это СЃ точки зрения морали Рё нравственности. Впрочем, думали РѕРЅРё Рѕ том, что если РЅРµ СЏ, то РґСЂСѓРіРёРµ, РґР° Рё вообще, такая сложилась ситуация… Потом РІСЃРµ СЃРЅРѕРІР° стали, как тогда говорили, «державниками» Рё патриотами, СЃРЅРѕРІР° записались РІ РѕРґРЅСѓ РЅР° всех партию, потом началось РІРѕС‚ РІСЃС‘ это РіРЅСѓСЃРЅРѕРµ брожение, которое Рё привело Рє Кризису… РќРѕ! Заметьте, РІСЃС‘ это время РіРѕСЃРїРѕРґР° чиновники сидели РІ СЃРІРѕРёС… кабинетах Рё РІ каждый отдельный момент времени были совершенно уверены РІ своей правоте Рё РІ том, что РѕРЅРё занимают единственно верную позицию. РќСѓ, естественно, что именно РѕРЅР°-то Рё наиболее полезна РРѕСЃСЃРёРё! Р?ли органы безопасности, которые РІСЃРµ эти РіРѕРґС‹ РёР· кожи РІРѕРЅ лезли, защищая каждый новый РёР·РіРёР± политики каждого РЅРѕРІРѕРіРѕ президента…

На этих словах отец Валентин как-то странно вздохнул, но это никто не заметил.

– Так что ничего РЅРѕРІРѕРіРѕ, РґСЂСѓР·СЊСЏ РјРѕРё, - Хворобьев оглядел присутствующих. - Сначала РѕРЅРё были Р·Р° великую Рё единую, потому что так надо Рё РїРѕ РґСЂСѓРіРѕРјСѓ нельзя. Потом, как РѕРЅРё любят говорить, сложилась такая ситуация… Р’ общем, надо было срочно стать лояльными новым государствам… РќСѓ Р° победи РџРёСЂРѕРіРѕРІ, РѕРЅРё Р±С‹ СЃРЅРѕРІР° РІСЃРµ стали лояльны единой Рё неделимой, РЅРµ сомневайтесь! Р? Полухин ваш, Рё Лопатин, Рё кто там ещё? Такой СѓР¶ продажный народец наши СЂСѓСЃСЃРєРёРµ чиновники…

Тут Фёдор Никитич исполнил номер, который произвёл на Севу особое впечатление:

– Да РЅСѓ РІРѕС‚ взять хоть Росселя, Эдуарда вашего Эргартовича… Его физиономию можно увидеть РЅР° стофранковой РєСѓРїСЋСЂРµ богохранимой Уральской республики, - РѕРЅ достал РёР· кармана разноцветные кусочки тонкого пластика Рё выбрав РёР· РЅРёС… РѕРґРЅСѓ, показал её собеседникам.

– Ведь какой матёрый человечище, прости Господи! Сначала РЅР° советской работе… Потом - ельцинский выдвиженец. Потом первым начал мутить Уральскую республику… Что РІС‹! РЇ как сейчас РїРѕРјРЅСЋ, 1993 РіРѕРґ, РІСЃРµ дела… Потом, РєРѕРіРґР° получил РїРѕ шапке, тихонечко фрондировал Ельцину, периодически взбрыкивая… РЅСѓ РїРѕРєР° можно было. РџСЂРё Путине перестроился мгновенно, Рё СѓР¶ РЅРµ было Сѓ идеи единой РРѕСЃСЃРёРё большего сторонника! РЇ, РїРѕРјРЅСЋ, бывал РІ вашем этом Екатеринбурге, съезд там был этой, как её, «Единой России»… Россель там, конечно, пятками себя РІ РіСЂСѓРґСЊ бил… Так ведь РѕРЅ умудрился дожить Рё РґРѕ РљСЂРёР·РёСЃР°! Хоть уже Рё РЅРµ был губернатором, РЅРѕ успел, каналья эдакая, прокряхтеть напоследок, СЃ больничной РєРѕР№РєРё уже, что, РјРѕР», РІСЃСЋ СЃРІРѕСЋ жизнь РѕРЅ был сторонником уральской независимости Рё типа готов хоть сейчас возглавить её. Благо, хватило тогда СѓРјР° старика РЅРµ позвать Рє рулю - совсем ведь уже РёР· СѓРјР° выжил… Как РІРѕС‚ можно было терпеть таких людей РІРѕ власти? Почему Путин, РєРѕРіРґР° ему ещё РІСЃРµ доверяли, РЅРµ вычистил сразу этих РІРѕС‚ росселей РЅР° всех СѓСЂРѕРІРЅСЏС…? Нет, РѕРЅ ведь СЃ РЅРёРјРё был нежен, каждому этому гандону дал возможность сидеть РґРѕ последнего… Р’РѕС‚ Рё пожалуйста, РІРѕС‚ Рё итоги. Люди годами видели РѕРґРЅРё Рё те же рожи, которые РёРј постоянно что-то рассказывали. Р? как Р±С‹ РЅРµ менялась жизнь, эти-то государственники всегда оставались РїСЂРё постах Рё деньгах, Рё всегда были совершенно убеждены РІ своей правоте Рё уместности!

– Скажите, Фёдор Никитич, Р° РІС‹ РЅРµ боитесь вообще так смело РѕР±Рѕ всём рассуждать, Р°? РРѕСЃСЃРёСЋ жалеть РІ наше СЃСѓСЂРѕРІРѕРµ время - чревато, Р°? Да Рё РІС‹, как СЏ понимаю, Рё РїСЂРё Путине, Рё РїСЂРё Юркевиче РЅРµ РІ лесу партизанили? - отец Валентин подошёл Рє Хворобьеву Рё встал справа РѕС‚ него, глядя РЅР° него сверху, РїСЂСЏРјРѕ РЅР° лысину.

– Рђ что СЏ? РЇ уже старый человек… РћРґРёРЅРѕРєРёР№ Рё старый. РЇ, РґСЂСѓР·СЊСЏ РјРѕРё, проститутствую СЃ 1981 РіРѕРґР°! Да-РґР°. Р’ РіРѕРґ 26-РіРѕ съезда РљРџРЎРЎ СЏ начал писать заметки РІ нашу костромскую комсомольскую газету! Потом журфак, потом работал РІ газетах. Перестройка, РІСЃРµ дела… РўСѓС‚ СЏ развернулся, РґР°! Р­С…, были времена… Потом, РїСЂРё Ельцине, СЏ попал РІ РѕР±РѕР№РјСѓ Рє губернатору, сыто жил. Вообще, Р·Р° последние десятилетия - ничего РЅРµ пропустил! Писал репортажи СЃРѕ съездов депутатов, потом - регулярно писал РїСЂРѕ РІСЃРµ партии, которые считались правящими… РќР° первом съезде «Единства» был! Р’ 1999 РіРѕРґСѓ, да… Как вчера! Короче РіРѕРІРѕСЂСЏ, Рє РєСЂРёР·РёСЃСѓ был СЏ почтенным председателем нашей областной организации «Медиасоюза», хотя название, конечно, вам ничего РЅРµ скажет. РќСѓ Р° как РљСЂРёР·РёСЃ случился - чего делать-то было? Остался работать РїСЂРё власти. РЎРѕ РјРЅРѕР№ провели беседу какие-то СѓРјРЅРёРєРё, СЏ покаялся, РІСЃС‘ как надо… РќСѓ Рё РїСЂРё Юркевиче честно рассказывал людям, как РѕРЅРѕ всё… РЎ точки зрения власти. Ничего РґСЂСѓРіРѕРіРѕ РЅРµ умею, РґР° СѓР¶ Рё учится РїРѕР·РґРЅРѕ. РџРёСЂРѕРіРѕРІ РЅР° старости лет устроил РјРЅРµ приключение, РґР°. РњРЅРµ грозились припомнить РІСЃСЋ РјРѕСЋ писанину. Если успел СЃ голой жопой удрать… РќСѓ ничего… РРѕСЃСЃРёРё нет, Р° власть РІСЃС‘ равно есть. РђРІРѕСЃСЊ пристроюсь РєСѓРґР°-РЅРёР±СѓРґСЊ потихонечку, как РїРѕРіРѕРЅСЏС‚ РџРёСЂРѕРіРѕРІР° этого… Глядишь, еще поредактирую СЃРІРѕРё В«РСѓСЃСЃРєРёРµ новости». РќСѓ или что-РЅРёР±СѓРґСЊ РґСЂСѓРіРѕРµ. Меня уже взяли РЅР° учёт, как опытного бойца идеологического фронта, РґР° ещё Рё пострадавшего РѕС‚ мятежников, нас таких мало осталось, кто линию партии СЃ полуслова понимает, да…




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.