Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ГОСУДАРСТВО И ПРАВО ДРЕВНЕГО МИРА 3 страница



(§ 166). Если человек возьмет жен для сыновей, которых он имеет, а для своего меньшего сына не возьмет жены, то, после того как отец уйдет к судьбе, когда братья станут делиться, из достояния отцовского дома они должны установить меньшему брату, не взявшему еще жены, кроме его доли, серебро на брачный выкуп и дать ему взять жену.

(§ 167). Если человек возьмет себе жену и она родит ему детей, а затем эта женщина уйдет к судьбе и после смерти ее он возьмет себе другую женщину, и она также родит детей, то потом, когда отец уйдет к судьбе, дети не должны делиться по матерям; они должны взять приданое своих матерей и разделить достояние отцовского дома поровну[166].

(§ 168). Если человек вознамерится изгнать своего сына и скажет судьям: «Я изгоню моего сына», то судьи должны исследовать его дело, и если сын не совершил тяжкого греха, достаточного для лишения его наследства, то отец не может лишить его наследства.

(§ 169). Если он совершил по отношению к отцу тяжкий грех, достаточный для лишения его наследства, он должен на первый раз простить его; если же он совершил тяжкий грех во второй раз, то отец может лишить своего сына наследства.

(§ 170). Если человеку его супруга родит детей и его рабыня также родит ему детей, и отец при своей жизни скажет детям, которых родила ему рабыня: «Мои дети», причислит их к детям супруги, то, после того, как отец уйдет к судьбе, дети супруги и дети рабыни должны делить между собой достояние отцовского дома поровну; наследник[167], сын супруги, при разделе должен выбрать и взять свою часть первым.

(§ 171). А если отец при своей жизни не скажет детям, которых родила ему рабыня: «Мои дети», то, после того, как отец уйдет к судьбе, дети рабыни не могут делить с детьми супруги достояние отцовского дома. Рабыня и ее дети должны быть отпущены на свободу[168], дети супруги не могут предъявлять к детям рабыни претензии об обращении в рабство. Супруга получит свое приданое и вдовью долю, которую ей дал и отписал ей посредством документа[169] ее муж, и будет жить в жилище своего мужа и пользоваться всем этим, пока жива, но не может отдавать за серебро; что останется после нее, принадлежит только ее детям.

(§ 172). Если ее муж не дал ей вдовьей доли, то должно восполнить ей ее приданое, и она должна получить из достояния дома своего мужа долю, подобную доле одного наследника. Если ее дети станут притеснять ее, чтобы выгнать ее из дома, то судьи должны исследовать ее дело и наказать[170] ее детей; эта женщина не должна уходить из дома своего мужа. Если эта женщина вознамерится уйти, то она должна оставить своим детям вдовью долю, которую дал ей муж, а себе взять приданое своего отцовского дома, и ее может взять любимый ею муж.

(§ 173). Если эта женщина там, куда войдет[171], родит детей своему второму мужу, а потом эта женщина умрет, то ее приданое дети от первого и второго мужа должны разделить между собою.

(§ 174). Если она не родит детей своему второму мужу, то ее приданое должны получить только дети ее первого супруга.

(§ 175). Если либо раб дворца, либо раб мушкенума возьмет замуж дочь человека и она родит детей, то господин раба не может предъявлять претензии к детям дочери человека об обращении их в рабство.

(§ 176). А если раб дворца или раб мушкенума возьмет замуж дочь человека и она, когда он брал ее замуж, вошла в дом раба дворца или раба мушкенума с приданым из своего отцовского дома, и впоследствии после того, как они поселятся вместе, создадут дом и приобретут движимое имущество, впоследствии либо раб дворца, либо раб мушкенума уйдет к судьбе, то дочь человека должна получить свое приданое, а все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части, и половину должен получить господин раба, половину должна получить дочь человека для своих детей. Если у дочери человека не было приданого, то все, что муж ее и она сама приобрели с тех пор, как поселились вместе, должно разделить на две части, и половину должен получить господин раба, половину должна получить дочь человека для своих детей.

(§ 177). Если вдова, имеющая малолетних детей, вознамерится войти в дом другого, то она не может войти без ведома судей. Когда она входит в дом другого, судьи должны исследовать дело дома ее первого мужа, и должны поручить дом ее первого мужа ее второму мужу и этой женщине, и взять с них документ. Они должны хранить дом, а также воспитывать малолетних детей и не могут отдавать утвари за серебро. Покупатель, который купит утварь детей вдовы, теряет свое серебро; их достояние должно вернуться его хозяевам.

(§ 178). Если жрице энтум[172], надитум или зикрум[173], которой ее отец дал приданое и написал документ, он не запишет в написанном для нее документе, что она может отдать то, что останется после нее, куда захочет, не предоставит ей свободного распоряжения, то после того, как отец уйдет к судьбе, ее братья получают ее поле и сад и должны давать ей, сообразно с размером ее доли, выдачу хлебом, маслом и шерстью и этим удовлетворять ее. Если ее братья не станут давать ей, сообразно с размером ее доли, выдачи хлебом, маслом и шерстью и этим удовлетворять ее, то она может передать свое поле и сад подходящему для нее земледельцу, и ее земледелец должен содержать ее. Она может пользоваться полем, садом и всем, что дал ей ее отец, пока жива; отдавать их за серебро и уплачивать ими другому она не может; ее наследственная доля[174] принадлежит только ее братьям.

(§ 179). Если жрице энтум, надитум или зикрум, которой ее отец дал приданое и написал документ с печатью, он запишет в написанном для нее документе, что она может отдать то, что останется после нее, куда захочет, предоставит ей свободное распоряжение, то после того, как отец уйдет к судьбе, она может отдать, что останется после нее, куда захочет; ее братья не могут ничего требовать с нее по суду.

(§ 180). Если отец не даст своей дочери — надитум, живущей в обители, или зикрум — приданого, то после того, как отец уйдет к судьбе, она получает из достояния отцовского дома долю, подобную доле одного наследника, и может пользоваться ею, пока жива. То, что останется после нее, принадлежит только ее братьям.

(§ 181). Если отец посвятит богу надитум, храмовую блудницу[175] или храмовую деву[176] и не даст ей приданого, то после того, как отец уйдет к судьбе, она получает из достояния отцовского дома 1/3 своей наследственной доли и может пользоваться ею, пока жива; то, что останется после нее, принадлежит только ее братьям.

(§ 182). Если отец не даст приданого своей дочери — надитум Мардука Вавилонского, не напишет ей документа с печатью, то после того, как отец уйдет к судьбе, она получает при разделе с братьями из достояния отцовского дома 1/3 своей наследственной доли; повинности[177] она не должна нести; то, что останется после нее, надитум Мардука может отдать, куда захочет.

(§ 183). Если отец даст своей дочери от наложницы[178] приданое, отдаст ее мужу и напишет ей документ с печатью, то после того, как отец уйдет к судьбе, она не получит доли в достоянии отцовского дома.

(§ 184). Если отец не даст своей дочери от наложницы приданого и не отдаст ее мужу, то после того, как отец уйдет к судьбе, ее братья должны дать ей приданое, сообразно с возможностями отцовского дома, и отдать ее мужу.

(§ 185). Если человек усыновит малолетнего, находившегося в пренебрежении[179], и вырастит его, то этот воспитанник не может быть потребован обратно по суду.

(§ 186). Если человек усыновит малолетнего и, лишь когда его усыновили, он узнает своего отца и свою мать, то этот воспитанник может вернуться в дом своего отца[180].

(§ 187). Приемный сын евнуха (?), служащего во дворце, и приемный зикрум не может быть потребован обратно по суду[181].

(§ 188). Если какой-либо ремесленник возьмет малолетнего в воспитанники и научит его своему ремеслу, то он[182] не может быть потребован обратно по суду.

(§ 189). Если он не научит его своему ремеслу, то этот воспитанник может вернуться в дом своего отца.

(§ 190). Если человек вырастит малолетнего, которого он усыновил, но причислит его к своим детям, то этот воспитанник может вернуться в дом своего отца.

(§ 191). Если человек вырастит малолетнего, которого он усыновил, создаст свой дом и потом получит детей и вознамерится изгнать воспитанника, то этот сын не должен уйти с пустыми руками: отец, вырастивший его[183], должен дать ему из своего достояния 1/3наследственной доли, и тогда тот может уйти; из поля, сада и дома он может не давать ему ничего.

(§ 192). Если приемный сын евнуха (?) или приемный сын зикрум скажет своему отцу, вырастившему его, или матери, вырастившей его: «Ты не мой отец» или «Ты не моя мать», то ему должно отрезать язык.

(§ 193). Если приемный сын евнуха (?) или приемный сын зикрум узнает о доме своего естественного отца и возненавидит отца, вырастившего его, или мать, вырастившую его, и уйдет в дом своего отца, то ему должно вырвать глаз.

(§ 194). Если человек отдаст своего ребенка кормилице и этот ребенок умрет в руках кормилицы, а кормилица без ведома его отца и его матери подменит его другим ребенком, то ее должно изобличить, и за то, что она без ведома [е]го отца и е[го] матери подмен[ила] его други[м] ребенком, должно отрезать ей груди.

(§ 195). Если сын ударит своего отца, то ему должно отрезать пальцы[184].

(§ 196). Если человек повредит глаз кого-либо из людей[185], то должно повредить его глаз.

(§ 197). Если он сломает кость человека, то должно сломать его кость.

(§ 198). Если он повредит глаз мушкенума или сломает кость мушкенума, то он должен отвесить 1 мину серебра.

(§ 199). Если он повредит глаз раба человека или сломает кость раба человека, то он должен отвесить половину его покупной цены.

(§ 200). Если человек выбьет зуб человека, равного себе, то должно выбить его зуб.

(§ 201). Если он выбьет зуб у мушкенума, то он должен отвесить 1/3 мины серебра.

(§ 202). Если человек ударит по щеке большего по положению, чем он сам, то должно в собрании[186] ударить его 60 раз плетью из воловьей кожи.

(§ 203). Если кто-либо из людей ударит по щеке кого-либо из людей, кто подобен ему, то он должен отвесить 1 мину серебра.

(§ 204). Если мушкенум ударит по щеке мушкенума, то он должен отвесить 10 сиклей серебра.

(§ 205). Если раб человека ударит по щеке кого-либо из людей, то должно отрезать ему ухо.

(§ 206). Если человек ударит человека в драке и нанесет ему рану, то этот человек должен поклясться: «Я ударил его не умышленно», а также оплатить врача.

(§ 207). Если тот умрет от его побоев, то он должен поклясться, и если потерпевший — кто-либо из людей, он должен отвесить 1/2мины серебра.

(§ 208). Если потерпевший — кто-либо из мушкенумов, то он должен отвесить 1/3 мины серебра.

(§ 209). Если человек ударит дочь человека и причинит выкидыш ее плода, то он должен уплатить за ее плод 10 сиклей серебра.

(§ 210). Если эта женщина умрет, то должно убить его дочь.

(§211). Если он причинит побоями дочери мушкенума выкидыш ее плода, то он должен отвесить 5 сиклей серебра.

(§ 212). Если эта женщина умрет, то он должен отвесить 1/2мины серебра.

(§ 213). Если он ударит рабыню человека и причинит выкидыш ее плода, то он должен отвесить 2 сикля серебра.

(§ 214). Если эта рабыня умрет, то он должен отвесить 1/3 мины серебра[187].

(§ 215). Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и излечит этого человека или снимет бельмо (?) человека бронзовым ножом и вылечит глаз человека, то он должен получить 10 сиклей серебра.

(§ 216). Если больной — кто-либо из мушкенумов, то он должен получить 5 сиклей серебра.

(§ 217). Если больной — раб человека, то господин раба должен отдать врачу 2 сикля серебра.

(§ 218). Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и причинит смерть этому человеку или снимет бельмо (?) человека бронзовым ножом и повредит глаз человека, то ему должно отрезать пальцы.

(§ 219). Если врач сделает тяжелый надрез бронзовым ножом рабу мушкенума и причинит ему смерть, то он должен возместить раба за раба[188].

(§ 220). Если он снимет бронзовым ножом его бельмо (?) и повредит его глаз, то он должен отвесить серебром половину его покупной цены.

(§ 221). Если врач срастит сломанную кость человеку или вылечит болезненную опухоль (?), то больной должен отдать врачу 5 сиклей серебра.

(§ 222). Если больной — кто-либо из мушкенумов, то он должен отдать 3 сикля серебра.

(§ 223). Если больной — раб человека, то господин раба должен отдать врачу 2 сикля серебра.

(§ 224). Если лекарь волов или овец сделает тяжелый надрез волу или овце и излечит животное, то хозяин вола или овцы должен дать лекарю в качестве его наемной платы 1/6 сикля серебра.

(§ 225). Если он сделает тяжелый надрез волу или овце и причинит смерть животному, то он должен отдать хозяину вола или овцы 1/4 (?) его покупной цены.

(§ 226). Если цирюльник без ведома господина раба сбреет рабский знак[189] не своего раба, то этому цирюльнику должно отрезать пальцы.

(§ 227). Если человек обманет (?) цирюльника и тот сбреет рабский знак не своего раба, то этого человека должно убить и зарыть (?) в его воротах; цирюльник должен поклясться: «Я сбрил неумышленно» — и быть свободным от ответственности.

(§ 228). Если строитель построит человеку дом и завершит ему его, то тот должен дать ему в подарок 2 сикля серебра за каждый cap площади дома.

(§ 229). Если строитель построит человеку дом и сделает свою работу непрочно, так что построенный им дом обвалится и причинит смерть хозяину дома, то этого строителя должно убить.

(§ 230). Если он причинит смерть сыну хозяина дома, то должно убить сына этого строителя.

(§ 231). Если он причинит смерть рабу хозяина дома, то он должен отдать хозяину дома раба за раба.

(§ 232). Если он погубит достояние, то он должен возместить все, что он погубил; а за то, что построил дом непрочно[190], так что он обвалился, должен отстроить обвалившийся дом за собственный счет.

(§ 233). Если строитель построит человеку дом и не укрепит свою работу, так что стена обрушится, то этот строитель должен упрочить стену за собственное серебро.

(§ 234). Если корабельщик соорудит человеку судно вместимостью в 60 курру, то тот должен дать ему в подарок 2 сикля серебра.

(§ 235). Если корабельщик соорудит человеку судно и сделает свою работу ненадежно, так что судно в том же году станет течь (?) или получит другой недостаток, то корабельщик должен сломать это судно, сделать прочное за собственный счет и отдать прочное судно хозяину судна.

(§ 236). Если человек отдаст свое судно в наем корабельщику, а корабельщик будет небрежен и потопит или погубит судно, то корабельщик должен возместить судно хозяину судна.

(§ 237). Если человек наймет корабельщика и судно, нагрузит его хлебом, шерстью, растительным маслом, финиками или каким бы то ни было грузом, а этот корабельщик будет небрежен и потопит судно или погубит находящееся на нем, то корабельщик должен возместить судно, которое он потопил, и все, что он погубил в нем.

(§ 238). Если корабельщик потопит судно, но поднимет е[го] из воды, то он должен отд[ать] серебром половин[у е]го покупной цены.

(§ 239). Если челов[ек наймет] корабельщика, он должен дав[ать ему] 6 [курру хлеба] в год.

(§ 240). Если суд[но], идущее вверх по течен[ию][191] ударит судно, идущее вн[из] по тече[нию][192], и потопит его, то хозяин судна, чье судно было потоплено, должен клятвенно показать перед богом все, что погибло на его судне, и судно, шедшее вверх по течению, которое потопило судно, шедшее вниз по течению, должно возместить ему судно и все погибшее у него.

(§ 241). Если человек возьмет в залог[193] быка, то он должен отдать 1/3мины серебра.

(§ 242 — 243)[194]. Если человек наймет на один год скотину, то он должен отдать ее хозяину: наемную плату за рабочего вола — 4 курру хлеба, темную плату за корову... (?) — 3 курру хлеба.

(§ 244). Если человек наймет быка или осла и его убьет в степи лев, то убыток ложится только на его хозяина[195].

(§ 245). Если человек наймет быка и причинит ему смерть небрежностью или побоями, то он должен хозяину быка возместить быка за быка.

(§ 246). Если человек наймет быка и сломает ему ногу или рассечет ему жилу на затылке (?)[196], то он должен хозяину быка возместить быка за быка.

(§ 247). Если человек наймет быка и повредит ему глаз, то он должен отдать хозяину быка серебром половину его покупной цены.

(§ 248). Если человек наймет быка и сломает ему рог, отрежет ему хвост или повредит ему ноздри (?), то он должен отдать серебром 1/s его покупной цены.

(§ 249). Если человек наймет быка и его поразит бог, так что он падет, то человек, который нанял быка, должен произнести клятву богом и быть свободным от ответственности.

(§ 250). Если бык, идя по улице, забодает человека и причинит ему смерть, то это не основание для претензии.

(§ 251). Если бык человека бодли[в] и соседи заявят ему, что он бод[л]ив, а тот не притупит ему рогов и не спутает своего быка, и этот бык забодает сына человека[197] и причинит ему смерть, то он должен отдать 1/'2 мины серебра.

(§ 252). Е[сл]и погибший — раб человека, то он должен отдать 1/3 мины серебра.

(§ 253). Если человек наймет человека для службы на своем поле, [по]ручит ему плуг (?), [в]верит ему [с]кот и договором обяжет его обрабатывать поле, и [е]сли этот человек украдет семена или корм и это будет схвачено в его руках, то должно отрезать ему пальцы.

(§ 254). Если он присвоит (?) плуг (?) или изнурит скот, то он должен возместить разницу хлеба, так как он мотыжил[198] [вместо того чтобы пахать].

(§ 255). Если он отдаст скот человека в наем или украдет семена и, таким образом, не вырастит хлеба на поле, то этого человека должно изобличить, и он должен [от]мерить во время жа[твы] по 60 кур[ру] хлеба за 1 бур[199].

(§ 256). Ес[ли] он не в состоянии опл[ат]ить то, за что он ответственен[200], то должно разорвать (?) его на этом поле с помощью скота.

(§ 257). Если человек наймет земледельца, то он должен давать ему 8 курру хлеба в один год.

(§ 258). Если человек наймет погонщика быков, то он должен давать ему 6 курру хлеба в один год.

(§ 259). Если человек украдет оросительное орудие с обрабатываемой земли общины[201], то он должен отдать хозяину оросительного орудия 5 сиклей серебра.

(§ 260). Если он украдет кожаное ведро (?) или мотыгу (?), то он должен отдать 3 сикля серебра.

(§ 261). Если человек наймет пастуха пасти крупный или мелкий скот, то он должен давать ему 8 курру хлеба в один год.

(§ 262). Если человек быка или овцу для (?).

(§ 263). Если он погуб[ит] б[ыка]или [овцу], которых дали [ему], то он должен возместить [их] хозяину быка за [быка] и овцу за [овцу].

(§ 264). Если пастух, которому д[ан]ы для па[стьбы] крупный]или мелки[й скот], получит в[с]ю наемную плату и удовлетворится[202], но несмотря на это станет у[ме]ньшать число крупного или мелкого скота или уменьшать прирост, то он должен отдать прирост и доход, сообразно со своим договором.

(§ 265). Если пастух, которому даны для пастьбы крупный или мелкий скот, будет нечестен, изменит клеймо или отдаст скот за серебро, то его должно изобличить, и он должен возместить его хозяину в 10-кратном размере, что украл крупным или мелким скотом.

(§ 266). Если в загоне произойдет прикосновение бога[203] или лев убьет животное, то пастух должен перед богом очистить себя[204], а хозяин загона должен простить ему (?) падеж в загоне.

(§ 267). Если пастух будет небрежен и допустит случиться в загоне белокровию (?), то пастух должен возместить хозяину крупным и [или] мелким скотом ущерб от белокровия (?), который он причинил в загоне.

(§ 268). Если человек наймет быка для молотьбы, то его наемная плата — 20 ка хлеба[205].

(§ 269). Если он наймет осла для молотьбы, то его наемная плата 10 ка хлеба.

(§ 270). Если он наймет козленка (?) для молотьбы, то его наемная плата 1 ка хлеба.

(§ 271). Если человек наймет быков, повозку и ее погонщика, то он должен давать 180 ка хлеба в день.

(§ 272). Если человек наймет одну только повозку, то он должен давать 40 ка хлеба в день.

(§ 273). Если человек наймет наемника, то он должен давать ему от начала года до пятого месяца[206] 6 ше[207] серебра в день.

С шестого месяца до конца года он должен давать 5 ше серебра в день.

(§ 274). Если человек нанимает какого-либо ремесленника, то плату... 5 ше серебра,

плату землекопа (?) 5(?)[ше серебр]а,

[плату пор]тного (?) ...ше серебра,

[плату камне]реза ...ше серебра,

[плату...] ...ше серебра,

[плату куз]неца (?) ...ше серебра,

[плату] столяра 5 (?) ше серебра,

[плату] кожевника [...ше серебра],

плату плотника ...ше серебра,

[плату] строителя ...ше серебра,

[в] день [он должен да]вать.

(§ 275). [Если че]ловек наймет [судно вниз по течению], то 3 ше серебра в день его плата.

(§ 276). Если человек наймет судно вверх по течению, то 2 1/2 ше серебра в день его плату он должен давать.

(§ 277). Если человек наймет судно вместимостью в 60 курру, то он должен давать 1/6 сикля серебра в день в качестве его платы.

(§ 278). Если человек купит раба или рабыню и до прошествия месяца его[208] постигнет падучая (?), то покупатель может вернуть его своему продавцу, и этот покупатель получает серебро, которое он отвесил.

(§ 279). Если человек купит раба или рабыню и подвергнется иску[209], то по иску отвечает только его продавец.

(§ 280). Если человек купит во враждебной стране раба или рабыню человека, и когда придет в Страну[210], господин раба или рабыни признает своего раба или рабыню, то, если эти раб или рабыня — дети Страны[211], их должно отпустить на свободу без какого-либо серебра.

(§ 281). Если они — дети другой страны, то покупатель должен назвать перед богом серебро, которое он отвесил, а господин раба или рабыни может отдать тамкару[212] отвешенное им серебро и выкупить своего раба или рабыню.

(§ 282). Если раб скажет своему господину: «Ты не мой господин», то тот должен изобличить его как своего раба и затем его господин может отрезать ему ухо.

Вот справедливые законы, утвержденные Хаммураби, победоносным царем, водворившим истинное благополучие и доброе управление в стране.

Я — Хаммураби, несравненный царь. Я не пренебрегал черноголовыми, которых даровал мне Энлиль и пасти которых поручил мне Мардук, не был нерадив, отыскивал для них безопасные места жительства, раз[р]ешал ва[ж]ные беды, давал сиять на них св[ет]у. Могучим оружием, врученным мне Забабою[213] и Иштар[214], премудростью, сужденной мне Эа[215], мощью, данной мне Мардуком, я изгнал врагов вверху и внизу[216], погасил раздоры, даровал стране благоденствие, дал людям жить в огражденных селениях, не допускал их до тревог. Меня призвали великие боги, и вот я — благодетельный пастырь, жезл которого прям: моя благая сень распростерта над моим градом, в моем лоне я держу людей Шумера и Аккада, при помощи моей богини-покровительницы и ее братьев я правил ими в мире, укрывал их своею мудростью.

Чтобы сильный не обижал слабого, чтобы сироте и вдове оказывалась справедливость, в Вавилоне, городе, главу которого вознесли Ану и Энлиль, в Э-Сагиле[217], храме, основание которого прочно, как небо и земля, чтобы судился суд в стране, чтобы решались приговоры в стране, чтобы притесненному оказать справедливость, я начертал мои драгоценные слова на моей стеле и поставил перед изображением моим, царя справедливого.

Я — царь, превосходящий царей, мои слова превосходны, моя мощь не имеет равных. По велению Шамаша, великого судии небес и земли[218], да сияет моя справедливость в стране, по слову Мардука, моего владыки, да не найдут мои предначертания никого, кто бы отменил их. В Э-Сагиле, который я люблю, вечно да поминается мое имя во благо.

Притесненный человек, имеющий тяжбу, пусть придет к изображению моему, царя справедливого, попросит прочесть себе мою надписанную стелу, пусть услышит мои драгоценные слова, пусть моя стела объяснит ему дело, пусть найдет он правосудие, пусть даст своему сер[д]цу взд[ох]нуть свободно и пусть скажет громко (?): «[Х]аммураби, мол, — владыка, который для людей как бы отец родной; он преклонялся перед словом Мардука, своего владыки, и одержал для Мардука победу вверху и внизу, радовал сердце Мардука, своего владыки, и судил навсегда благоденствие людям, а страною правил справедливо». Пусть от всего сердца он благословит меня перед Мардуком, моим владыкою, и Сарпанит[219], моею владычицей, я бог-хранитель[220], богиня-покровительница, боги, входящие в Э-Сагилу, и кирпичи Э-Сагилы ежедневно да одобряют его помышления перед Мардуком, моим владыкой, и Сарпанит, моею владычицей.

Будущим временам, навеки! Царь, который будет в стране, да соблюдает справедливые слова, написанные мною на моей стеле, да не изменит он судебных решений страны, как решались они мною, приговоров страны, как постановлялись они мною, да не разрушит моих предначертаний.

Если этот человек благоразумен, может справедливо править своею страною, то пусть он чтит слова, написанные мною на моей стеле. Эта стела пусть укажет ему ход управления, судебные решения страны, что решал я, приговоры страны, что постановлял я, и пусть справедливо он правит черноголовыми, пусть решает их судебные решения, пусть постановляет их приговоры, пусть истребит в стране своей беззаконных и злых, пусть даст благоденствие своим людям.

Я — Хаммураби, царь справедливый, которому Шамаш даровал истину (?). Мои слова превосходны, мои дела бесподобны, лишь для безумного — пусты, а для мудрого сияют во славу.

Если этот человек будет чтить мои слова, написанные мною на моей стеле, не отменит моих судебных решений, не исказит моих слов, не изменит моих предначертаний, этот человек — как я, справедливый царь. Да удлинит ему Шамаш жезл[221], пусть пасет он людей своих справедливо.

Если же этот человек не будет чтить мои слова, написанные на моей стеле, пренебрежет моим проклятием, не побоится проклятия богов, отменит судебные решения, что я решал, исказит мои слова, изменит мои предначертания, выскоблит мое написанное имя и впишет свое или из страха перед этими проклятиями подучит другого, то будет ли это царь или владыка, или правитель, или какой бы то ни было человек, носящий имя, — пусть Ану, отец богов, назвавший годы моего правления, лишит его царского блеска, сломает его жезл, проклянет его судьбу; Энлиль, владыка, судящий судьбы, повеления которого неотменимы, возвеличивающий мою царственность, да разожжет против него в его жилище неподавимые смуты, мятежи, ведущие к его гибели, да назначит ему на долю жалкое правление, краткие дни, голодные годы, беспросветную тьму, мгновенную смерть, да провозгласит своим могучим словом погибель его города, рассеяние его людей, покорение его царства, небытие его имени и его прозвания в стране; Нинлиль[222], великая мать, слово которой почтенно в Э-Куре, госпожа, милостивая ходатаица за мои помыслы, да обратит в дурную сторону его дело в месте суда и приговора пред Энлилем, да вложит она в уста царя Энлиля поражение его страны, погибель его людей, излитие его души подобно воде; Эа, великий государь, чьи определения судьбы превозмогают прочие, мудрец среди богов, всеведущий, продле­вающий дни моей жизни, да отнимет у него разум[223] и мудрость, да ввергнет его в забвение, да заткнет его реки у истока[224], да не вырастит в его земле хлеба — жизни людей; Шамаш, великий судья небес и земли, управляющий живыми существами, владыка, моя надежда, да сокрушит его царство, да не решает его судебных решений, да спутает путь его, да поколеблет стопы его войска, да пошлет ему при его жертвенном гаданье[225] дурное предзнаменование исторжения корней его царства и погибели его страны, да постигнет его вскорости дурное слово Шамаша, да искоренит он его вверху из среды живущих, а внизу, в земле, да даст его духу жаждать воды; Син, владыка небес, бог, создавший меня, диск (?) которого сияет среди богов, да лишит его тиары и царского престола, да возложит на него тяжкий грех, великую кару, что не истребится на его теле, да даст ему кончать дни, месяцы и годы его правления во вздохах и слезах, да сделает ему тяжким бремя царского звания, жизнь, подобную смерти, да судит ему на долю; Адад, владыка плодородия, ороситель небес и земли, мой союзник, да лишит его дождей на небе и половодья в истоке рек, да погубит страну его голодом и нуждою, да закричит гневно над его городом, да превратит страну его в развалины после потопа[226]; Забаба, великий воитель, первый сын Э-Кура[227], выступающий одесную меня, да разобьет его оружие на месте сражения, да превратит ему день в ночь, да даст его врагу попрать его; Иштар, владычица войны и битвы, открывающая путь моему оружию, моя милостивая богиня-хранительница[228], любящая мое правление, да проклянет в своем яростном сердце, в своем великом гневе его царское звание, да превратит его добрые дела в злые, да разобьет его оружие в месте войны и битвы, да пошлет ему смуту и восстание, да повергнет его воинов, да напоит землю их кровью, да набросает трупы войска его кучами среди степи, да не пом[ил]ует его войска, да предаст его самого в руку его врага, да отведет его в цепях во враждебную ему страну; Нергал[229], сильный среди богов, неодолимый боец, ниспосылающий мне победу, в своей великой мощи, как яростный огонь в тростнике, да сожжет его людей, да рассечет его своим могучим оружием, да раздробит его суставы, как глиняное изваяние; Нинту[230], высокая государыня стран, мать, родившая меня, да отнимет его наследника, да не даст ему иметь потомство, да не создаст семени человека среди людей его; Нинкаррак[231], дочь Ану, рекущая мне здравие в Э-Кур, да даст выступать из его суставов тяжкой болезни, злой немочи, мучительной язве, от которых нет облегчения, сути которых не ведает врач, которых не успокоить перевязкой, которые, подобно смертельному укусу, неистребимы, и пока жизнь его не угаснет, пусть рыдает он о мужской своей силе; великие боги небес и земли, все ануннаки[232], бог-хранитель храма, кирпичи Э-Барры[233], страшным проклятием да проклянут его самого, его семя, его страну, его воинов (?), его людей и его войско; Энлиль непреложным изречением своих уст да проклянет громкими проклятиями, и немедленно они его да постигнут!




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.