Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Книга 2



1. В предыдущей главе мы говорили о личных правах; те­перь рассмотрим вещи, которые состоят или в нашей собствен­ности, или вне нашего частного обладания.

2. Итак, главное деление вещей обнимает собою две части, именно: одни вещи суть божественного права, другие — челове­ческого.

3. К категории вещей божественного права принадлежат вещи, посвященные божеству, и вещи со священным значением.

10. Те же вещи, которые принадлежат к категории вещей человеческого права, составляют собственность или государства, или частных лиц.

11. То, что принадлежит государству или общинам, не со­ставляет, по-видимому, ничьей собственности, так как государ­ственные имущества принадлежат всему обществу граждан. Частные же имущества — это те, которые принадлежат отдель­ным лицам.

12. Кроме того, некоторые вещи суть телесные, физические, другие бестелесные, идеальные.

 

13. Физические вещи — это те, которые могут быть осязае­мы, как-то: земля, раб, платье, золото, серебро и, наконец, бес­численные другие вещи.

14. Бестелесные — это те вещи, которые не могут быть ося­заемы; к таковым принадлежат те, которые заключаются в пра­ве, например наследство, узуфрукт, обязательства, каким бы то ни было образом заключенные, и нисколько не важно то, что в наследстве заключаются физические вещи, ибо и плоды, кото­рые собираются с земли, суть физического характера, а также и то, что нам следует по какому-либо обязательству, большею частью есть физический предмет, как, например, земля, раб, деньги; но самое право наследования, право узуфрукта, обяза­тельственное право считаются res incorporates, т. е. бестелесны­ми вещами. В том же числе находятся права городских и сель­ских имений, называемые также служебностями.

14а. Кроме того, существует деление вещей на два разряда: res mancipi и res пес mancipi.

14b. К res mancipi относятся рабы, быки, лошади, ослы, мулы и земли, далее строения на италийской земле; ...к res пес mancipi причисляют также сервитуты городских имений; равным обра­зом имения, называемые stipendiaria и tributaria.

15. К движимым вещам и тем, которые приходят в движение собственною силою, принадлежат в качестве res mancipi: рабы, рабыни, четвероногие и укрощенные человеком ручные живот­ные, как, например, быки, лошади, мулы и ослы; по мнению приверженцев нашей школы, такие животные тотчас, как толь­ко родились, считаются res mancipi. Нерва и Прокул1 и прочие сторонники противной школы считают их res mancipi только в том случае, когда эти животные сделались домашними, и если вследствие чрезмерной дикости они укрощены быть не могут, то, по их воззрению, животные эти тогда начинают быть res mancipi, когда достигнут того возраста, в котором обыкновенно укрощаются.

17. Точно так же почти все то, что относится к разряду бес­телесных вещей, причисляется к res пес mancipi, за исключени-

1 Марк Коккей Нерва — римский юрист, автор сочинения De usucapionibus, отец императора Нервы. Имел юридическую практику с 17 лет, умер в 33 г. н. э. Гней Ацерроний Прокул — консул в 37 г. н. э. Автор юридического произведения Epistulae, основатель известной юридической школы, называвшейся впоследствии его именем.

 

ем сельских служебностей, которые, как известно, считаются res mancipi, хотя принадлежат к числу вещей бестелесных.

19. А именно, res пес mancipi переходят в собственность дру­гого лица вследствие простой передачи, если только вещи эти физические и вследствие этого допускают передачу.

20. Следовательно, если я передам тебе платье, или золото, или серебро на основании ли продажи, дарения или каким-ни­будь другим образом, то вещь эта делается тотчас же твоею без соблюдения каких-либо торжественных формальностей.

22. Res mancipi — это те, которые переходят к другому лицу посредством манципации; вот почему эти вещи и названы mancipi. Какое значение и какую силу имеет манципация, такую же точно силу имеет форма приобретения прав, называемая in jure cessio.

24. Сделка in jure cessio совершается следующим образом: перед [судящим] магистратом римского народа, например перед претором или наместником провинции, тот, кому вещь переус­тупается, держа ее, произносит: «Я утверждаю, что этот человек мой по праву квиритов». Затем, после того как он заявил такую виндикацию, претор спрашивает отчуждающего, не имеет ли он какой-нибудь претензии [по отношению к спорному предмету]. Когда этот последний скажет, что нет, или молчит, тогда претор присуждает предмет виндицирующему [приобретающему]; эта форма, которую можно совершать также в провинциях перед наместником, называется legis actio.

26а. Поземельные участки, находящиеся в провинциях, не только не считаются собственностью владельцев, но там даже нет никакой свободной общины.

29. Городские сервитуты можно переуступать только перед судящим претором; сельские же сервитуты могут быть также предметом манципации.

30. Узуфрукт допускает только форму передачи перед маги­стратом; господин над proprietas1 обремененного предмета мо-

1 Ф. Дыдынский переводит сочетание «dominus proprietatis» как «собственник», что не отражает ни значения термина «dominus», ни значения термина «proprietas». Если первому термину примерно соот­ветствует русское «господин», то второй предпочтительнее оставить без перевода. Здесь категория «proprietas» встречается у Гая впервые и вообще в Институциях используется крайне редко (всего шесть раз). Ее содержание в значительной мере раскрывает данный фрагмент.


жет in jure уступить другому узуфрукт, а сам он удерживает за собою только nuda proprietas. В случае, если узуфруктуарий уступает перед магистратом право узуфрукта господину над proprietas, то узуфрукт уничтожается и возвращается в proprietas; но если узуфруктуарий совершает такую передачу постороннему лицу, то тем не менее он сохраняет за собою это право, так как этот акт считается недействительным.

32. Но так как предметом узуфрукта могут быть рабы и животные, то мы должны заключить, что полное пользование ими можно также установить в провинциях посредством сделки перед судящим магистратом.

33. А если мы утверждали, что узуфрукт может быть только предметом цессии in jure, то это сказано нами не зря, хотя узу­фрукт можно также установить посредством манципационной формы, именно таким образом, что он отделяется при манципи-ровании proprietas; но так как в этом случае сам узуфрукт не манципируется, то, следовательно, у одного будет узуфрукт, а у другого — proprietas.

34. Наследство можно также переуступить посредством мни­мой виндикации.

35. Если тот, к кому переходит наследство по закону [в силу Законов XII таблиц], уступит его in jure другому до принятия наследства, т. е. прежде чем сделался наследником, то тот, кому уступлено перед судящим магистратом наследство, становится наследником совершенно так, как если бы он был призван к наследованию в силу закона; если же первый уступит наслед­ство после его принятия, то тем не менее он наследует и потому будет ответственным перед верителями, а долги погашаются: таким образом должники наследника извлекают выгоду, а на­следственная масса переходит к тому, кому уступлена, совер­шенно так, как если бы отдельные предметы были ему переданы через судящих претором.

40. Следует нам заметить, что у иностранцев есть только один вид dominium; а именно каждый будет или собственником, или он таковым не считается; таким же правом пользовался когда-то и римский народ: или каждый был господином по квиритскому праву, или таковым не считался. Но впоследствии принято та­кое деление dominium, что один мог быть господином по кви­ритскому праву, а другой — простым обладателем (in bonis).

 

41. Если вещи, принадлежащей к res mancipi, я не манципи-рую, не уступаю тебе перед судящим претором и только пере­даю ее тебе, то ты будешь вещью просто обладать, а я буду ее квиритским собственником до тех пор, пока ты не приобретешь собственности на основании давностного владения, ибо раз ис­тек срок давности, вещь становится твоею полною собственнос­тью не только in bonis, но и по праву квиритов, как если бы она была передана другому лицу манципацией или цессией.

42. По Законам XII таблиц срок давности для вещей движи­мых — годовой, для недвижимых — двухгодичный.

43. Впрочем, мы можем приобрести давностью вещи, пере­данные нам не их собственником, все равно, будут ли это вещи, принадлежащие к числу res mancipi или пес mancipi, если толь­ко мы получили таковые в доброй вере, полагая, что тот, кто передавал, был господином [вещи].

45. Но иногда тот, кто владеет чужою вещью в доброй вере, не может сослаться на право давности, как, например, если кто владеет ворованною или насильственно захваченною вещью; именно по Законам XII таблиц не подлежат давности украден­ные вещи, а по закону Юлия и Плавция1 — насильно отнятые.

46. Равным образом недвижимые имущества в провинциях изъяты были из-под действия давностного владения.

47. Точно так же когда-то вещи mancipi, принадлежавшие женщине, которая находилась под опекою агнатов, не подлежа­ли давности, исключая тот случай, когда женщина передала та­ковые при участии и с согласия опекуна, — так определено было Законами XII таблиц.

49. Если выше сказано, что вещи ворованные и захваченные насильственно по законному запрещению не подлежат давнос­ти, это означает, что и сам вор или тот, кто при помощи насилия владеет, не мог приобретать собственности на основании давно­сти [ибо таким лицам не предоставляется право давности по другой причине, именно потому, что они недобросовестно вла­деют], но и никто другой, хотя бы он и приобрел вещь у выше­упомянутых лиц в доброй вере, не имеет выгод давностного владения.

1 Обычно указывают, что здесь идет речь о двух разных законах: один датируется 78 — 63 гг. до н. э. и называется также законом Пло-ция, второй приписывается императору Августу и датируется 17 г. до н. э.

 

51. Также владение чужим поземельным участком может кто-либо приобрести без насилия, когда имение или вследствие не­радения хозяина остается без владельца, или потому, что хозя­ин отсутствовал в течение долгого времени. Добросовестный владелец, получив во владение чужое имение, может приобрес­ти и собственность путем давности, и хотя лицо, которое приоб­рело бесхозяйное владение, узнает, что имение чужое, то все-таки это нисколько не мешает добросовестному владельцу пользоваться давностью, так как отвергнуто мнение юристов, допускавших возможность воровства недвижимости.

52. С другой стороны, может случиться, что лицо, знающее, что владеет чужою вещью, приобретает собственность по давно­сти, например, когда кто-либо завладеет предметом наследствен­ной массы, владения которой наследник еще не получил. Такое лицо может приобретать путем давности, если только вещь эта такова, что не исключалась из-под действия давности; подобный вид владения и давности называется usucapio pro herede.

53. И эта давность настолько широко применялась, что даже недвижимости приобретались в собственность годичным владе­нием.

55. Причина применения такого несправедливого владения и такой давности состоит в том, что древние римляне желали, чтобы вступление в наследство совершалось как можно скорее, дабы, во-первых, был налицо кто-либо приносящий жертвы по усопшим, о чем в те времена весьма заботились, и, во-вторых, для того, чтобы верители [наследственной массы] имели с кого взыскивать по долгам.

56. Этот же вид владения и давности называется также при­быльным, потому что каждый, несмотря на то, что знает, что вещь чужая, извлекает из нее выгоды.

57. Но в настоящее время этот вид владения и давности уже невыгоден: по указу блаженного Адриана вышло сенатское по­становление, чтобы такой вид давности [посредством захвата] был отменен; поэтому наследник может получить наследство исковым порядком от того, кто приобрел таковое путем давнос­ти, точно так же, как если бы это имущество не было приобре­тено давностью.

58. Если есть ближайший или необходимый наследник, то, само собою разумеется, не может быть речи о приобретении наследственных вещей посредством давности pro herede.

 

59. Кроме того, можно, владея заведомо чужою вещью, при­обретать таковую путем давности и по другим основаниям, имен­но если кто давал другому в mancipium вещь фидуциарным об­разом или уступал вещь перед судящим магистратом, то он мо­жет, если сам владел тою же вещью, приобретать эту вещь обратно путем давностного владения, разумеется, годовым, хотя бы это была недвижимость. Этот вид давности называется usureceptio, так как мы то, что некогда имели, приобретаем об­ратно посредством давности.

60. Fiducia заключается или с залогопринимателем, или с другом, чтобы для большей нашей безопасности вещь находи­лась у него; если мы совершаем фидуциарную сделку с другом, то во всяком случае usureceptio имеет место; если же с верите­лем, то usureceptio допускается только после уплаты долга; до уплаты долга usureceptio возможна только в том случае, если веритель не передал этой вещи должнику ни в наем, ни в пре-карное обладание; в последнем случае получается выгодная дав­ность.

62. Иногда случается, что собственник вещи не может отчуж­дать ее, и наоборот, несобственник имеет власть отчуждать вещь.

63. В самом деле, по Юлиеву закону1 запрещается мужу отчуждать приданое, недвижимое имущество против воли жены, хотя это имущество составляет его собственность, или на осно­вании того, что манципировано ему как приданое, или уступле­но перед судящим магистратом, или же приобретено посредством давности; некоторые, однако, сомневаются в том, относится ли этот закон только к италийским недвижимым имуществам, или также к провинциальным передвижным участкам.

65. Итак, из того, что нами сказано, явствует, что одни пред­меты отчуждаются нам по естественному праву, например пред­меты, отчуждаемые посредством простой передачи, другие — по цивильному праву, ведь манципация, переуступка перед магис­тратом, приобретательная давность — все это [способы], свой­ственные праву римских граждан.

66. Не только то, что делается нашим посредством передачи, принадлежит нам по естественному праву, но также и то, что мы приобретаем путем завладения, так как вещи эти были бесхо­зяйными, как, например, те, которые захватываются на земле

1 Этот закон обычно приписывается Августу и датируется 18 г. до н. э.

 

[дикие звери], в море [рыбы] или в воздушном пространстве [птицы].

67. Итак, если мы поймаем дикого зверя, или птицу, или рыбу, то пойманное нами животное до тех пор признается на­шим, пока мы держим его в нашей власти. Когда же оно уйдет из-под нашего надзора и получит опять естественную свободу, то снова делается [собственностью] первого завладевшего, так как оно перестало нам принадлежать. Естественной свободы животное, по-видимому, достигает тогда, когда оно или исчез­нет у нас из виду, или хотя и остается перед нашими глазами, но преследование его является трудным.

68. Относительно же тех животных, которые имеют привыч­ку улетать и опять прилетать, например относительно голубей и пчел, равным образом относительно оленей, которые обыкно­венно уходят в леса и возвращаются, принято следующее прави­ло: если животные эти теряют склонность к возвращению, то вместе с тем перестают быть нашими и делаются [собственнос­тью] завладевшего ими; склонность же к возвращению исчезает у них, по-видимому, тогда, когда они оставят привычку возвра­щаться.

69. По естественному разуму нам принадлежит также и то, что мы захватываем у неприятеля.

73. Кроме того, постройка, воздвигнутая кем-либо на нашей земле, хотя бы кто-либо построил ее для себя, становится по естественному праву нашею, так как построенное на поверхно­сти принадлежит [собственнику] земли.

74. В гораздо большей степени применяется то же самое к растению, которое кто-либо посадил на моей земле, если только растение пустило в нее корни.

75. То же самое случается и с хлебом, который кто-либо по­сеет на моей земле.

76. Но если мы виндицируем от него землю или постройку и не хотим его вознаградить за истраченное на постройку, рассад­ник и посев, то ему предоставляется против нас возражение злого умысла, если только он был добросовестным владельцем.

77. По той же причине принято правило, что если кто-либо напишет на моей бумаге или на моем пергаменте, хотя бы даже золотыми буквами, то все-таки написанное — мое, на том осно­вании, что буквы уступают бумаге или пеграменту. Стало быть, если я потребую книг и пергаментов и не заплачу издержек

 

101. Вначале были в употреблении два рода завещаний: заве­щание составляли или перед лицом всего народа в куриатных собраниях1, созывавшихся для этой цели дважды в год, или перед выступлением в поход, т. е. тогда, когда для войны бра­лись за оружие и намеревались идти в сражение. Словом procinctus обозначалось вооруженное войско, готовое к бою. Итак, одни завещания составлялись во время мира и покоя, а другие — перед выступлением на поле сражения.

102. Позднее вошел в обычай третий род завещаний — по­средством весов и меди. Если кто не составил завещания ни в куриатных собраниях, ни на поле сражения, то в случае, если ему неожиданно стала угрожать смерть, он передавал в манци-пационной форме другу [постороннему лицу] свое семейство, т. е. свое имущество, и просил его распределить имение соглас­но его последней воле. Этот вид завещания называется завеща­нием посредством весов и меди, конечно, потому, что соверша­ется посредством торжественной продажи.

103. Но первые два рода завещаний с давних времен вышли из употребления; последний же вид завещания, который совер­шается посредством весов и меди, оставался. Разумеется, что теперь он совершается иначе, чем прежде, когда тот, который посредством мнимой продажи приобретал от завещателя имуще­ство, занимал место наследника, и поэтому завещатель объявлял ему, что хотел бы дать каждому после своей смерти; теперь же назначается в завещании один наследник, который обременяет­ся отказами, а другой принимается в качестве мнимого покуп­щика наследственного имения по аналогии с древним правом.

104. Вся процедура свершается таким образом: в присут­ствии приглашенных по этому поводу пяти свидетелей, совер­шеннолетних граждан, и весовщика, как и в других манципа-ционных сделках, составляющий завещание уступает посред­ством мнимой продажи свое имущество постороннему лицу, причем последний, т. е. покупатель имущества, произносит сле­дующие слова: «Я утверждаю, что твоя семья и имущество твое по квиритскому праву находятся под моей опекой и моим над-

1 Под comitia calata Гай подразумевает куриатные комиции (см.: Gell. 15, 25), т. е. собрание римского народа по куриям — древнейшим родовым объединениям римлян по типу греческих фратрий. Калатны-ми эти комиции назывались потому, что они торжественно созывались (calare) жрецами.

 

зором, а по этому праву, по которому ты можешь составить завещание, все это покупается мною за цену наличной меди», как некоторые прибавляют: «медных весов»; потом он прика­сается медью к весам и отдает ее завещателю, как бы означая покупную цену. Тогда завещатель, держа в руке акт завеща­ния, произносит следующее: «Все так, как это написано в этом завещании на восковых дощечках, я даю, завещаю, свидетель­ствую, да и вы, квириты, будьте свидетелями». Этот акт назы­вается nuncupatio, что значит «публично заявлять в торже­ственных словах», и, конечно, все отдельные предсмертные распоряжения, которые помещаются в завещании, наследова-тель, как видно, публично заявляет и подтверждает торже­ственно их силу в общей формуле.

О завещаниях солдат

109. От обязанности соблюдать при составлении завещаний вышеназванные формы освобождены императорскими указами воины, по причине чрезвычайной их неопытности; поэтому их завещание считается действительным в любом случае, хотя бы они и не призвали законного числа свидетелей, и не продали наследственного имущества мнимым образом, и не заявили бы торжественно о своей последней воле.

ПО. Кроме того, воинам позволено назначать себе наследни­ками и иностранцев, и латинских граждан или оставлять им от­казы, между тем как прежде иностранцы по цивильному праву не могли приобретать ни наследства, ни отказов, латиняне же лишены были этого права по закону Юния.1

119. Претор, однако, может предоставить назначенным на­следникам владение наследством согласно завещательному до­кументу, если он будет подписан семью свидетелями и если нет наследника, к кому бы могло по закону перейти наследство, например брата, рожденного от того же отца, или дяди по отцу, или сына от брата, то назначенные наследники могут удержать за собою наследство. То же самое имеет место по закону, если по какой-либо иной причине завещание оказывается недействи­тельным, когда, например, имущество манципированным обра­зом не было продано или когда завещатель последней воли сво­ей торжественной не заявлял.

1 Закон Марка Юния Пенна о перегринах датируется 126 г. до н. э. (Cic. off., 3, 11).

 

124. Если же завещатель обойдет молчанием прочих детей, то завещание не теряет силы; лица, обойденные в завещании, допускаются к наследованию совместно с назначенными наслед­никами, каждый в одной доле, если они прямые наследники [свои]; если же посторонние, то получают половину, т. е. если кто, например, назначит трех сыновей наследниками, а обойдет молчанием дочь, то она получает по праву приращения четвер­тую часть наследства, и на этом основании она приобретает то, что получила бы в случае смерти отца без завещания, как на­следница по закону. Но если завещатель призывает к наследова­нию посторонних и обойдет дочь, то она правом приращения приобретает половину наследства. То, что мы сказали о дочери, считаем сказанным и о внуке, и о всех детях, все равно, будут ли они мужского или женского пола.

127. Но если отец лишает сына наследства, то должен это сделать поименно; в противном случае сын не лишается наслед­ства. Поименное лишение наследства имеет место тогда, если кто лишает сына такими словами: «Сын мой Тиций да не будет моим наследником» или таким образом: «Сын мой да будет ли­шен наследства», не прибавляя собственного имени [разумеет­ся, если нет другого сына].

128. Прочих же детей обоего пола можно лишать наследства посредством общей формулы следующими словами: «Все про­чие да будут лишены наследства», каковые слова обыкновенно прибавляются тотчас после назначения наследников. Так пред­писывает цивильное право.

129. Претор же приказывает всех детей мужского пола, т. е. внуков и правнуков, лишать наследства поименно, детей же женского пола, т. е. дочерей, внучек, правнучек, можно лишать наследства или поименно, или посредством общей формулы.

135. Детей, освобожденных из-под отеческой власти, цивиль­ное право не обязывает ни назначать наследниками, ни лишать их наследства, так как они уже не свои наследники. Тем не менее претор повелевает всех их лишать наследства, будут ли эти лица мужского или женского пола, если они не назначаются наследниками, именно: лица мужского пола — поименно, женс­кого же — или поименно, или посредством общей оговорки. По­этому, если они не будут назначены наследниками и не лишены наследства таким порядком, как мы выше сказали, то претор обещает им, вопреки завещанию, владение наследством.

 

135а. Не находятся во власти отца те, которые вместе с ним удостоены прав римского гражданства, причем, однако, отец, получая римское гражданство, или не просил о том, чтобы иметь их в своей власти, или, хотя и просил, но безуспешно; ибо те, которые подчиняются отцовской власти императором, ничем не отличаются от тех, которые родились уже в подчиненности.

136. Равным образом дети по усыновлению, пока они состоят во власти отца-усыновителя, пользуются теми же правами, как и дети, происшедшие от законного брака. Освобожденные же из-под отеческой власти отцом-усыновителем не считаются в числе детей ни по праву цивильному, ни по праву, которое ос­новывается на преторском эдикте.

150. По названному закону (lex Julia) наследство делается выморочным и собственностью народа, если никто не становит­ся истинным наследником покойного или если никто не будет преторским владельцем наследства.

151. Может случиться, что завещательный акт, составленный законным образом, вследствие противоположной воли теряет силу. Однако ясно, что нельзя завещание обессилить только тем, что впоследствии завещатель не пожелал, чтобы завещание это было действительно, до того нельзя, что если перерезать скре­пу, то все-таки завещание по цивильному праву имеет силу. Если даже завещатель уничтожит или сожжет акт завещания, то тем не менее не перестает иметь значение все то, что в завещании написано, хотя бы было трудно доказать его содержание.

О субституции

174. Иногда мы можем учредить две и более степеней наслед­ников следующим образом: «Луций Тиций, будь наследником и прими наследство в ближайшие 100 дней, в течение которых узнаешь и сумеешь принять. Поэтому если ты не примешь на­следства, то не быть тебе наследником, а наследником пусть будет Мевий и примет в течение 100 дней» и проч., а затем мы можем подназначить столько, сколько нам угодно.

175. Можно подназначить многих одному или одного многим и наоборот, многим — одного или больше лиц.

176. Таким образом, наследник, назначенный первым, дела­ется наследником после торжественного заявления о принятии наследства, а подназначенный исключается из числа наследни­ков. Не заявив своего намерения принять наследство, наслед­ник устраняется от наследства, хотя бы и действовал в качестве наследника, и его место занимает подназначенное лицо. А за­тем, если есть несколько степеней [наследников], то с каждым происходит то же на подобном же основании.

177. Но если определяется срок принятия наследства без лишения наследства, т. е. в следующих словах: «Если ты не примешь наследства, то наследником да будет Мевий», то дело решается другим образом; именно, так как первый наследник, не приняв наследства, действует в качестве преемника, то под-назначенный наследник призывается только к известной части, и оба становятся наследниками с равными правами; если пер­вый не примет наследства и не действует как наследник, то он тогда совсем устраняется и подназначенное лицо приобретает все наследство.

185. Назначать наследниками позволено как свободных лю­дей, так и рабов, притом как собственных, так и чужих.

186. Однако нашего раба следует сделать одновременно и свободным и наследником в следующих выражениях: «Раб мой, Стих, да будет свободен и да будет наследником» или: «Да бу­дет наследником и да будет свободен».

187. Если он будет назначен наследником без свободы, то он не может быть наследником, даже если после будет отпущен на волю своим господином, так как самое назначение его наследни­ком было недействительно, а поэтому раб, даже если бы он был отчужден, не может по приказанию нового господина принять наследство торжественным образом.

188. Раб, назначенный со свободою в наследники, если оста­нется в этом же положении, делается по завещанию способным и необходимым наследником; а если он будет отпущен на волю самим господином, то может по своему усмотрению принять на­следство. Поэтому если бы раб был отчужден, то он должен при­нять наследство по приказанию нового господина; и таким обра­зом господин через него делается наследником, ибо сам раб, бу­дучи отчужден, не может быть ни свободным, ни наследником.

191. Теперь мы рассмотрим отказы. Эта часть права, каза­лось бы, не входит в состав предложенной материи; ибо мы говорим о тех формах права, которыми приобретаем вещи в совокупности. Но, когда мы уже сказали о завещателях и о наследниках, назначаемых по завещанию, то не без основания вслед за сим может быть обсуждаем и этот предмет.

 

192. Есть четыре формы отказов, именно: отказ посредством виндикации, отказ посредством присуждения к выдаче вещи, способом дозволения [легатарию взять вещь] и посредством по­лучения вещи наперед.

193. Посредством виндикации мы отказываем следующим образом: «Л. Тицию даю, отказываю, например раба Стиха»; но если мы даже только одно из этих слов употребляли, например «даю раба Стиха», то и тогда отказ совершен посредством вин­дикации. Точно так же отказано посредством формы виндика­ции, если написано другими словами, как, например, «пусть возьмет», или «пусть себе имеет», или так: «пусть захватит».

194. Отказ этот называется виндикационным потому, что отказанная вещь тотчас после принятия наследства считается вещью отказопринимателя по квиритскому праву, и если эту вещь легатарий потребует или от наследника, или от кого-либо другого, кто вещью владеет, то он должен отыскивать ее посред­ством виндикации, т. е. доказать, что вещь по квиритскому пра­ву — его.

195. Мнения юристов несогласны только в следующем: Са­бин и Кассий и прочие наши учителя утверждают, что то, что таким образом отказано, делается собственностью отказоприни­мателя тотчас после вступления в наследство, хотя бы он и не знал, что ему отказано; но после того, как легатарий узнает об отказе и такового не принимает, то будет так, как если бы не было отказа. Нерва же и Прокул и прочие основатели той шко­лы думают, что вещь делается собственностью отказопринима­теля лишь в том случае, когда он сам проявил свое согласие на принятие отказа. Но в наше время, по указу императора Пия Антонина, мы по большей части придерживаемся того мнения, которое принято было Прокулом, именно: когда однажды был отказан колонии Латин (Latinus Junianus) посредством винди­кации, то Антонин сказал: пусть обдумают декурионы, желают ли они его принять, как если бы предмет был отказан одному.

196. Посредством виндикации можно отказывать законно только те вещи, которые состоят в квиритской собственности самого завещателя, относительно вещей, которые определяются мерою, числом или весом, например вино, масло, хлеб в зерне, деньги, принято, что вполне достаточно, если они считаются квиритскою собственностью завещателя в момент его смерти. Что касается прочих вещей, то постановлено, чтобы они во всякое время состояли в квиритской собственности завещателя, т. е. и тогда, когда он составлял завещание, и когда умирал; в против­ном случае отказ недействителен.

197. Так было, главным образом, по цивильному праву; впоследствии же по почину императора Нерона было издано сенатское постановление, которым решено, что если кто отка­жет ту вещь, которая никогда не была его [собственностью], то отказ столь же действителен, как если бы он был назначен при соблюдении всех законных формальностей. Лучшее право за­ключается в отказе посредством присуждения. С помощью этой формы можно отказать даже чужую вещь, как это станет яс­ным ниже.

201. Посредством формы присуждения мы отказываем сле­дующим образом: «Мой наследник приговаривается дать моего раба Стиха Луцию Тицию». Но если отмечено будет: «Пусть даст», то в этом случае отказано посредством присуждения.

202. Посредством этой формы можно отказать даже чужую вещь, так что наследник принужден приобрести эту вещь для легатария или выдать ее стоимость.

203. Можно отказывать посредством присуждения вещь, ко­торая еще не существует, но будет существовать, например пло­ды, которые родятся на такой-то земле, или дитя, которое ро­дится от такой-то рабыни.

204. То, что таким образом отказано, хотя бы и безусловно, после принятия наследства не приобретается отказопринимате-лем непосредственно, как при отказе посредством виндикации, а остается собственностью наследника. Поэтому легатарий дол­жен предъявить личный иск, т. е. формулировать требование, что наследник обязан отдать ему вещь, и тогда наследник дол­жен будет отдать вещь манципированным способом, если она принадлежит к разряду res mancipi, или переуступить ее перед магистратом и передать владение. Если вещь принадлежит к res mancipi, то достаточно передать, потому что если наследник вещь mancipi только передает, а не манципирует, то вещь делается полною законною собственностью отказопринимателя только посредством давности; срок же давности, как мы уже в другом месте сказали, для вещей движимых — годовой, для недвижи­мых — двухгодичный.

205. И в другом отношении есть разница между отказом по­средством присуждения и отказом через виндикацию, именно в том, что если одна и та же вещь будет отказана посредством присуждения двум или более лицам совокупно, то очевидно, что каждому колегатарию следует часть, как это имеет место при отказе посредством виндикации; если вещь присуждена отдель­но, то каждый имеет право на весь предмет, так что наследник должен одному отдать вещь, другому выдать цену ее. При отка­зе, сделанном совокупно, доля отпавшего не принадлежит коле­гатарию, а остается в наследственной массе.

209. Посредством дозволения мы совершаем отказ следую­щим образом: «Да будет обязан наследник мой дозволить Лу-цию Тицию взять раба Стиха и иметь его у себя».

210. Эта форма отказов содержит в себе больше, чем отказ посредством виндикации, и меньше, чем отказ через присужде­ние, ибо таким способом завещатель может правильно отказать не только свою вещь, но также и вещь своего наследника, между тем как через отказ посредством виндикации наследователь мо­жет вообще отказать только свою собственную вещь, а через отказ посредством присуждения может отказать вещь какого угодно постороннего лица.

211. Если только в минуту смерти наследователя вещь была или его собственностью, или наследника, то отказ вполне дей­ствителен, хотя бы в момент составления завещания вещь не принадлежала ни тому, ни другому.

216. Через получение наперед мы назначаем отказ следую­щим образом: «Луций Тиций да возьмет себе наперед раба Сти­ха».

217. По мнению наших учителей, таким образом отказывать можно только в пользу того лица, которое назначено наследни­ком некоторой доли имущества, ибо получать что-нибудь напе­ред — значит взять нечто особенное; это бывает только с тем, кто назначен наследником определенной части, потому что он сверх наследственной доли будет иметь преимущественное пра­во на данную вещь.

218. Поэтому отказ, назначенный в пользу постороннего лица [не сонаследника], недействителен, так что, по мнению Сабина, он не может приобрести силы даже по сенатскому постановле­нию Нерона, ибо последним утверждаются, по словам юриста, только те отказы, которые по цивильному праву недействитель­ны вследствие недостатка связанных с этой формой условий, а не те, которые по причине самой личности легатария считаются необязательными. Но Юлиан и Секст1 решили, что сенатское постановление в этом случае утверждает отказ, ибо и здесь несо­блюдение словесных формул влечет за собою недействительность отказа по цивильному праву. Следовательно, тому же самому лицу можно бы оставить правильно отказ другими словами, на­пример через отказ посредством виндикации, присуждения или дозволительным образом. По причине ошибки в самой личности легатария отказ недействителен в том случае, когда отказ заве­щан тому, в пользу кого ни в каком случае нельзя оставлять отказ, например, если отказ составлен иностранцу, который не имеет права получать имущество по завещанию. Разумеется, что в этом случае сенатское постановление не применяется.

О Фальцидиевом законе2

224. Прежде дозволялось истощать все отцовское имущество в виде отказов и отпущений рабов на волю, оставляя наследни­ку только пустое имя «наследник». То же самое, по-видимому, дозволялось Законами XII таблиц, постановляющими, чтобы всякое распоряжение, которое кто сделает относительно своего имения, считалось законным, именно следующими словами: «Распоряжение всякого о своем имуществе да будет законом». Вот почему назначенные наследники отказывались от принятия наследства, и вследствие этого большинство умирало без заве­щания.

225. Вследствие этого был издан Фуриев закон3, который запретил отказы и дарения на случай смерти на сумму свыше 1000 ассов одному лицу, сделав исключение в пользу ближай­ших родственников завещателя. Но и этот закон не достиг того, чего хотел [не оградил интересов наследников]. Ибо тот, у кого

1 Луций Октавий Корнелий Юлиан Эмилиан — один из крупнейших римских юристов, родился около 100 г. н. э. в Северной Африке. Кон­сул в 148 г. н. э., ученик Яволена Приска. Последний глава школы саби-нианцев, пользовался особым доверием императора Адриана. Автор раз­личных юридических сочинений, в том числе знаменитого Digesta в 90 книгах. Секст Помпоний — современник Юлиана, автор ряда юриди­ческих сочинений, в том числе комментариев Ad edictum в 150 книгах. Очень важно сохранившееся благодаря Дигестам Юстиниана неболь­шое сочинение Enchiridium, представляющее собой краткий историчес­кий обзор римского права с древнейших времен до императора Юлиана.

2 Закон Фальцидия датируется 40 г. до н. э.

3 Закон Фурия предположительно датируется 190 г. до н. э.

 

было, например 5000 ассов, мог распределить все свое имуще­ство на многие отказы, завещая каждому из пяти человек по 1000 ассов.

226. Поэтому впоследствии был предложен закон Вокония1, которым предписывалось, что никто не может получать под видом отказов или дарений на случай смерти более того, что оставляется самому наследнику. Казалось, что по этому закону наследники наверно что-нибудь получат, однако этим создава­лось почти то же самое неудобство. Именно: распределяя на­следство между большим числом легатариев, завещатель мог до того мало оставить наследнику, что последнему не стоило при­нимать на себя всей тяжести наследства «ради столь незначи­тельной выгоды».

227. Таким образом, в позднейшее время был издан закон Фальцидия, по которому позволяется отказывать не более как три четверти целого имущества, т. е. чтобы у наследника оста­лась четвертая часть наследства; этим правом мы теперь пользу­емся.

228. Излишнюю свободу при отпущении рабов на волю ог­раничил также закон Фуфия2, как мы о том сказали в первой книге.

249. В большинстве случаев употребляются по гражанскому праву следующие формулы фидеикоммиссов: «требую, прошу, хочу, доверяю»; каждое из этих слов в отдельности имеет такую же силу, как если бы все были употреблены сообща.

250. Итак, когда мы напишем: «Луций Тиций да будет на­следником», то можем прибавить: «Прошу тебя, Луций Тиций, и требую от тебя, чтобы ты, как только будешь в состоянии принять наследство, восстановил и возвратил бы его Гаю Сею». Мы можем также просить наследника о передаче части, и от нас зависит оставить фидеикоммиссы под условием, или безуслов­но, или с прибавлением известного срока.

251. По передаче наследства передавший тем не менее оста­ется наследником, а принявший наследство считается то наслед­ником, то отказопринимателем.

260. Через фидеикоммисс можно также оставлять отдельные вещи, например землю, раба, одежду, серебро, деньги, и про­сить или самого наследника, чтобы он возвратил вещь тому или

1 Закон Вокония датируется 169 г. до н. э.

2 Закон Фуфия Каниния датируется 2 г. до н. э.

 

другому, или легатария, хотя последнего нельзя обременять отказом.

261. Равным образом через фидеикоммисс может быть остав­лена не только собственная вещь завещателя, но также вещь наследника, или легатария, или кого-нибудь другого. Итак, мож­но просить легатария не только передать кому-либо ту вещь, которая ему отказана, но и иную, составляет ли она его соб­ственность или чужую. Следует только иметь в виду, чтобы никого не приглашали передать кому-либо более, чем сам он получил по завещанию. Ибо требование, превышающее разме­ры завещанного, не принимается в расчет.

262. Когда чужая вещь оставляется через фидеикоммисс, то фидуциарный наследник обязан или ее самое купить и выдать, или заплатить цену ее, как это имеет место в том случае, когда чужая вещь была отказана посредством присуждения. Некото­рые юристы, однако, полагают, что фидеикоммисс недействите­лен, если собственник не продаст вещи, оставленной по дове­ренному поручению; но другое имеет место при отказе, остав­ленном посредством присуждения.

263. Посредством фидеикоммисса можно также даровать сво­боду рабу, прося наследника или легатария отпустить его на волю.

268. Во многих отношениях отличается отказ в силу фидеи­коммисса от отказа, прямо оставленного.

269. Посредством фидеикоммисса, например, можно остав­лять даже до назначения наследника, между тем отказ, остав­ленный в начале завещания, недействителен.

270. Точно так же имеющий умереть без завещания может оставить в пользу кого-либо фидеикоммисс тому, кому будет принадлежать имущество умирающего, между тем как отказы­вать он не может.

270а. Точно так же отказ, оставленный в кодициллах, только в том случае имеет значение, когда эти дополнительные акты будут утверждены завещателем, т. е. если он в завещании сдела­ет оговорку, что должно иметь законную силу все то, что он постановляет в кодициллах; между тем фидеикоммисс может быть назначен в дополнительных актах, не утвержденных даже завещанием.

271. Равным образом легатария нельзя обременять отказом, но можно на него возложить обязанность исполнить фидеиком­

 

 

мисс. Мало того, исполнение фидеикоммисса в отношении дру­гого мы можем поручить даже тому, кому мы оставляем посред­ством доверенного поручения.

272. Точно так же нельзя чуждому рабу даровать свободу непосредственно [на основании отказа], но можно ее дать через фидеикоммисс.

273. Равным образом нельзя в дополнительных актах завеща­ния никого ни назначить наследником, ни лишить наследства, хотя бы эти кодициллы были утверждены завещанием. Но на­следника, назначенного в завещании, можно в кодициллах про­сить, чтобы он передал наследство другому — все или часть его, хотя бы эти кодициллы не были подтверждены завещателем.

274. Точно так же женщина не может по закону Вокония на­следовать после того, которого имущество оценено в 100 ООО ас­сов, но может приобретать наследство в силу фидеикоммисса.

275. Также и латиняне, которым закон Юния1 запрещает прямо приобретать наследство и отказ, могут таковые приобре­тать посредством фидеикоммисса.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.