Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Законодательство средневековой Англии 1 страница



Хартия Генриха I1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI—XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского. М., 1936. С. 40-45

Генрих, Божьей милостью король англов, всем баронам и верным своим, как англам, так и франкам, привет.

1. Знайте, что я по Божьему милосердию и с общего согласия баронов королевства Англии коронован в короли этого коро­левства. И так как королевство было утеснено несправедливыми взиманиями, то я из почтения к Богу и из любви, которую к вам всем имею, святую Божью Церковь прежде всего делаю свобод­ной; так что не буду ни продавать, ни отдавать на откуп и после смерти архиепископа, или епископа, или аббата не буду ничего брать из домена Церкви или с людей ее в то время, пока не всту­пил еще в нее преемник [умершего]. И все худые обычаи, кото­рыми несправедливо было утеснено королевство Англии, отныне уничтожаю, каковые худые обычаи здесь частью излагаю.

2. Если кто из баронов моих, графов или других, которые от меня держат, умрет, наследник его не будет выкупать свою зем­лю, как делал во время брата моего, но будет вносить за нее справедливый и законный рельеф. Подобным же образом и люди [вассалы] баронов моих будут вносить своим сеньерам за свои земли справедливый и законный рельеф.

3. И если кто из баронов или других людей [вассалов] моих захочет выдать замуж свою дочь, или сестру, или племянницу, или внучку, или родственницу, пусть об этом переговорит со мною. Но я ничего не буду брать из ее имущества за разрешение на это и не буду запрещать ему выдавать ее, если только он не захочет соединить ее с врагом моим. И если после смерти баро­на или другого человека [вассала] моего останется наследницей дочь, я ее буду выдавать по совету баронов моих вместе с ее землею. И если после смерти мужа останется его жена и будет бездетной, она получит свою вдовью часть и приданое; и я не выдам ее замуж иначе, как согласно ее желанию.

1 Генрих I — английский король (1100 — 1135 гг.).


4. Если же останется жена с детьми, она получит [свою] вдо­вью часть и приданое, пока будет, согласно закону, соблюдать свою телесную чистоту, и я не выдам ее замуж иначе, как сог­ласно ее желанию. Опекуном земли и детей будет или жена, или другой из родственников, который должен иметь на это больше прав. И повелеваю, чтобы бароны мои подобным же образом поступали относительно сыновей, и дочерей, и жен своих людей [вассалов].

5. Общую плату с монетчиков, которая бралась по городам и графствам, которой не было во время короля Эдуарда, на будущее время совершенно запрещаю взимать. Если кто будет схвачен, или монетчик, или другой, с фальшивой монетой, в отношении к нему пусть будет применена законная справедли­вость.

6. Все тяжбы и все долга, которые подлежали уплате в поль­зу моего брата, прощаю, за исключением законных моих фирм и за исключением тех обязательств, какие были заключены в отношении к наследствам других или в отношении к имуще-ствам, которые по большей справедливости принадлежали дру­гим. И если кто заключил какое-либо обязательство в отноше­нии к своему наследству, и его объявляю расторгнутым, а также прощаю все рельефы, которые должны были быть уплачены по закону за следуемые им наследства.

7. И если кто из баронов или людей [вассалов] моих заболе­ет, то как сам он распределит или распорядится распределить свое движимое имущество, так и я согласен, чтобы оно было распределено. Чтобы, если он из-за похода или из-за болезни не распределит своего движимого имущества и не распорядится его распределить, жена его или дети либо родственники и люди [вассалы] его, имеющие на то право, распределили его на поль­зу души его, как найдут лучше.

8. Если кто из баронов или людей [вассалов] моих совершит правонарушение, он не будет давать денежного залога, опреде­ляемого произвольно, как это он делал во время отца моего и брата моего, но сообразно роду проступка будет платить штраф так, как бы он платил до времени отца моего, во время других предшественников моих. Чтобы, если он будет обвинен в веро­ломстве [нарушении верности] или в каком-либо злодеянии, он заплатил возмещение, как будет справедливо.


9. Тайные же убийства, [совершенные] до того дня, когда я был коронован в короли, все прощаю, а те, которые были совер­шены после этого, должны быть справедливо возмещены соглас­но закону короля Эдуарда1.

10. Заповедные королевские леса по общему совету баронов моих я удержал в моей руке, как их имел отец мой.

11. Рыцарям, которые служат за свои земли рыцарскую служ­бу, собственным пожалованием даю согласие на то, чтобы земли их доменов2 были свободны от всяких денежных взиманий и от всякой работы для того, чтобы они, облегченные от такого боль­шого обременения, были надлежащим образом снабжены ло­шадьми и оружием, чтобы быть годными и готовыми для служ­бы мне и для защиты королевства моего.

12. Крепкий мир во всем королевстве моем установляю и повелеваю впредь его соблюдать.

13. Закон короля Эдуарда вам отдаю с теми исправлениями, какими отец мой его исправил по совету баронов своих.

14. Если кто взял что-либо из моего имущества или из иму­щества кого-либо после кончины короля Вильгельма, брата мо­его, пусть немедленно будет отдано все без всякого штрафа. И если кто что-либо оттуда удержит, тот, у кого оно будет най­дено, заплатит мне тяжелое возмещение.

15. Свидетелями были Маврикий, лондонский епископ, и Гундульф епископ, и Вильгельм, выбранный в епископы, и Ген­рих граф, и Симон граф, и Уолтер Джиффард, и Роберт де Монфор, и Рожер Биго, и Генрих de Portu, в Уестминстере, когда я был коронован. Привет вам.

1 Под Законами короля Эдуарда здесь понимаются англосаксонс­кие законы и судебные обычаи, существовавшие до нормандского за­воевания. Все они сложились до царствования Эдуарда (1042— 1066 гг.), и нет ни одного закона, который можно было бы с уверенностью при­писать Эдуарду Исповеднику. Так называемый Leges Edwardi Confessoris, сборник законов Эдуарда Исповедника, представляет со­бой позднейшую компиляцию (возможно XII в.), составленную глав­ным образом из старых судебников.

2 Домен, terra dominica, здесь противопоставляется земле держате­лей как земля, находящаяся в руках самого сеньора и под его соб­ственной обработкой.


Великая ассиза1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI—XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского. М., 1936

7. Великая ассиза есть некое королевское благодеяние ми­лостью государя по совету магнатов народам пожалованное, которым жизни людей и целости государства оказывается та­кая спасительная забота, что если кто желает сохранить за собою право на ту землю, какою он владеет как свободным держанием, то люди могут отстранить двусмысленный исход поединка2... Из великой справедливости ведь возникло это правовое установление; ибо право, которое после многих и длинных отсрочек едва выясняется через поединок, благода­ря благодеянию этого установления удобнее и скорее обнару­живается. Ибо ассиза эта не ожидает столько законных отсро­чек, сколько поединок, как это будет видно из последующего. А благодаря этому сберегаются и труды людей, и издержки бедных. Кроме того, насколько больший имеет вес в судеб­ных делах данное слово многих достойных свидетелей, чем только одного, настолько на большей справедливости зиждет­ся это установление, чем поединок. Ибо в то время как поеди­нок возникает из свидетельства одного присяжного, это уста­новление требует присяги по меньшей мере 12 полноправных людей.

1 Так называемая Великая или Большая ассиза (Magna Assisa, Grand или Great Assize), изданная английским королем Генрихом II (1154 — 1189 гг.), представляла собой особую форму иска для споров о соб­ственности на землю, и одноименный королевский указ был направлен на регламентацию связанной с ней сложной процедуры.

2 Судебный поединок был введен в Англии после нормандского завоевания. Сражались боевыми топорами, причем каждая сторона имела право выставить вместо себя заместителя. Некоторые церков­ные учреждения держали на жаловании лиц, обязанных сражаться за них на суде. К поединку прибегали лишь после того, как были исчер­паны другие способы выяснения дела (через принесение присяги от­ветчиком). В случае недовольства решением суда побежденная на по­единке сторона имела право вызвать на поединок всех членов суда и этим крайне затянуть процесс.


Начинают дело по этой ассизе в таком порядке. Тот, кто с самого начала положил себя на ассизу1, испросит приказ о мире2 для того, чтобы впредь не быть привлеченным в суд противни­ком силою приказа, благодаря которому между ними перед этим возникло судебное дело о держании, из-за которого держащий положил себя на ассизу...

10. Посредством таких приказов приобретает мир тот, кто держит и кладет себя на ассизу, до тех пор пока противник, явившись в курию, испросит другой приказ, чтобы четырьмя полноправными рыцарями из графства и из соседства было из­брано 12 полноправных рыцарей из того же соседства, которые под присягою скажут, кто из тяжущихся имеет больше прав на искомую землю...

12. Но следует иметь в виду, что когда в курию появляются в назначенный заранее день четыре рыцаря, готовые избрать 12 других... то явится ли или не явится тот, кто держит, тем не менее этими четырьмя рыцарями и под их присягой будет про­изведено избрание 12...

14. После того как произведено будет избрание 12 рыцарей, они должны быть приглашены явиться в курию, готовые ска­зать под присягой, кто из них, т. е. держащий или ищущий, большее имеет право в своем иске...

16. В день же, заранее назначенный 12 рыцарям для произ­водства расследования, придет ли тот, кто держит, или не при­дет, расследование это без замедления должно быть произведе­но...

17. Затем приступают к расследованию, хорошо ли известно самое право самим присяжным, или же некоторые знают, а не­которые не знают, или никто не знает. Если никто из них не знал правды об этом, и это было засвидетельствовано в курии клятвою их, то следовало обратиться к другим, пока не най­дутся такие, которые знают правду об этом деле. Если же неко­торые из них знали правду об этом, а некоторые не знали, тог­да, отстранив незнающих, следует призвать в курию других, пока не найдется по крайней мере 12 согласных в этом. Затем, если некоторые из них будут говорить в пользу одного, а неко­торые в пользу другого из тяжущихся, должны быть при­соединены к ним другие, пока по крайней мере 12 будут соглас-

1 То есть просит, чтобы его дело разбиралось в суде присяжными.

2 Приказ о прекращении дела, уже начатого в обычном порядке.


но показывать в пользу той и другой стороны. Каждый из тех, кто был призван для этого, должен присягнуть, что он не будет говорить об этом неправды и, зная, не будет скрывать правды; а чтобы иметь знание тем, кто приносит присягу об этом, требу­ется, чтобы они знали об этом через посредство собственного зрения и слуха, или со слов своих отцов, или со слов, которым бы они верили как собственным...

Кларендонская ассиза1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

Начинается Кларендонская ассиза, изданная королем Генри­хом II, с согласия архиепископов, епископов, аббатов, графов, баронов, всей Англии.

1. Прежде всего постановил названный выше король Генрих по совету всех баронов своих для охраны мира и сохранения правосу­дия, чтобы по отдельным графствам производилось расследование и по отдельным сотням через посредство 12 полноправных людей сот­ни и через посредство четырех полноправных людей каждой дерев­ни под клятвой, что они будут говорить правду: есть ли в их сотне или в их деревне какой-либо человек, которого на основании факти­ческих данных или по слухам обвиняют в том, что он разбойник, тайный убийца или грабитель или такой, который есть укрыватель разбойников, или тайных убийц, или грабителей, после того, как государь-король стал королем. И это судьи пусть расследуют в сво­ем присутствии, а шерифы в своем.

2. И если окажется, что обвиняемый на основании фактиче­ских данных или на основании слухов, на основании клятвен­ных показаний, названных выше, есть действительно разбой­ник, или тайный убийца, или грабитель, или укрыватель их пос­ле того, как государь-король стал королем, то он должен быть арестован и подвергнут испытанию водой и даст клятву, что не был разбойником или тайным убийцею, или грабителем, или ук­рывателем их после того, как государь-король стал королем.

3. И если сеньор того, кто был арестован, или его управ­ляющий, или люди его попросят дать его им на поруки в течение трех дней после того, как он был арестован, пусть он будет от-

1 Assisa de Clarenduna, изданная Генрихом II в 1166 г.


дан на поруки и сам он, и его имущество, пока не явится сам он на испытание1.

4. И когда разбойник, или тайный убийца, или грабитель, или укрыватели их будут арестованы на основании названных выше клятвенных показаний, то если судьи так скоро не явятся в это графство, где они были арестованы, то шерифы доведут до сведе­ния ближайшего судьи через какого-либо сведущего человека, что они арестовали таких людей; и судьи со своей стороны известят шерифов, куда они хотят, чтобы и они [арестованные] были при­ведены к ним; и шерифы пусть приведут их перед судьями; и вместе с ними пусть приведут из сотни и из деревни, где они были арестованы, двух полноправных людей для доставки ведо­мости графства и сотни о том, почему они были арестованы, и здесь перед судьею они арестованные подвергнутся испытанию.

5. И над теми, кто был арестован на основании названных выше клятвенных показаний этой ассизы, никто не имеет права суда и никто не может брать себе их имущество кроме государя-короля в своей курии перед судьями его, и государь-король будет получать все имущество их. Относительно же тех, кото­рые будут арестованы иначе, чем на основании этой клятвы, пусть будет так, как это обыкновенно бывает и должно быть.

6. И шерифы, которые арестуют их, пусть приводят их перед судьею без другого приглашения кроме того, которое они уже получили. И когда разбойники, или тайные убийцы, или грабители и укрыватели их, которые были арестованы на основании клятвен­ных показаний или иным путем, передаются шерифам, эти после­дние должны принимать их немедленно же, без замедления.

7. И в каждом отдельном графстве, где нет тюрем, они дол­жны быть сооружены в бурге или каком-нибудь замке короля на деньги короля и из его дерева, если оно находится близко, или из дерева ближайшего леса под наблюдением слуг короля для того, чтобы шерифы могли в них держать под стражей через посредство должностных лиц', которые обыкновенно это дела­ют, и их слуг тех, которые были арестованы.

8. Желает также государь-король, чтобы все являлись в собра­ния графств для принесения этой клятвы так, чтобы никто не ос­тавался дома в силу какой-нибудь имеющейся у него привилегии или в силу того, что он сам имеет свою собственную курию или соку2 и поэтому может не являться для принесения этой клятвы.

1 То есть на судебное испытание.

2 Право юрисдикции, а также территория, находящаяся под част­ной юрисдикцией какого-либо лорда.


9. И пусть не будет никого на территории замка и за преде­лами замка, а также и в баронии Уолингфорд, кто бы вздумал воспретить шерифам входить в его курию или на его землю для смотра свободных поручителей, и чтобы все были под поручи­телями; и перед шерифами пусть вступают под свободное пору­чительство.

10. И в городах или в бургах пусть ни у кого не будет людей и никто не принимает в дом свой или на землю свою или на свою соку [людей], за которых он не даст поручительства, что пред­ставит их перед судьею, если их потребуют, или что они нахо­дятся в союзах свободного поручительства.

11. И пусть никого не будет в городе, или в бурге, или в замке, или за их пределами, а также и в баронии Уолингфорд, кто вздумал бы воспретить шерифам вступать на свою землю или на свою соку для ареста тех, о которых на основании фак­тических данных или на основании слухов говорят, что они разбойники, или тайные убийцы, или грабители, или укрывате­ли их, или объявлены вне закона, или обвиняются в нарушении лесных законов; но повелевает [государь-король], чтобы они помогали им в задержании их.

12. И если кто будет арестован, у кого найдено было что-либо, что было взято во время разбоя или грабежа, и если он имеет худую славу, и о нем имеются дурные свидетельства, и у него нет поручителя, то он не должен подвергаться испытанию. А если он не имел дурной репутации, то за найденное у него он должен идти на испытание водой.

13. И если кто сознался перед полноправными людьми или перед собранием сотни в разбое, или тайном убийстве, или гра­беже, или в укрывательстве их, а потом захотел отрицать это, он не должен подвергаться испытанию.

14. Желает также государь-король, чтобы те, которые под­вергнутся испытанию и выйдут чистыми из испытания, но в то же время пользуются самой дурной славой и по свидетель­ству многих и полноправных людей считаются способными на самые предосудительные проступки, оставили пределы земель короля, так, чтобы в течение восьми дней переехали море, если только их не задержит неблагоприятный ветер, и с пер­вым же благоприятным ветром они переедут море и после этого не вернутся в Англию иначе как по особой милости го­сударя-короля; пусть они будут объявлены поставленными вне


закона; и если вернутся, должны быть арестованы как постав­ленные вне закона.

15. И запрещает государь-король, чтобы какой-либо бродячий человек (vaivus), т. е. бродяга (vagus), или никому не извест­ный, находил пристанище где-либо кроме бурга и чтобы и здесь он находил пристанище не больше как лишь на одну ночь, если только он здесь не заболеет сам или его конь, благодаря чему может указать вполне допустимое оправдание.

16. И если он пробудет там больше одной ночи, он должен быть арестован и находиться под арестом, пока не явится его сеньор, чтобы поручиться за него, или пока не представит надеж­ных поручителей; и тот подобным же образом должен быть аре­стован, кто дал ему пристанище.

17. И если какой-либо шериф известит другого шерифа, что из его графства бежали в другое графство люди, обвиняемые в разбое, или в тайном убийстве, или в грабеже, или в укры­вательстве их, или объявленные вне закона, или обвиняемые в нарушении законов о королевских лесах, он должен арестовать их; а также если он сам или через других узнает, что такие люди бежали в его графство, он должен арестовать их и держать под стражей, пока не будет иметь от них надежных поручителей.

18. И все шерифы должны заносить в списки всех беглых, которые бежали из их графств; и это они должны делать перед собраниями графств, и имена их, внесенные в списки, они принесут судьям, как только они явятся к ним [в графства], чтобы они разыскивались по всей Англии и имущество их было взято в пользу короля.

19. И желает государь-король, чтобы, как только шерифы получат приказы странствующих судей1, чтобы они со своими графствами явились перед ними, то чтобы они собрали свои графства и произвели розыск обо всех, кто вновь явился в их графства после этой ассизы, и взяли с них поручителей, что они явятся перед судьями, или будут содержать их под стражей, пока не явятся к ним в графства судьи, и тогда уже доставят их перед судьями.

' Странствующие, или разъездные, судьи (judices justiciari itincran-tes) служили для связи королевского суда с местами (графствами). Для этой цели они делали объезды по стране, и в случае приезда этих странствующих судей шерифы были обязаны собирать полное собра­ние графства, которое в силу их присутствия превращалось в королев­ский суд.


20. Запрещает также государь-король, чтобы монахи, или каноники, или какое-либо религиозное учреждение принимало кого-либо из простого народа в монахи, или каноники, или в члены братии, пока не будет узнано, как о нем говорят, если только он не смертельно болен.

21. Запрещает также государь-король, чтобы кто-либо во всей Англии принимал на своей земле, или на своей соке, или в своем доме под свое покровительство кого-либо из секты тех ренегатов [еретиков], которые были отлучены от церкви и заклеймены в Оксфорде. И если кто их будет принимать, сам он будет отдан на милость государя-короля, и дом, в котором они были, будет вынесен за черту города и сожжен. И каждый шериф даст клят­ву в том, что будет это соблюдать, и в этом заставит поклясться всех должностных лиц своих, и сенешалов баронов, и всех ры­царей, и свободных держателей в графствах.

22. И желает государь-король, чтобы эта ассиза соблюдалась в царствование его, пока будет ему угодно.

Норттэмптонская ассиза1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

Это — ассизы, изданные в Кларендоне и потом записанные в Нортгэмптоне.

1. Если кто будет обвинен перед судьями государя-короля в тайном убийстве, или в грабеже, или в разбое, или в укрыва­тельстве людей, делающих это, или в делании фальшивой мо­неты, или в поджоге клятвенными показаниями 12 рыцарей сотни, а если рыцарей не окажется, то клятвенными показания­ми 12 свободных полноправных людей и клятвенными показа­ниями четверых человек из каждой деревни сотни, то он идет на испытание водою и, если погибнет2, теряет одну ногу. А в Нортгэмптоне прибавлено было для усиления суровости юсти­ции, что он должен вместе с ногой потерять также и правый кулак и должен покинуть королевство, и в течение 40 дней он будет изгнан из королевства. А если выйдет чистым из испы­тания водою, то должен найти поручителей и пусть остается в

1 Assisa de Northampton, изданная Генрихом II в 1176 г.

2 То есть если ордалия (судебное испытание) даст неблагоприятные для него результаты.


королевстве, если только не будет обвинен графством и полноправными рыцарями графства сообща в тайном убийстве или в другом гнусном преступлении, и если он сказанным выше способом будет обвинен в этом, то хотя он вышел из испытания водою невредимым, тем не менее в течение 40 дней он удалится из королевства и имущество свое унесет с собою, без ущерба права его сеньеров, и оставит королевство, пока на то будет воля государя-короля. Ассиза же эта будет сохранять свою силу с того времени, когда издана была ассиза в Кларендоне, без перерыва до этого времени, а с этого времени, пока будет угод­но государю-королю, в делах о тайном убийстве, и об измене, и о поджоге, и во всех названных выше параграфах за исклю­чением дел о мелких кражах и грабежах, которые были совер­шены во время войны, как кража и грабеж лошадей и быков иболее мелких вещей.

2. Далее, никому не позволяется ни в бурге, ни в деревне давать в своем доме пристанище пришедшему чужаку из других мест больше одной ночи, которого он не желает передать в руки закона, если только у того нет резонного основания для этого, которое хозяин дома и покажет своим соседям. И когда он будет уходить, он должен уходить в присутствии соседей и днем.

3. Если кто будет задержан по обвинению в тайном убийстве, или грабеже, или разбое, или в изготовлении фальшивой моне­ты и в этом сознается или в каком-либо ином преступлении, которое он совершил, перед бэйлифом сотни или бурга и перед полноправными людьми, то не может потом отрицать это перед судьями. И если и не будучи задержан, он сознается перед ними в чем-либо в этом роде, то и этого он не может отрицать перед судьями.

4. Затем, если кто умрет как свободный держатель, наслед­ники его должны оставаться в таком владении своим феодом, какое имел отец их в тот день, когда был жив и мертв; и они должны получить его движимость, относительно которой они должны выполнить волю почившего; и затем они пусть обратятся к своему сеньеру и уплатят ему рельеф и другое, что должны уплатить ему со своего феода. И если наследник будет несовер­шеннолетний, сеньер феода должен принять от него феодальную присягу и должен иметь его под опекой до тех пор, пока это нужно. Другие сеньеры, если их несколько, должны принять от него феодальную присягу, и он должен сделать им то, что должен сделать. И жена почившего должна получить свое приданое и


часть движимости его, которая ей причитается. И если сеньер феода отказывает наследникам умершего в праве владения тем, чем владел этот умерший и которое они требуют, судьи государя-короля должны распорядиться произвести расследование через посредство 12 полноправных людей о том, чем владел умерший в тот день, когда был жив и мертв; и, что даст расследование, со­образно с этим пусть они восстановят права наследников его. И если кто поступит в противность этому и в этом будет изобли­чен, пусть будет предоставлен на милость короля.

5. Затем пусть судьи государя-короля распорядятся произве­сти расследование о захватах, произведенных вопреки ассизе с того времени, как государь-король прибыл в Англию немедлен­но после заключения мира между ним и королем, сыном его.

6. Затем пусть судьи принимают клятву верности государю-королю до конца Пасхи и самое позднее до конца Пятидесят­ницы от всех, т. е. от графов, баронов, рыцарей и свободных держателей, а также от крестьян, которые пожелали оставаться в королевстве. А кто не захочет принести клятву верности, дол­жен быть арестован как враг государя-короля. Пусть также су­дьи сделают распоряжение, чтобы все те, которые еще не при­несли феодальной присяги государю-королю, явились бы к сро­ку, какой им укажут, и принесли феодальную присягу королю как своему феодальному сеньеру.

7. Затем пусть судьи разбирают дела о всех юрисдикциях и правах, относящихся к государю-королю и к его короне, по 66 приказу государя-короля или тех, которые были на его месте, в отношении половины феода рыцаря и меньше, если только иск не настолько велик, что не может быть уменьшен без государя-короля, или такого свойства, что судьи, находясь в сомнении, должны будут довести о нем до его сведения или тех, которые заступали его место. Пусть они, однако, стараются по мере сил своих действовать к выгоде государя-короля. Пусть они также устроят судебное заседание для разбора дел о нечестивых гра­бителях и ворах страны, каковое заседание должно быть устро­ено по совету короля, сына его и его людей, по указанию кото­рых [они, судьи] отправятся в графство.

8. Затем судьи должны озаботиться о том, чтобы разрушен­ные замки и дальше разрушались и те, которые должны быть разрушены, были разрушены до основания. И если они этого не сделают, государь-король пожелает иметь о них судебный при­говор своей курии как об ослушниках своего повеления.


9. Затем судьи должны произвести расследование о вымо­рочных держаниях, о церквах, о землях, о женах умерших вла­дельцев земель, которые были пожалованы государем-королем.

10. Затем должностные лица государя-короля пусть отвечают пе­ред Палатой шахматной доски1 как о твердой сумме дохода, так и о всех своих приобретениях, которые они сделали в своих должнос­тях, за исключением тех, которые относятся к должности шерифа.

11. Затем судьи пусть произведут расследование об охране замков и о том, кто, и в какой мере, и где должен нести ее и потом довести об этом до сведения короля.

12. Затем грабитель, лишь только он будет арестован, дол­жен быть передан шерифу для заключения под стражу. А если шериф будет в отсутствии, пусть его ведут к ближайшему на­чальнику замка, и пусть он держит его под стражей, пока не передаст его шерифу.

13. Затем судьи пусть распорядятся произвести розыск обыч­ным в стране порядком о тех, кто удалился из королевства; и если они не пожелают в течение определенного срока вернуться и явиться на суд в королевскую курию, то пусть после этого они будут объявлены стоящими вне закона, и имена объявленных стоящими вне закона пусть представят к Пасхе и к празднику святого Михаила в Палату шахматной доски, а отсюда пусть будут отправлены государю-королю.

Кларендонские конституции2

Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

В год от воплощения Господа 1164-й, в год папства Алек­сандра четвертый, в год светлейшего короля англов Генриха II десятый в присутствии этого короля составлена эта памятная

1 Палата казначейства, или Палата шахматной доски (Curia Regis ad Scaccarium, по-английски Court of Exchequer, или просто Exchequer), была учреждена еще при Генрихе I. Во главе ее стоял верховный и главный юстициарий (summus или capitalis justiciarius), главный по­мощник короля. Другими высшими сановниками были канцлер и каз­начей королевства, которые являлись также главными членами Коро­левской курии (Curia Regis) и в этом качестве назывались баронами Палаты шахматной доски (barones scaccurii).

2 Данные постановления (Constitutions of Clarendon) 1164 г. были направлены на установление границ юрисдикции церковных судов в


запись или признание в качестве закона некоторой части обыча­ев и вольностей и неотъемлемых привилегий предшественников его, именно короля Генриха, деда его, и других, каковые долж­ны соблюдаться и исполняться в королевстве. И вследствие несогласий и раздоров, которые возникли между клиром и су­дьями государя-короля и баронами королевства относительно обычаев и неотъемлемых привилегий, произведено это провоз­глашение в качестве законов перед архиепископами, и еписко­пами, и клиром, и графами, и баронами, и рыцарями королев­ства. И эти обычаи, признанные как имеющие силу закона архиепископами, и епископами, и графами, и баронами, и [людь­ми из] самых знатных и самых родов древних в королевстве...




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.