Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Законодательство средневековой Англии 2 страница



Из признанных же в качестве закона обычаев и привилегий королевства некоторая часть содержится в настоящем рукопи­сании. Каковой части параграфы суть следующие.

1. Если возникнет спор о церковном патронате и о праве представления на приход1 между мирянами, или между ми­рянами и клириками, или между клириками, он будет разби­раться или решаться в курии государя-короля.

2. Церкви из феода государя-короля не могут навсегда от­даваться без его согласия и уступки.

Англии, которые фактически оказались изъятыми из-под действия об­щего права (common law) страны. В результате специального рассле­дования обычаев, регулировавших церковную жизнь во времена Ген­риха I, с помощью сведущих людей (архиепископов, епископов, гра­фов, баронов и самых знатных и пожилых людей королевства) были записаны постановления о том, что клирики, обвиняемые в преступле­нии, должны привлекаться к светскому суду и, если обвинение ока­жется справедливым, лишаться в епископском суде духовного сана с последующей передачей для наказания представителям светской влас­ти. Разгоревшаяся в результате борьба между Генрихом II и архиепис­копом кентерберийским Фомой Бскетом, отказавшимся признать обя­зательными для английской церкви основные пункты Кларендонских конституций, закончилась насильственной смертью архиепископа, вслед­ствие чего Генрих отказался от конституций и вопрос о границах цер­ковной юрисдикции остался нерешенным.

1 Право представления на приход (представления кандидата на за­нятие священнического места) принадлежало патрону церкви, т. с. ос­нователю церкви, его потомкам и наследникам. Обычно патроном был лорд поместья, которому принадлежала церковь. Право патроната могло отчуждаться. Часты случаи передачи или продажи его церковным уч­реждениям, особенно монастырям.


3. Клирики, обвиняемые в чем бы то ни было, по пригла­шению судьи короля должны явиться в его [короля] курию, чтобы там дать ответ в том, в чем курии короля угодно будет потребовать здесь от них ответа, а также в курию церковную, если найдут нужным, чтобы здесь дан был ими ответ, и [в этом последнем случае] судья короля пошлет в курию святой Церкви [своего человека], чтобы видеть, как там будет разбираться это дело. И если клирик будет изобличен в преступлении или сам сознается в нем, впредь Церковь не должна оказывать ему своей защиты.

4. Архиепископам, епископам и имеющим бенефиции кли­рикам королевства не позволяется выезжать из королевства без разрешения государя-короля. А если они выедут, если это угод­но будет государю-королю, то представят ручательство, что, ни отправляясь туда, ни пребывая там, ни возвращаясь оттуда, они не будут искать средств причинить зло или ущерб королю или королевству.

5. Отлученные от Церкви не должны ни представлять обеспе­чение в виде какого-нибудь взноса, ни приносить клятву, но лишь [представить] поручителя в том, что явятся к суду Церкви для снятия с них отлучения.

6. Миряне должны быть обвиняемы лишь известными и пол­ноправными обвинителями и свидетелями в присутствии епи­скопа так, чтобы архидиакон не терял своего права и ничего из того, что он должен из него иметь. И если окажутся такие из тех, кто совершил преступление, что никто не пожелает или не осмелится их обвинять, тогда шериф по требованию епископа велит 12 полноправным людям из соседей [подлежащего обви­нению] или из деревни принести клятву перед епископом, что они обнаружат истину относительно этого согласно своей сове­сти.

7. Никто, кто держит непосредственно от короля, и никто из его слуг домениальных не будет подвергаться отлучению от Церкви и земли никого из них не будут объявляться находя­щимися под интердиктом, если предварительно об этом не будет сделано представление государю-королю, если он будет в это время находиться в стране, или его судье, если он [король] бу­дет находиться за пределами королевства, чтобы он по праву разрешил это дело и чтобы таким образом то, что будет отно­ситься к королевской курии, в ней и было решено, а то, что


будет относиться к церковной курии, было направлено в нее, чтобы там подвергнуться рассмотрению.

8. Относительно апелляций, если бы они возникли, то они должны идти от архидиакона к епископу, от епископа к архи­епископу. И если архиепископ не окажется в состоянии дать справедливое решение, то в последней инстанции надлежит обращаться к государю-королю, чтобы по его повелению спор был окончательно решен в курии архиепископа так, что нет надобности дальше идти без согласия государя-короля.

9. Если возникнет тяжба между клириком и мирянином или между мирянином и клириком о каком-либо держании, которое клирик желает признать принадлежащим к церковным держа­ниям, а мирянин к светским ленам, то вопрос о том, принад­лежит ли держание к разряду церковных держаний или к свет­ским феодам, будет решаться расследованием 12 полноправных людей по указанию главного судьи короля в присутствии са­мого судьи короля. И если будет установлено расследованием этим, что держание это принадлежит к церковным держани­ям, дело будет разбираться в курии церковной, а если к свет­ским феодам, то если оба тяжущихся не признают своим выс­шим сеньером по этому феоду одного и того же епископа или барона, то дело будет разбираться в королевской курии. Но если оба они обратятся с делом о феоде к одному епископу или барону, то дело будет разбираться в его курии, так что из-за произведенного расследования не потеряет права на вла­дения тот, кто раньше имел его, пока дело не будет решено судом.

10. Кто будет из города, или из замка, или из бурга, или из домениального манора государя-короля, то, если он будет по­зван архидиаконом или епископом по поводу какого-либо про­ступка, о котором должен будет дать им ответ, и не пожелает повиноваться их призывам, вполне допустимо подвергнуть его интердикту, но не следует подвергать его отлучению прежде, чем об этом не будет осведомлен главный слуга государя-короля этого поселения, чтобы он заставил его явиться и дать удовлет­ворение. И если слуга короля не сделает этого, сам он отдается на милость государя-короля, и после этого епископ может само­го обвиняемого подвергнуть церковному суду.

11. Архиепископы, епископы и все владельцы бенефиций в королевстве, которые держат непосредственно от короля, дер­


жат свои владения от государя-короля в качестве баронии, и за них отвечают судьям и слугам короля, и являются на судебные заседания [к королю], и отбывают все повинности, следуемые по праву и обычаю королю, и, как и остальные бароны должны принимать участие в судебных решениях курии государя-коро­ля вместе с баронами, пока дело не дойдет во время суда до отсечения членов или смерти.

12. Когда будет становиться вакантным архиепископство, или епископство, или аббатство, или приорство на домене короля, оно должно поступать в руки его [короля], и он будет получать с него все доходы и поступления как со своих доменов. А когда придет время позаботиться о Церкви, государь-король должен дать повеление высшим сановникам Церкви, и в капелле самого государя-короля должно произойти избрание с согласия госу­даря-короля и по совету духовных лиц королевства, которых он позвал бы для этого. И здесь же избранный принесет фео­дальную присягу и клятву верности государю-королю как свое­му сюзерену о жизни своей, и о членах, и о чести своей земной без ущерба для своего духовного звания прежде, чем будет по­священ в сан.

13. Если кто из магнатов королевства силою воспрепятствует архиепископу или епископу, или архидиакону осуществить над собою или над своими людьми судебную власть, государь-ко­роль должен судить их. А если случится, что кто-либо силою воспрепятствует осуществлению королем его права, архи­епископы и епископы и архидиаконы должны присудить его, чтобы он дал удовлетворение государю-королю.

14. Имущество тех, которые подверглись каре конфискации в пользу короля, не должна удерживать у себя Церковь или церковный двор в противность королевской юстиции, потому что оно принадлежит самому королю, было ли оно найдено в церквах или вне их.

15. Судебные дела о долгах, должны ли долговые сделки быть связаны с данным словом или не должны, должны нахо­диться в ведении юстиции короля.

16. Сыновья крестьян не должны посвящаться в духовный сан без согласия сеньера, на чьей земле они признаны родивши­мися.

...Есть много и других и важных обычаев, и неотъемлемых привилегий святой матери-Церкви, и государя-короля, и баро­


нов королевства, которые не содержатся в этом рукописании. И пусть будут они невредимы для святой Церкви, и государя-короля, и для наследников его, и для баронов, королевства и навсегда нерушимо соблюдаются.

Ассиза о вооружении1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI — XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петругиевского.

М., 1936

1. Всякий, кто владеет феодом одного рыцаря2, должен иметь панцыръ и шлем, щит и копье; и каждый рыцарь должен иметь столько панцырей и шлемов, и щитов, и копий, сколько он име­ет рыцарских феодов в своем домене.

2. Всякий же свободный человек светского звания, который имеет движимость или доход стоимостью в 16 марок, должен иметь панцырь, и шлем, и щит, и копье; всякий же свободный светского звания, который имеет движимость или доход стоимостью в 10 марок, должен иметь кольчугу, и шишак железный, и копье.

3. Далее, все горожане и вся община свободных людей дол­жны иметь фуфайку, и железный шишак, и копье.

4. И каждый из них должен дать клятву, что не позже празд­ника святого Гилярия будет иметь это оружие и принесет клятву верности государю-королю Генриху, т. е. сыну императрицы Ма­тильды, и будет хранить это оружие для службы ему согласно повелению его и для соблюдения верности государю-королю и его королевству. И никто, раз он имеет это оружие, не должен его ни продавать, ни закладывать, ни давать в уплату, ни ка­ким-либо иным способом от себя отчуждать, и сеньер его нико­им образом не должен отчуждать его от своего вассала ни путем конфискации, ни путем дарения, ни путем заклада, ни каким-либо иным способом.

1 Данная ассиза (Assisa de Armis habendis in Anglia), изданная Ген­рихом II в 1181 г., устанавливала для всего свободного населения Анг­лии (tota communa liberorum hominum) обязанность обзавестись оружи­ем сообразно средствам каждого. Роль феодального ополчения отходи­ла на второй план, к тому же рыцарская служба нередко заменялась денежными взносами (scutagium), и возрождалось реорганизованное на­родное ополчение (старинный англосаксонский fyrd).

2 То есть земельный участок, с которого нужно было нести военную службу одного рыцаря.


5. Если кто, имеющий это оружие, умрет, оружие его должно остаться его наследнику. Если же наследник не будет еще в таком возрасте, чтобы мог употреблять в дело оружие, когда это понадобится, то тот, кто будет иметь над ним опеку, должен иметь под своей опекой также и оружие и должен найти человека, ко­торый мог бы употреблять это оружие на службе государю-коро­лю до тех пор, пока наследник придет в такой возраст, что будет в состоянии носить оружие, и тогда пусть он и владеет им.

6. Если какой горожанин имеет больше оружия, чем он дол­жен иметь согласно этой ассизе, он должен продать его, или подарить, или так отчудить от себя такому человеку, который употреблял бы его на службе государю-королю Англии. И ник­то из них не должен иметь у себя больше оружия, чем должен иметь согласно этой ассизе.

7. Далее, никакой иудей не должен иметь у себя панцирь или кольчугу, но должен продать их, или подарить, или иным способом от себя удалить так, чтобы они оставались на службе королю.

8. Далее, никто не должен вывозить оружие за пределы Ан­глии иначе, как по повелению государя-короля, и никто не дол­жен продавать кому-либо оружие, кто увезет его из Англии.

9. Далее, судьи должны произвести расследование под при­сягой через посредство полноправных рыцарей или других сво­бодных и полноправных людей сотен и городов, скольких найдут нужным, о тех, которые имеют имущество такой ценности, в со­ответствии с каковой они должны иметь панцырь, и шлем, и ко­пье, и щит согласно тому, что сказано выше, т. е. чтобы назвали им [судьям] отдельно всех из своих сотен, и соседств, и городов, которые имеют 16 марок, или движимости, или дохода, а также и тех, кто имеет 10 марок. И судьи после этого должны велеть всем этим присяжным и другим занести в список, кто сколько имеет движимости или дохода и какое должен иметь оружие; и после этого перед ними в общем собрании они должны заставить прочесть эту ассизу о вооружении и заставить их поклясться, что они будут иметь это оружие сообразно ценности своей движимо­сти или дохода и будут употреблять его на службе государю-королю согласно этой названной выше ассизе по повелению, хра­ня верность государю-королю Генриху и королевству его...

10. Далее, судьи должны оповестить по всем графствам, че­рез которые они будут проезжать, что с тех, кто не будет иметь


этого оружия согласно тому, что сказано выше, государь-король возьмет удовлетворение их членами и никоим образом не будет брать у них их землю или движимость.

11. Далее, никто не должен давать присяги о полноправных и свободных людях, кто не имеет 16 марок или 10 марок в дви­жимости.

12. Далее, судьи должны издать распоряжение по всем граф­ствам, чтобы никто, поскольку он любит себя самого и все свое, не покупал и не продавал никакого корабля для отправления его из Англии и чтобы никто не вывозил или позволял вывозить за пре­делы Англии лесной материал. И повелел король, чтобы ни от кого не принималась присяга об оружии кроме свободного человека.

Лесная ассиза1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI — XIII вв. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского.

М., 1936

Это ассиза государя Генриха-короля, сына Матильды, в Ан­глии, о заповедном лесе его и охоте, [изданная] по совету и с согласия архиепископов, епископов и баронов, графов и знат­ных Англии в Уудстоке.

1. Прежде всего он запрещает, чтобы кто-либо в чем-либо нарушал его права в отношении к его охоте и к его лесам, и не желает, чтобы полагались на то, что до сих пор он брал штраф их имуществом с тех, которые нарушали его права в отношении его охоты и его лесов. Ибо, если кто впредь совершит это право­нарушение в отношении к нему и в этом будет изобличен, он [король] желает осуществить над ним всю полноту судебной вла­сти, какая осуществлялась во время короля Генриха, деда его.

2. Далее, он запрещает, чтобы кто-либо имел луки и стрелы и собак и соколов в лесах его, если он не имеет поручителем короля или кого другого, кто мог бы поручиться за него.

3. Далее, он запрещает, чтобы кто-либо дарил или продавал что-либо, приводившее к разорению или опустошению своего

1 Данная ассиза (Assisa Domini Henrici regis de Foresta), изданная Генрихом II в 1184 г., детально описывает особый правовой режим лес­ных пространств Англии, которые были огорожены еще Вильгельмом Заво­евателем и его сыновьями и отведены для королевской охоты в каче­стве заповедных лесов (foresta), охраняемых жесткими нормами обыч­ного права, введенными Генрихом I.


леса, который находится в пределах заповедного леса короля Генриха; он вполне допускает, чтобы брали в лесах своих, что будет им необходимо, [т. е. дрова для топлива], не делал пусто­ши, и это под наблюдением королевского лесничего.

4. Далее, он повелел, чтобы все те, которые имеют леса в пределах леса короля, поставили заслуживающих доверия лесничих в своих лесах, за каковых лесничих сами были бы поручителями те, чьи были леса, или таких должны найти за них заслуживающих доверия поручителей, которые могли дать возмещение, если лесничие в чем-либо провинятся, что принад­лежит государю-королю. А те, которые имели бы леса вне гра­ниц, в которых охота государя-короля находится под охраной особого права, не должны иметь лесничего, если они не прися­гали соблюдать ассизу государя-короля и порядок, охраняющий его право охоты, и какого-либо сторожа для охраны их леса.

5. Далее, повелел государь-король, чтобы лесничие его взяли на себя заботу о заповедных лесах рыцарей и других, которые имеют леса в пределах заповедных лесов короля, чтобы леса не истреблялись; ибо, если после этого леса будут истреблены, пусть хорошо знают те, чьи леса будут истреблены, что с них самих или с их земель будет взято возмещение, и ни с кого другого.

6. Далее, государь-король повелел, чтобы все его лесничие присягнули, что по мере сил своих будут соблюдать его ассизу, которую он издал о своих заповедных лесах, и что они не будут чинить затруднений рыцарям и другим уважаемым людям в том, что государь-король разрешил им в отношении к их лесам.

7. Далее, король повелел, чтобы в каждом графстве, в кото­ром он имеет право охоты, было назначено 12 рыцарей для ох­раны его права охоты и пользования лесом и чтобы было назна­чено четыре рыцаря для того, чтобы ведать выпас скота в его лесах и принимать плату за него и хранить ее, и запрещает ко­роль, чтобы кто-либо осуществлял право выпаса в своих лесах в пределах заповедного леса прежде, чем будет осуществлено право выпаса в лесах короля...

8. И король повелел, что если лесничий его имел под своей охраной домениальные леса государя-короля и эти леса были истреблены и он не знает и не может указать настоящей причи­ны, почему леса истреблены, то с лесничего ничего другого не должно быть взято, кроме собственного его тела.


9. Далее, король запрещает, чтобы клирик нарушал закон об его охоте и об его заповедных лесах; строго наказывает лес­ничим своим, что если они найдут их [клириков], совершающи­ми правонарушение, то они бы не усомнились наложить на них руку, чтобы задержать их и арестовать, и они возьмут у них надежных поручителей.

10. Далее, король повелел, чтоб его расчищенные простран­ства [в лесах] ревизовались [каждый третий год], новые и ста­рые, а также захваты и запустошенные места в заповедном лесу и чтобы все это заносилось в опись раздельно.

11. Далее, король повелел, чтобы [архиепископы, епископы], графы, и бароны, и рыцари, и свободные держатели, и все люди являлись на приглашение его главного лесничего, если они хо­тят защитить себя от опасности быть отданными на милость госу­даря-короля, прибыть для участия в рассмотрении дел госуда­ря-короля о его заповедных лесах и делании других его дел в собрании графства.

12. В Уудстоке король повелел, чтобы если кто совершит правонарушение в отношении к его заповедному лесу один раз, то с него должны быть взяты надежные поручители; а если он совершит это правонарушение второй раз, то таким же образом [с ним должно поступить]; если же он совершит правонаруше­ние в третий раз, то за третье правонарушение с него не следует брать никаких других поручителей и ничего другого, кроме соб­ственного тела правонарушителя.

13. Далее, он повелел, чтобы всякий человек, имеющий возраст 12 лет, живущий в пределах правового порядка, ох­раняющего право охоты, принес присягу, что будет соблю­дать этот порядок, а также клирики, держащие светские феоды.

16. Далее, король повелел, чтобы впредь никто никакими способами не охотился на зверей ночью в пределах заповедного леса и вне их, где звери его собираются, или имеют, или при­выкли иметь охрану, под страхом тюремного заключения в тече­ние одного года и уплаты штрафа и возмещения по его произво­лу и чтобы никто под страхом той же кары не устраивал его зверям живого или мертвого заграждения между его заповед­ным лесом и лесами или другими местами, им самим или праро­дителями его, изъятыми из заповедных лесов.


Великая хартия вольностей1

Публикуется по: Памятники истории Англии XI —XIII в. / Пер. с лат. Д. М. Петрушевского. М., 1936. С. 96-117

Иоанн, Божьей милостью король Англии, сеньор Ирландии, герцог Нормандии и Аквитании, граф Анжу, архиепископам, епископам, аббатам, графам, баронам, юстициариям, чинам лес­ного ведомства, шерифам, бейлифам, слугам и всем должност­ным лицам и верным своим — привет. Знайте, что мы, по Божь­ему внушению и для спасения души нашей и всех предшествен­ников и наследников наших, в честь Бога, и для возвышения святой Церкви и для улучшения королевства нашего, по совету достопочтенных отцов наших Стефана Кентерберийского архи­епископа, примаса всей Англии и святой Римской Церкви карди­нала, Генриха, Дублинского архиепископа, Уильяма Лондонско­го, Петра Уинчестерского, Жоссена Базского и Гластонберийско-го, Гугона Линкольнского, Уолстера Устерского, Уильяма Ковентрийского и Бенедикта Рочестерского, — епископов; маги­стра Пандульфа, господина папы субдиакона и слуги, брата Эйме-рика, магистра Храмового воинства в Англии, и благородных му­жей: Уильяма Маршала, графа Пемброка; Уильяма, графа Солс­бери; Уильяма, графа Уоррена; Уильяма, графа Арогделла; Алана де Галлоуэй, коннетабля Шотландии; Уорина, сына Джеролда; Петра, сына Гереберта; Губерта де Бурго, сенешала Пуату; Гугона де Невилль; Матвея, сына Гереберта; Томаса Бассета; Алана Бас­сета; Филиппа д'Обиньи; Роберта де Ропси; Джона Маршала; Джона, сына Гугона, и других верных наших.

1. Во-первых, дали пред Богом свое согласие и настоящей Хартией нашей подтвердили за нас и за наследников наших на вечные времена, чтобы английская Церковь была свободна и вла­дела своими правами в целости и своими вольностями неприкос­новенными; что явствует из того, что свободу выборов, которая признается важнейшей и более всего необходимой английской церкви, мы, по чистой и доброй воле, еще до несогласия, возник­шего между нами и баронами нашими, пожаловали и грамотой нашей подтвердили и получили подтверждение ее от господина папы Иннокентия Третьего, которую и мы будем соблюдать, и желаем, чтобы ее добросовестно на вечные времена соблюдали и


наследники наши. Пожаловали мы также всем свободным людям королевства нашего за нас и за наследников наших на вечные времена нижеписанные вольности, чтобы имели их и владели они ими и их наследники от нас и от наследников наших1.

2. Если кто из графов, или баронов, или других держателей2, держащих от нас непосредственно (in capite) за военную повин­ность, умрет, и в момент его кончины наследник его будет совер­шеннолетним и обязан будет платить рельеф3, то он [наследник] должен получить свое наследство после уплаты старинного рель­ефа, т. е. наследник или наследники графа [должны уплатить] за целую графскую баронию 100 фунтов [стерлингов], наследник или наследники барона — за целую баронию 100 фунтов, наследник или наследники рыцаря, владеющего целым рыцарским фьефом, — 100 шиллингов самое большее; кто меньше должен платить, пусть и дает меньше, согласно древнему обычаю фьефов.

З4. Если же наследник кого-либо из таких [держателей] ока­жется несовершеннолетним и находящимся под опекой, то,

1 В данном положении Хартии различаются права (jura sua) и не­прикосновенные (древние) вольности (libertates suas illesas) (ср. со ст. 63: «...люди в королевстве нашем имели и держали вес вышеназван­ные вольности, права, уступки и пожалования» (libertates, jura, et concessiones). В целом в Хартии подтверждаются и закрепляются, с одной стороны, права и свободы (сословные вольности), а с другой — их гарантии (securitatem), которым посвящены статьи об общих прави­лах администрации и управления, о судебной системе, об ограничени­ях королевской власти.

2 Держание (tenementum) — обычное в средневековой Европе обо­значение условного земельного владения, за которое его владелец — держатель — должен был выполнять какие-либо повинности или упла­чивать денежную ренту в пользу вышестоящего феодала — собствен­ника этой земли. Термин этот в Англии XII— XV вв. применялся и к привилегированным военным держаниям, и к землям, которые нахо­дились в пользовании крепостных крестьян-вилланов, хотя за этим об­щим обозначением скрывались в действительности совершенно различ­ные социальные взаимоотношения (комментарии Е. В. Гутновой. Хрестоматия памятников феодального государства и права / Под ред. В. М. Корецкого. М., 1961. С. 133-139).

3 Феодальный платеж, который уплачивается сеньору наследником его вассала — держателя земли за право вступить во владение своими наследственными землями (феодом, баронией) после смерти своего пред­шественника (Е. В. Гутнова).

4 Статьи 3 — 9 посвящены регламентации мер против раздробления феодов, в частности праву феодалов давать согласие на новый брак вдовы, праву феодальной опеки (custodia) наследника земли на случай его несовершеннолетия.


достигнув совершеннолетия, пусть получает свое наследство без уплаты рельефа и пошлины...

4. Опекун земли этого наследника, который несовершенно­летен, должен брать с земли наследника только умеренные до­ходы, и умеренные обычные платежи, и умеренные повинности, и при этом не нанося ущерба и разорения ни людям, ни вещам; и если мы поручим опеку какой-либо из таких земель шерифу или кому-либо другому, который должен будет давать нам отчет о доходах ее, и он разорит и опустошит эту находящуюся под его опекой землю, то мы возьмем с него штраф, и земля пусть будет поручена двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые и будут давать отчет о доходах нам или тому, кому мы назначим; и если мы подарим или продадим кому-либо опеку над какой-нибудь из таких земель и он произведет на ней разорение или опустошение, то он лишится этой опеки, и она будет передана двум полноправным и честным людям из этого фьефа, которые таким же образом, как сказано выше, будут давать нам отчет.

5. Опекун же, пока будет держать в опеке землю, будет под­держивать дома, парки, помещения для скота, пруды, мельницы и прочее, относящееся к этой земле, из доходов этой земли и обязан будет передать наследнику, когда тот достигнет совер­шеннолетия, всю его землю, снабженную плугами и другим сель­скохозяйственным инвентарем, сколько требуется его в рабочее время и сколько можно иметь его, сообразуясь разумно с дохо­дами с земли.

6. Наследники будут вступать в брак так, чтобы не было не­равного брака, и таким образом, чтобы до заключения брака об этом доводилось до сведения близких из кровных родственни­ков самого наследника.

7. Вдова после смерти мужа своего немедленно же и без вся­ких затруднений пусть получает приданое и свое наследство и пусть ничего не платит за свою вдовью часть, или за свое при­даное, или за свое наследство, каковым наследством муж ее и сама она владели в день смерти мужа, и пусть остается в доме своего мужа в течение 40 дней после смерти его, в течение кото­рых ей будет выделена ее вдовья часть.

8. Никакая вдова не должна быть принуждаема к браку, пока желает жить без мужа, так, однако, чтобы представила ручатель­ство, что не выйдет замуж без нашего согласия, если она от нас


держит, или без согласия сеньора, от которого она держит, если она от кого-либо другого, [а не от нас] держит.

9. Ни мы, ни наши чиновники не будем захватывать ни зем­ли, ни дохода с нее за долг, пока движимости должника доста­точно для уплаты долга; и поручители самого должника не бу­дут принуждаемы [к уплате его долга], пока сам главный долж­ник будет в состоянии уплатить долг; и если главный должник окажется не в состоянии уплатить долг, не имея откуда запла­тить, поручители отвечают за долг; и если пожелают, могут по­лучить земли и доходы должника и владеть ими до тех пор, пока не получат возмещения долга, который они перед этим за него уплатили, если только главный должник не докажет, что он уже рассчитался с этими поручителями.

10. Если кто возьмет что-нибудь, больше или меньше у евре­ев, взаймы у евреев и умрет раньше, чем этот долг будет упла­чен, долг этот не будет давать процентов, пока наследник [умер­шего] будет несовершеннолетен, от кого бы он ни держал [свою землю], и если долг этот попадет в наши руки, мы взыщем толь­ко то имущество, которое значится в долговом обязательстве.

И. Если кто умрет, оставшись должным евреям, жена его должна получить свою вдовью часть и ничего не обязана давать в уплату этого долга; и если у умершего остались дети несовер­шеннолетние, им должно быть обеспечено необходимое соответ­ственно держанию умершего, а из остатка должен быть уплачен долг, но так, чтобы повинности, следуемые сеньорам [умерше­го], не потерпели при этом никакого ущерба; таким же образом надлежит поступать и с долгами другим, не евреям.

12. Ни щитовые деньги1, ни [какое-либо иное] пособие (auxilium) не должны взиматься в королевстве нашем иначе как по общему совету королевства нашего (nisi per commune consilium regni nostri), если это не для выкупа нашего из плена, и для возведения в рыцари первородного сына нашего, и для выдачи первым браком замуж дочери нашей первородной; и для

1 Взимание щитовых денег (scutagium) впервые стало широко прак­тиковаться при Генрихе II (по 1—2 марки с рыцарского феода). Этот платеж затем распространился и на крестьян (свободных и вилланов), держателей баронов и рыцарей, обязанных военной службой. Являясь чем-то средним между феодальным побором и общегосударственным налогом, эти деньги позволяли королю содержать вместо ополчения наемное войско.


этого должно выдавать лишь умеренное пособие; подобным же образом надлежит поступать и относительно пособий с города Лондона.

13. И город Лондон должен иметь все древние вольности и свободные свои обычаи как на суше, так и на воде. Кроме того, мы желаем и соизволяем, чтобы все другие города, и бурги, и местечки, и порты имели все вольности и свободные свои обычаи.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.