Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Различение VIII. Грациан



Часть I. Естественное право отличается от обычая и уста­новления. Ведь, согласно естественному праву, все является общим для всех. Как известно, это соблюдалось не только меж­ду теми, о которых мы читаем: «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа» (Деян. 4, 32) и т. д., но сохра­нялось и в предшествующее время философами. Так, сообщают, что у Платона справедливейшим образом было устроено то госу­дарство (civitas), где никто не ведал собственнических жела­ний. Согласно же праву обычая или установления, это является моим, а то — чужим.

Поэтому Августин сказал в комментарии на Иоанна (VI, 1, 25):

Глава I. Согласно божественному праву, все является общим для всех: согласно же праву установления, это есть мое, а то — чужое

«По какому же праву ты будешь защищать церковные вил­лы, по Божественному или по человеческому? Божественное право мы имеем в писаниях, человеческое право — в законах королей? На каком основании кто-либо владеет тем, чем владе­ет? Разве не по человеческому праву? Ведь по Божественному праву, «Господня — земля и что наполняет ее» (Глава 23, 1). Бедных и богатых Бог сотворил из одной и той же глины, и бедных и богатых одна и та же земля носит. Тем не менее по человеческому праву говорят: эта вилла моя, этот дом мой, этот серв мой. Законы людей есть законы императоров. Почему? Поскольку Бог дает человеческие законы роду человеческому

 

 

через императоров и царей (reges) мира... § 1. Упраздни законы императоров, и кто тогда осмелится сказать: эта вилла моя, этот дом мой, этот серв мой... § 2. Пусть читают законы, где импера­торы ясно предписывали, чтобы те, кто пребывая вне общности католической церкви, присваивают себе имя христианское и при этом не хотят в мире почитать творца мира, не осмелятся чем-либо владеть под именем церкви. § 3. Однако что общего между нами [т. е. Церковью] и императором? Но уже сказал, что речь идет о человеческом законе. Ведь Апостол хотел, чтобы царям служили, хотел, чтобы царей почитали, и сказал: «Царя чтите» (1 Пет. 2, 17). Не говорите, что [общего] между мной и царем? Что же [общего] между тобой и владением? Владения имеют благодаря законам царей...»

Часть II. Грациан. Естественное право достоинством прямо превосходит обычай или установление. Что бы ни было усвоено обычаями или содержалось в рескриптах, если будет противоре­чить естественному праву, должно восприниматься как лживое и ошибочное.

Поэтому Августин и сказал в «Исповеди» (III, 8):

Глава II. Никому не дозволяется нарушать естественное право...

§ 1. «Если же Бог приказывает что-нибудь делать вопреки чьим бы то ни было обычаям или установлениям, то это долж­но быть сделано, хотя бы там никогда так не делали; если же это не было заведено, то должно быть введено. § 2. Если же царю в государстве (civitas), которым он правит, дозволено отдавать приказания, которых до него никто, ни сам он раньше не отдавал и повиновение ему не является действием против сообщества государства — наоборот именно неповиновение будет поступком против сообщества [ибо во всех людских со­обществах условлено повиноваться своим царям], то тем более надлежит без всякого сомнения подчиняться тому, что прика­зывает Бог, царствующий над всем творением своим. Как в государственных сообществах людей большая власть поставля­ется над меньшей, чтобы та ей повиновалась, так и Бог стоит над всеми...»




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.