Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ИЗМЕНЕНИЕ В ЗАКОНЕ -ИЗМЕНЕНИЕ В БУДУЩЕМ



Оба моих папы, богатый и бедный, всегда заботились о благополучии своих служащих. У моего родного отца, возглавлявшего Департамент образования в штате Гавайи, в подчинении находились десятки тысяч людей, которые надея­лись на то, что он о них позаботится. Моего настоящего отца настолько заботила судьба ого учителей, что когда он ушел с руководящей должности, то стал ли­дером Ассоциации учителей штата Гавайи и продолжал бороться за благополу­чие своих коллег.

Мой богатый папа тоже беспокоился о своих работниках, и во многих отно­шениях гораздо больше, чем мой родной отец. Причина, но которой он заботил­ся больше, заключалась в том, что подчиненные моего бедного папы получали финансовую поддержку от государства и находились под защитой националь­ных профсоюзов учителей. Работников же богатого папы государство не под­держивало и профсоюзы не защищали. Он часто говорил: «Я хотел бы расска­зать моим рабочим, что я знаю и что предвижу в будущем. Мне хотелось бы это сделать, но боюсь слишком сильно их напугать. К тому же, главная проблема заключается в том, что большинство из них не имеют даже начального финан­сового образования, чтобы, во-первых, понять, о чем я говорю, и, во-вторых, со­вершить действия, необходимые для исправления ситуации. Как мне сказать моим преданным и трудолюбивым работникам, что сегодня одной преданности и трудолюбия мало? Как мне объяснить им, что долговременная гарантия заня­тости не дает долговременной гарантии финансовой безопасности? Как мне рассказать им об изменении в законе, которое навсегда изменило их будущее? Как мне сделать это, не вызывая у них страха или отчаяния? Как мне рассказать людям о том, что может произойти, но не обязательно произойдет?»

Как я уже говорил, оба моих папы, богатый и бедный, всегда заботились о благополучии своих служащих. Разница заключалась в том, что для помощи своим работникам мой бедный папа мог использовать силу правительства и профсоюзов. Он знал, что его работники не имели таких преимуществ, и это его сильно беспокоило. В 1974 году американское законодательство претерпело ряд существенных изменений, направленных, казалось бы, на улучшение положе­ния людей, работающих на таких хозяев, как мой богатый папа. В отличие от большинства американцев, которые чрезвычайно высоко оценили намерение законодателей, богатый папа сразу же заметил в новом законе серьезные недо­работки. Он понял, что во многих отношениях положение большинства его ра­ботников со временем станет только хуже, и смог разглядеть нарастающую уг­розу финансовой катастрофы, к которой рано или поздно приведет новоиспе­ченный закон.

В 1979 году мне было 32 года, и я боролся за то, чтобы удержать свой бизнес на плаву. Производство нейлоновых бумажников на «липучках» разрасталось быстрее, чем я ожидал. Всего через несколько лет мы стали крупной компанией, и только в Соединенных Штатах у нас было более 380 независимых торговых агентов. Сколько продавцов работало на нас по всему миру, мы так и не удосу­жились подсчитать. Проблема заключалась в том, что наша продукция пользо­валась спросом во всем мире, но сами мы были слишком молоды и неопытны. А когда успех встречается с некомпетентностью, недалеко до беды.

Какой-то умный человек сказал: «Нельзя научиться плавать по учебнику». К этому я бы добавил: «Нельзя научиться бизнесу по учебнику или в школе биз­неса». На этом первом этапе мы с моими партнерами располагали лишь началь­ными теоретическими знаниями и совсем небольшим практическим опытом ведения дел. Нам еще предстояло усвоить несколько простых, но суровых уроков, которым можно научиться только на горьком опыте. Помимо того, что успех мо­жет стать причиной катастрофы, в числе полученных мной уроков были следу­ющие:

1. Друзья не всегда оказываются хорошими компаньонами.

2. Прибыльная компания может испытывать серьезные финансовые труд­ности.

3. Такие незначительные мелочи, как нехватка ниток, могут остановить все производство.

4. Люди не всегда отдают долги — у них не всегда есть возможность запла­тить по счетам. Тех, кто не платит, не любят.

5. Патенты и торговые марки — обязательное условие успеха в бизнесе.

6. Преданность может улетучиться очень быстро.

7. Финансовая документация и бухгалтерский учет должны находиться в идеальном порядке.

8. Хорошей компании необходимы сильная команда менеджеров и группа высококвалифицированных консультантов, в первую очередь юристов и эконо­мистов.

9. Чтобы создать бизнес, нужно много денег.

10. Бизнес убивает не отсутствие денег. Чаще причина кроется в недостатке делового опыта и недостаточной честности бизнесмена.

Полный список уроков намного длиннее. Опыт всемирного успеха и все­мирного провала оказался бесценным. Мне пришлось пройти через это не один, а целых два раза. И хотя меня не слишком радует перспектива повторить этот опыт, я к этому готов, потому что такие уроки дорогого стоят, если, конечно, у вас есть желание учиться на своих ошибках. Каждая неудача в бизнесе раскры­вала мне то, чего я не знал и что должен был узнать; полученные знания вели меня к новому успеху.

В 1979 году я понял, что но горло сыт таким обучением. Я совершил кучу ошибок, по уши увяз в собственной некомпетентности и не хотел ничего боль­ше знать. Моей глупости хватило бы для обучения целой толпы народу, но бо­гатому папе этого показалось мало. Весной 1979 года я вошел в его кабинет и по­казал ему финансовый отчет моей компании. Просмотрев его, богатый папа уко­ризненно покачал головой и сказал: «У вашей компании финансовый рак, и, бо­юсь, это смертельный случай. Вы, ребята, довели до ручки компанию, которая могла вырасти в большое и солидное предприятие».

Майк, сын богатого папы, не был моим компаньоном, но присутствовал поч­ти на всех уроках, которые я приходил брать у его отца. Мы с Майком были луч­шими друзьями все годы в средней школе, но когда я вернулся после колледжа и вьетнамской войны, нам стало трудно поддерживать тесные дружеские отно­шения, так как мы оказались в совершенно разных финансовых категориях чем­пионата по бизнесу. В 1979 году Майк был в шаге оттого, чтобы возглавить мно­гомиллионную империю своего отца, а я — в шаге от того, чтобы потерять мно­гомиллионный бизнес. Когда Майк перелистал отчет моей компании и тоже по­качал головой, мной овладели стыд и смущение.

— Вот это что такое? — спросил богатый папа, указывая на один из разделов в моем финансовом отчете.

Поглядев, куда он показывал, я промямлил:

—Это суммы, которые мы должны выплатить работникам и правительству, — фонд зарплаты и налог социального страхования.

—А теперь посмотри на кассовую позицию, там ничего нет, — безжалостно проговорил богатый папа. — Как же ты собираешься выплачивать зарплату и налоги?

Я сидел и молчал.

— Ну... — наконец выдавил я, — в общем, когда мы соберем кое-что из деби­торской задолженности, то этого хватит, чтобы заплатить.

—Вот этого не надо, — прервал меня богатый папа. — Не надо вешать мне лапшу на уши. Я тебе не профессор в колледже. Из твоего отчета я вижу, что большая часть выплат по дебиторской задолженности просрочена более чем на 120 дней. Мы с тобой прекрасно понимаем, что эти люди, которым ты продал то­вар, не заплатят тебе никогда. Скажи мне правду. Скажи правду себе. Ты разо­рен. Ты банкрот и теперь собираешься задержать выплату зарплаты и налогов на зарплату. Ты используешь деньги своих работников, чтобы удержать компа­нию на плаву.

— Но это будет всего лишь краткосрочный кредит. Деньги скоро будут. К нам приходят заказы со всех концов страны и со всего мира, — возразил я в свою защиту.

— Да, но какой прок от заказов, если ты не сможешь произвести товар и пос­тавить его покупателям? Из твоего отчета видно, что люди должны деньги тебе, а ты должен другим. Ты должен деньги людям, которые поставляют тебе сырье для производства твоего товара. Кто тебе сказал, что поставщики будут креди­товать тебя и дальше?

— Ну... — начал я, но богатый папа снова сердито перебил меня.

— Никаких кредитов поставщики тебе больше не дадут. С какой стати им это делать?

— Все же я попробую договориться с ними еще раз.

— Желаю удачи, — саркастически произнес богатый папа. — Послушай, по­чему бы тебе не взглянуть правде в глаза? Ты и те три клоуна, которых ты назы­ваешь партнерами, завалили все дело. Вы не понимаете, что творите. Вы неком­петентны. И хуже всего то, что у вас не хватает духу во всем признаться. Вы — мальчишки, которые корчат из себя деловых людей. Но когда я смотрю на ваши отчеты, то вижу, что вы, ребята, либо жулики, либо полные профаны. Надеюсь, что все-таки профаны. Но если вы не измените свою политику, то очень скоро превратитесь в жуликов, — богатый папа проговорил это, поджав губы и мед­ленно качая головой из стороны в сторону. — Занимать деньги у своих работни­ков — последнее дело. Только посмотри на свою задолженность по налогам. Как ты собираешься ее гасить?

Богатый папа был моим учителем с тех пор, как мне исполнилось девять лет. Он был добрым и отзывчивым человеком, но в гневе он был достаточно груб. Этот напряженный урок управления бизнесом длился несколько часов. В конце концов я согласился закрыть предприятие, реализовать остатки акти­вов и использовать деньги для выплаты налогов и зарплаты.

— В том, что ты признаешь свою некомпетентность, нет ничего зазорного, — сказал в заключение богатый папа. — Но будет очень плохо, если ты начнешь врать и притворяться, будто знаешь, что делаешь. Ложь и притворство — ужас­ные привычки, и я хочу, чтобы ты покончил с ними прямо сейчас. Если ты хо­чешь добиться богатства и успеха, то должен научиться сразу говорить правду, сразу просить о помощи и смирять гордыню. В мире полно самонадеянных бед­няков, образованных и необразованных людей, не способных признать, что они чего-то не понимают. В мире полно людей, которые идут по жизни, изображая из себя умников, и это делает их глупцами. Если ты хочешь быстро чему-то на­учиться, то первым делом должен сразу признаться, что чего-то не знаешь.

Помнишь тот урок в воскресной школе, который начинался словами из На­горной проповеди «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю»? Там не го­ворилось, что блаженны слабые, блаженны самонадеянные или блаженны высо­кообразованные. Там говорилось, что блаженны кроткие, потому что кроткие согласны учиться, а те, кто учится, унаследуют изобилие жизни, которое Гос­подь или природа предоставили в наше распоряжение. В вас, ребята, чересчур много самонадеянности, заносчивости и невежества — чего угодно, только не кротости. Вы думаете, что раз ваш товар пользуется успехом, то и вас тоже ждет успех. Вам, ребята, до бизнесменов пока еще ох как далеко. Вам повезло, но у вас нет ни умения, ни опыта, чтобы превратить вашу удачу в реальный бизнес. Ник­то не становится преуспевающим бизнесменом за одну ночь. Вам еще нужно многому научиться. И урок, который вы должны усвоить сегодня, заключается в том, что, если вы должны деньги, оплатите счет. Люди ненавидят тех, кто не платит по счетам. Сколько друзей, семей и фирм распалось из-за того, что взя­тые в долг деньги не были возвращены. Из финансового отчета твоей компании я вижу, что ты должен правительству, поставщикам, арендодателю и, самое глав­ное, твоим работникам. Немедленно заплати эти долги. Не делай больше ниче­го, пока не рассчитаешься с ними. Не приходи сюда, пока не погасишь задол­женность по налогам и не заплатишь всем твоим работникам. Ты превращаешь­ся в нечистоплотного бизнесмена, а нечистоплотные бизнесмены не становятся богатыми и преуспевающими. А теперь марш отсюда и не возвращайся, пока не выполнишь все, что я тебе сказал.

Как я уже говорил, богатый папа «снимал с меня стружку» регулярно на протяжении многих лет, но этот его урок оказался особенно памятным. Когда я закрыл за собой дверь, то почувствовал, что его слова навсегда поселились в мо­ей душе и что я никогда не забуду этого урока. И хотя по моему самолюбию был нанесен тяжелый удар, я понимал, что получил урок исключительной важнос­ти, потому что не будь он таким важным, богатый папа никогда бы так сильно не рассердился и не был бы так резок и прямолинеен. На 33-м году жизни я был достаточно взрослым, чтобы выдержать этот суровый, эмоционально заряжен­ный урок, и достаточно разумным, чтобы осознать необходимость научиться че­му-то важному. Но любимой темой уроков богатого папы, к которой он возвращался посто­янно, была честность. Он часто повторял своему сыну и мне: «Взрослые любят спрашивать малышей: «Кем ты хочешь стать, когда вырастешь?» Когда они за­дают этот вопрос, то обычно имеют в виду профессию, которую ребенок желает получить. Лично мне все равно, что вы будете делать, когда вырастете. Меня не волнует, будете вы врачами, кинозвездами или дворниками. Но пока вы расте­те, я буду делать все, чтобы вы становились все более правдивыми. Слишком много людей с возрастом становятся вежливее, но не обязательно правдивее, или, что еще хуже, из маленьких лгунишек они вырастают в больших лжецов». Когда после этого урока я возвращался к своей припаркованной машине, то знал, что снова пришло время мне стать честнее с самим собой, с моими партне­рами и работниками.

Когда я садился за руль, у меня в ушах звучали слова богатого папы: «Сол­гать может каждый трус. Чтобы сказать правду, требуется смелость. И пока вы, мальчики, растете, старайтесь вырасти людьми, которым всегда хватит смелос­ти сказать правду в глаза... даже если это горькая правда. Лучше выглядеть пло­хо, но говорить правду, чем быть симпатичным трусливым лжецом. В мире и так уже симпатичных трусливых лжецов хоть пруд пруди». Поворачивая ключ за­жигания и нажимая на газ, я чувствовал себя ужасно и осознавал, что наверня­ка выглядел таким же никудышным, как и мои финансовые отчеты. И я понял, что мне нужно выбирать одно из двух: либо продолжать обманывать себя и больше никогда не видеться с богатым папой, либо начать искать в себе сме­лость, чтобы взглянуть правде в лицо, ликвидировать беспорядок в делах, а по­том готовиться к новой встрече с богатым папой.

В 32 года я осознал, что мне еще расти и расти. Я понял, что если хочу стать богатым, преуспевающим бизнесменом и хорошим человеком, то должен нау­читься выслушивать непринукрашенную правду, даже если она будет с привку­сом горечи. В процессе роста мне первым делом нужно было научиться не бо­яться говорить правду. Припарковывая машину, я уже знал, что время говорить правду настало, и начинать следует с моих партнеров, которых богатый папа назвал клоунами.

Примерно через четыре месяца я вернулся в офис богатого папы с новым финансовым отчетом в руках. Богатый папа и Майк долго перелистывали его в полной тишине. Наконец богатый папа прервал молчание и сказал:

—Значит, ты рассчитался с налогами и с работниками?

— Целиком и полностью, — ответил я. — И если ты заметил, я, к тому же, ра­зобрался со многими старыми должниками.

— Ты заставил их заплатить?

— Кто-то заплатил, а кого-то я вычеркнул из отчета и натравил на них аген­тство по сбору платежей.

— Это правильно, — заметил Майк. — Покупатель, который не платит, — это не покупатель. Покупатель, который не платит, это — вор.

— Теперь я это понимаю. Но ведь я, собственно говоря, занимался тем же. Богатый папа поднял на меня глаза, помолчал, а потом медленно кивнул и тихо сказал:

— Спасибо, что ты в этом признался.

— Это было не так просто, — ответил я. — Я считал себя преуспевающим дельцом, а на самом деле был должен людям кучу денег.

Майк и богатый папа сидели молча, время от времени слегка кивая. Когда я закончил, богатый папа сказал:

— Правда делает человека свободным. Поэтому я надеюсь, что сейчас ты стал свободным и тебе ничто не мешает окончательно расхлебать ту кашу, кото­рую ты заварил, а затем начать строить новый бизнес, но теперь уже на более со­лидной основе. Слишком многие пытаются строить свои финансовые империи па лжи, но запомни: ложь никогда не способствовала процветанию империй.

Теперь пришла моя очередь сидеть молча и просто ждать, пока в комнате не станет тихо. После долгой паузы Майк спросил:

— Так в каком состоянии оказалась твоя компания? Твой финансовый отчет стал намного честнее, тем не менее, он никогда не раскрывает всех деталей.

— Компания развалилась, — ответил я. — У нас по-прежнему много заказов, и фактически бизнес остается на плаву, но с нашей четверкой, которая начина­ла этот бизнес, вес кончено. Похоже, что мы уже никогда не будем компаньона­ми, а может быть, и друзьями. Если честно, то правда развела нас в разные сто­роны.

— Значит, вернувшись в компанию, ты устроил разговор по душам?

— Вообще-то все началось с разговора по душам, но чуть не закончилось дракой. Каждый из нас был на пределе, но, слава Богу, до этого не дошло. Мне неудобно было говорить об этом па работе, но я благодарен моим компаньонам за согласие смириться и ликвидировать беспорядок в делах, как вы советовали.

— И что теперь будет? — поинтересовался Майк.

— Мы передадим остатки компании одному из наших поставщиков и разбе­жимся. Скоро мы начнем увольнять рабочих и при расчете они получат все деньги, которые мы им должны. Наши инвесторы тоже кое-что получат, правда, не все, но мы с ними поговорили, и они согласились, что за риск надо платить. Некоторые даже сказали, что готовы еще раз вложить в меня деньги. И главное

— мы заплатили налоги.

Майк и богатый папа сидели молча. Ситуация напоминала похороны: мно­го эмоций и почти нечего сказать. Закрытие бизнеса ничем не отличается от окончания любого дела. С ним всегда связан опыт, плохой или хороший, но нав­сегда изменивший нашу жизнь и наше будущее. Когда я выключал свет и запи­рал дверь офиса в последний раз, у меня по спине бегали мурашки, хотя в то же время я был рад, что скоро все кончится. Наконец богатый папа прервал молча­ние и сказал:

— Ну что ж, мне нравится, как ты пережил потерю бизнеса. Знаю, это неп­риятно, и знаю, что ты мог поступить иначе. Ты мог собрать оставшиеся деньги и сбежать. Но ты выбрал способ получше. Такой конец обеспечит твоему следу­ющему предприятию хорошую основу для старта. Надеюсь, ты многому научился?

— Прошел курс интенсивного обучения, — усмехнулся я. — До сих пор пере­вариваю уроки.

— Ты еще не один год будешь их переваривать, — обнадежил богатый папа.

— Но в один прекрасный день этот опыт, эти ошибки и опыт, который ты еще приобретешь, станут залогом твоего успеха и богатства. Большинство людей стараются избежать ошибок и пытаются играть наверняка, избегая подобных уроков. Тем самым они ограничивают свой жизненный опыт, а вместе с ним и свой будущий финансовый успех. Запомни раз и навсегда, что опыт ведения бизнеса нельзя почерпнуть из учебника или приобрести в учебной аудитории. Пусть сейчас тебе тяжело, но ты сам выбрал именно этот способ справиться с потерей бизнеса, и полученный опыт станет основой твоего будущего финансо­вого благополучия. Если бы ты сбежал и продолжал врать, то твое финансовое будущее, скорее всего, стало бы будущим труса, потому что таким образом ты дал бы трусу, который сидит в глубине твоей души, полное право распоряжать­ся твоим будущим.

Я сидел и молча кивал. Собственно, мне и сказать-то было нечего. Я слышал эти слова и этот урок не впервые, но именно в тот раз я разглядел в этой, каза­лось бы, очевидной истине особенно глубокий смысл и она оказала на меня осо­бенно глубокое воздействие. Богатый папа часто повторял своему сыну и мне, что внутри каждого из нас скрыт полный комплект разных человеческих типов. Внутри каждого человека соседствуют добряк, мерзавец, скупец, богач, бедняк, трус, жулик, герой, лжец, крохобор, любовник, неудачник и много кто еще. Бо­гатый папа постоянно напоминал нам, что взросление — это процесс, в ходе ко­торого мы выбираем, кем хотим стать, кто из этого набора человеческих типов нравится нам больше. Как я уже говорил, спрашивая нас, кем мы собираемся стать, когда вырастем, он имел в виду не профессию, а то, какой характер мы се­бе выберем. В глазах богатого папы выбор типа характера был гораздо важнее выбора профессии. — Когда дело касается денег, мир оказывается переполнен трусами, — сказал богатый папа. — Деньги обладают способностью будить в че­ловеке труса намного чаще, чем героя. И, может быть, поэтому на свете так ма­ло действительно богатых людей. Кроме того, при виде денег в некоторых лю­дях просыпаются лжецы и жулики, и поэтому в наших тюрьмах все меньше сво­бодных мест. Мало того, деньги знают способ выращивания предателей — лю­дей, которые крадут у тех, кто их любит и доверяет им. И когда ты «брал взай­мы» у своих работников, было похоже, что ты выбираешь именно этот тип ха­рактера, поэтому я обошелся с тобой так сурово. Быть жуликом или трусом — это одно. Но стать человеком, который предает тех, кто ему верит, — это самый презренный выбор из всех, что доступны каждому из нас... И ты склонялся к вы­бору именно этого типа характера.

Мне нечего было ответить. Боль в душе была невыносимой. Правда не всег­да приятна, а подобная ее доза оказалась чрезвычайно обидной — но все же не­обходимой. До меня наконец дошло, что в отчаянной попытке спасти свою ком­панию я избрал путь предательства тех, кто в меня верил.

— Ты усвоил этот урок? — спросил богатый папа. — Ты понял, как важно уметь правильно выбрать тип характера?

Я только кивнул. Я усвоил этот урок суровый и болезненный урок, который мне не забыть до конца дней. Я всегда считал себя хорошим, честным челове по стоило мне попасть в трудное положение, как наружу вылез тип, гото­вый предать тех, кто мне верил.

— Вот и хорошо, — сказал богатый папа. — Умение выбрать характер намно­го важнее умения читать финансовые отчеты, тем не менее, именно финансовый отчет стал отражением твоего характера. Он рассказал мне, что твоим бизнесом начинает заправлять сидящий в тебе предатель. Из этого ты можешь извлечь еще один урок — о значении отчетности, об умении вести ее и читать финансо­вые документы. Цифры рассказали мне о том, какой человек распоряжается твоими деньгами. Когда ты и твои партнеры начали свой бизнес, то действова­ли как игроки в рулетку. Вам повезло, и вы превратились в простаков, поверив­ших, что удача — это результат вашего умения. Когда деньги потекли к вам ре­кой, вы превратились в глупцов, покупающих «Порше» и спортивные «Мерсе­десы», а после того как вы увязли в финансовых проблемах, превратились в лю­дей, готовых предать ваших поставщиков, ваше правительство и ваших рабочих. Ваш финансовый отчет способен рассказать больше, чем любой роман.

- Хватит, папа, — прервал его Майк, который встрял в разговор, чтобы за-щитцть меня от дальнейших поучений. — Мне кажется, ты уже все сказал.

- Ладно, — согласился тот, затем повернулся ко мне и спросил: — Ну как, получил урок?

- Да уж, получил, — ответил я.

^ Ну и хорошо. А теперь пошли, перекусим, — предложил богатый пана и добавил: — Есть один еще более важный урок, который я собираюсь тебе препо­дать. а начинается он с вопроса: «Почему твои работники не знали, что ты соби­рался сделать с их деньгами?»

Когда мы наконец дождались лифта, он оказался переполнен людьми, тоже отправлявшимися на обед. Втискиваясь в кабину, богатый папа сказал: — Когда-нибудь в будущем, когда меня уже не будет на этом свете, миллионы людей, отдающих все силы работе, узнают, на какую карту такие клоуны, как ты и твои партнеры, ставят их деньги, их пенсионные сбережения, их финансовое будущее их финансовую безопасность. Правительство изменило закон, чтобы защи­тить трудящихся, но не думаю, что изменение в законе решит проблему. Мало того, мне кажется, что оно только ухудшит положение многих людей. Боюсь, что все это закончится чертовски плохо.

Глава 2




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.