Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Книга о бухгалтерском учете



В январе 2002 года меня пригласили выступить с лекцией перед небольшой группой видных бизнесменов в Финиксе, штат Аризона. После лекции старший вице-президент крупного регионального банка спросил меня:

— Я слышал, что в мире продано больше 11 миллионов экземпляров вашей книги «Богатый пана, бедный папа» и что она переведена более чем на 35 язы­ков. Это правда? Кивнув, я сказал:

— Да, и число продаж продолжает расти. «Богатый папа, бедный папа» сто­ит в списках бестселлеров «New York Times» и «Wall Street Journal» уже много лет. А вы читали эту книгу?

— Нет, не читал, — вежливо ответил он. — Расскажите, о чем она.

— Это книга о бухгалтерском учете, - сказал я с улыбкой.

— Что? — изумился банкир. — Как может книга об учете стать всемирным бестселлером? Это нонсенс. У меня самого диплом экономиста, и я знаю, что бу­хучет никогда не может быть темой бестселлера.

За несколько минут я рассказал ему историю бедного и богатого папы. Я объяснил, что мой бедный папа был пропагандистом всемирной грамотности, а богатый папа пропагандировал финансовую грамотность. После пересказа сю­жета книги я спросил банкира:

— Какая часть ваших клиентов неграмотна в финансовом отношении? Банкир покачал головой, улыбнулся и ответил:

— В финансовом отношении некоторые из моих клиентов очень даже гра­мотны. Многие из самых богатых клиентов очень хорошо подкованы в финан­совых вопросах. Но большинство понятия не имеет о том, что такое финансо­вый отчет, не говоря уже о бухгалтерском учете. Многие из них делают большие деньги, но понятия не имеют, что делать со своими деньгами. Выходит, что вы правы. Многих из тех, с кем я встречаюсь, никак нельзя назвать финансово гра­мотными.

Те из вас, кто прочел «Богатого папу, бедного папу», знают, насколько осно­вы учета — отчет о доходах и балансовая ведомость — были важны для моего бо­гатого папы. Он часто повторял: «Без отчета о доходах и балансовой ведомости вы никогда не поймете разницы между активом и пассивом». В «Богатом папе, бедном папе» самые громкие протесты вызвала идея того, что ваш дом не явля­ется активом. В большинстве случаев дом человека — это статья пассивов. На этом месте некоторые откладывают книгу и отказываются читать дальше. Мой богатый пана никогда не говорил не покупать дома—более того, он приветство­вал домовладение. Он говорил лишь о том, что мы должны понимать разницу между активом и пассивом. Ведь слишком многие постоянно испытывают фи­нансовые трудности просто потому, что покупали пассивы, которые считали ак­тивами.

—Так как же может книга об учете быть настолько популярной? — спросил банкир.

Я с улыбкой ответил:

— По правде говоря, эта книга также об умении вести учет самому.

—Вести учет самому?—переспросил банкир.—А зачем вести учет самому?

— Во-первых, понимание бухгалтерского учета дает мне контроль над мои­ми финансами и моим будущим. Я могу вести собственные дела сам и мне не нужно, чтобы кто-то другой занимался моими инвестициями. Во-вторых, лич­ное ведение учета означает, что я не позволяю людям лгать мне.

— Лгать вам? Что вы имеете в виду под словом «лгать»?

— Да взять хотя бы этот случай с «Enron».

— О, — улыбнулся банкир. — Теперь я все понял. Как вам отличить настоящее золото от золота дураков?Уоррен Баффет, богатейший инвестор Америки, считает понимание учета формой самозащиты. Вот что он сказал по этому поводу:

Когда менеджеры хотят предоставить вам полную картину состояния дел в компании, это можно сделать с помощью данных бухгалтерского учета. К сожалению,

когда они хотят вас одурачить, по крайней мере,

в некоторых отраслях бизнеса, это тоже можно сделать

с помощью данных бухгалтерского учета. Если вы

не можете распознать разницу, вам нечего делать

в бизнесе ценных бумаг.

Когда выплыли на свет махинации в «Enron», мне часто стали задавать воп­рос: «Что такое проформа или условный учет?» (эти методы учета практикова­лись в «Enron»). Богатый папа сказал бы: «Условный учет — это бухгалтерский отчет, который должен начинаться со слов: «Давным-давно, в тридесятом царстве...», или «В идеальном мире...», или «Если все пойдет по плану...»».

В 1999 году, на пике фондового бума, меня пригласили в одну школу высту­пить с лекцией о том, насколько важно обучать молодежь финансовой грамот­ности. Учитель поднял руку и гордо произнес:

— В нашей школе мы проводим обучение финансовой грамотности. Мы учим детей тому, как нужно выбирать акции.

— А вы учите их сначала читать годовые балансы и финансовые отчеты? — поинтересовался я.

— Нет. Я только даю им читать обзоры аналитиков рынка. Если аналитики дают акциям рекомендацию покупать, мы покупаем, а когда они рекомендуют продавать, мы продаем.

Не желая произвести неприятное впечатление, я просто улыбнулся и спро­сил:

— Ну и как у них дела? Он расцвел:

— В среднем их портфели выросли более чем на 20 процентов.

Я выдавил из себя улыбку и поблагодарил его за обучение. К слову обуче­ние я не добавил ни слова, потому что не хотел ничего говорить о своих опасе­ниях насчет того, кем он учит быть этих детей.

Накануне скандала с «Enron» 16 из 17 биржевых аналитиков давали акци­ям этой корпорации рекомендацию «покупайте».

Когда Уоррен Баффет говорит: «Если вы не можете распознать разницу, вам нечего делать в бизнесе ценных бумаг», — он имеет в виду, что если вы финансово неграмотны, то вам не следует заниматься ценными бумагами. Богатый па­па сказал бы по этому поводу: «Заниматься ценными бумагами, не научившись сначала читать финансовые отчеты компаний, — это азартная игра, а не покуп­ка акций». По его мнению, закон ERISA заставил миллионы людей стать игро­ками, подвергающими риску свою будущую финансовую безопасность. Вместо того чтобы заполнить свои финансовые ковчеги настоящим золотом, эти люди всю жизнь доверяли обманщикам и загружали свои ковчеги золотом дураков. Поэтому проблема всемирной финансовой неграмотности выходит далеко за рамки скандала с «Enron» и «Arthur Andersen».

«Богатый пана, бедный папа» — это книга о бухгалтерском учете, но в то же время это книга об умении вести учет. Поскольку вопросы учета продол­жают всплывать в связи с такими компаниями, как «Enron», «Worldcom» и «Xerox», становится понятно, что основам умения вести финансовый учет, а не просто иметь понятие об учете, по-прежнему не придается значения.

Для учета пассивов компания «Enron» использовала так называемую «аг­рессивную отчетность». Другими словами в своих финансовых отчетах она не все пассивы показывала правильно, подобно тому, как человек не желает по­казывать в своем финансовом отчете все долги по кредитным карточкам. Это просто плохая отчетность, это неумение вести учет.

После финансового краха «Worldcom» нам следует сравнить определение активов, данное богатым напой, с общепринятым «банкирским» определени­ем. Богатый папа говорил нам, что активы приносят деньги в наш карман. Когда расход «капитализируется» (переносится в колонку активов), а затем со временем амортизируется или уменьшается в размерах (постепенно спи­сывается), он увеличивает активы и уменьшает расходы. Но, как вы помните, богатый папа говорил нам, что актив должен приносить деньги в наш карман. От превращения расхода в актив денег в вашем кармане больше не стано­вится.

Как могли сообразительные аналитики не заметить изъянов в отчетности «Worldcom»? Пока эта махинация в отчетности размером почти в 4 миллиарда долларов остается самой крупной, но каждый день появляются все новые обви­нения в мошенничестве. Похоже, что внимательное изучение отчета о финансо­вом потоке могло бы выявить эту порочную практику переквалификации расхо­дов в активы. В основе махинации лежало стремление увеличить доходы (путем уменьшения расходов) и увеличить активы — в то время как деньги утекали из компании! Многие аналитики и экономисты слишком полагаются на учет по методу начислений, отражающихся в отчете о доходах и балансе, где «Worldcom» завышала свои доходы и активы. Уоррен Баффет в годовом отчете «Berkshire Hathaway» за 2001 год заявил: «Когда компании или профессиональ­ные инвесторы используют умные слова, такие как «EBITDA» (прибыль до уп­латы процентов, налогов и амортизации) или «проформа» (условная финансо­вая отчетность), они хотят, чтобы вы бездумно согласились с концепциями, в которых содержатся опасные недостатки. (В гольфе, с точки зрения проформы, мой результат часто хуже пара — поэтому у меня есть серьезное намерение «ре структурировать» свой завершающий удар и таким образом засчитывать только те удары, которые я произвожу, пока не попаду на грин.)». Далее в том же докладе Баффет развил свою мысль: «Все, кто верит, что показатель EBIT-DA хоть в каком-то отношении отражает истинные доходы, могут взять на себя оплату счета».

Собственно говоря, отчет о денежном потоке составляется в числе послед­них отчетов, включаемых в пакет финансовых документов. Похоже, экономис­ты привыкли начинать с двух известных цифр, начальной и конечной сумм, а вес остальное напоминает составление мозаики до тех пор, пока не получится правдоподобное объяснение разницы. Интересно, мог бы тщательный анализ отчета о денежном потоке предотвратить нарушения отчетности в сегодняшней корпоративной Америке?

Является ли компания хорошей инвестицией? Ответ показан на примере рассмотрения всех частей каждого финансового отчета — баланса, отчета о до­ходах и особенно отчета о денежных потоках. Хотите инвестировать — посмот­рите, куда течет денежный поток. Внутрь или наружу? Проверьте, умеет ли правление вести учет. Денежный поток — это хорошая стартовая точка, но ни одна отдельная статья никогда не даст вам ответа на вопрос о жизнеспособнос­ти компании.

Помните, что сказал Алан Гринспен:

1. «Многие исследования указывают па крайнюю необходимость повыше­ния финансовой грамотности, недостаток которой делает миллионы американ­цев уязвимыми для недобросовестных приемов в бизнесе».

2. «Информированный заемщик лучше защищен от махинаций и злоупот­реблений».

3. «Школы должны лучше преподавать базовые финансовые концепции в начальных и средних классах».

4. «Финансовая грамотность поможет удержать молодых людей от приня­тия ошибочных финансовых решений, преодолевать последствия которых приходится долгие годы».

 

Когда я смотрел выступление Гринспена по телевизору, то больше всего мне понравился его акцент на необходимости совершенствования американской ци­вилизации, а принимая во внимание трудности, с которыми мы столкнулись се­годня, финансовая грамотность имеет огромное значение для такого совершен­ствования.

На том же заседании сенатского банковского комитета министр финансов Пол О'Нил сказал: «Чтобы принимать обоснованные инвестиционные реше­ния, люди должны уметь читать, писать и употреблять в разговоре основные финансовые термины. Значение финансовой грамотности повышается по мере того, как все меньше компаний предлагают пенсионные планы с установленной выплатой и ростом числа пенсионных планов, требующих, чтобы работники принимали инвестиционные решения самостоятельно». Слова этих выдающих­ся людей, сказанные в 2002 году, сильно напоминают то, что говорил мой бога­тый папа несколько десятков лет назад. По крайней мере, они испытывают то же беспокойство.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.