Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1963



 

Вчера у меня было очень любопытное переживание, оно оставило странное ощущение…

Это было сооружение — громадное здание. Оно напоминало один из тех громадных отелей, что строят сегодня, со внутренними дворами и всевозможными дополнительными постройками. У меня там была комната на самом верху (я припоминаю прошлое переживание, которое у меня было… ты помнишь переживание того «большого отеля»?[217] было нечто подобное). И все люди там, ВНЕШНЕ, были переполнены почтением, покорностью и уважением… но каждый шел собственной дорогой — в этом ничего нового. Сначала я была внизу (моя комната была наверху, я не знаю, сколько там было этажей), и там я видела людей: людей, которых я знаю. Но все детали, каждая деталь была такой значимой, это было чудесно! Было время, когда я должна была принять ванну (не знаю, который был час!), так что я хотела для этого вернуться в свою комнату, и мне нужен был кто-то, кто подготовил бы ванну (это символично; я еще не знаю, я еще не поняла этого символа «купания», но он появляется очень часто; это должно что-то значить этот символ). Но один был слишком стар (кто-то, кто был мне предоставлен, чтобы подготовить ванну), другой был недостаточно силен, третий… — нужно было обладать очень особыми качествами, чтобы суметь подготовить это купание. Это было не в первый раз; уже два-три раза такое было и раньше: чтобы подготовить эту ванну, требовались совершенно особые качества отваги, силы, физической мощи, выносливости. А люди внизу… [жест, выражающий немощность]. Тогда я сказала себе: «Что же, поднимусь к себе и посмотрю, что произойдет.»

И по пути опять случилась все та же история: я шла обычным путем — плюх! обрыв, ничего больше нет, я не могу пройти. Но я все же поднималась (не знаю, как). Затем я вышла куда-то, похоже на балкон-террасу, квадратную, совершенно квадратную, и ВСЕ двери там были закрыты. Больше некуда было идти: все двери были закрыты. И вот я вижу: во ВСЕМ здании поднимается, поднимается и поднимается вода, вот так, кроме тех мест, где двери закрыты. В самом низу… (я не знаю, я была достаточно высоко, может быть, на четвертом-пятом этаже) двери были закрыты, так что, естественно, вода там не могла проникнуть. Все внутренние дворы (большие, громадные дворы) превратились в swimming-pool [бассейны]! Что за вода!… Я смотрела на нее и восхищалась; я говорила себе: «Какая чудесная вода!» чистая-пречистая, чище и яснее этой я никогда не видела. Вода… я не знаю, она была прозрачной… как сама чистота, это было чудесно. Она поднималась и поднималась и поднималась… В одном из дворов слева от меня (в очень большом дворе: он стал громадным бассейном) я увидела кого-то в купальном костюме, выходившего из воды, как если бы он принимал там ванну, а затем облачился (это был кто-то очень высокий, не мужчина и не женщина), затем он облачился в купальный халат и пошел по воде (!) Я смотрела на это, пока вдруг не заметила, что вода стала достигать моих стоп. Тогда я УЗНАЛА: «Ах, да! они решили сделать это.» Я была немного раздосадована и сказала себе: «Они могли бы меня предупредить, что собираются сделать это!… Но это делается регулярно… Есть ли люди, которые знают об этом?» (Все это было в моей голове.)

И я восхищалась этой водой, я говорила: «Но это сама чистота!» И вода достигла моих ступней, но они не намокли. Затем я отметила: «Если я останусь здесь…» (ведь за мной были закрытые двери, там здание продолжалось, но передо мной не было ничего, значит, вода должна растекаться в этом направлении — но как так получается, что она не растекается? Я не знаю — все это было очень «дивно»!) И вода поднималась, поднималась и поднималась, пока не достигла моих лодыжек, и тогда внутри меня что-то сработало, и я проснулась.

И я проснулась на десять минут позже, чем обычно.

У меня не было ощущения опасности — совсем никакого. Только небольшое чувство досады: «Они должны были предупредить, прежде чем делать это!» И это «они» относилось к высшим главам организации (в этом не было ничего религиозного или духовного: это было очень конкретно, в Материи). Но эта вода... я восхищалась, я говорила себе: «О, они имеют власть над этой водой!» Она была как жидкий алмаз. Это было чудом, как если бы все, чего она касалась, очищалось. И то существо, что вышло из громадного бассейна (это было не человеческое существо: оно выглядело как витальное существо, которое не было ни мужчиной, ни женщиной), оно вышло в каком-то купальном костюме, затем надело некое подобие купального халата и исчезло. Но ВСЕ двери были закрыты, не было ни души — была только я на этом квадрате, за мной были закрытые двери, и я смотрела на все это с большой высоты. И все было наполнено этой субстанцией — она выглядела как вода, но это была не вода.

И это впечатление тянулось, как если бы там было что-то, что я должна понять.

И было только маленькое разочарование: «Они могли бы меня предупредить.» И в то же время была улыбка, понимание, что так лучше.

«Они должны были предупредить…»

Я подумала, что это происходило на витальном уровне, потому что все связи, которые у меня были с людьми внизу, прежде чем я поднялась, были связями на уровне их характера, на их витальным уровнем — это были связи не с материальной субстанцией, а с характером, витальной природой. И что было!… Можно написать целые книги по этому поводу: ирония, острое восприятие, тонкое, изящное — уморительно! Очаровательно: каждый со своим маленьким изъяном — все люди, кого я знаю!

Но были существа, в двух-трех персонажах: одно витальное существо, которое переходило из одного в другого (я очень хорошо это знаю, и я знаю, что это так), и я видела именно СУЩЕСТВО, а не различных персонажей. Это витальное существо казалось женщиной (они принимают признаки пола, когда находятся в человеке: сохраняют внешний вид мужчины или женщины), имело женское обличие, и как раз когда возник вопрос о подготовке моего купания (опять это «купание»… надо найти, что это значит), ей понадобилось очень срочно что-то сделать, и она вернулась в свою комнату, а затем, минуту спустя [смеясь], она снова вышла, облаченная в платье! нечто вроде зеленого платья — травянисто-зеленого, но яркого — с громадным шлейфом, как хвост. И она так гордо прошла мимо: «Я должна им показать, кто я.» Восхитительная комедия! Если бы у меня было время записывать все это, получилось бы крайне забавно.

Так что вот, мне нужно найти, что значит это купание, которое постоянно фигурирует во всем этом.

Был там и другой персонаж, он был так озабочен (я знаю кто это, я его очень хорошо знаю ), он был озабочен тем, чтобы приготовить мне ванну, но у него не было этой силы, он не мог: «О, я так хотел бы приготовить ванну!» Тогда я посмотрела на него, и не хотела говорить «нет»; но это не было возможным, у него не было силы.

 

(молчание)

Я все время поднималась, но все пути, которые я знала, резко обрывались. Сначала я пошла по очень большой лестнице, великолепной лестнице из розового мрамора, я должна была подняться по ней, но в тот момент, когда я повернулась (на лестничной площадке) —оп-ля! обрыв, дальше невозможно пройти (но как же это… невозможно пройти, но я все же поднималась?…) И я оказалась на другой лестничной площадке, я попыталась пройти оттуда: оп-ля! невозможно пройти. Я попыталась еще раз и оказалась на третьей площадке (но, в действительности, я находилась уже выше, потому что успела подняться на два этажа, прежде чем путь оборвался); я добралась до третьей площадки и оказалась в квадрате — в совершенном квадрате — обнесенном перилами из розового мрамора с красными прожилками, это было прекрасно: очень красиво, с узором, великолепно. Затем была дверь, за мной была дверь, похожая на бронзовую , она была закрыта. Я огляделась и увидела, что вода поднимается и поднимается (это не вода, но это была жидкость, как вода). А передо мной: необъятность. Не было пределов. Было так, как если бы я находилась выше всех других домов; не было деревьев, не было гор, не было ничего — была необъятность, как совершенно безоблачное небо; и оно не было белым, но там был свет. Я смотрела вниз и видела, как вода все поднимается и поднимается и поднимается — как потоп. Но это была не вода.

Это еще повторится, пока я не пойму.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.