Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Декабря 1963



(Мать пробует клавиши органа:

маленькая белая фигурка

как маятник покачивается на стуле)

 

Вот так.

Ты сделал запись?… Мы проиграем это завтра [для Ашрама], вот так, и мне не нужно будет работать!

 

(Суджата:) Это «работа»?

Ты все забавляешься.

Забавно… Я не знаю, я совсем не знаю, что я играю, я вообще не знаю! Я едва ли слышу, что я играю. Есть что-то, что забавляется «там». Если хотя бы на минуту я начинаю прислушиваться, все начинает расстраиваться!

Достаточно, нет?

[Обращаясь к Сатпрему:] А ты, что ты скажешь? Достаточно или ты хочешь еще?

 

В зависимости от того, устала ли ты…

О! [смеясь] устала! Это не утомляет. Голова пустая. Когда я прислушиваюсь к тому, что играю, становится трудно; если же я не слушаю, то все в порядке.

Который час?

 

Почти половина одиннадцатого.

Что-нибудь скажешь мне?… Хочешь послушать… в минорном ключе — это было в мажорном ключе!

[Обращаясь к Суджате:] Тебе больше нравится «весело» или «грустно»? [смех]

Я намереваюсь завтра сыграть: «Ужас мира Лжи» и закончить «Великолепием Света»… если это придет.

А это, это было маленьким отдыхом… музыкальным.

 

(Мать снова играет:

«веселый минорный ключ» и

заканчивает нотой «соль»)

На этот раз все.

Это обещание: нота «соль».

Всегда, когда приходит обещание, оно заканчивается на ноту «соль».

 

(Мать нажимает на «соль»)

Так что оставим клавиши так. И завтра, в половине первого, когда я буду играть это [для Ашрама], возможно, это не будет… таким же свободным, как сегодня!

[Суджате:] Ты расставишь все по местам.

Я не знаю, сколько проходит времени… Часы есть там [на стене], но я ничего не вижу: я вижу сияющее небо.

 

(Мать дает цветы)

Это «золотая мощь » [гибискус], каково! очень мило!

Что ты скажешь по поводу музыки?… Я не хочу, чтобы ты говорил «хорошо» или «плохо», но, может быть, что-нибудь предложишь?

 

Мой взгляд упал на эту фразу Шри Ауробиндо [на календаре].

А, точно! Это так. Именно так! Ежедневно я смотрю на него. Вечером меняется дата и цитата — я не знаю, какой текст будет завтра, надо перевернуть лист и поставить «январь». Хочешь сделать это? Принеси календарь сюда.

Все это, все сейчас исчезнет!

Сейчас у нас декабрь [Мать читает:]

 

And earth shall be the Spirit’s manifest home18

[И земля станет проявленным домом Духа]

 

(Суджата:) Это то обещание, которое пришло?

Да, обещание ноты «соль». «Соль» всегда обещает.

 

(Мать перелистывает календарь

на 1 января 1964 г и читает

цитату Шри Ауробиндо)

All can be done if God’s touch is there

[Все может быть сделано, если есть касание Бога][267]

 

Вот так: All can be done. Все.

Мне очень нравится этот календарь из-за цитат. Каждый вечер я переворачиваю страницу.

Завтра я увижу здесь… [Мать смотрит в свою записную книжку] 4-6-7-8 человек, и еще двое там, всего десять — завтра утром между 10 и 11 часами… [смеясь] «All can be done if God’s touch is there »!

Так что увидимся в следующем году.

Я все тебе дала? Я дала тебе второй календарь [с фотографиями Матери, напечатанный в Калькутте]? Другой ему не нравится.

 

(Суджата:) Ты слишком строга, милая Мать!

А! вот как, опять! Я не была строга: я была в созерцании!

 

(Сатпрем:) Строгое созерцание.

(На втором календаре –фотография Матери,

переводящей «Синтез Йоги».

Можно даже прочесть фразу,

которую она переводит:

«Наша воля станет силой

могущества Вечного, а

мышление - лучами духовного солнца»[268])

Это последняя часть «Синтеза Йоги». Мы должны пересмотреть ее вместе, но что-то не получается. [Суджате:] Ты знаешь, что он делает? Он берет английский текст и начинает переводить заново! [смех] И тогда мне нечего делать!

Так вот, когда он закончит свою книгу, я дам напечатать тебе свою рукопись. Если бы мое зрение было хорошим, все было бы в порядке, но мое зрение больше никуда не годится, бедные глаза (я не могу говорить о них слишком плохо, они еще хорошо служат, но как бы там ни было…). Или же он [Сатпрем] мог бы править прямо поверх моей рукописи, но он этого не хочет.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.