Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Сентября 1964



 

 

Я предпочла бы не говорить, потому что…

Это ужасная черная работа без ясно выраженного эффекта. Есть люди, которые во всеуслышанье заявляют, что с моим именем и моей силой они творят чудеса — возвращают к жизни умирающих людей, делают всякие чудесные вещи, во всяком случае. В этом сразу же чувствуется эго, а эго означает витальные сущности, которые извлекают свою выгоду из этого. Я не люблю это.

Это ежеминутная работа без перерыва, день и ночь.

Еще этой ночью… Я проходила через странные места с людьми, которых я очень хорошо знаю, но которых я в первый раз видела таким образом. Это как если бы я входила во всевозможные места, где я никогда не была раньше, где происходят фантастические вещи: где люди, которых я очень хорошо знаю физически, предстают в действительно неожиданных аспектах и активностях — это ошеломительно.

Этой ночью это длилось часами.

Невероятно.

Так что я спрашиваю себя: «Когда это кончится?» Там это всегда-всегда-всегда… Это действительно демонстрация новых беспорядков, новых способов видения вещей. Это как новые аспекты мира.

Я иду туда в полном сознании, я совершенно сознательна, в тотальности моего сознания, и я являюсь там свидетелем, внешне беспомощным, такого множества невероятных вещей.

Материально это передается через всевозможные обстоятельства, действительно неожиданные и довольно хаотические, как если бы нарастал Беспорядок.

Это, несомненно, подготовка, но сколько же она будет длиться?… Это как если бы мне хотели продемонстрировать — сделать детальную демонстрацию — как мир совершенно закрыт всевышнему Влиянию: как только оно касается мира, все искажается. Искажается, перекручивается до неузнаваемости.

Это почти как если бы меня заставили прикоснуться к самому основанию безумия, в этимологическом смысле этого слова.

Вот так, так что, может быть, у тебя есть что-то более ободряющее?[115] [Мать смеется].

 

Я не знаю, будет ли тебе это интересно, но передо мной поставлена проблема.

 

О, какая?

 

Проблема «духовного» порядка.

О!… кто же поставил ее перед тобой?

 

Мой брат.

О, хорошо, очень хорошо.

 

Это тебе интересно?

Да, это меня интересует. Твой брат, я много думала о нем в последнее время, много; то есть, точнее выражаясь, это он, несомненно, думал обо мне (обо «мне», я не имею в виду себя в этом теле — ты понимаешь, что я хочу сказать). Расскажи мне.

 

Он врач, ты знаешь.

Да, это меня не удивляет!

 

Вот что он мне пишет: «…Есть также что-то изнуряющее в этой профессии, это Ложь…

 

[Мать одобрительно кивает головой]

 

…когда, день за днем, надо сопровождать до самой смерти существо, которое боится смерти и пьют из твоих рук тщательно замешанную ложь. Врачи говорят, что в этом величие их профессии — для меня это не так. Все же я дьявольски хороший лжец — из-за чего меня любят — но я не могу больше выносить этот так называемый «обман во благо», удовлетворяющий всех. И кто дал мне право решать, что вот этот или тот человек не имеет права знать Истину, свою последнюю истину?… Оставим это — ни религии, ни наука не дали мне ответа на это вопрос.»

 

Очевидно, есть только одно решение: оставить ментальное сознание, которое дает вам восприятие или ощущение того, что вы изрекаете «ложь» или «истину»; и вы можете сделать это только тогда, когда перейдете в более высокое сознание, где исчезает наше представление о лжи и истине. Потому что, когда мы говорим с обычным ментальным сознанием, даже когда мы убеждены, что говорим всю истину, мы не делаем этого; и даже когда мы думаем, что лжем, иногда это не так. У нас нет способности различать, что истинно и что нет — потому что мы живем в ложном сознании.

Но есть состояние, в котором, прежде всего, больше не принимаешь «личных» решений и, затем, служишь как бы зеркалом, которое точно отражает настоящую ПОТРЕБНОСТЬ (то есть, духовную потребность) больного, к примеру, и точно то, что ему необходимо знать, чтобы остальная часть его жизни (то, что ему осталось прожить) принесла бы ему максимум возможностей для прогресса.

И когда ты воспринимаешь это, ты также видишь, что человеческий способ (человеческий способ врача) видения болезни не согласуется с высшим видением того же самого состояния тела; и что в каждом случае (не общим образом на все случаи), в каждом конкретном случае есть ОДНА вещь, которую надо сказать, которая является Истинной Вещью, даже если, например, это дает больному ощущение долговременности жизни. Можно переместить это сознание и поместить его в стойкую часть существа больного… Это трудно объяснить, но я говорю это, исходя из собственного опыта, потому что я очень часто сталкиваюсь с этой проблемой. Как раз сейчас здесь есть женщина, у которой было несколько раковых опухолей; ее оперировали несколько раз, и она держалась годы за счет операций и лечебных процедур; только, ей все время говорили обычную ложь; но она спросила меня, она спросила меня, что я вижу в связи с этим, и что я знаю. Так что у меня был случай посмотреть, какой ответ ей следует дать…

Это, так сказать, практическое средство заставить врача войти в более высокое сознание. Должно быть, у твоего брата наступил такой кризис; он достиг той точки, когда он императивно обязан — профессионально обязан — войти в более высокое сознание. Потому что в теперешнем его состоянии он, должно быть, лжет очень плохо — он говорит, что он очень хороший лжец, но с тем восприятием, которое он имеет сейчас, должно выходить так, что вместе с ложью в сознание больного входит и сомнение. Так что он не делает то, что считается полезным.

На мой взгляд, с практической и внешней точки зрения, я чаще видела случаи, когда ложь имела плохой эффект, чем случаи, когда правда имела плохой эффект. Но все зависит от сознания врача.

И я знаю, и знаю несомненным образом, что если вы можете войти в это ясное сознание, тогда вы видите, что это сознание болезни было определенно необходимым, было частью ЖЕЛАЕМОЙ необходимости (не только принятой и вынужденной, но желаемой) души, чтобы быстрее двигаться по пути — чтобы экономить время, экономить жизни. И если вы можете, если у вас есть мощь привести душу больного в контакт с той силой, что управляет его существованием и ведет его к прогрессу, к Реализации, тогда вы делаете превосходную работу.

Ты знаешь это: ОДНИ И ТЕ ЖЕ слова, ОДНИ И ТЕ ЖЕ фразы, сказанные кем-то, кто видит и знает, и сказанные обычным невежественным человеком, имеют совершенно разную природу и силу — и действие. Есть способ говорить, который является истинным способом, не зависимо от того, какие слова говорятся. И решение такое: внутри самого себя, в глубинах своего существа он должен найти этот свет — свет, который знает то, что должно быть сказано и как должно быть сказано. И тогда полностью исчезает это чувство ответственности и сложности из-за лжи, оно полностью исчезает. И тогда он обязан, сильно, абсолютно сказать то, что нужно сказать, и так, как нужно сказать.

О! какая прекрасная реализация при этом достигается! Можно делать прекрасную работу… Иметь способность чувствовать, ВИДЕТЬ то, что надо сказать — не с мыслью «Этот человек скоро умрет, так что не надо его расстраивать, скажу-ка ему лучше, что…», все это совершенно бесполезно. Это совершенно бесполезно и помещает вас самих в некую ментальную кашу; кроме того, на самом деле это не помогает, не имеет ожидаемого эффекта. Тогда как это внутреннее видение… видеть, почему это существо заболело и какой физический беспорядок выражается в судьбе души этого мужчины или этой женщины — это замечательно, замечательно!

И, в сущности, столь же бесполезно говорить: «Вы вылечитесь», как и «Вы не вылечитесь» — оба высказывания одинаково неверны с точки зрения истинной Истины, и не удовлетворительны для того, кто имел первый контакт с другой жизнью, отличной от физической жизни.

И даже когда больной спрашивает вас: «Я вылечусь?», или когда он спрашивает о продолжительности своей болезни, есть способ отвечать, даже материально, не говоря ни «да», ни «нет», но этот способ ИСТИНЕН и несет в себе мощь внутреннего открытия.

Представь себе, долгое время я искала врача, человека, обладающего полным медицинским знанием, знающего все, что они сейчас знают о человеческом теле и способах его лечения, и способного иметь контакт с высшим сознанием. Потому что через такой инструмент можно было бы делать очень, очень интересные вещи — очень интересные.[116]

 

(молчание)

Есть область, где больше нет ни «болезни», ни «лечения», а есть только беспорядок, путаница и гармония, организованность. Это область, где этот так для всего-всего, происходящего в теле, и, прежде всего, обязательно так для всего, что касается работы самих органов (беспорядков в самих органов); и там есть целый способ видения вещей, который очень близко подводит вас к Истине… Остаются только заболевания, приходящие снаружи, такие как заражение через микробы, бацилы и тому подобное, через вирусы — это остается еще под аспектом «атак враждебных сил», это другой план действия. Но есть точка, где это встречается… Я хотела бы, о! я очень бы хотела поговорить об определенных вещах или определенных деталях с человеком, который досконально бы знал анатомию, биологию, физическую и телесную химию — знал бы все это основательно — и ПОНИМАЛ бы, был готов понять, что все это является проекцией других, более тонких сил, а также мог бы почувствовать так, как я чувствую, в своем теле. Это было бы очень интересно.[117]

 

(молчание)

Это первый шаг. Ты видишь, он ставит проблему с чисто ментальной точки зрения: говорить то, что обычно называется «истиной» (и что на самом деле не так) или говорить то, что обычно называется «ложью» (и что, возможно, совсем не является этим: это не ложь, а просто противоречие или противоположность тому, что считается «истиной» — та же самая вещь). Но чтобы найти решение, надо подняться выше — где ВИДНО, где можно увидеть совершенно конкретным образом, что эта «истина» не абсолютна и эта «ложь» не абсолютна, и что есть нечто иное — другой способ видения — где вещи больше не таковы.

И тогда… говорить Истинную Вещь: верное слово (слово, фразу), иметь мысль, являющуюся ИСТИННОЙ мыслью в каждом случае — какой чудесной силой обладали бы вы тогда над своим пациентом! Это было бы великолепно.

Ты понимаешь, знать все материальные вопросы, знать во всех деталях все, касающееся клеток, и одновременно иметь это видение. Если бы можно было соединить это вместе, получился бы… божественный доктор. Это было бы чудесно.

Выйти из моральной проблемы, чтобы сделать ее духовной проблемой. И тогда это больше не «проблема».

Вот так, мой мальчик.

 

(долгое молчание)

Но я часто думаю о твоем брате.

Когда ты получил это письмо?

 

Прошло уже немало времени, почти месяц назад.

Нет, это было недавно. Как раз в эти последние дни я еще раз думала о нем. Может быть, он снова написал?

 

(молчание)

Спроси своего брата, какие случаи он видел: например, случай, когда он предвидел скорый конец больного, но больной выздоравливал, или же противоположный случай, когда он считал, что больной выздоровеет, а он умирал; но особенно случай (самый интересный случай), когда медицинская наука заявляет, что вы неизлечимы, а вы выздоравливаете — наблюдал ли он подобные случаи и может ли привести такие примеры; естественно, без жаргона, пусть просто опишет то, что он видел; я имею в виду: что произошло с больным и как он выздоравливал (этого он не может знать, но он может сказать, что ВНЕШНЕ происходило).

Верит ли он в возможность вмешательства другого порядка?

 

О, да, конечно. Напротив, он пытается ухватить…

Ухватить это… Да, у меня такое впечатление.

 

(молчание)

Есть две вещи… к примеру, одна, которую я часто наблюдала: начинается заболевание или беспорядок, и есть как бы… это не заражение (как объяснить это?), это почти как «имитация», но это не совсем так. Скажем, что некоторый блок клеток уступает; по какой-то причине (не счесть числа таким причинам) эти клетки претерпевают беспорядок — подчиняются беспорядку — и некоторая точка становится «больной» согласно обычному видению болезней; но это вторжение Беспорядка начинает чувствоваться повсюду, оно везде имеет последствия: беспорядок проявляется везде, где есть более слабые точки или точки, менее сопротивляющиеся атаке. Взять, к примеру, кого-то, у кого есть привычка к головной боли или к кашлю, невралгическим болям, не важно к чему, есть множество вещей подобного рода, которые приходят, идут, нарастают, уменьшаются. Но если где-то есть серьезная атака Беспорядка, тогда все эти маленькие расстройства сразу же появляются вновь: здесь, там, там… я наблюдала этот факт. И противоположное движение следует той же схеме: если вам удается принести в атакованное место истинную Вибрацию — Вибрацию Порядка и Гармонии — и вы останавливаете Беспорядок… тогда все прочее возвращается к порядку, как бы автоматически.

И это не заражение, как, например, когда кровь переносит заболевание туда или сюда, это не так: это… почти как дух имитации.

Но истина состоит в том, что Гармония, которая поддерживает все, атакована, она поддается, и тогда все дезорганизуется (каждая вещь своим путем и следуя своей привычке).

Я говорю здесь о клетках тела, но то же самое верно для внешних событий, вплоть до мировых событий. Это примечательно даже для землетрясений, извержений вулканов и т.п.; вся земля кажется как бы одним телом, то есть, если одна точка уступает и проявляет Беспорядок, тогда все точки подвержены тому же эффекту.

С человеческой точки зрения, в толпе, это необычайно точно: заражение вибрациями — особенно вибрациями беспорядка (но и другими тоже).

И это совершенно конкретная демонстрация Единства. Это очень интересно.

Это то, что я сотни и сотни раз наблюдала на уровне клеток тела. И тогда больше совсем нет того ментального впечатления, что «один беспорядок добавляется к другому» — это совсем не так, это… если коснуться центра, тогда все остальное естественным образом придет в порядок. И это факт: если привести в порядок центр беспорядка, тогда все остальное естественным образом последует за этим движением, без особого внимания с вашей стороны.

И то же самое необычайно точно воспроизводится на человеческом уровне: революции, волнения, войны.

Совершенно конкретная демонстрация Единства.

И через это знание Единства обретается ключ.

Если спросить себя, как, например, действие одного человека или одной мысли может восстановить порядок — вот так. Это не так, что надо думать обо всех пораженных местах, нет: надо коснуться центра. И все автоматически придет в порядок.[118]

 

(молчание)

Вот так надо лечить, мой мальчик.

 

*

* *

 

(К концу этой беседы Матери приносят «срочное» письмо от одной ученицы. Мать смеется и, не читая письма, черкает ответ:)

 

Она уже как-то писала мне, она раздосадована тем, что я не могу больше читать! (я громко читала «Савитри», и она хотела записывать). Я сказала ей: «Я не могу больше читать, это невозможно.» Тогда она написала мне, что я должна «использовать свою Милость», чтобы вылечить свои глаза.

Я ничего не ответила ей. Но как раз сейчас, когда я закончила говорить с тобой, он пришел — мой ответ. Он пришел, то есть, Он мне сказал: «Напиши ей вот это.» Так что я написала:

 

Не я принимаю решение; есть только Воля Господа, которая решает все. И если Он решит, что мои глаза вернут способность читать, я верну эту способность.

 

Вот так, с этим покончено, здесь больше нет проблемы!

Они не могут уместить это в своей голове! Ты знаешь, для них, когда они говорят «есть Милость», то имеют в виду, что Милость должна делать то, что они хотят, конечно же, и если она не делает того, что они хотят, тогда нет Милости! То же самое для тех, кто приемлет идею Бога, только если Бог делает точно то, что они хотят, и если Он не делает того, что они хотят, тогда нет Бога: «Это не так, это надувательство»!

Это комично.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.