Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1964



 

Вещи (не с обычной, а с более высокой точки зрения) явно приняли поворот к лучшему. Но материальные последствия все еще те: все трудности словно усугубляются. Только, мощь сознания больше — яснее, точнее. Также, действие на тех, кто имеет добрую волю: они делают довольно значительный прогресс. Но материальные трудности словно отягчаются, что означает… это для того, чтобы увидеть, выдержим ли мы!

Что касается денег, это серьезно, ситуация серьезная. Что касается здоровья: все больны. Что касается ссор (!), то они заходят еще дальше, но они как «указатели», то есть, поссорившиеся замечают, что они сделали глупость, то есть, что-то серьезное.

Не так давно (это со вчерашнего дня) что-то прояснилось в атмосфере. Но путь еще долог — долог. Я чувствую, что он долог, надо терпеть. Терпеть-терпеть. Особенно это впечатление: надо терпеть. И иметь выдержку. Две совершенно необходимые вещи: хранить веру, которую ничто не может потрясти, даже отрицание, кажущееся полным, даже если ты страдаешь, даже если ты жалок (я имею в виду тело), даже если ты устал — терпеть. Держаться и терпеть — иметь выдержку. Вот так. Имея это, все в будет в порядке.

Письма, описывающие очень интересные переживания… Люди, умышленно отказывающиеся понимать: они дрогнули. Подобные вещи. Вещи, которые не шевелились, которые раньше упирались во что-то, так что было такое впечатление, что они никогда не сдвинутся — вдруг, пуф! пошли. Только… портит все некая спешка, когда люди хотят добиться видимого результата. Это портит все. Не надо думать о результатах.

 

(молчание)

Но, согласно тому, что мне рассказывают люди, слушающие радио или читающие газеты (я не делаю ни того, ни другого), весь мир сейчас подвержен действию… волнующему, потрясающему сейчас. Кажется, что число «сумасшедших» значительно выросло. Например, кажется, что в Америке вся молодежь охвачена каким-то странным помешательством, что тревожит здравомыслящих людей, но что, несомненно, является знанием того, что работает необычная Сила. Это означает пролом всех привычек и правил — это хорошо. Сейчас это немного странно (!), но это необходимо.

Это действие не ограничено. То есть, вероятно, оно ограничено землей… хотя манифестации с других планет или других миров, кажется, тоже множатся. И переживание в последнее время довольно любопытное.

 

Других физических планет?

Физических. Да, физических.

Я не знаю, слышал ли ты это, это то, что рассказывала мне Р. Она была в Швейцарии, и незадолго до того, как вернуться сюда, она имела видение (она просто медитировала и имела это видение); и в своем видении она видела пять больших «светящихся сигар», которые проплывали вот так, медленно, одна за другой, гуськом. Когда она пробудилась, она гадала, что это было… И несколько дней спустя (возможно, на следующий день или еще день спустя, я не знаю), она прочла в газете рассказ людей с юга Франции (не помню, какой именно части), которые видели, как над водой проплывали пять «светящихся сигар», гуськом, точно того же цвета, как те, что видела она. Но в этом случае эти «сигары» видели физическими глазами. Так что это кажется интересным.

Очевидно, это явление тонкого физического порядка (в своем истоке) или материального витального (в своем истоке), но оно проявилось физически, и оно очень даже могло придти с других планет, немного более тонких, чем земля.

Есть и множество других переживаний; это я ясно помню.

Это Действие всеобщее.

А ты что скажешь?

Ты ничего не принес? Не хочешь ничего спросить?

 

Нет… возможно, вопрос садханы… Правильна ли сейчас позиция пытаться быть прозрачным, насколько это возможно?

 

Прозрачным, восприимчивым.

 

Я задаю себе этот вопрос, потому что есть такое впечатление, что эта прозрачность, она действительно прозрачна, но это несколько… ничто — ничто, которое полное, но это все же ничто: ничто не знаешь. Не понятно, то ли это какой-то более высокий «тамас», то ли…

 

Надо, главным образом, иметь доверие.

Большая трудность, в Материи, состоит в том, что материальное сознание, то есть, ум в Материи, было сформировано под давлением трудностей — трудностей, препятствий, страданий, борьбы. Оно было, так сказать, «выработано» этими вещами, и это наложило на него отпечаток почти пессимизма и пораженчества, что, определенно, является самым большим препятствием.

Это то, что я сознаю в своей собственной работе.

Самое материальное сознание, самый материальный ум приучен действовать сам, делать усилие, продвигаться под ударами бича, а иначе он впадает в тамас. Так что, насколько он воображает, он всегда воображает трудность — всегда препятствие, всего противостояние, всегда трудность… и это ужасно замедляет движение. Поэтому ему нужны как раз очень конкретные, очень ощутимые и ЧАСТО ПОВТОРЯЮЩИЕСЯ переживания, чтобы он был убежден, что за всеми его трудностями есть Милость; за всеми его неудачами есть Победа; за всеми его болями, его страданиями, его противоречиями есть Ананда. Из всех усилий это надо повторять чаще всего: надо постоянно останавливать, подводить к концу, прогонять, обращать пессимизм, сомнение или полностью пораженческое воображение.

Я говорю исключительно о материальном сознании.

Естественно, когда что-то приходит свыше… тогда этот материальный ум замолкает, останавливается и ждет. Но… я очень хорошо понимаю, почему Истина, Сознание Истины не выражается более постоянным образом — потому что разница между ее Мощью и мощью Материи столь велика, что мощь материи как бы аннулируется — но тогда это не Трансформация, а подавление. Это не означает Трансформацию. Это то, что делалось в прошлом: все материальное сознание подавлялось под весом Мощи, с которой ничто не могло бороться и которой ничто не могло противостоять; и тогда было впечатление: «Вот оно! Получилось!» — на самом деле ничего не произошло, потому что остальная часть в самом низу осталась такой, как и была, без изменений.

Сейчас ему хотят дать возможность измениться; что же, для этого ему надо предоставить свободную игру, не внося подавляющей мощи — я очень хорошо понимаю это. Но у него упорство идиота. Сколько раз, например, в момент страдания, когда страдание острое, и есть такое впечатление, что оно становится непереносимым, в клетках возникает маленькое внутреннее движение, Зов: клетки посылают свой сигнал S.O.S. Все прекращается, страдание исчезает. И часто (сейчас это бывает все чаще) страдание замещается блаженным чувством благого бытия. Но это глупое материальное сознание, его первая реакция: «Ха! Посмотрим, сколько это продлится.» И тогда, естественно, через это движение все портится. И надо начинать все сначала.

Я думаю, что чтобы эффект был длительным (чтобы это не было чудодейственным эффектом, который приходит, ослепляет и уходит), чтобы это действительно был эффект ТРАНСФОРМАЦИИ, надо быть очень, очень, ОЧЕНЬ терпеливым. Мы имеем дело с очень медленным сознанием, очень тяжелым, очень упрямым, которое не хочет быстро продвигаться, которое цепляется к тому, что имеет, к тому, что кажется ему «истиной»: даже если это совсем маленькая истина, это сознание цепляется к нему и не хочет больше двигаться. Так что, чтобы изменить это, надо иметь много-много терпения — много терпения.

Шри Ауробиндо говорил это несколько раз в различных формах: «Терпите, и вы победите… Переносите, и вы преодолеете.»

Победа — за самыми терпеливыми.

И тогда [Мать указывает на собственное тело] это кажется уроком для всего этого агломерата (тело кажется мне просто агломератом). И пока позади этого есть воля хранить этот агломерат целым по той или иной причине, он и будет оставаться целым, но… В эти последние несколько дней (вчера или позавчера) было это: нечто вроде полностью децентрализованного сознания (я всегда говорю о физическом сознании, конечно же, не о более высоких сознаниях), получилось децентрализованное сознание, которое было здесь, там, там, в этом теле, в том теле (в том, что люди называют «в этом человеке», «в том человеке», но этого представления больше не было), и тогда произошло как бы вмешательство универсального сознания в эти клетки, как если бы оно спросило у этих клеток, по какой причине они хотят сохранить эту комбинацию (если можно так сказать) или этот агломерат?… заставив их понять или почувствовать трудности, приходящие, например, от числа прожитых лет, износа, внешних трудностей — ото всей порчи, вызванной трением, износом. И они казались совершенно безразличными к этому!… Отклик клеток был довольно инертным в том смысле, что они придавали значение ТОЛЬКО СПОСОБНОСТИ ОСТАВАТЬСЯ В СОЗНАТЕЛЬНОМ КОНТАКТЕ С ВЫСШЕЙ СИЛОЙ. Это было как стремление (не сформулированное на словах, естественно), но как… то, что по-английски называется yearning, longing [жажда, страстное стремление] этого Контакта с божественной Силой, Силой Гармонии, Силой Истины и… Силой Любви, и из-за этого клетки ценят теперешнюю комбинацию.

Это была совсем другая точка зрения.

Я выражаю это на словах разума, потому что нет средства сделать это по-другому, но это было скорее в области ощущений, чем где-либо еще. И это было очень ясно — это было очень ясно и совсем непрерывно, не было колебаний. И тогда, в тот момент, вмешалось вселенское Сознание, говоря: «Но вот препятствия…» И эти препятствия были ясно видны: это нечто вроде пессимизма ума (бесформенного ума, который начал зарождаться и организовываться в клетках). Но сами клетки это нисколько не заботило! Это казалось им как заболеванием, они говорили: «Это…» (слова искажают, но это чувствовалось как некий «несчастный случай» или «неизбежная болезнь» и что-то, что НЕ СОСТАВЛЯЛО НОРМАЛЬНОЙ ЧАСТИ их развития и было навязано им): «О, нас это нисколько не заботит!» И тогда, в тот момент, родилось нечто вроде НИЗШЕЙ силы воздействия на этот ум; это придало клеткам МАТЕРИАЛЬНУЮ силу отделяться от этого и отвергать это.

С этой точки зрения это было интересно. И это было после той поворотной точки, о которой я тебе говорила: поворотной точки в целостности вещей, как если бы, действительно, произошло что-то решительное. Было нечто вроде доверительной радости: «Ах! Мы освободились от этого кошмара!»

Обычно я не говорю ничего до того, как что-то новое не установилось прочно, потому что… Но, как бы там ни было, было так.

И в то же время было облегчение — физическое облегчение — как если бы стало легче дышать… Да, это было немного так, как если бы вы были зажаты в скорлупе — удушающей скорлупе — и… во всяком случае, было проделано отверстие. Можно дышать. Я не знаю, произошло ли что-то большее, чем это, но это так, как если бы было проделано отверстие, сделан пролом, и можно дышать.

И это было полностью, совершенно материально, это было клеточное действие.

Но как только мы спускаемся в эту область, область клеток и даже строения клеток, насколько менее тяжелой она кажется! Тяжесть Материи исчезает: она начинает становиться текучей и вибрирующей. Это свидетельствует о том, что тяжесть, плотность, инерция, неподвижность — это то, что было ДОБАВЛЕНО, это не качество, присущее Материи — это ложная Материя, та Материя, как мы думаем о ней и как мы ее чувствуем, но это не Материя, как она есть на самом деле.

Это было очень ощутимо.

 

(молчание)

Самое лучшее, что можно сделать — это не иметь никаких предвзятых идей и принципов; о! моральные принципы, свод норм и правил, «что надо делать» и «чего не следует делать», все предвзятые идеи с точки зрения морали, с точки зрения прогресса, и затем все социальные и ментальные условности — нет препятствий, хуже чем эти. Я знаю людей, которые тратили десятки лет на то, чтобы преодолеть одну из таких ментальных конструкций!

Если можешь быть таким, открытым — открытым действительно в простоте… в простоте неведения, которое знает, что оно невежественно… вот так [жест: руки открыты], готовы воспринять все, что приходит… тогда, возможно, что-то и произойдет.

Естественно, жажда прогресса, жажда знания, жажда трансформации, и особенно жажда Любви и Истины — если вы можете хранить это, тогда вы идете быстрее. Действительно жажда, такая нужда, потребность… Все остальное не имеет значения, требуется только ТО.

 

(молчание)

 

Цепляться к тому, что вы знаете (как вы думаете, что знаете), цепляться к тому, что вы чувствуете, что вам нравится, цепляться к своим привычкам, цепляться к своим привязанностям, которые вы считаете необходимостями, цепляться к миру, каким он является сейчас — все это связывает вас. Следует отцепиться от всего этого, одного за другим. Порвать все цепи.

Это говорилось тысячи раз, но люди продолжают делать то же самое… Даже те, кто красноречиво говорят об этом, учат этому других, даже они цепляются — они цепляются к своему способу видения, к своему способу чувствования, к своей привычке прогресса, которая кажется им единственно возможной.

Долой цепи — свободы, свободы, свободы, свободы! Всегда быть готовым изменить все, кроме Одного: стремления. Это жажда.

Я прекрасно понимаю: есть люди, которым не нравится идея «Божественного», потому что она сразу смешивается со всеми европейскими или западными концепциями (которые ужасны), и тогда это несколько усложняет их жизни — но нет нужды в этом! «Нечто», в чем мы нуждаемся, это Совершенство, Свет, Любовь, Истина, всевышнее Совершенство — и это все. Формулировки… чем меньше формулировок, тем лучше. Нужда, нужда, нужда… что только Та Вещь может удовлетворить, ни что другое, никакая полумера. Только то. И затем идти! — идти! Ваш путь будет вашим путем, это не имеет значения; не важно, какой путь, может быть любой путь, даже экстравагантные выходки современной американской молодежи могут быть путем, это не важно.

Как Шри Ауробиндо сказал об этом: если ты не можешь любить Бога (я перевожу), что же, тогда найти способ бороться с ним и иметь с ним бойцовые связи.[119]

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.