Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1964



18 октября у меня было интересное переживание. Это был день рожденья доктора, и я давала ему медитацию. После медитации он попросил меня, чтобы я написала, что я видела в ходе медитации. Я не имела никакого намерения делать это, но, спустя час, то есть, в момент обеда…

Чтобы было понятнее, расскажу всю историю с самого начала.

Перед медитацией я ему сказала: «Предупредите меня, когда вы кончите медитацию — я не хочу вас прерывать.» Затем, в ходе медитации, сделав все, что я хотела, я посмотрела и сказала себе: «Посмотрим, попробуем». И я просто сделала формацию, которую и наложила на него, говоря: «Сейчас конец». Он не шевелился, был очень спокоен. Потребовалось полминуты, даже меньше, и он открыл глаза — медитация кончилась. Но когда я снова увидела его за обедом, я спросила его: «Когда вы давали мне знак, что медитация кончилась, что вы чувствовали?» Он ответил: «Я почувствовал [Мать смеется], что Сила уходит, поэтому я подумал, что настал конец»… Что же, его ответ показал мне точную разницу… Он должен был почувствовать: «Мать зовет меня, Мать говорит мне, что пришел конец», но он почувствовал, что уходит Сила.

Затем, увидев, что я с ним заговорила, он решил воспользоваться удобным случаем и попросил меня: «Я очень бы хотел иметь видения.» Я ответила ему так, как нужно ответить, сказав, что в конечном счете только Господь решает, когда мы должны иметь видения, когда мы их не должны иметь, когда мы делаем прогресс, когда мы не делаем прогресс и т.д. Затем, самым притворным тоном [смеясь], как когда кто-то хочет что-то сказать из вежливости, но не верит ни одному своему слову, он сказал: «О! Тогда мы действительно счастливчики, потому что имеем Господа среди нас.» Я сделала вид, что поверила в его искренность и ответила: «Нет-нет-нет! Вы не можете так говорить, это не возможно — я НЕ Господь!» И я немного объяснила, что за сознание я имею от Господа, и сказала: «Не надо думать, что я Господь… (в моей мысли это было: «Я не Господь, каким ВЫ его себе представляете»), ведь если бы я была Господом [Мать смеется, забавляясь], вы имели бы видения и вылечились бы.»

Это было примерно в 11.30. После обеда я обычно принимаю ванну и немного вытягиваюсь. Я сказала Господу: «Почему, в конце концов [смеясь], я не могу что-то сделать для этих славных людей? Почему бы не сделать чудо? Я спросила Его полусерьезно-полушутя. И тогда вдруг все стало очень серьезно. Вдруг Присутствие стало очень интенсивным, и это было очень серьезно. Тогда я почувствовала что-то, что говорило совершенно позитивным образом (я выражаю это на словах): «Ты НЕ ДОЛЖНА иметь сил.» И полное понимание.

Ты не должна иметь сил.

И был мир… Случаи такого рода вызывают мир приближений, переживаний и т.д. Так что я начала писать (как всегда, это пришло через последовательные «осветления»). Первое приближение было таким:

 

If you approach me in the hope

of obtaining favours, you will be

frustrated, because I dispose of no powers.

[Если вы приближаетесь ко мне в надежде

получить благосклонность, вы будете

разочарованы, потому что я не распоряжаюсь силами.]

 

Это пришло и по-французски:

 

Ceux qui s'approchent de moi avec

l'intention d'obtenir des faveurs

seront déçus, parce que je ne

dispose pas de pouvoirs.

[Те, кто приближаются ко мне с

намерением получить благосклонность,

будут разочарованы, потому что я не

распоряжаюсь силами.]

 

Но истинная версия такая (я заменила «s'approchent» на «venir» и «dispose» на «détenir», и написала в настоящем времени), вот мое последнее приближение:

 

Ceux qui viennent a moi avec

l'intention d'obtenir des faveurs

sont déçus, parce que je ne détiens

pas de pouvoirs.

[Те, кто приходят ко мне с

намерением получить благосклонность,

разочаровываются, потому что

нет сил в моей власти.]

 

И, что было почти потрясающим, это то, что вся АРМИЯ ВРАЖДЕБНЫХ СИЛ СМОЛКЛА – сразу же. И атмосфера просветлела, разгрузилась.

Затем, внимательно посмотрев, я поняла, что именно эта смесь в мыслях людей, чувствах людей, в их подходе к духовной жизни является катастрофической — они всегда «хотят» чего-то, они всегда «требуют» чего-то, они всегда «ожидают» чего-то. По сути, это вечная сделка. Это не потребность отдать себя, не потребность слиться с Божественным, исчезнуть в Божественном, а взять, получить то, что они хотят.

И в течение нескольких часов (это длилось несколько часов, с того момента до самой ночи) атмосфера была прозрачной, легкой, светлой — и мое тело, мое тело было в такой радости! как если бы оно парило в воздухе.

Затем все вернулось — не совсем «все вернулось»; кое-что не вернулось, что было определенно установлено, но одна часть атак прояснилась.

Это было таким конкретным! Я никогда не чувствовала этого таким конкретным образом; что-то было полностью отметено.

 

Но как того факта, что ты отказываешься от силы или не имеешь силы, оказалось достаточно, чтобы отмести враждебные силы?

 

Нет, это тот факт, что я ОБЪЯВИЛА об этом.

 

Что ты объявила?

Нет сил, я очень хорошо знала, что не имела сил! И мне это было совершенно безразлично, потому что я очень хорошо понимала, что то, на что сейчас нацелена работа, это вовсе не чудесные события, а ЛОГИЧЕСКОЕ, нормальное и неизбежное СЛЕДСТВИЕ супраментальной трансформации — это так, это факт. Я знаю это и я знала это, и как раз поэтому я даже не думала о силах; в конце концов, меня даже отдаленно не касалась мысль сотворить чудо для доктора или для кого-то еще, кто ко мне приближался — я не думала об этом, это не входило в мое сознание. Только 18 октября, по тому случаю, это вошло в мое сознание, и тогда я задала этот вопрос, чтобы узнать, почему я никогда не думала об этом: «Почему?» И мне было определенным образом сказано: «ТЫ НЕ ДОЛЖНА играть с силами, потому что не так должны делаться вещи.»

 

Все понятно, но…

Но была целая масса враждебных сил (я видела всевозможные вещи, я не хочу вдаваться в подробности), которые пытались ПОМЕШАТЬ заявить мне это! И я должна была сделать усилие [Мать делает жест отталкивания преграждающей массы]… не усилие борьбы, а усилие преодоления чего-то, как когда вас окружают со всех сторон, чтобы разбить оболочку и заявить что-то. И в ту минуту, когда я сделала это, когда я взяла бумагу и начала писать: пуф! Это ушло, как если бы было сметено!… Это, да, это я понимаю! Это Сила Господа. Никакая промежуточная сила не может сделать это — это было великолепно, ты знаешь! Как если бы физический мир вдруг стал солнечным миром, сияющим и лучистым, и таким легким и гармоничным! Это было чудо. В течение часов.

И благодаря этому я поняла, что самым значительным препятствием является это отклонение стремления и жажда иметь чего-то. Но кто не отклоняется?… Я всегда начинаю с себя: я смотрела на все, что знала о сознательной жизни этого существа (это мое первое наблюдение), и приходили все образы; что же, самоотдача, совершенно чистое стремление, не ждущее никакого результат — совершенно свободное от всякой идеи результат — в своей сущностной чистоте… это не часто. Это не часто.

Сейчас условия совершенно другие, но я вижу массу стремлений, подходов, и я всегда сравниваю это с моей позицией по отношению к Шри Ауробиндо в то время, когда именно он представлял для меня Посредника; что же, я понимаю… Я понимаю, что совершенно чистая вещь, то есть, чистая от всякой примеси сознания эго (это сознание эго), чистая от всякой примеси эго, это… это еще редко.

И именно эта примесь сознания эго (я говорю здесь не с личной, а с общей точки зрения), в тот момент, когда те слова были написаны, была сметена чем-то столь же мощным, как ураган, но без неистовства урагана — разогнана, растворена, сметена! Все те вещи, которые давили, с которыми я постоянно должна была сражаться, чтобы продвигаться — сметены! И они вообще не вернулись.

Это состояние не осталось (это состояние было состоянием Победы). Но вещи не вернулись к прежнему состоянию, и они никогда не вернуться, как они были. Что-то по-настоящему было прочищено. Это не личный, индивидуальный вопрос: это что-то общее.

 

(Мать начинает начисто

переписывать последнее

«приближение»:)

Ты понимаешь, слово «благосклонность» точное. Оно как раз к месту, имеется в виду действительно «благосклонность» — искать помощи, чтобы сделать необходимый прогресс, это очень хорошо, но они хотят результат, НЕ ИДЯ ПО ПУТИ, и вот это невозможно, это то, чего не должно быть.

В сущности, это то, что люди всегда просили от религий; «Бог» религий — это бог, который должен сделать им одолжение: «Я верю в Тебя, значит, Ты должен сделать это для меня» (это формулируется не так грубо, но, в сущности, это так). Это не стремление быть ведомым по пути, чтобы делать точно то, что нужно, чтобы происходила Трансформация. И именно это было мне ясно сказано: «НЕ ДОЛЖНО быть чудодейственных сил». Есть могущество Помощи, оно полное, но чудодейственной силы, которая делает вещи без того, что они являются результатом достигнутого прогресса, ее не должно быть.

 

(Мать продолжает

переписывать)

 

И я также умышленно заменила будущее время на настоящее, потому что это не что-то новое: это всегда так; это не так, что я сейчас заявляю, что они будут разочарованы — они всегда были разочарованы. И утверждение этого факта смогло прочистить всю эту массу формаций: не только формаций витальных существ или враждебных существ, но и ложные ментальные формации человеческих существ.

И я здесь написала: «нет сил в моей власти» [«je ne détiens pas de pouvoirs»], это лучше, чем «я не распоряжаюсь силами» [“je ne dispose pas de pouvoirs”] (выбрала, конечно, не ментально), но это слово пришло с тем смыслом, что нет сил в моей власти — здесь нюанс. Я имею в виду, что если из-за какого-то заблуждения (это действительно было бы заблуждением, искажением), если из-за какого-то заблуждения, я захотела бы сделать чудо, то не смогла бы — это было противоположно всевышней Воле. Это не так, что я умышленно выбрала: «Нет, я не буду творить чудес» — Я не могу делать чудес, так НЕ ДОЛЖНО быть.

 

Должно быть, тебе было очень трудно ввести это в головы людей!

 

О, но был страшный бунт в атмосфере Ашрама! Не в сознательном их уме, а в подсознательном — ужасный бунт. Чтобы записать свое заявление, чтобы сформулировать его, мне надо было преодолеть целую массу вещей, это было необычайно! Были даже индивидуальные реакции: «Раз так, то я ухожу.» Я говорила: «Очень хорошо, вот вам и доказательство.»

Это было интересно.

Сам доктор воспринял это как удар — он внутренне трепетал.

 

Нет, то, что следовало бы просить, раз уж мы всегда что-то просим, это то, чтобы субстанция стала достаточно сознательной, чтобы воспринять Силу и сотворить собственное «чудо», вылечиться, или что-то еще, но, как бы там ни было, делать работу.

 

Да, это не должна быть «благосклонность». «Дайте мне Силу быть тем, чем я должен быть», это, да.

То, что вызвало все эти переживания (я забыла сказать тебе об этом), когда я спросила Господа: «Почему? Почему бы не сделать что-то для этих славных людей?», это та вернувшаяся из прошлого история, когда Шри Ауробиндо сказал мне: «Ты делаешь работу Надразума, ты сотворишь чудеса, которые восхитят весь мир…» и т.п., я рассказывала тебе об этом. Это вернулось массивно, точно то же самое: «Это не та истина, которую мы хотим…» И как раз по этой причине я прекратила все пуджи Матери в октябре-ноябре, потому что они приходили с идеей получить что-то: чудеса, чудеса, чудеса — никогда ради Истинной Вещи. И это то, что они ожидают от Бога, не так ли, чудес или благосклонности, нелогичных и безосновательных вещей, вместо того, чтобы хотеть прогрессивно двигаться к Божественному.

Очевидно, это труднее.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.