Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Ноября 1964



(Следующая беседа касается коллективной медитации 24 ноября, в день Даршана)

 

Вчера, во время медитации, я не знаю, что произошло, но когда раздался сигнал конца медитации, у меня было точно такое впечатление, что она только что началась!

Как только началась медитация, что-то спустилось: неподвижность, но очень комфортная неподвижность, необычно комфортная, а затем… кончено, ничего, пустота — полная «пустота». Все время я была за столом[145], затем вдруг [прозвучал гонг], бом, бом! кончено.

Время вышло за пределы времени.

Такое было в первый раз, потому что даже тогда, когда я имела переживание, даже в первый раз, помнится, когда мы начали делать коллективные медитации, и спустился Шри Ауробиндо и буквально сел на «территорию» [Ашрама], это было очень интересным и очень захватывающим[146], но я сознавала время. А на этот раз… Были высоты, были низины, было хорошее, плохое, были всевозможные вещи, но всегда я сознавала время, а вчера… Я сама была ошеломлена. Я услышала гонг, и у меня было такое впечатление, что медитация только началась. В теле даже было что-то, что ликовало как ребенок: «Это будет длиться полчаса, это будет так полчаса (это было забавно, ты знаешь)… а! наконец-то, настоящая жизнь!» Такое впечатление имело тело, и это собиралось длиться полчаса… Бом! Бом!… Как если бы у тела украли его радость!

Это любопытно.

Это началось странным образом: у меня есть восковая свеча, пахнущая медом, когда она горит; это большая свеча, которую мне прислали из Швейцарии. Я сожгла уже половину свечи: я зажигаю ее на время медитаций. Но в фитиле был дефект, он был обуглен, и вчера он отказался гореть. Мы зажгли свечу — мы зажигали ее два раза до этого — и она погасла как раз в начале медитации, когда прозвучал гонг. Так что сознание тела сказало: «О, Господь, мы так нечисты, что даже не можем гореть перед Тобой!» Оно было наполнено спонтанной простотой: «О, Господь, мы так нечисты…». И сразу же отклик [жест массивного нисхождения]: все остановилось.

Возможно, именно это движение, совсем детское, но совершенно спонтанное и очень простое движение тела, сознающего несовершенство Материи: «Мы так нечисты, что не можем даже гореть перед Тобой!», возможно, именно оно вызвало этот отклик.

Это было чудо — краткое чудо!

Ты медитировал у себя дома?

 

Нет, в комнате Шри Ауробиндо — в его коридоре.

Там хорошо…

 

(молчание)

Затем, в оставшуюся часть дня, было так, как если бы тело спрашивало или побуждалось просить (обычно оно не просит, оно не просит ни здоровья, ни чего-либо другого), и в первый раз вчера после полудня было так, как если бы оно говорило в некоем стремлении, почти сформулированном на словах, но с чувством и впечатлением: «Буду ли я готово для того, чтобы Ты жил в этих клетках? Чтобы эти клетки были Тобой?…» Слова все портят, потому что они дают несколько грубую и тяжелую точность, но было так, как если бы клетки говорили: «Никогда мы не будем иметь этого чудесного Покоя…» Это был покой, но покой, наполненный созидательной силой, и такой богатый, содержащий бесконечное могущество и богатство радости; и это давало телу смелость говорить: «Мы будем ТЕМ, только если Ты будешь здесь, и только Ты.»

Шри Ауробиндо писал: «Каждое событие (как каждое движение жизни) будет чудом, когда будет жить это чудесное Целое» — которое будет жить в теле. И это действительно было как выражение того, что чувствовало тело. И это является его единственной причиной существования — нет других причин, все остальное… Тело прошло через все отвращения, все разочарования, все безразличия и дошло до точки, где оно спрашивает себя: «Но, в конце концов, как можно жить? Ради чего? Зачем мы существуем, зачем мы были созданы? Почему?… Все это ничто!» И это было странно, это было как воспоминание тех времен, когда люди жили в этом неведении «почему» и в некоем изумлении… Так много времени могло пройти, чтобы найти единственную вещь… единственную вещь, которая существует! И все это, зачем все это? Все это, века абсурдных ощущений… Это было любопытно: как медленное воспоминание о ничтожной и бесполезной жизни – абсурдной — и такой болезненной! «Зачем все это, чтобы найти ТО?»

Это любопытно.

Я не знаю, ответ ли это на этот вопрос, но вчера пришел как некий кинопоказ: длинная вереница всех историй, рассказывающих, как люди уничтожают все, что превосходит их, не могу терпеть все, что превосходит их: мученики, убийства, трагические концы всех тех, кто представлял силу или истину, превосходящую человечество. Как если бы это было объяснением — символическим объяснением — причины почти бесконечных этих времен, которые были нужны для того, чтобы пробудилась Материя — пробудилась к императивной необходимости Истины.

Как если бы мне сказали: «Ты видишь, было время, когда они сжигали вас на кострах, когда они пытали вас…», памяти прошлых жизней. И эти памяти были связаны с недавней историей с одним протестантским миссионером, который сказал, не столь откровенно, но смысл был такой: «Мы поклоняемся Христу только из-за того, что он УМЕР ради человечества, потому что он был распят ради человечества.»

Все это, кажется, было необходимым, чтобы «размять» Материю.[147]

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.