Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Декабря 1964



(Этот разговор проходил в музыкальной комнате. Мать позвала Суджату и Сунила)

 

Кто-нибудь знает, как играть на губной гармонике? [смех] Я недавно получила губную гармонику! — ее прислали из Германии. [Сунилу:] Ты не знаешь, как на ней играть?… Нет?

 

[Суджата:] Сатпрем очень бы хотел научиться играть на каком-нибудь инструменте, ты знаешь, Мать.

 

[Сатпрем:] Но не на гармонике!

 

[Сунилу:] Тебе сказали, о чем идет речь? Нет? Ты не знаешь французского языка, скажи? — Он не решается говорить.

Вот так: я люблю твою музыку, и поэтому я больше не играю! — у меня нет времени. Мне никогда не представляется удобный случай поиграть, вот уже двенадцать месяцев я не играла; кроме тех случаев, когда приходит Суджата: тогда я кладу вот так один палец на клавиши. Так что совершенно невозможно, чтобы я играла на первое января, но я думаю, что, может быть, мы сможем что-то сделать… Сегодня я собираюсь прочесть вам послание на первое января (это не точно «послание»), но я собираюсь вам его прочесть, а затем мы попытаемся что-нибудь сделать.

Ты знаком с этим инструментом [органом]? Ты знаешь, как на нем играть?… Здесь есть педали, мой мальчик, от них можно сойти с ума! Я не могу играть с ними! [смех] Так что Суджата будет нажимать на педали, а я буду играть на клавишах!

Если что-то придет, ты сможешь воспользоваться этим и написать музыку на первое января. И тогда мы запишем твою музыку для всех людей!

 

[Сунил:] Я сохраню то, что ты будешь сейчас играть.

Нет! Я не играю — я собираюсь делать подобие! И с этим ты что-нибудь сделаешь. Понятно?

Может быть, вообще ничего не выйдет! Я ничего не знаю. Этим утром… Этим утром, я не знаю, ты думал о приходе сюда? Да?… Я слышала чудесную музыку — чудесную! Но это была музыка… ее надо играть, по меньшей мере, в четыре руки, либо требуется несколько инструментов. Если это придет…

Послушайте… Послание (это не «послание»!)… Есть одна моя фотография, на которой я изображена со сложенными руками и выгляжу довольной (!), так что я приписала внизу: «Салют Тебе, Истина.» Затем меня попросили написать это по-английски, и я сказала: «Приветствие приходу Истины.»

Вот вам и тема.

Посмотрим, найдем ли мы что-то. Этим утром это было… Но даже если бы это было здесь, я не смогла бы играть: нужен почти целый оркестр! Это длилось десять-пятнадцать минут… я не помню, что это было — оно ушло.

Попробуем, посмотрим.

 

(музыка)

Вот так, достаточно!

Но то, что я слышала, было не это — было совсем не это! Но это совсем ушло…

 

(Мать снова кладет

руки на орган)

Досадно, что я совсем ничего не помню. Это было действительно прекрасно. Это был «гимн Истине». Это напоминало какую-то симфонию Бетховена (о! сейчас я скажу что-то ужасное)… без «воды»!

В любой человеческой музыке всегда есть «вода». У людей бывают вдохновения, но между двумя вдохновениями образуется «дыра», и они заполняют ее «музыкальным знанием». Но этим утром музыка пришла прямо свыше, и в ней не было «воды». Это было великолепно.

Только я не делала никакого усилия, чтобы запомнить ее; я сказала себе: «Это придет», но это не пришло!

[Сунилу:] Ты слышал музыку сегодня утром?

 

[Сунил:] То, что ты играла сейчас, было очень мило.

Это ничто! Словом, ты сделаешь из этого что-то.

То, что музыка выражала сегодня утром, это было нечто вроде подъема стремления, как завоевание, и затем вдруг это достигло ослепительного состояния — вспышки. Вспышка света. И эта вспышка света ОБРУШИЛАСЬ на мир. Это было очень хорошо (!).

Я еще вижу это, но больше не слышу.

Но это будет так: сначала приветствие: «Салют Тебе, Свет.» Ведь Свет здесь, он дает знать о себе. И его приветствуют. А затем все стремление поднимается на завоевание этого Света через последовательные восхождения; есть звук, который поднимается, а затем устанавливается. И тогда, когда он достигает Света, происходит взрыв света, как взрыв бомбы. И затем это падает на мир — и со сверканием.

И затем, я хотела бы, чтобы в конце был великий покой Истины.

Это должно быть что-то очень широкое и очень спокойное — очень широкое. Очень простое. Несколько очень простых великих нот.

Вот так.

Ноты органа хорошо подходят.

Орган очень хорошо подходит для стремления.

Взрыв?… Я не знаю, какой инструмент подойдет для этого.

А для стремления также подойдут несколько человеческих голосов.

Но не пытайся имитировать то, что я только что играла: это ничего не стоит! Ты сделаешь что-то как я сказала: сначала приветствие — мы счастливы видеть тебя, ты понимаешь: Салют Тебе, Свет! Салют Тебе, Истина!…

Ты сделаешь восхождение по этапам, сопровождаемое и завершающееся порывом стремления: порыв, великий порыв. И затем оно касается Света и происходит взрыв. Касается Истины, касается Света… Надо, чтобы это было очень красиво. И затем этот Свет падает дождем на мир, и тогда становится радостно, легко, очень мило [жест как каскад]. И затем мир становится блаженным под Истиной — очень спокойным и очень блаженным.

Который час?

 

Без семи одиннадцать.

Я играла так долго!

Я много болтала.

 

Ты поздно пришла.

Да, это Нолини должен ворчать — не я! [смех]

[Сатпрему:] Я увижусь с тобой в субботу — в субботу именины Мадемуазель. Сколько тебе исполнится?

 

[Суджата:] Тридцать девять.

 

А сколько тебе?

 

[Сатпрем:] Сорок один.

Уже…

До свидания, дети мои.[150]

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.