Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Марта 1966



 

Я хотел бы задать тебе один вопрос. В действительности, я хотел задать его в прошлый раз… Когда находишься в том вечном Сознании, то не очень-то важно, есть ли у тебя тело, но когда находишься в состоянии так называемой «смерти», то я хотел бы знать, остается ли восприятие материального мира столь же ясным и четким, или же оно становится таким же смутным и нечетким, каким может быть сознание других миров, когда находишься «на этом свете», в этом мире? Шри Ауробиндо говорит об игре в прятки, но эта игра в прятки интересна, если одно состояние бытия не лишено сознания других состояний бытия.

 

Вчера или позавчера, весь день с утра до вечера что-то говорило: «Я являюсь… я являюсь или имею сознание умершего на земле.» Я выражаю это на словах, но было так, словно говорилось: «Вот в какой связи сознание умершего находится с землей и физическими вещами… Я умерший человек, живущий на земле.» Позиция этого сознания менялась все время и, следуя этому изменению позиции сознания, последовательно было: «Вот в какой связи с землей находятся умершие», затем «Я точно в такой связи, в которой умерший находится по отношению к земле», затем «Я совершенно как умерший, живущий на земле…» и т.д. А я продолжала говорить, действовать, делать свои обычные дела.

Но такое стало происходить уже давно.

Очень давно, более двух лет тому назад, я видела мир вот так [восходящее движение, от одного уровня к следующему, более высокому], а сейчас я смотрю на него вот так [нисходящее движение]. Я не знаю, как объяснить это, потому что в этом нет ничего ментального, а нементализированные ощущения имеют определенную расплывчатость, которую трудно определить. Но слова и мысль находились на определенном расстоянии [жест вокруг головы], как что-то, что смотрит и оценивает, то есть, как то, что рассказывает, что оно видит — что-то вокруг! И сегодня два-три раза это было чрезвычайно сильно (я имею в виду, что это доминировало в целом сознании): некое впечатление (или ощущение или восприятие, но на самом деле ни то, ни другое, ни третье): «Я умерший человек, живущий на земле.»

Как объяснить это?

И тогда, к примеру, теряется объективная точность зрения [Мать делает жест, как если бы она видела не глазами]. Я вижу сознанием. Что касается слуха, я слышу совершенно другим образом; есть некая «избирательность» (это не «различение»), что-то, что выбирает в восприятии, решает (решает, но не произвольно: автоматически), что слышать, а что не слышать, что воспринимать, а что не воспринимать. Это уже присуще зрению, но еще больше присуще слуху: от определенных вещей слышен только постоянный гул, другие вещи слышны совершенно отчетливо, кристально четко, а третьи вещи затуманены, полуслышны. Со зрением то же самое: все находится словно за светлой пеленой (очень светлой, но это пелена, то есть, нет точности), а затем вдруг что-то видно совершенно четко и ясно, видятся малейшие детали. Вообще, видение является выражением сознания вещей. Другими словами, все видится все более и более субъективно, все менее и менее объективно… И это не так, как если бы видение накладывалось на зрение, а шумы — на слух: это некое движение сознания, делающее определенные вещи воспринимаемые, а другие — словно отошедшими на задний план и очень нечеткими.

 

Сознание само выбирает, что оно хочет видеть.

В этом нет ничего личного — ничего личного. В этом, очевидно, есть впечатление выбора или решения, но нет никакого впечатления личного выбора или личного решения — впрочем, «личное» сводится к необходимости заставить вмешаться это [Мать щиплет кожу своих рук]. Что касается еды, это очень странно — очень странно… Как если бы кто-то наблюдал за телом (которое даже не является очень четкой и определенной вещью, а является неким конгломератом, держащимся вместе), наблюдая за тем… что происходит! Нет, это действительно странное состояние. Сегодня, с того времени, как я встала, до настоящего момента это было очень сильным, это господствовало надо всем сознанием. И все же бывают моменты, когда возникает такое впечатление, что простой пустяк может заставить вас потерять контакт [жест разрыва, как если бы была прервана связь с телом] и что если только оставаться очень спокойным и очень безучастным — очень безучастным — только тогда это может продолжаться.

В сознании людей, окружавших меня все утро, это передавалось через мысль (все это воспринималось очень ясно): «О! Мать ОЧЕНЬ устала.» Но есть это некое состояние безучастности, не восприимчивое к вибрациям вокруг, которое позволяет продолжаться этому, иначе чувствуешь, что… [тот же жест разрыва] что-то будет серьезно расстроено. Один-два раза я должна была уйти вовнутрь и замереть. И тогда это продолжается. И как раз в такой момент что-то пришло и сказало мне (но все это было без слов): «Когда придет Сатпрем, ты поймешь.» Затем было спокойствие, потому что момент был… (как сказать?) было очень неопределенно. Словно пришло расслабление: «Ты поймешь, когда он будет здесь, у тебя будет объяснение.»

Таким переживаниям всегда предшествует некое очень сокровенное и очень внутреннее приближение Всевышнего Присутствия, сопровождающееся как бы предложением: «Ты ко всему готова?» (так было позавчера ночью). Естественно, я отвечаю: «Ко всему.» И Присутствие становится таким чудесно сильным, что есть некая жажда всего существа, чтобы постоянно было так. Существует только То, только То имеет смысл существования. И приходит это предложение: «Ты ко всему готова?»

Я говорю о теле. Речь идет не о внутренних существах, речь идет о теле.

И тело всегда говорит «да», оно делает так [жест сдачи]. Нет ни выбора, ни предпочтения, ни даже стремления; полная, тотальная сдача. И тогда ко мне приходят подобные вещи; вчера весь день было: «Умерший человек, живущий на земле.» С восприятием, еще не очень резко выраженным, но достаточно ясным, очень большой разницы в способе жизни [этого тела] и тел других людей, всех остальных людей, людей, которые со мной разговаривают и с которыми я живу. Это еще ни резко очерчено, ни четко, ни очень точно, но это очень ясно — очень ясно, очень ощутимо. Это другой способ жить.

 

Подмывает сказать, что с точки зрения сознания нет обретения, поскольку вещи расплываются. Я не знаю, дает ли что-то в этом смысле этот способ бытия?

 

Это может быть только переходом. Это переходный период.

С точки зрения сознания это огромное обретение! Потому что покончено со всем рабством, со всеми привязанностями ко внешним вещам, все это сброшено — все сброшено, абсолютная свобода. Иными словами, есть только То, только Всевышний Господин — господин. С этой точки зрения может быть только обретение. Это такая радикальная реализация… Это видится абсолютом свободы, чем-то, что считалось невозможным реализовать, живя обычной жизнью на земле.

Это соответствует переживанию абсолютной свободы, которую люди обретают в более высоких частях существа, когда совершенно перестают зависеть от тела. Но, что примечательно (я подчеркиваю это), это сознание ТЕЛА имеет это переживание… причем это тело еще видимо находится здесь (!)

Конечно, не остается ничего, что дает человеческим существам «веру в жизнь». Кажется, не осталось никакой опоры внешнего мира; осталась только… всевышняя Воля. Выражаясь обычными словами, что же, можно сказать, что у тела такое впечатление, что оно живет только потому, что всевышний Господь хочет, чтобы оно жило, а иначе оно не смогло бы жить.

 

Да, но мне кажется, что состояние совершенства должно охватывать все, так что можно находиться в этом всевышнем состоянии без упразднения материального состояния.

 

Но это не упраздняет его.

 

Да, но все же ты говоришь, что материальные вещи находятся «в отдалении», «за вуалью», что они больше не имеют своей точности и четкости.

 

Это чисто человеческое и поверхностное восприятие. Я вовсе не чувствую, что что-то потеряла, наоборот! У меня ощущение состояния, гораздо превосходящего то, что я имела.

 

Даже с материальной точки зрения?

То, чего хочет Господь, делается — это все; все начинается и заканчивается здесь.

Если Он сказал мне… Что бы Он ни пожелал, чтобы сделало тело, оно может сделать это; оно больше не зависит от физических законов.

 

То, что Он хочет, чтобы тело увидело, оно это видит; то, что Он хочет, чтобы тело услышало, оно это слышит.

 

Несомненно.

 

А когда Он хочет, чтобы тело видело или слышало материально, оно видит и слышит в совершенстве.

 

О! в совершенстве. Зрение бывает более точное, чем оно когда-либо было. Но это скоротечно: приходит и уходит, вероятно, из-за того, что это приходит как заверение в том, что будет. Но, к примеру, восприятие внутренней реальности людей (ни того, что они думают о себе, ни того, на что они претендуют быть, ни того, чем они кажутся — все это исчезло), восприятие внутренней реальности людей несравненно более точное, чем прежде. Например, когда я смотрю на фотографию, то это больше не вопрос видения «посредством» чего-то: я почти исключительно вижу то, что ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ этот человек. Это «посредничество» уменьшается до такой степени, что иногда его вообще нет.

Естественно, если человеческая воля хотела бы упражняться на этом теле, если бы она сказала: «Мать должна сделать это» или «Мать должна сделать то», либо «надо, чтобы она смогла сделать это» или «надо, чтобы она смогла сделать то», то эта воля была бы полностью разочарована, она сказала бы: «Она больше ни на что не годится», потому что это тело больше не подчинялось бы ей. И человеческие существа постоянно упражняют свою волю друг на друге, либо они сами получают внушения и проявляют их как собственную волю, не осознавая, что все это — внешняя Ложь.

 

(молчание)

В теле есть некая уверенность, что потеряй я (под «я» подразумевается тело), потеряй тело хоть на несколько секунд контакт со Всевышним, оно сразу же умрет. Только Всевышний поддерживает его живым. Это так. Так что, естественно, для невежественного и глупого человеческого сознания это жалкое состояние — для меня же это истинное состояние! Потому что для них инстинктивно, спонтанно и, так сказать, абсолютным образом, знаком совершенства является могущество жизни, обычной жизни… Что же, этого больше вообще нет — полностью ушло.

Да, несколько раз, немало раз, тело задавалось вопросом: «Почему я не чувствую в себе Твое Могущество и Твою Силу?» И ответ всегда был улыбающимся (я перевожу это в слова, но это без слов), ответом всегда было: «Терпение, терпение, надо быть ГОТОВЫМ к тому, что должно быть.»[30]

 

 

Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.