Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Марта 1966



(Мать сначала читает послание по поводу открытия спортивного сезона Ашрама :)

 

«Возможно, стоит напомнить вам, что мы находимся здесь для особой работы, работы, которая не делается больше нигде: мы хотим войти в контакт со всевышним сознанием, универсальным сознанием, мы хотим воспринимать и проявлять это. Для этого надо иметь очень прочную базу, а наша база — это физическое существо, наше тело. Значит, нам надо подготовить крепкое, здоровое, выносливое тело, умелое, ловкое и сильное, так чтобы оно было готово ко всему. И нет лучшего средства, чтобы подготовить тело, чем физические упражнения: спорт, атлетика, гимнастика и все спортивные игры — наилучшее средство развить и укрепить тело.

Поэтому я приглашаю вас вложить все свое сердце, всю свою энергию и всю свою волю в соревнования, начинающиеся сегодня.»

 

*

* *

 

Происходят странные вещи… Например, я беру бумагу, как ту, что я только что написала [послание], и я очень хорошо вижу; затем приходит старая привычка (или идея или воспоминание), что мне нужна лупа, чтобы видеть — и я больше не вижу! Затем я забываю о том, чтобы видеть или не видеть, и тогда я очень хорошо могу делать свою работу, я не замечаю, вижу я или нет! И со всем так.

Со всем-всем. Иногда в течение часа я следую за тем, что происходит: это маленькая работа тонкого наблюдения за тем, что происходит здесь [в Матери] и за тем, что происходит в мышлении и сознании одного-двух человек, со всем детальным наблюдением, показывающим разницу между тем, что нормально должно быть (это просто что-то прямое, происходящее движение) и усложнением, вносимым мышлением — не высоким мышлением: физическим мышлением, то есть, это наблюдение и всевозможные выводы, сопровождающиеся воспоминанием о похожих событиях и услышанных или виденных вещах и всевозможные примеры похожих событий или возможных несчастных случаев — галиматья, мой мальчик! что-то ужасное… что портит и усложняет все: малейшая вещь усложняется.

В эти последние дни у меня были примеры всевозможных усложнений физического мира, включая практику гипноза, так называемую черную магию и все явления, проходящие в невидимой области, но затрагивающие физическое — как некоторые материализации, некоторые исчезновения (случаи, которые я видела и которые должна была засвидетельствовать; я должна была заметить, что это было не воображением, а тем, что действительно происходило), но с раскрытым секретом: как такое может происходить. Это очень-очень интересно. Как такое может происходить, как контакт с определенными искаженными вибрациями делает возможными определенные вещи.

Вчера вечером, написав это послание (я писала его вечером, это не было удобно, но это было единственное время, когда я могла это сделать; свет был не очень хороший, но, как бы там ни было, я написала), написав это, я почувствовала сильную боль здесь, в висках. «А», — сказала я себе, — «теперь я знаю!» Время от времени, после того, как я выслушивала множество людей и писала особенно много поздравительных открыток к дням рождения, ответов на письма, у меня бывает некая тяжесть в висках, странная тяжесть (а у меня никогда в жизни не было головной боли, это мне чуждо), и я себе говорю: «Что это за немощь?!» Затем я заметила, что дело не в этом: дело в моих глазах. Это из-за того, что я еще не нашла секрет, как использовать свои глаза. Как я только что говорила, бывают моменты, когда я вижу с необычайной точностью: как если бы вещи действительно приходили ко мне, чтобы показать себя; это так ясно, что воспринимается малейшая деталь. Это одна крайность. Другая крайность — то, о чем я уже говорила несколько раз: некая вуаль. Я знаю вещи, они находятся в моем сознании, но я достаточно вижу, чтобы не натыкаться на вещи и не опрокидывать их; все-все словно за вуалью; единственно, я знаю, где вещи, так что я нахожу их, и я не натыкаюсь на них и не ломаю их, но это не благодаря тому, что я вижу их — я вижу словно образ за вуалью. Это другая крайность. Между ними есть всевозможные градации. Я убеждена, что это делается для того, чтобы показать мне, что мои глаза еще способны точно видеть — инструментарий еще очень хорош, но я не знаю, как его использовать. Я не знаю, как его использовать, потому что раньше я использовала его так, как все люди используют свои глаза, свои руки, свои стопы, по привычке и более или менее сознательным образом — я всегда очень гордилась своим сознанием! ([смеясь], мы всегда очень горды!) Очень гордимся такими сознательными руками; например, в свое время я иногда говорила: «Я хочу двенадцать листков бумаги», и затем не заботилась об этом — моя рука брала бумагу, и в ней оказывалось ровно двенадцать листков. Такое случалось очень-очень давно, но такое случалось ИНОГДА: когда я была в нужном состоянии, то есть, когда не вмешивалась самоуправная воля. Значит, все это является полем переживания и изучения в малейших деталях, которые сами по себе совершенно не значимы, но очень поучительны. И все время так, двадцать четыре часа в сутки, днем и ночью (ночью на других планах), но все это происходит в физическом, в более или менее тонком физическом.

Этим утром произошла довольно забавная история. Я как раз умывалась; я делаю это перед рассветом, то есть, при электрическом свете. И в моей туалетной комнате есть аварийное освещение. Это одно из последних изобретений: лампа освещения работает от сети, и пока к ней подводится напряжение, батарея внутри нее заряжается; стоит пропасть напряжению, как эта лампа загорается, начиная работать от батарей. Это очень хорошо сделано, это изобретено для больниц и других мест, где следует предупреждать потерю напряжения в сети: как только напряжение уходит, сразу же зажигается аварийное освещение, а когда напряжение восстанавливается, аварийное освещение гаснет, и его батареи заряжаются до следующего раза. Такое аварийное освещение установлено в моей туалетной комнате. И этим утром, когда я чистила зубы, пуф! свет вдруг погас. Конечно, я продолжила чистить зубы, потому что у меня было аварийное освещение. Но затем я присмотрелась. Свет в комнате С (и везде) был, его не было только здесь, в моих комнатах. Это уже было довольно странно. Тогда я «взглянула», и когда я смотрела, я заметила кое-что, чего я не заметила в эти дни: волю дезорганизовать всю мою личную жизнь. И перебой с электричеством — одно из известных оккультных средств (впрочем, я не знаю, как это делается, но этот человек, писавший книги и приходивший сюда довольно давно, Брантон, говорил, что это один из трюков, известных тем, кто практикует оккультизм: внезапный перебой со светом). Есть множество других подобных трюков, призванных дезорганизовывать жизни людей с идеей устрашать их или предвещать им катастрофы (это всегда казалось мне очень ребяческим). Но затем я увидела, что за этим стоит (думаю, что знаю, откуда это исходит, здесь) воля к дезорганизации, и я проследила ее путь [извилистый жест, как если бы Мать шла к источнику этой воли]. Это началось прошлой ночью, посреди ночи: когда я поднялась около полуночи, я увидела волю, которая хотела озаботить меня мыслями о деньгах! и она настаивала: все идет плохо и т.п. Я увидела это посреди ночи (я была занята другими вещами, но я увидела эту волю: формации), и, естественно, я поступила с ними так, как они этого заслуживали. Но я видела, что эта воля не унимается, что она пытается сбивать с пути людей, делать их непонимающими, а затем произошел тот случай с перебоем электричества, всевозможные глупости. Такое произошло в первый раз — такое устраивают не всегда одни и те же люди, потому что, как правило, когда они пытаются творить такое и получают в ответ хорошенький удар, они больше не пытаются во второй раз, с них достаточно! Но есть и другие, которые думают, что они очень сведущие, и хотят мне доказать [смеясь], что они правы, а я нет — ведь, в конечном счете, дело упирается в это! Так что в течение получаса, пока мне не наладили электричество и я не приступила к своей обычной деятельности, в течение получаса я очень забавлялась, следуя за нитью [тот же извилистый жест, уходящий к источнику], всюду, где эта воля нанесла вред, а затем я очень славно «ответила».

По сути, люди, живущие в обычном сознании, очень-очень мало знают о том, что происходит физически — очень мало. Они думают, что они знают, но они знают только совсем маленькую видимость, просто как… как обертку пакета; под оберткой весь пакет со всем содержимым, а то, что они видят — просто видимость [жест ощупывания чего-то очень тонкого, как папиросная бумага]. И они так привыкли к этому, что всегда дают объяснение. Я спросила: «Как так вышло, что произошел перебой с электричеством?» (Свет был везде, и только до моей комнаты не доходило электричество.) Я спросила «чтобы увидеть». Мне ответили: «О, непонятно, может быть, провод был старый и перетерся!» [Мать смеется]. Я сказала: «Хорошо.»

Вот так. Это очень забавно. Почему вдруг люди, привыкшие быть довольно пунктуальными, вдруг ужасно запаздывают, столкнувшись с чем-то неожиданным? И все время приходит что-то, что мешает всему идти спокойно, гармонично, легким образом. Затем смотришь внутрь себя на тот род вибрации, который есть во всем этом, и замечаешь, что есть маленькое «дрожание»… потому что это дрожание [Мать делает жест микроскопического трепетания], отвечающее на обычную вибрацию обычного сознания. Обычное сознание живет в постоянном подрагивании, это ужасно, когда замечаешь это! Пока не замечаешь это, это совершенно естественно, но как только замечаешь это, спрашиваешь себя, как это люди не сходят с ума, это милость. Это некое ментальное дрожание [тот же жест микроскопического и очень быстрого движения], о! какой ужас.

Так что, если по какой-либо причине возникает дезорганизация (но я думаю, что причина в том, чтобы научить), надо уметь делать так [Мать опускает руки в совершенной неподвижности] и сразу же оставлять все это. Но уже давно у меня была эта способность (она не всегда использовалась, но она была): Сила. И это касается ВСЕГО: мировых событий, природных или человеческих волнений, землетрясений, цунами, извержений вулканов, наводнений, а также войн, революций, людей, убивающих друг друга неизвестно почему (как это происходит в тот момент), везде что-то толкает их. За этим «дрожанием» стоит воля к беспорядку, которая хочет помешать установлению Гармонии. Это есть и в индивиде, и в обществе, и в Природе. Так что это обучение такое кропотливое, такое регулярное, чтобы ничто не было забыто, и оно повторяется всякий раз, когда не было полного понимания, повторяется все с большими деталями, чтобы вы лучше поняли… функционирование: функционирование в руках, в деятельности, в Силе, приходящей вот так [через Мать], в использовании вибрации — и она преподносит Великий Урок: учиться проявлять божественную Силу.

Это совершенно чудесно.

И если посмотреть на это с плохой стороны, это[35] есть напряжение, что-то, что не оставляет вам и секунды на передышку. И это так, это не покидает вас и на минуту, чтобы вы не заснули; ведь в обычном сознании, в обычной жизни покой означает тамас. Покой означает впадение в Инерцию. Так что, этот покой отупляет вас, а не идет вам на пользу, и вам еще приходится делать усилие, чтобы вернуть сознание, которое вы потеряли. Подавляющее большинство людей спят так. Но сейчас другой урок: когда я вытягиваюсь, чтобы мое тело отдохнуло, и работа бы шла без движений (работа, которая не вынуждает тело двигаться), и как только есть малейшее… не точно «падение», а опускание к Несознательному, сразу же что-то вызывает вздрагивание в теле, сразу же. Уже два года, два года так, но теперь это мгновенно, и это возникает очень редко — есть настоящий покой, это расширение и безмерность бытия в полном Свете. Это чудесно.

Но в течение дня проходят постоянные уроки, все время, все время, для всех вещей, все время. Урок менее выражен, когда я должна написать что-то или увидеться с людьми; но и в этом случае тоже, точное качество вибрации людей (не их постоянной вибрации, а вибрации в ту минуту), качество их сознания сразу же передается мне через определенные реакции моего тела [жест на разных уровнях тела]. Только несколько месяцев тому назад нервы начали свою работу по «передаче власти» («передачей власти» я называю то, что нервы вместо того, чтобы быть движимыми сложными и организованными силами Природы, характера, материального сознания тела и подчиняться им, стали настраиваться на божественную Волю и подчиняться непосредственное ей). Труден как раз переход од одного к другому: есть вся старая привычка, и должна укорениться новая привычка. Это было довольно трудно. Но сейчас осталось достаточно старых вибраций, чтобы точно оценивать (и это не имеет ничего общего с мышлением, это не передается ни через слова, ни через мысли, ни через что подобное: просто вибрации), точно знать состояние, в котором находятся люди, окружающие вас. С этой точки зрения урок продолжается, это очень интересно. И, что чудесно, чаще всего самая восприимчивая вибрация, более всего соответствующая тому, что должно быть, находится в детях, но в совсем маленьких, в малышах… Я вижусь со множеством людей, но сейчас я понимаю, почему я вижусь со столь многими: так я очень многому учусь, через контакт (с людьми, которых я не знаю, с которыми я порой вижусь в первый раз или не виделась в течение ряда лет). Это очень интересно.

А когда никого нет или я совсем одна, либо когда я не говорю, не занимаюсь людьми, происходит внутренний урок: все изменение вибрации и как организован мир. И этим утром было действительно чрезвычайно забавно видеть, какая масса вещей стоит за этой видимостью, которая кажется довольно сложной, но это ничто! Эта видимость тонка, разрежена, совсем не сложна по сравнению с МАССОЙ вещей, стоящих позади, которые… [жест сверления] прокладывают свой путь к поверхности. Это забавно. Но, несомненно, девяносто девять человек из ста запаниковали бы, если бы узнали об этом, увидели это. Мне всегда говорили (я читала это, Шри Ауробиндо часто говорил мне об этом, и Теон много об этом говорил, да и мадам Теон тоже): это Милость, что люди не знают об этом. Ведь если бы они знали, они бы пришли в ужас! Все-все, что находится там, оно все время движется позади — позади видимостей — вся комплексность, являющаяся настоящей причиной или инструментом всех этих маленьких событий, которые для нас совсем ничего не значат, но из-за которых в один день вы чувствуете себя гармонично, а в другой день вы чувствуете, что нужно трудиться, чтобы вообще что-то сделать. Вот это как. И тогда, естественно, когда знаешь это, имеешь и ключ к этому. Но если вы узнаете об этом перед тем, как получите ключ, это… несколько ужасающее. Я думаю, что люди теряют рассудок из-за того, что входят в контакт с этими вибрациями до того, как они обретут знание, достаточно знание, достаточное состояние сознания.

Хватит, мы теряем свое время.

 

Но как происходит этот переход? переход, в результате которого это материализуется? В чем секрет перехода от этого очень тонкого физического к самому материальному физическому? Каков переход от одного к другому?

 

Мой мальчик, я не знаю, с чем сравнить это, но я уверена, что есть вещи, которые невидимы вот так [Мать поворачивает свое запястье в одном направлении] и видимы вот так [тот же жест в другом направлении]. У меня такое впечатление, что то, что нам кажется значительной разницей между ощутимым, материальным и невидимым или текучим, это только смена позиции. Возможно, это смена внутренней позиции, потому что это не смена физической, материальной позиции, но это смена позиции. Потому что со мной это происходило, не знаю уж сколько раз, сотни раз: вот так [жест в одном направлении], все является тем, что мы называем «естественным», как мы обычно это видим, а затем вдруг вот так [жест в другом направлении], природа вещей меняется. И ничего не произошло, кроме нескольких вещей внутри, чего-то в сознании: смена позиции. Ты помнишь тот Афоризм, где Шри Ауробиндо говорит, что все зависит от изменения связи сознания солнца с сознанием земли?[36] Когда я прочла это в первый раз, я не поняла; я подумала, что имеется в виду что-то, происходящее в очень тонких областях, а затем, совсем недавно, находясь в одном из этих переживаний, я вдруг поняла и сказала себе: «Вот в чем дело!». Это не перемещение, потому что ничто не движется, и все же это смещение, изменение связи. Смена позиции. Не более ощутимо, чем это, вот что чудесно! Смотри-ка, на днях я нашла еще одну фразу Шри Ауробиндо: «Теперь все по-другому, и все же все осталось тем же самым» (это было на одной из моих поздравительных открыток), я прочла это и сказала себе: «О, вот что это значит!» Это верно, и теперь все по-другому, и все же все осталось тем же самым. Мы понимаем это психологически, но это не психологическое: это ЗДЕСЬ [Мать касается материи]. Но пока нет прочной базы… С точки зрения конкретных, физических, материальных вещей, я не думаю, что кто-либо был материалистичнее меня, со всем практическим здравым смыслом и позитивизмом; и сейчас я понимаю, почему это было так: это придало моему телу чудесную базу равновесия. Как раз это препятствовало мне подхватить своего рода психоз, о котором мы говорили в самом начале.[37] Я всегда искала материальных объяснений, и мне казалось очевидным, что не надо плести никаких мистерий, ничего такого: вы объясняете материально. Поэтому я уверена, что это не склонность к мистическому и не мистическая греза во мне, совсем нет, вообще нет, в этом теле не было ничего мистического! ничего… Слава Богу!

Я видела это (не в своей голове, потому что для меня нет подобных ограничений), в этом конгломерате, здесь: самое близкое объяснение, это «смещение» — сдвиг, другой угол восприятия. И это в действительности не совсем так, слова неточны, поскольку это гораздо более тонкое и одновременно гораздо более полное. Несколько раз мне случалось наблюдать за этим изменением; что же, это изменение производит на вас, на внешнее сознание, впечатление смещения. И смещение без движения, то есть, не происходит смена места. И это не то, что мы склонны думать: это не интериоризация, ни экстериоризация, ничего подобного, совсем не так — это изменение угла восприятия. Сначала есть один угол, затем другой… Я видела подобные маленькие предметы для забавы детей: когда эти предметы находятся в определенном положении, они выглядят плотными, жесткими и черными, а когда вы поворачиваете их, они уже выглядят ясными, светлыми, прозрачными. Нечто подобное, но это только приближение.

 

Но если знаешь, как осуществляется это изменение, можно…

А!

 

…можно ли воспрепятствовать входу плохих вибраций?

Что касается меня, у меня есть только одно средство (но я подозреваю, что это из-за того, что моя природа такова), у меня есть только одно средство, это самоупразднение, идея (не «идея»), что существует только Всевышний.

Это другой интересный момент, потому что я была атеисткой «до корня волос»: до двадцати лет сама идея о Боге выводила меня из себя. Так что у меня была самая прочная база — ни воображений, ни мистического атавизма; мои мать и отец были крайне не верующими людьми. Так что, с точки зрения атавизма, было очень хорошо: позитивизм, материализм. Единственно, с совсем малых лет у меня была воля к совершенству и ощущение безграничности сознания — нет границ ни в своем прогрессе, ни в своей силе, ни в своем размахе. Это было с совсем малых лет. Но ментально я совершенно отказывалась верить в «Бога»: я верила только в то, к чему могла прикоснуться и увидеть. Но вся способность к переживаниям уже была в теле (она не проявлялась, потому что время еще не пришло). Единственно, было ощущение Света здесь [жест над головой] и с совсем малого возраста, с пяти лет, была воля к совершенству. Воля к совершенству: что бы я ни делала, я всегда, о! должна была сделать наилучшим образом. И затем безграничное сознание. Эти две вещи. И мой поворот к Божественному произошел через учение Теона, когда он сказал мне в первый раз: «Божественное находится внутри, здесь» [Мать ударяет по своей груди]. Тогда я вдруг почувствовала: «Да, это так.» Затем я проделала всю работу, как учат, чтобы снова найти Его; и отсюда [сердечного центра] я пошла туда [жест соединения со Всевышним вверху]. Но внешне, ментально, никакой религии — ужас от религий.

И сейчас я вижу, что это была самая прочная база для этого переживания: нет опасности вообразить себе что-то.

Я перепробовала множество вещей, я много смотрела и увидела только один абсолют — единственный абсолют, который может привести к абсолютному результату, это вот что [жест, обращенный Наверх]: аннулирование всего этого, полное, оставление всего: «Тебе, Господь — Тебе, Тебе, Тебе.» И это не существо, имеющее форму, не это; и это не сила без формы, это… Это не имеет ничего общего с мышлением, только это: контакт. И контакт, это безошибочный контакт, который ничто не может имитировать — ничто-ничто не может имитировать его. И с каждой трудностью, по любому случаю, что бы ни было, просто это: «Все Тебе, Господь, Все для Тебя, Тебе. Только Ты можешь делать, Ты, Ты один, Ты один. Только Ты есть Истина; только Ты есть Сила.» И эти слова есть ничто, это только очень неумелое выражение чего-то… грандиозного Могущества.

Только то, что мы примешиваем туда неспособность, неумение, нехватку веры, лишает Его силы. С той минуты, когда мы действительно чисты, то есть, находимся только под Его влиянием, нет границ, нет границ — ничего-ничего, нет ничего, никакой закон Природы не может устоять, ничто, ничто.

Единственно, надо, чтобы пришло время, и чтобы не было ничего, кроме Того — все остальное портит, чем бы оно ни было, даже самые высокие, самые прекрасные, самые чистые, самые благородные, самые чудесные вещи: все это портит. Только То.[38]

 

(Мать открывает «Савитри»)

Вот! Смотри, как чудесно!

 

When the hour of the Divine draws near…[39]

 

Но когда приблизится час Божественного…

 

 

Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.