Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Апреля 1966



 

Сегодня ранним утром, где-то около четырех часов, меня пригласили «куда-то», и уже долгое время они пытались установить очень важные коммуникации, чтобы связать определенные вещи, но у них не получалось, всегда была путаница. И вот этой ночью они позвали меня. Я прибыла туда, и там была дорога — это было так мило! — дорога [Мать прочерчивает маленькие полоски], а вдоль нее была узкая травяная полоса с посаженными деревьями, это было так мило! так опрятно, не было ничего, нигде никакого беспорядка. Три сходящиеся дороги, уходящие вдаль. Ах! Я сказала: «Вот хорошая работа.» И мне ответили: «Да, но она шла легче благодаря согласию правительства.»

Это наблюдение показалось мне очаровательным.

Все это, естественно, символично. И я пробудилась с ощущением: «Наконец-то! Что-то пойдет чуть прямее.»

Это было безупречным: работа была сделана безупречно, с разумением и пониманием. Очень, очень давно я не видела подобной работы!

«О! Было легче благодаря согласию правительства»! [Мать смеется].

 

Это действительно что-то новенькое!

Конечно. Но я не думаю, что речь идет о правительстве Индии, я так не думаю. Я думаю, что это было символическим.

 

Речь идет о мировом правительстве?

Я воспринимаю это так.

 

*

* *

 

(В этом месте беседа была прервана одним учеником, вошедшим и сказавшем о смерти своей подруги, Анусьи.)

 

Когда она умерла?

 

Нам только что позвонили из больницы.

Я спрашиваю это из-за того, что V сказала мне, что собиралась пойти к ней, она сказала, что Анусья чувствует себя неважно. Тогда я посмотрела и… (V хотела, чтобы я черкнула строчку Анусье), взяла бумагу и написала… Не помню точно слова, что-то вроде: «Несокрушимая вера, что на все Воля Бога». Я не помню точно, я записала то, что мне было продиктовано. И в тот момент я поняла, что это конец.

Я ничего не сказала, но я знала.

Потому что… Это было очень просто, я вложила все свое сознание в нее [в Анусьи], и я знала, что если ей суждено выздороветь, она узнает об этом: она вдруг обретет уверенность, что выздоровеет. И когда V сообщила мне, что она сказала: «Они думают, что я поправляюсь, но я себя неважно чувствую», я посмотрела и увидела, что она не могла обманываться. Тогда ее слова «Я чувствую себя неважно» означают, что это конец.

Но можно быть уверенным в одном (ведь лишне говорить, что я сильно ее любила, была очень счастлива видеть ее рядом с собой, она была очень полезна, и я считаю ее уход большой потерей с материальной точки зрения), но сразу же, как только я узнала, что это серьезно, я (как всегда, как в любой момент своей жизни) я пожелала, чтобы произошло самое лучшее с божественной точки зрения. И божественная точка зрения состоит в том, чтобы произошло самое лучшее, что может случиться с рассматриваемой личностью. Я абсолютным образом уверена, что это было самым лучшим для нее.

Мы можем с человеческих позиций искать причины для чего-либо, но дело не в этом, дело в том, что это было наилучшим исходом для ее души, для ее истинного существа.

 

Возьми ее в себя.

О! можете быть спокойными.

 

Последние слова, которые она сказала мне вчера вечером, были такие: «Попроси Мать, чтобы я уснула».

 

Она хотела отдыха.

Я хотела бы, чтобы все, кто скорбит по этому поводу, чувствовали, что изменилась только видимость — она жива, она сознательна, она обладает всеми своим способностями, всеми своими возможностями, все есть. Она ничего не потеряла! Только человеческое неведение думает, что произошла потеря. Она НИЧЕГО не потеряла.

Есть люди, которые уходят в великолепии — их не много, но они есть. И у тех, кто так уходит, у них даже не трудный переход. И в то время, как я писала для нее ту строчку (это было тридцать – сорок пять минут тому назад), я почувствовала освобождение.

Нет, я чувствую скорбь ее близких, я понимаю ее мать, это ужасно — это нет так, что я не понимаю, что я не чувствую, но я хотела бы, что бы те, кто верит мне, знали бы, что уход может быть великолепным.

 

(молчание)

Если вы достаточно успокоитесь, пребывая в очень мирной вере, тогда она будет и с вами, она не оставит вас.

Она здесь.

Она должна найти возле вас мир и ясное сознание: у нее будут некоторые трудности из-за скорби ее семьи, они будут в очень большом волнении, и надо, чтобы она могла найти, по крайней мере, пристанище в атмосфере полного мира и доверия.

И она говорит это вам.

Трудно иметь дело с волнами, приходящими снаружи: они приходят очень неспокойными, очень тревожащими! Надо помнить об этом. Возле вас должны быть как бы ванна для отдыха.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.