Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1966



 

Итак, что ты хотел бы сказать мне на свой день рождения?

 

Я хотел бы делать для тебя больше и лучше.

Делать лучше трудно. А делать больше — для этого у нас должно быть больше времени! Мы могли бы делать много; я знаю это, но на это нужно время.

 

Но я хотел бы больше служить тебе.

Есть множество вещей, множество вещей… Прошлой ночью мы опять были вместе долгое время. Но мы вместе для того, чтобы РАБОТАТЬ вместе; ты понимаешь, это не так, что ты занимаешься мной, а я занимаюсь тобой: мы встречаемся из-за того, что работаем вместе. И это большие движения сознания.

В сущности, я не люблю ментальную деятельность — я никогда не любила ее. Какое-то время я много работала в разуме: это был период ментального развития, когда я работала над философией — над всеми философиями, сравнительными философиями — чтобы сделать интеллект более тонким. Но, по сути, это меня не интересовало. Но состояние сознания — движение сознания, состояние сознания — это значительно меня интересовало! И в этой связи происходит очень тесное, то есть, очень тщательное изучение связи между состояниями сознания и явлением смерти.

По сути, все верования людей в то, что происходит после смерти… Люди много пытались узнать это, не так ли, и есть религии, которые воображают, что нашли объяснение… Я имела личные переживания. А сейчас эта проблема ставится иным образом, как если бы (я говорю «как если бы», поскольку еще не дошла до конца и не знаю), как если бы из жизни в жизнь переходили не личности, а СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ, которые одновременно бессмертны и находятся в постоянной трансформации, и именно состояния сознания трансформируются из жизни в жизнь… Некоторые люди имеют только одно состояние сознание, другие имеют много состояний (некоторые люди имеют даже два почти противоположных состояния, и это приводит к «двойной личности» и противоречиям в жизни). Есть очень простые люди, которые имеют только одно состояние сознания, но из-за этого эти индивиды почти примитивны; но иногда они имеют чудесное развитие в своем состоянии сознания… Это объясняет множество противоречий. Это то, что мне ясно показали в этот момент: состояния сознания, проходящие через множество агрегатов. И затем здесь тоже есть секрет, который надо найти для продления жизни этого агрегата, то есть, то, что придает характер не бессмертия (это что-то совсем другое), а нескончаемое продление жизни — скорее, ФОРМЫ (жизнь никогда не останавливается), формы. Так что, как только будет изучен этот вопрос, будет найден еще один секрет.

Это очень интересно.

 

(молчание)

 

Не прошлой ночью, а позапрошлой, я долгое время, почти два часа, провела здесь, со Шри Ауробиндо. Я рассказывала тебе, что у него в тонком физическом есть кое-что, что можно назвать «домом» (это великолепно, великолепно!). Это всегда грандиозное, такое ясное, хорошо определенное и все же полностью открытое. И у меня ощущение… [Мать переводит дух] уф! что оно открытое, светлое — всегда, в любом случае. Он там… может быть, не совсем такой, каким он был здесь (но для меня это не составляет разницы, поскольку изменение шло очень постепенно: я следовала за Шри Ауробиндо почти день за днем, шаг в шаг), и, возможно, там он чуть выше, возможно, с более совершенной формой, я не знаю, но, для меня, его выражение… [Мать улыбается с закрытыми глазами]… его выражение невыразимо. Я провела с ним очень долгое время, и в этих огромных комнатах (они не имели пределов, ты понимаешь, было такое впечатление, что можно бесконечно переходить из одной комнаты в другую, из одного места в другое)… это было в какой-то части с рядом комнат (четыре, пять или шесть комнат, не помню), в которых он управлял «гончарной фабрикой», представь себе! Но это было не как здесь. Это были предметы, вылепленные из «глины», но не было ни процесса обжига, ни раскраски, ни чего-либо подобного (это было не как здесь), но это были формы, выглядевшие как гончарные формы, и они имели силу [Мать делает жест вниз] проявляться. И там было все: животные, растения, люди, вещи, все, всевозможные цвета; и я шла от одного к другому, смотрела, объясняла. Я провела с ним долгое время, и я точно знала, как и почему это было сделано; а затем я изучала работу и наблюдала. Затем комнаты приводились в порядок, вещи расставлялись по своим местам: словно для того, чтобы показать результат. И вещи… очаровательные в своей простоте, и все же они содержали необычайную мощь проявления! но они имели глубокое значение. Я взяла один предмет, сделанный из очень темной красно-коричневой земли, он был «плохо сложен», то есть, форма не была верной, и я показала его «гончарному главе» (в каждой комнате был «гончарный человек», присматривавший за работой). Я показала ему это и сказала (предмет был довольно большим внизу с маленьким кончиком вверху [Мать очерчивает что-то вроде вазы с горлышком], как бы там ни было, это не было хорошо сделано), я объяснила ему это и сказала: «Понимаете, это не сбалансировано», и пока я держала этот предмет в руках, он развалился. Тогда он предложил: «О! Но я поправлю его.» Я ответила: «Если хотите, но должно быть не так…» Конечно, мы рассказываем это на словах, но там это имело очень точный СМЫСЛ. Затем, было нечто вроде больших пролетов между комнатами (это были не «комнаты», а огромные залы), и мы перешли в место, где делались «рыбы»! Но эти рыбы были не рыбами (!), это означало что-то другое. И были большие рыбины, из глины, они имели сверкающие, великолепные цвета: одна рыба была сине-зеленой, другая желтовато-белой, но красиво, так красиво! И они держались на полу, как если бы пол был водой! Они клали рыбу на землю, прямо на пути. Так что я подумала: «Не очень-то удобно для прохода!» [Мать смеется] И все это, если говорить так, кажется каким-то детским, но это имело очень глубокий смысл, очень глубокий.

Это было очень интересно.

Я провела так, по крайней мере, два часа. Должно быть, это было между часом и тремя часами ночи. И ощущение чего-то такого мирного, такого комфортного, столь наполненного светом, сознанием — особенно сознанием — о! это было чудесно. Сознание здесь кажется очень-очень сокращенным. Очень сокращенным. И, кроме того, оно утяжеленное из-за того, что выражается через мысль: это утяжеляет его, сокращает его… делает его костным. Тогда как это есть сознание, свободно движущееся в полном свете, о! атмосфера такая ясная, такая ясная, такая прозрачная… нет тени… и все же все имеет форму. Есть даже улицы (это другие места), но все вот так, в полном свете.

Это ощущение сохранялось потом в течение двух часов.

И это кажется развивающимся и наполняющимся с невероятной скоростью: от одного визита к другому (иногда, возможно, с промежутком в восемь дней) происходит необычайное, грандиозное изменение. Сам Шри Ауробиндо меняется. Я нахожу его… Прежде (например, два года тому назад) я находила его очень похожим на того, каким он был физически (конечно, почти с самого начала я видела его в его супраментальной реальности, но это другое), я говорю о том Шри Ауробиндо, который находится в контакте с нами, все время, все время — это как эманация другого [супраментального Шри Ауробиндо], который является словно продолжением того Шри Ауробиндо, который жил с нами; это вот так. Что же, в течение некоторого времени он был похож на самого себя гораздо больше, чем сейчас; сейчас же он словно больше напоминает другого. Но все же остается очень близким нам, очень близким.

И работа идет быстро, быстро.

 

(молчание)

Там есть люди, которые жили на земле, но их не много. Там же я встречала несколько раз (очень часто в первый год после ее смерти) ту женщину, которая готовила пищу для Шри Ауробиндо. Как ее звали?

 

Мриду.

Мриду! Она тоже очень изменилась, очень, но… [Мать улыбается, забавляясь] так, что остается все такой же!

Но у меня было впечатление (это было вчера, я думаю), что вещи гораздо проще — гораздо проще — и гораздо менее драматичны, чем воображает человеческое мышление. Это очень любопытно, у меня все растет ощущение чего-то… что не имеет никакого таинства, и именно наш способ мыслить и чувствовать вносит всю таинственность и весь драматизм — тогда как на самом деле этого нет.

О, как люди все драматизируют!

Это как их взаимосвязь с Божественным… Вчера, пока я работала здесь утром (я раздавала яйца!), меня вынудили прослушать музыку Саханы[116], гимн их группы, в духе «религиозной музыки». Есть звуки, определенные звуки, которые можно назвать «религиозными звуками»; это определенные «сочетания звуков», и они универсальны, то есть, не принадлежат какой-либо эпохе или какой-либо стране. Во все эпохи и во всех странах люди, имевшие эту религиозную эмоцию, спонтанно издавали этот звук. Пока играла эта музыка, вдруг ко мне очень ясно пришло это восприятие (это сочетание двух-трех звуков), и это пришло как раз с тем состоянием сознания, которое вызывает эти звуки, и это было тем же самым: состояние сознания воспроизводилось этими звуками. Все сопровождение [инструментальное] другое, и, конечно, оно всегда все портит. Но эти два – два или три звука, это восхитительно как точное, четкое выражение религиозного чувства, контакта [жест к Высотам], поклонения: контакт поклонения.

Это было очень интересно.

И в этом отрывке этот звук повторялся два-три раза. Все остальное — заполнение. Но это… Я слышала это в церквях, я слышала это в храмах, я слышала это на мистических собраниях, я слышала это… Всегда смешанным со всевозможными другими вещами, но это… И эти звуки совершенно выразительны (в действительности все наоборот: это состояние сознания вызывает эти звуки, но когда вы слышите эти звуки, это приводит вас в контакт с состоянием сознания). И тогда я поняла, почему люди любят слушать эту музыку: потому что она вдруг дает им… ах! они чувствуют что-то, неизвестное им.

Как это было интересно!

Как все меняется! Вы живете в этом состоянии сознания, и тогда все становится по-другому. Вы видите вещи… да, я думаю, это то, что Шри Ауробиндо называет видеть вещи изнутри-наружу. Вот в чем причина.

Это очень интересно.

В музыке Сунила есть два-три из этих сочетаний звуков, являющихся ярко выразительными сочетаниями, и в его музыке есть великолепие будущего творения, о! это приходит как слепящее солнце.

Но даже в очень древней музыке, или в несвязной музыке, время от времени попадается такое сочетание: два звука, связь между двумя звуками (два, иногда три звука). И я не думаю, что люди знают об этом, но это приводит их в контакт с определенным состоянием сознания.

В сущности, это один из способов взглянуть на эту проблему, но это все упрощает очень интересным образом… иными словами, великие трансформации являются только результатом изменения состояния сознания.

 

(молчание)

Так что, желаю тебе хорошего года.

 

Да, милая Мать.

Будет хороший год. Очень ясный год — очень ясный, очень широкий — широкий и ясный… Я не знаю, что произойдет здесь. Обстоятельства кажутся все более трудными, но я должна сказать, что это меня не беспокоит. Условия трудные. В стране, в мире, трудно, все скрипит. Но это кажется только видимостью: это большое давление Света — теплого, золотого, могущественного, супраментального света — и это давление все нарастает и нарастает…

Кроме того, с того дня, как я видела те две линии в отношении тебя, это утверждается, устанавливается, и взлет в будущее великолепен — очень сильный, очень мощный, и в то же время светлый («светлый» — это всегда было так: светлое, даже кристально прозрачное на интеллектуальном уровне), но теперь там есть большая сила. Большая сила.

Я хотела прочертить линию, но надо, чтобы она была красивой, хорошо прочерченной, а у меня нет на это времени — но эта линия здесь (как сказать?…) в невидимом. Одна поднимается, великолепно поднимается, как струя света.[117]

Вот так.

 

(Мать берет маленький

предмет возле себя :)

 

Хочешь ослика, чтобы он помог тебе!

 

 


 

Ноябрь 1966

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.