Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Мая 1967



(Сатпрем читает Матери беседу от 23 мая 1956 г., на которой Мать вдруг ставит несколько вопросов о произношении египетских иероглифов)

 

Что вызвало твои вопросы? Что-то особенное?

 

***В свое время меня интересовало это. Я пыталась вернуть память о тех элементах, которые проживались в то время, но…

 

Да, ты говоришь: «Я спрашивала себя, как они восстановили имена фараонов и богов.» Затем ты спрашиваешь: «Египетский язык столь же древен, как и санскрит, или же о древнее?… Или же есть человеческий язык, более древний, чем самый древний санскрит?» И еще ты ставишь вопрос: «Принадлежать ли египетские иероглифы халдейской или арийской группе?»

 

Да, все это очень интересно, но я не могу ответить. Полный пробел.

 

Ты слышала звуки или что?

[После молчания] Послушай, приведу тебе пример. Примерно два года тому назад у меня было видение по поводу сына U. Она принесла его ко мне (ему был почти годик), и я пошла посмотреть на него там [в музыкальной комнате]. Он показался мне очень знакомым, но я не знала, кто это. И затем, в тот же день после полудня, у меня было видение. Видение древнего Египта, то есть, я была кем-то, верховной жрицей или еще кем-то (ведь не говоришь себе «я такой-то и такой-то»! полное отождествление без объективизации, так что я не знаю). Я была внутри восхитительного монумента, грандиозного! такого высокого! но он был совершенно пустым: не было ничего, за исключением места, где были великолепные рисунки. Там я и узнала рисунки древнего Египта. Я вышла из своих апартаментов и вошла в какой-то высокий зал: там было нечто вроде водостока [на земле] вдоль стен для сбора воды. И я увидела полуобнаженного ребенка, игравшего в этой канаве. Я была шокирована и сказала: «Как! Это отвратительно!» (чувства, идеи и все такое переводилось на французский язык в моем сознании). Пришел наставник, я подозвала его. Я отчитала его. Я слышала звуки. Что же, я не знаю, что я говорила, я не помню этих звуков. Я говорила с ним и отчитала: «Как! Вы позволили ребенку играть там?» И он ответил мне (с его ответом я и пробудилась), сказав (я не слышала в первых слов, в моем мышлении было): «Такова воля Аменхотепа.» Я слышала «Аменхотеп», помню это. Так я узнала, что этот ребенок был Аменхотепом.[74]

Я знаю, что я говорила; я говорила на каком-то языке, но я не помню. Я помню «Аменхотеп», поскольку я знала это слово в своем активном сознании. Но другие звуки не остались. У меня нет памяти на звуки.

И я знала, что была его матерью; в тот момент я узнала, кем я была, поскольку я знала, что Аменхотеп — сын того-то и такой-то (и я также поискала в Истории). А так нет связи: пробел.

Я всегда восхищалась этими медиумами (обычно это очень простые люди), которые имеют точную память на звуки и могут сказать: «Я сказала вот что и вот что». Так можно было бы иметь фонетические записи. Если бы я помнила звуки, которые произносила, мы имели бы запись, но я не помню. Я помню эти вопросы; вдруг я сказала себе: «Интересно было бы послушать, как звучит этот язык!» И затем, любопытство: «Как же они восстановили произношение? Как?» Кроме того, все имена из древней истории, которым нас учили в детстве, теперь изменились. Они сказали, что восстановили звучание или, по крайней мере, они заявляют, что сделали это. Но я не знаю.

То же самое с древним Вавилоном: у меня есть чрезвычайно точные и совершенно объективные переживания, но когда я говорю, я не помню звуки, которые я произношу, есть только ментальный перевод.

У меня нет памяти на звуки.

Так как же они восстановили звучание? Ты знаешь?

 

Они сопоставили тексты. Как раз это и объясняет тебе Павитра [в той беседе]. Они нашли камень с надписями на египетском, греческом и коптском языках: один и тот же текст на этих трех языках. Так они и восстановили.

 

Сейчас, когда есть граммофон и все прочее, звуки можно сохранять, но в то время не было записи звуков.

 

Я спрашивал себя, что вызвало все твои вопросы.

Вот что: осознание того, что у меня нет памяти на звуки. Некоторые люди помнят звуки, а я нет. Так что мне интересно знать. Ведь я всегда могла (когда что-то из прошлого сомнительно для меня, интересно или неполно), у меня всегда было средство заставить прошлое вернуться в сознание. Но звуки не приходят. Это приходит как состояние сознания, которое переводится ментально, так что звуки ментально переводятся в слова, которые я знаю. Так что это совсем не интересно.

Даже теперь, даже когда я играла музыку, память на звуки была смутной и неполной. Я вспоминаю звуки, которые я слышала в «истоке музыки» [жест вверх], так что когда материальная музыка воспроизводит что-то из этих звуков, я узнаю их; но нет точности, такой точности, которая позволяла бы воспроизвести эти звуки голосом или с помощью инструментов. Этого нет, этого не хватает. Тогда как память глаз была… поразительной. Достаточно было увидеть что-то ОДИН раз, и я никогда не забывала этого.

Несколько раз, в видениях («видения», я имею в виду воспоминания: ожившие воспоминания) я говорила на языке того времени, я сама говорила и слышала, как говорила, но звуки не остаются. Остается СМЫСЛ того, что я сказала, а не звуки.[75]

Жаль.

 

(Мать входит

в медитацию)

*

* *

 

После медитации,

Мать рассказывает, что она видела:

Это был символ широко открытой дороги, легкой — не «легкой»: сама по себе она опасная, но совершенно легкая, по ней легко идти. Был как бы автомобиль (но это все образы), и он двигался с головокружительной скоростью, как если бы это была мощь — мощь, которую ничто не может остановить.

Ты был там.

 

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.