Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Ноября 1967



[Мать берет цветы] Я поставлю их в воду… Цветы — это красота жизни.

Есть прогресс.

 

Да?

В конце спортивного праздника[206] [2 декабря] все дети будут вместе молиться, и я написала им молитву. Я прочту ее тебе.

Но я не думала об этом: меня попросили, и я написала.

Вероятно, они прочли «Бюллетень», а затем попросили у меня молитву — молитву действительно для тела. Я ответила:

 

МОЛИТВА КЛЕТОК ТЕЛА

Теперь, когда благодаря Милости мы медленно поднимаемся из несознания и пробуждаемся к сознательной жизни, пламенная молитва поднимается в нас к большему свету, большему сознанию:

«О, Всевышний Господь Вселенной,

мы умоляем Тебя, дай нам

силу и красоту,

гармоничное совершенство,

необходимое, чтобы быть Твоими

божественными инструментами на земле.»

 

Это почти воззвание.

Вот так. Мы переведем это на французский язык.

Они скажут это после своей демонстрации; кажется, они собираются показать всю историю физической культуры, а в конце скажут: «Мы еще не достигли конца, мы находимся в начале чего-то, и вот наша молитва.»

Я была очень довольна.

 

Ты говоришь, есть прогресс?

Прогресс! Это огромный прогресс! Они никогда не думали, никогда; в своих мыслях они никогда не думали о трансформации: они думали лишь о том, чтобы стать самыми лучшими атлетами в мире и о всем таком.

Тело, ты понимаешь, они просили молитву для ТЕЛА. Они наконец-то поняли, что тело должно начать трансформироваться в нечто иное. Раньше они все были полны всей историей физической культуры во всех странах, сравнивали их, говорили об использовании тела как такового и… и т.д. Как бы там ни было, это был олимпийский идеал. Теперь же они перепрыгнули через это: это уже в прошлом, они хотят трансформации.

Ты понимаешь, раньше люди просили быть божественными в своим уме и витале — об этом говорит вся древняя история духовности, это повторяли из века в век — а теперь, нет, в ТЕЛЕ. Именно тело просит о своем участии. Это точно прогресс.

 

Да, можно видеть, как стремление в уме поддерживает самого себя, как оно живет само по себе. Также можно видеть, как живет стремление в сердце. Но в теле? Как пробудить это стремление в теле?

 

Но, боже мой, оно полностью пробуждено! Уже несколько месяцев у меня! Это значит, что они почувствовали это, они чувствуют это.

Как это сделано? — Это делается сейчас.

 

Но как можно в себе…

 

Нет-нет-нет. Если это сделано в одном теле, то это можно сделать во всех телах.

 

Да, но я спрашиваю как… Да, как?

Что же, именно это я пытаюсь объяснить целые месяцы.

Сначала пробудить сознание в клетках…

 

Да!

Да, но как только это сделано, то сделано: сознание все больше пробуждается, клетки сознательно живут, сознательно устремляются. Я пытаюсь объяснить это, боже мой, в течение месяцев! целые месяцы я пытаюсь объяснить это. Так что я рада тому, что они поняли, по крайней мере, возможность этого.

То же самое сознание, бывшее монополией витала и ментала, сало телесным: сознание действует теперь в клетках тела.

Клетки тела становятся в чем-то сознательными, совершенно сознательными.

Независящее сознание, совершенно не зависящее ни от витального, ни от ментального сознания: это телесное сознание.

 

(молчание)

И этот физический ум, о котором Шри Ауробиндо говорил, что это невозможность, что это что-то вечно бегающее кругами, без сознания, как какая-то машина, этот ум обратился, он замолк, и в молчании он воспринял вдохновение Сознания. И он снова начал молиться: те же самые молитвы, которые раньше были в уме.

 

Я вполне понимаю то, что происходит в тебе, но…

Но поскольку это происходит в одном теле, оно может происходить во всех телах! Я не сделана из чего-то, чего нет в других телах. Разница в сознании, и это все. Тело сделано точно из того же самого, с теми же элементами, я ем то же самое, и тело было сделано тем же способом.

И оно было столь же глупым, темным, несознательным, упрямым, как и все другие тела в мире.

Это началось тогда, когда доктора заявили, что я серьезно больна, это было начало.[207] Ведь тело лишилось своих привычек и сил, а затем клетки стали медленно-медленно-медленно пробуждаться к новому восприятию и открывались напрямую божественному Воздействию.

Каждая клетка вибрирует.

Иначе было бы безнадежно! Если эта материя, начавшаяся с… Даже в камне уже есть организация; это определенно было хуже, чем камень: Несознательное, абсолютно инертное. И затем мало-помалу, мало-помалу материя пробуждалась. Это видно, ты знаешь, это можно увидеть, надо только открыть глаза, и это видно. Что же, то же самое происходит сейчас: чтобы животное стало человеком, необходимо было вливание сознания — ментального сознания — а сейчас происходит пробуждение сознания, которое было в самой глубине, вот так. Разум ушел, витал ушел, все ушло; в то время, когда меня объявили больной, ушел разум, ушел витал, тело было предоставлено самому себе — намеренно. И как раз из-за этого, как раз из-за того, что разум и витал ушли, это выглядело как очень серьезное заболевание. И затем, в теле, предоставленном самому себе, клетки стали постепенно пробуждаться к сознанию [жест поднимающегося стремления]; как только эти двое ушли, сознание, внедренное в тело ЧЕРЕЗ витал (от разума к виталу, от витала к телу), сознание стало медленно появляться. Это началось с той вспышки Любви в самом верху, с предельной всевышней высоты, а затем постепенно спускалось к телу. А затем этот физический ум, то есть, что-то совершенно глупое, бегавшее кругами вот так, всегда повторявшее одно и то же, сто раз одно и то же, постепенно это стало проясняться и становиться сознательным, организованным. Затем этот ум замолк, и в этом молчании стремление стало выражать себя в молитвах.

 

(молчание)

Это отрицание всех духовных заверений прошлого: «Если вы хотите жить полностью сознательно божественной жизнью, оставляйте свое тело — тело не может следовать такой жизни.» Что же, Шри Ауробиндо пришел и сказал: «Тело не только может следовать, но и может стать базой для манифестации Божественного.»

Осталось проделать эту работу.

Но теперь есть уверенность. Результат все еще очень далек. Очень далек, еще много чего предстоит сделать, чтобы корка — переживание самой внешней поверхности, как она есть — смогла проявить то, что происходит внутри (не «внутри» духовных глубин: внутри тела). Чтобы она смогла проявить то, что внутри… Это придет последним, и это очень хорошо, ведь приди оно раньше, мы бы забросили работу; мы были бы так довольны, что забыли бы закончить свою работу. Надо, чтобы все было сделано внутри, чтобы все полностью изменилось, тогда внешняя часть выразит это.

Но это все ОДНА субстанция, одинаковая везде, и она везде была несознательной; замечательно то, что изменение происходит АВТОМАТИЧЕСКИ [жест, указывающий на точки, разбросанные по всему миру], совершенно неожиданно, здесь и там, даже у людей, которые не знают ничего.

 

(молчание)

Эти материальные клетки должны обрести способность воспринимать и проявлять сознание; и радикальную трансформацию допускает тот факт, что вместо восхождения, так сказать, вечного и неопределенного, появился новый тип — это нисхождение свыше. Предыдущее нисхождение было ментальным, и это то, что Шри Ауробиндо назвал «супраментальным нисхождением»; впечатление таково: нисхождение всевышнего Сознания, вливающегося в нечто, что способно воспринять и проявить. И затем, когда это нечто будет хорошенько обработано (сколько времени это займет? не известно), родится новая форма, которую Шри Ауробиндо назвал супраментальной — она будет… не важно чем, я не знаю, как эти существа назовут ее.

Каков будет их способ выражения, как они будут понимать друг друга и т.д.? У человека это развивалось очень медленно. Единственно, разум провел большую обработку, и, по сути, заставил все двигаться быстрее.

Как мы достигнем этого?… Несомненно, будет стадия манифестации с, возможно, «образцом», который придет и скажет: «Вот это как.» [Мать смотрит перед собой]. Это видно.

Однако, когда человек появился из животного, не было никакого средства зарегистрировать это — записать и зарегистрировать процесс — теперь же совсем по-другому, так что это будет интересно.

 

(молчание)

Но даже сейчас громадное большинство — громадное большинство — интеллектуальных людей совершенно удовлетворены быть занятыми самими собой и своим маленьким прогрессом [Мать очерчивает микроскопический круг]. Они даже не хотят чего-то другого!

Поэтому появление сверхчеловеческого существа может… очень даже может быть пройти незамеченным или непонятым. Мы не можем сказать, поскольку нет аналогий; очевидно, что если бы обезьяны, одна из больших обезьян, повстречали бы первого человека, они бы почувствовали что-то… странное, и это все. Но теперь все по-другому, поскольку человек думает, рассуждает.

Но о всем, что превосходит его, человек привык думать как о… божественных существах, то есть, о бестелесных существах, появляющихся в свете; по крайней мере, таковы все боги в человеческом представлении — но это совсем не то!

 

(долгое молчание)

Переведем это?

 

(Мать переводит на французский

«молитву клеток тела»,

молчание)

Итак?

Ты не убежден?

Почему бы тебе не попробовать?

 

Но да! Поэтому я и задал тебе этот вопрос. Я не сомневаюсь, что это так. Я спрашиваю, как это сделать, я не вижу, как это делается… Например, утром я бреюсь. Так вот, утром есть отупение, усталость, ум не работает, витал не работает.

 

Да, это отличная возможность.

 

Да, именно так! Я и делаю, но я не вижу, нет. Я не знаю, как это расшевелить — это не шевелится… Не меняется, если не приложить ум, витал или сердце.

 

Ба!

 

Это не так, что я сомневаюсь! Я говорю, что мое тело — осел, это может быть, но я не сомневаюсь.

 

Оно не осел, бедненькое тело! [Мать смеется]

 

Нет сомнения. Но вопрос в том, «как», я этого не знаю.

Эта проблема никогда не стоит передо мной, поскольку… Когда люди занимаются музыкой или живописью, очень легко заметить, что сознание проникает в клетки, и эти клетки становятся сознательными. Например, такой опыт: в коробке есть предметы, и ты говоришь своей руке: «возьми двенадцать предметов», и рука просто идет, ты не о чем не заботишься, и она достает ровно двенадцать (без счета, вот так) и дает их тебе. Такой опыт был у меня давным-давно; в двадцать лет я начинала с подобных опытов; так что я знаю, я знала, как работает сознание. Конечно, невозможно научиться рисовать или играть на пианино без того, чтобы сознание вошло в руки, и руки становятся сознательными НЕЗАВИСИМО от мозга — мозг может быть занят чем угодно, это не имеет никакого значения. Между прочим, вот что происходит с людьми, называемыми «лунатиками»: у них есть сознание, принадлежащее их телу, и это сознание заставляет их двигаться и делать что-то, совершенно не зависимо от ума и витала.

 

Я хочу сказать, что когда я бреюсь перед зеркалом, то если внутри себя я не задействую мантру или стремление, исходящее от сердца, что же, тогда это бреется инертный кусок, и, кроме того, бегает кругами физический ум. Но если я прикладываю мантру или ментальную волю…

 

Нет! Это ТЕЛО в конечном счете произносит мантру, спонтанно! настолько спонтанно, что даже если по случаю будешь думать о другом, твое тело все равно будет произносить мантру. У тебя не было такого переживания?

 

Нет.

Именно тело стремится, тело произносит мантру, тело хочет света, тело хочет сознания — сам же ты можешь думать о чем-то другом: о Пьере, Павле, Жане и т.д., это не имеет значения.

Но теперь я понимаю, я очень хорошо поняла. Сначала я не понимала, я думала, что я оказалась, так сказать, «очень больна», для того, чтобы я прекратила вести ту жизнь, которую я вела «на нижнем этаже»[208] — я стала вести даже еще более занятую жизнь, чем прежде, так что… Я спрашивала себя, почему это так: не было ли это переходным этапом? Но теперь я понимаю: отрезанность — я могла падать в обморок. Доктор заявил, что я больна на основании того факта, что я не могла сделать ни шага без того, чтобы не упасть в обморок: я могла бы пойти отсюда-туда, а по пути — пуф! Я могла бы по пути упасть в обморок; меня нужно было поддерживать, чтобы тело не упало. Отсюда и решение доктора: лечь в постель, не ходить. Но, что касается меня, ни на минуту я не теряла сознания. Так что теперь я понимаю! Тело было отрезано от витала и ментала и было предоставлено самому себе; а затем, мало-помалу, мало-помалу…

Помню, например, все, что делали доктора: они давали витамины, то это; затем, после приема этих витаминов я видела, как этот физический ум начинал шевелиться-шевелиться-шевелиться: «Витамины», - сказала я, - «я не хочу их, они возбуждают мозг.» Тогда они сменили режим, и в другой раз дали что-то другое, и это было хорошо. И все это, все это, это было просто ТЕЛО: все, что оно знало, все переживания, которые оно имело, все мастерство ото всех частей существа, от витала до ментала и выше, все это ушло! и это бедное тело было предоставлено самому себе. И затем, конечно, постепенно, тело перестроилось. В течение долгого времени я не могла… Я больше не могла делать почти ничего (кое-что немножко могла, но не все), но мало-помалу все это перестраивалось, перестраивалось и перестраивалось: сознательное существо, чисто сознательно — сейчас это во многом болтовня! (я не могла выразить себя в то время).

Да, я понимаю. Я понимаю. Что же, возможно, это и имел в виду Шри Ауробиндо, когда он сказал мне: «Твое тело сейчас единственное на земле, которое может сделать это.» Я думала, это был комплимент с его стороны… Но тело на самом деле было отрезано, я знала это — видела это — отрезано, другие состояния существа были отосланы: «Уходите прочь, вы больше не нужны.» И тогда тело должно было перестроить свое существование. И вместо того, чтобы проходить через все свои состояния существа, как раньше, через последовательное пробуждение [жест подъема от уровня к уровню, как делали все йоги в прошлом], до высочайшей высоты, за пределы формы; теперь же это вовсе не так, не нужно делать ничего такого, есть просто… [жест направленного вверх стремления, раскрывающегося как цветок]. Что-то внутри открылось и развилось и заставило этот глупый ум быть организованным, быть способным замолкать в стремлении; и тогда… тогда возник прямой Контакт, без посредников — прямой контакт. Теперь так стало постоянно. Все время, постоянно прямой контакт. И это ТЕЛО: это не связь через всевозможные вещи и состояния существа, вовсе нет, это прямой и непосредственный контакт.

Но как только это сделано (так говорил Шри Ауробиндо), как только ОДНО тело сделало это, это может перейти на другие тела; и я говорю тебе, теперь (я не говорю, что это в целостности и деталях, вероятно, это не так), здесь и там [разбросанный жест, указывающий на различные точки на земле] у людей вдруг возникает то или иное переживание. Некоторые (таких большинство) пугаются, и тогда, конечно, это уходит — из-за того, что они не были достаточно подготовлены внутри (если это не ежеминутная маленькая рутина, как всегда, тогда они пугаются), тогда, после того, как уходит страх, потребуются еще годы подготовки, чтобы вернулось это переживание. Но, в конце концов, у кое-кого нет такого страха; внезапно переживание: «Ах!…» Что-то совершенно новое, совершенно неожиданное, о чем они никогда не думали.

Это заразительно. Я знаю это. И это единственная надежда, ведь если бы каждый человек должен был бы пройти через весь этот опыт… Что же, мне уже девяносто — к девяноста годам люди устают, им достаточно от жизни. Чтобы делать эту работу, надо ощущать себя молодым как маленький ребенок.

И на это требуется долгое время, я ясно вижу, что это занимает много времени.

И это не сделано, конечно же, это ДЕЛАЕТСЯ, но еще не сделано — далеко от этого. Еще далеко до завершения… Какова пропорция сознательных клеток? Неизвестно.

И время от времени одни клетки ругают другие, это очень забавно! Они ругают их, они ловят их, говорят им пару слов (на свой манер), тем клеткам, которые хотят… [Мать очерчивает малюсенький круг] продолжать свои старые привычки: пищеварение должно идти определенным образом, впитывание должно идти определенным образом, циркуляция должна идти определенным образом, дыхание… все должно функционировать по способу Природы. И когда это не так, они беспокоятся. Тогда те клетки, которые знают, хватают их и задают им бомбардировку Господа, это очень забавно!

Кое-что переводится в слова (это без слов, но кое-что переводится там в слова), и тогда между клетками происходит такой разговор [Мать смеется]: «Что за глупость, почему вы напуганы? Вы не видите, что Господь делает это для того, чтобы трансформировать вас?» И тогда те: «Ах!…» Затем все успокаивается, открывается и ждет, а затем… боль уходит, беспорядок уходит, и все устраивается.

Это чудесно.

Но если, к несчастью, приходит ум, начинает ассистировать или судить, тогда все останавливается и впадает в старую привычку.

 

(долгое молчание)

По сути, это витальное, ментальное эго и т.д., все это — пуф! ушло.

Это была радикальная операция.

Так что теперь есть некая гибкость и пластичность. И все это учится (это в связи со всем [горизонтальный жест]), учится искать всю свою опору, всю свою силу, все свое знание, весь свой свет, всю свою волю, все-все, вот так [вертикальный жест обращения ко Всевышнему], исключительно вот так, в необычайной пластичности.

И тогда — великолепие Присутствия.

 

(молчание)

Вот так.

Так что мне сделать для тебя?

 

Не знаю, операцию!

Радикальную операцию [Мать смеется]

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.