Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Ноября 1968





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Можно ли в следующем году на 21 февраля прокрутить на Плэйграунде запись той очень важной беседы, ты знаешь, о центральном переживании?[153]

 

Нет.

 

*

* *

 

Невозможно говорить… У тела все время такое впечатление, что оно учится — учится жить. И учится быть тем, чем оно должно быть. Постоянно, день и ночь.

Это все.

Оно должно учиться.

И очень острым образом, ощущение того, что речь искажает, слово искажает… Тело не любит говорить.

 

(долгое молчание)

Например, в последние дни тело спрашивало себя: есть и горделивые тела?... Есть немало горделивых тел, когда внутри них есть витал и ум. Но без них… это невозможно! Невозможно.

 

(медитация)

Но у тела постоянно есть ощущение не только Присутствия, но и божественного Действия, вот так [жест: как поток, проходящий через Мать и идущий на людей], и оно даже не думает «это идет через меня», нет даже этого. Есть впечатление (если перевести), что это может идти через что угодно. Происходят очень точные действия, и тело сознательно, но оно никогда не сознает, что оно это делает или что через него происходит действие. Ощущение «себя» нет… за исключением, время от времени, впечатления, что есть что-то несколько инертное; у него еще есть ощущение своей инертности — это не полное Сознание. Но тело даже не заботится об этом, это не его дело.

Есть постоянное острое наблюдение, что ВСЕ, все-все происходящее — невыразимо… В то время, когда вы что-то говорите, происходит много чего.

Вот так.

 

 


 

 

Декабрь 1968

 

4 декабря 1968

 

(Мать все еще простужена)

 

Какие новости? Ничего?

 

Есть кое-что: V[154] увидел фотографию человека из Ватикана и подтвердил, что это тот человек.

 

Тот человек… [Мать смотрит на фотографию]

Странно, это интеллигентный человек. Но эти люди лицемеры; они думают об одном, а затем действуют, исходя из другого принципа.

Он не закрытый человек, он способен понимать.

 

А на меня он производит впечатление жестокого человека.

Жестокого…

 

V. также добавил: «Он способен на убийство.»

«Он способен на убийство»… возможно.

Это другая сторона его природы. Многие люди могли бы убивать, если бы отважились на это.

В своих чувствах они действительно убивают.

 

(молчание)

Тапасья тела — это что-то достаточно интересное, действительно интересное. Тело… ты знаешь, оно совсем непритязательно; у него есть острое ощущение всех своих ограничений, всех своих неспособностей, всего своего неведения, всех… и в то же время — в то же время — АБСОЛЮТНОЕ ощущение божественного Присутствия, абсолютное; причем божественного Присутствия, которое может сломать все, что захочет. Это очень интересно… Присутствие с такой силой! Силой… безмерной, не идущей ни в какое сравнение с земными вещами.

У тела есть очень сильное впечатление (некое осознание), что его страдание исходит из его неспособности. Есть некое восприятие, что оно ПРИВЫКЛО обращать в страдание все, что оно не может вытерпеть.

 

(молчание)

Совсем недавно я видела Z. У нее сильный протест, потому что уже давно я сказала ей кое-что, что она не поняла, по поводу фильмов [показываемых в Ашраме] (это не точно так, но как бы там ни было): она скатилась в яму. Она была здесь (я держала ее за руку), и это тело чувствовало, что это все же та же самая материя — есть общность, тождественность — и это было одновременно забавно и очень мило. И затем здесь была, вот так, такая грандиозная Сила, мой мальчик! Тело сознавало, что То может раздавить существо. И То оставалось так [жест молчаливого свидетеля], не действовало. Сила, которая способна проявиться с витальной мощью (оно доминирует над виталом и способно использовать его) и растворить все в полной неподвижности. Это необычайно.

Но тело не обманывается, оно знает, что это. Оно знает, что это. И тело знает одно: только когда (и потому что) оно может быть абсолютно мирным — мирным как нечто полностью прозрачное и неподвижное — тогда эта Сила может действовать. Тело знает это. Оно знает, что только это требуется от него в этой полной, прозрачной неподвижности.

Возвращаясь к тому человеку из Ватикана, он принадлежит к тому типу людей, которые имеют принципы и могут убить ближайшего друга (или привести его к гибели) вот так, из убеждения. Да, вот так.

 

Это тип «великих Инквизиторов».

Да.

Если мы хотим мира и спокойствия, лучше не привлекать их внимания!

 

Но он следит за P.L.! в видении V он смотрел на твой символ на шее P.L.

 

P.L. носит его?

 

Я не знаю. V видел P.L. с твоим символом на шее, и тот человек смотрел на твой символ.

 

Но я не думаю, что P.L. носит его.

 

Думаю, что носит, но не открыто, конечно же, а под одеждой!

Это не имеет значения.

 

Да, но как бы там ни было, тот человек следит, держит глаз на твоем символе.

 

P.L. надо быть начеку.

 

Я говорил ему об этом.

Они войдут в одну и ту же комиссию![155] Это очень интересно! [Мать смеется] Очень интересно.

Но… (как сказать?) я вложила все это дело [реформа Церкви] в руки Милости. И я ожидаю, что произойдет что-то интересное, ведь там, мы не знаем… То, чего люди не знают, это чудесная сила Милости, даже по отношению к самым неверующим, даже к злейшим противникам.

 

(молчание)

Тело очень просто, у него простота ребенка. Этим утром оно было одолеваемо видениями — не «видениями», я не знаю, как объяснить… это были не точно воспоминания, в приходящие вещи, которые все выражали ненависть, насилие (все такое), и тогда тело, видя это — видя это, чувствуя это — спонтанно сказало (оно продолжает быть в постоянной связи с божественным Присутствием), оно сказало Божественному: «Почему Ты несешь все это в Себе?» С непосредственностью и простотой ребенка? «Почему Ты несешь это в себе?» И в тот момент, когда оно говорило это, было как видение — видение, распространяющееся на всю землю — всех постоянно происходящих ужасов: «Почему Ты несешь…?» И тогда, всегда, Ответ всегда один и тот же (он такой [жест вокруг головы]): «В моем Сознании все по-другому.» Или же: «В моем Сознании все выглядит по-другому.» И было это настояние: «Работай к тому, чтобы иметь истинное сознание. Истинное сознание содержит все.»

И этим утром тело поняло; очень ясно это было понятно (все это не мысли, я не знаю, как объяснить… это не точно ощущение, но… это восприятие… я не знаю [Мать щупает воздух пальцами]), но тело ясно понимало, почему на некоторое время, ради роста существа, было необходимо деление. Ведь если бы, с самого начала, было бы восприятие, которое есть сейчас (что все находится внутри Господа), все-все, совершенно все, например, те вещи, которые (не тем же образом, но все же не так давно) еще давали ему ощущение ужаса… Сейчас больше нет так, но тело еще не может быть счастливо с этим; оно может быть безразличным [жест Свидетеля], но оно не может быть счастливо. И оно поняло, почему необходим был этот ужас; потому что было время, когда было необходимо, чтобы проявленный мир, мир манифестации, казался вовне Господа и отделенным от Него… [После молчания] Надо… надо иметь этот неизменный Мир, надо быть столь же широким, как и вселенная, чтобы вынести то представление, что ВСЕ является всевышним Господом.

И тело поняло, что только сейчас оно имеет это переживание, поскольку только сейчас оно достаточно сознательно и в достаточной мере осуществило свою сдачу Господу (осуществило сдачу в истинном смысле; я почти могла бы сказать «отождествилось», но это слишком громкое слово, и тело не хочет этого слова, оно знает, что это не так, что отождествление будет чем-то другим), но, совсем просто, оно способно, оно готово выдержать представление, что все есть Господь, что есть ТОЛЬКО Господь. Раньше, довольно долгое время, ему еще нужно было чувствовать, что все эти движения [жест вперед] ведут к Господу, а все те движения [жест назад] уводят от Господа. В течение долгого времени этот выбор был необходим. А теперь, сейчас тело делает свою тапасью, чтобы быть способным вынести это представление — и не допуская и не принимая движения деградации и жестокости… То есть, с зарождающимся ощущением, что вещи не такие, какими они кажутся, что мы видим только видимость, но вещи не таковы, какими они кажутся.

Но мозг не может понять. Разум может рассуждать о чем угодно, но это совсем другое, ума там нет. Мозг, его способность…

Не далее, как этим утром, все утро было… (как назвать это?) это носит природу изумления, но это не имеет радости изумления, и это не имеет глупости оторопи, это нечто… это состояние, да. Тело констатирует, какова жизнь (или, по крайней мере, какой предстает жизнь для нашего внешнего, активного сознания), какова жизнь, какой она КАЖЕТСЯ… и телу очень трудно не сказать: «Почему, почему, почему? Почему?... ПОЧЕМУ?...» И затем, когда тело вот так смотрит, ему становится грустно-грустно-грустно; тогда оно чувствует, что это не то. И что это за грусть?... Должно быть, это… Должно быть, это дверь, ведущая к чему-то иному… чего оно еще не понимает.

Почему, почему этот мир такой, почему? К чему все эти ужасы, зачем?... В таком состоянии тело было этим утром. И, затем, впечатление — столь же сильное впечатление, как и впечатление бытия в Господе — у него было впечатление, куда это ведет, того, что придет. И с ПОЛНЫМ доверием, полным… Но оно еще не знает.

Все время — все время, это не прекращается — все время тело приводится к переживанию, что когда все вот так [Мать поворачивает два пальца в одну сторону], то есть, повернуто к Божественному, все устанавливается чудесным образом — чудесным образом… невероятно; и достаточно только повернуться так [Мать поворачивает два пальца в другую сторону], чтобы все стало отвратительным, пошло неправильно, заскрипело: СОВСЕМ МАЛЕНЬКОЕ движение между доверительным открытием и обычным сознанием (совсем не сознанием протеста или отрицания, ничего подобного: это просто обычное сознание, сознание жизни, какое имеют люди — обычное сознание), и этого достаточно… чтобы все стало ужасным; а затем, вот так [жест в другом направлении], и все чудесным образом чудесно. Что касается микроскопических, незначительных вещей, ты понимаешь, то есть, что касается ВСЕГО — нет ни «важных веще», ни «неважных вещей», ничего подобного — все становится просто чудесным, и все же это те же самые вещи! В одном случае у вас есть боли, вы страдаете, вы несчастны и даже сходите с ума, а в другом случае… И это не одни и те же вещи.

Но это достигло той степени, что сейчас тело совершенно не понимает, как это можно жить обычной жизнью с обычным сознанием и быть довольным! Это кажется ему ужасным, невероятным. И этот образ жизни в хаосе, мерзости, злобе, эгоизме, насилии, о!... и в жестокости, во всевозможных ужасах, и считать это совершенно естественным… Тогда тело говорит себе: «Должно быть… должно быть, это необходимо как этап в развитии, и это результат Милости, значит, ничего не скажешь, остается только восхищаться.»

Но тело совершенно уверено — совершенно уверено — что если бы мир, если бы творение было точно таким, каким оно кажется сознанию тела, какое оно есть сейчас, то оставалось бы только одно — стереть этот мир!... Очевидно, это объяснение — и оправдание — всех нигилистических философий и религий. Надо быть совершенно несознательным, чтобы счастливо и довольно жить в этом ужасе, каким является этот мир. И все это… ЕСТЬ Господь, и не только ЭТО ЕСТЬ Господь, но это и ВНУТРИ Господа; иными словами, это не так, как мы себе представляем: то, что было отторгнуто и отброшено, все это здесь, ВНУТРИ Господа… Вот так.

Ты видишь, у тела есть это переживание: когда оно совершенно дезорганизовано, простужено, у него болит здесь, болит там… но стоит ему занять определенную позицию (можно назвать это позицией, я не знаю), определенное состояние сознания, во всяком случае — и тогда все это исчезает! Иначе этого больше нет, не осталось и следа — нет ни простуды, ни болезни, нет больше ничего, все это ушло! Но это готово вернуться… и не только ушли (это было бы психологическим явлением), но и ИЗМЕНИЛИСЬ окружающие ОБСТОЯТЕЛЬСТВА! Они стали другими: в одном случае все вот так повернуто, искажено, а в другом случае…

 

(долгое молчание)

Так что преимущества тела над умом как раз в том, что тело очень хорошо понимает (для него это естественно), что весь этот способ видеть и говорить — это только способ видеть и говорить; можно иметь противоположный взгляд, и он будет столь же верен, и еще один другой взгляд будет также совершенно верен, и, в конце концов, все, что говорят и думают, это только… способ смотреть… Уму это трудно, но тело знает это, очень хорошо знает это. Но…

 

(долгое молчание)

Невыразимо.

 

(молчание)

Как твои ночи?

 

Не очень-то.

Все то же?

 

Да, не блестяще.

Без изменений?... Хорошо.

Тело знает состояние, в котором оно не спит обычным образом (то, что называется «сон»), а вместо этого есть состояние (которое можно было бы назвать состоянием гармонии, но не активной, а очень тихой), в котором больше нет времени, то есть, можно провести два часа, три часа, считая, что прошло только пять минут. Теперь ночи таковы, и это становится все чаще. И у меня такое впечатление, что это изменило бы твой сон (я часто думала об этом, почти каждый день): входить в это состояние, которое совсем не является обычным сном, в котором у вас есть сны и активности, и подсознательное так активно — там этого нет, нет ничего такого.

Все это только начинается. Надо иметь терпение.

 

Я спрашивал себя… Все последнее время я просыпался утром с больными глазами. Я гадал, из-за чего это.

 

Ты много работаешь по вечерам?

 

Я работаю как обычно. Но, что странно, днем становится лучше. А ночью снова болят глаза. Что происходит?... Я спрашивал себя, не досаждает ли мне что-то тонкое?[156]

 

(Мать смотрит)

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.