Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Тело мира





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Это просачивание поначалу трудно переносить. Всё дезорганизуется, есть некий скрытый протест: «Как наступаешь на муравейник», - сказала она, и это точно так. Всё становится очень агрессивным, и может показаться странным, что все материальные вещи, даже объекты, животные и все люди вокруг становятся очень агрессивными, как если бы была некая тайная солидарность в материи. Я сам наблюдал очень примечательное явление, которое повторялось несколько раз, так что я мог ухватить суть дела. Сам по себе это странный опыт: как только вы хотите попытаться понять, как вещи на самом деле работают в материи, так сразу же происходит так, как если бы всё приходило дать вам некую демонстрацию - соучастие в другом направлении - всё приходит в жизнь и кажется, что отзывается эхом повсюду, за десять тысяч миль от вас и прямо под вашими ногами. В те дни я заметил не только некое «возмущение в атмосфере», не только всевозможные маленькие, микроскопические инциденты, накатывающиеся волнами, одна за другой (в людях и окружающих объектах, в моих собственных жестах), но даже и животные начинали роптать, и неминуемо я находил скорпиона на пороге своей комнаты или на лестнице... как если бы всё двигалось в том же самом пагубном, микроскопическом ритме. Как если бы вся материя начинала одновременно скрипеть, так сказать. Есть маленькие беспорядки, есть и большие беспорядки. Во второй раз, когда супраментальная Сила пришла, чтобы утвердиться в её теле, в 1961 году, Мать отметила: «Любая возможная трудность возникает во весь рост - как это должно было происходить и наверняка происходило со Шри Ауробиндо, я поняла это. Я поняла. Да уж, это не шутка, ты знаешь! Я удивлялась, почему всё то свалилось на него так жестоко - теперь я поняла! Потому что та же самая жестокость навалилась теперь на меня. В действительности, всё в материальном сознании всё ещё восприимчиво к действию враждебных сил - не в точности в сознании тела, а, можно сказать, в материальной СУБСТАНЦИИ, КАК ОНА ОРГАНИЗОВАНА РАЗУМОМ: первыми движениями Разума в Жизни, что вызвало переход от животного к человеку. Я имею в виду первую ментализацию Материи. Что же, есть нечто, что там протестует, и этот протест вызывает беспорядки...»Вот что это, перед прославленным физическим разумом было замечательное нечто, что было сформировано вместе с человеком и что вызвало переход от животного к человеку. В животных нет физического разума; у них есть только клеточный разум. Тюрьма существует только для нас. «Несознательное», которое во всех традициях помещается в начало времён как некая первичная скала, является на самом деле человеческим явлением. Это явление физического разума: это вуаль или стена грязи. Сеть. За этой сетью всё сообщается друг с другом, нет делений. Эволюция попала в тюрьму и стала завуалированной лишь сотни миллионов лет спустя, по причинам индивидуализации, о которой мы уже упоминали. Но если это верно, если именно физический разум порождает стену, тогда мы перед лицом чудесной возможности: нам не нужно совершать «эволюцию», трансформацию или мутацию, охватывающую века и сопутствующие мучения - нам нужно лишь разрушить ту Стену. И всё здесь. Тотальное Сознание здесь, тотальное Движение, Шакти, тотальная Мощь здесь. Мы пытались разрушить Стену сверху, но она должна быть разрушена глубоко внизу, в материи. Мы пытались стать сверх-людьми в сети, но это сама сеть должна быть разрушена, и любое «сверх» уже здесь, гораздо более невообразимое, чем мы можем даже подумать. Только, в тот момент, когда вы прикасаетесь к сети, она начинает скрипеть, и всё скрипит: «поднимается во весь рост», - сказала Мать, и она добавила: «То есть, это введение чего-то совершенно нового в эту Материю, и тело протестует».

Тело мира протестует.

Оно яростно протестует против слабого мерцания тайно пробивающегося света, стремящегося в конечном итоге разрушить весь его способ бытия.

Но как может одно тело, одно маленькое тело, само по себе, в малоизвестном Пондишери изменить тело мира? Этот был мой постоянный вопрос в течение первых лет с Матерью. Поскольку меня занимала проблема всего мира, и я не видел, как эта улыбающаяся маленькая Мать, ходящая взад-вперёд по своему коридору среди тех скрипящих людских образчиков может «трансформировать мир». Это казалось мне какой-то сказкой. Как можно, разрушая маленькую привычку здесь - в этой пылинке на масштабах всего мира - тем самым разрушить грандиозную привычку всего мира? Конечно, я видел, что все маленькие привычки вокруг неё как бы скрипели хором, но... «Как может та работа, которую ты делаешь в своём собственном теле, оказать общее воздействие на телесную субстанцию вне тебя?» «Тем же самым образом, - ответила она, - поскольку вибрации распространяются. Например, всякий раз, когда я оказывалась в состоянии покорить что-либо – я имею в виду найти истинное решение к тому, что мы называем "болезнью" или неправильным функционированием (ИСТИННОЕ решение, то есть, не ментальное решение, не обычное знание, а духовное решение, вибрация, которая ОТМЕНЯЕТ болезнь или приводит вещи в порядок), я всегда очень легко могла вылечить людей от того же самого - послав ту вибрацию. Вот как происходит. Потому что субстанция ОДНА. Всё ЕДИНО, ты понимаешь, мы забываем это всё время! Мы всегда чувствуем отдельность - это совершенно и крайне ложно. Потому что мы основываемся на том, что видят наши глаза, к чему прикасаются наши руки... это настоящая Ложь. Как только ты немного изменишь своё сознание, ты поймёшь, что... ты знаешь, это как картинка, наклеенная на что-то. Но это не верно, это вовсе не верно. Даже в наиболее материальной материи, даже в камне - даже в камне - как только ты изменишь своё сознание, так всё это деление, всё разделение полностью исчезает. Это... (как бы выразиться?) способы концентрации, формы вибрации В ОДНОЙ И ТОЙ ЖЕ ВЕЩИ».

Таков процесс духовного заражения. Все вибрации заразительны, хорошие тоже.

Тогда это меня убеждало, потому что Мать, говоря что-то, заставляла вас видеть вещи, вы чувствовали их в вашем собственном теле. Но я всё равно продолжал задавать тот же самый вопрос в той или иной форме. «Как может это нелепое маленькое движение, шею которого я свернул в моём сознании, быть выкорчевано повсюду в мире?» Здесь я поставил перед Матерью более хитрый вопрос, и действительно я имел право делать это, поскольку в тот момент она ещё не нашла настоящего механизма: она подводилась к нему «ударами кулака и молотка». Она ответила: «Ошибкой будет думать, что есть какое-либо «персональное» движение в мире; это невежественное сознание человека ДЕЛАЕТ ЕГО ПЕРСОНАЛЬНЫМ, но это не так: эти установки распространены по всему миру. И затем она добавила: Это пришло с Разумом, у животных этого нет, и как раз поэтому я чувствую некую мягкость в животных - даже в считающихся наиболее свирепыми - чего не существует в человеке». Что же, хорошо, но если даже эти волны имеют общую природу, то как тогда сам факт того, что я устранил движение из моей персональной сети, устранит его из сети мира? Требуется где-то затронуть некий корень. И Мать обычно объясняла мне свой метод, который она использовала тогда в течение десятилетий (и, вероятно, могла бы использовать века, не произведя никакого реального радикального изменения). Это духовный метод всех выдающихся йогов (тех, кто работают для мира, молчаливо). Мать выходила из своего материального тела, индивидуальной маленькой сети, и неизбежно, как только вы выходите из сети, всё становится всеобщим. И она воздействовала на различные универсальные слои сознания: ментальный, витальный или подсознательный слои, все те волны наших блестящих или не столь блестящих идей, наши абсурдные или более вредные реакции: «Когда ты выходишь, чтобы сделать какую-то работу по трансформации, например, принести Свет в различные слои земной жизни, то ты имеешь дело не с индивидуальным подсознательным, работа не делается через индивидуализацию. Она делается через противоположное движение, через некую универсализацию. В тот момент, когда ты становишься универсальным, ты можешь воздействовать на целое. Ты можешь отделить себя в мышлении, но не в реальности, что означает, что если ты хочешь устранить подсознательное в себе, то твоё движение должно быть общим; оно не может быть персональным, так ты ничего не добьешься».

И Мать рассказывала мне о работе, которую она делала особенно по ночам, когда у неё был небольшой покой, и она выходила из тела: «Это происходит каждую ночь. И это выражается всевозможными сценами и символами, всевозможными воспоминаниями, от слов до образов. И есть группы и категории тенденций»; в деталях представляются различные человеческие тенденции. Эти «категории тенденций» или «земные позиции», эти тысячи глупых реакций, которые нужно было уничтожить, обычно принимали всевозможные лица, иногда странные составные лица, как если бы одно лицо представляло дюжину или, возможно, сотни лиц: оно представляло не одну персону, а скорее, позицию: «Иногда эти персоны составлены из черт нескольких других персон, взятых вместе, чтобы ясно указать, что это вопрос состояния сознания, а не индивидуальности. Редко, когда это индивидуальность: это состояние сознания. Припоминаю, что даже в Японии было четыре человека, которых я никогда не могла отличить друг от друга в своей ночной деятельности: все четверо всегда были смешаны вместе (и Бог знает, они даже не знали друг друга!), смешаны вместе, потому что их подсознательные реакции были идентичны. Был англичанин, француз, японец и ещё один, все из разных стран; да, ночью, все они были на одно лицо! Как если бы ты видел одного через другого». Вот как образчики в Ашраме представляли своё универсальное значение: «В этой работе люди вокруг меня подобны семействам в тех мирах, иными словами, существуют типы, и каждый представляет некий тип... Эти типы принимают лицо кого-то, с кем я имею или имела персональную связь, но для меня это типы: "А, такой-то и такой-то тип!" – и он может представлять ТЫСЯЧИ людей. И воздействие на представителя типа отзывалось на всех, кого он представляет». Но Мать добавляла: «Это работа, которая кажется... бесконечно - нескончаемой, в любом случае».

Можно гадать, является ли это действительно решением, может ли корень проблемы действительно быть затронут таким образом. И затем её работа в дневное время, посреди тех людей, которых нужно увидеть, тех трудностей, которые нужно разрешить, того сопротивления, которое нужно преодолеть, тех тысяч маленьких реакций в и вокруг её тела, всё это имело тот же символический характер: «Физические детали неважны сами по себе, но они симптоматичны в целом...» Да, как маленькие скорпионы, снующие возле твоей двери. Одна болезнь - это миллион идентичных болезней. «Другими словами, трудности, препятствия, сражения, победы, прогресс – это ничто само по себе, но это указатели общей тенденции - есть моменты фантастического продвижения или прогресса, которые кажутся чудесными; а в целом всё воспринимается как прорыв – общий прорыв».

Дьявольский прорыв, это уж точно.

Но исчезнут ли из-за этого образчики-скорпионы?... Возможно, после нескольких столетий «общего прорыва».

Действительно ли таким путём может быть разрушена сеть мира?... Задать этот вопрос означает поставить под сомнение все духовные методы со времён начала духовности. Это означает априори допустить, что правы все материализмы мира, которые постоянно отрицали силу Духа и утверждали превосходство их машинерии для улучшения материального существования... хотя материализм был недавно несколько поколеблен.

И ответ, единственный ответ - тот ответ, который Мать откроет в своём теле - заключается в том, что есть лишь единственный способ вылечить тело мира: бытьтелом мира. Есть лишь один способ разрушить сеть, это разрушить её в теле, которое стало всем телом земли. Следует выбраться из сети не оставляя своего тела. Экстаз - это всего лишь милая маленькая греза. Можно реально и тотально воздействовать лишь на то, чем являешься. Если вы хотите воздействовать на земную Материю, вы должны быть всей земной Материей. То, что нужно, это материальное заражение. Можно найти решение не свыше или внутри или снаружи, или в ходе медитации или созерцания или выйдя из тела в четвёртое или сотое измерение, а став каждым атомом, каждой вибрацией земного тела. А как это возможно? Ментально можно понять, как можно стать космическим сознанием и слиться со вселенским Разумом; даже витально понятно, что можно стать великой Энергией жизни и слиться со вселенским Динамизмом (даже если вряд ли найдутся земные примеры этого, за исключением, возможно, на очень малом масштабе, Наполеона, Александра Македонского или Чингиз-хана). Но телесно, как может одно маленькое тело стать всеми телами и впустить всю убогость мира, не умерев от этого? Как, даже физиологически, может оно расширить своё клеточное сознание, не взорвавшись и не растворившись?

С другой стороны, маленькие сияющие точки не проникли бы в тело мира, если бы тело Шри Ауробиндо или тело Матери не стали бы в некотором роде телом мира.

«Каждый атом», - сказал Шри Ауробиндо.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.