Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Иллюзионизм наоборот



 

До 1968 года Мать переживала странный период, в котором она брела наощупь между двумя мирами в поисках нового вида или нового типа, со всеми головокружениями, которые следуют из того, что оставлен «твёрдый» мир ради нового мира, чьи законы она ещё не очень хорошо знала. Но что мы называем «твёрдостью», если не кристаллизованную привычку? Для рыбы вода совершенно тверда. Мир есть ни что иное, как громадная привычка. Следовательно, будет точнее говорить об изменении среды. Вы не изобретаете среду: она есть и была извечно. Это вечная среда, в которой мы живём с разными привычками, водными или земляными, но та вода и та почва - это просто различные способы касания и видения при помощи определённого сознания, которое всё продолжает расти, и по мере своего роста прорывается через границы своей теперешней среды и постепенно начинает касаться, видеть и жить другим образом. Это всегда более чистое или более тотальное открытие вечной Среды: законы - это временные маленькие костыли, привычки в пути. Именно постепенное открытие великого Закона расставляет вдоль пути все маленькие законы. Эволюция - это сознательное открытие великой Среды и великого Закона: тысячи и миллионы маленьких составных частей, каждая из которых открывает чудо великого Всего, которым они являются. Человек - это индивидуализированный переход от великой тотальности, не осознающей себя, лишённой саморефлексии, можно было бы сказать, как птицы и все маленькие создания, к великой тотальности, сознающей свою множественность в единстве: возвращение к великой Естественности мира, от которой человек отрезал себя, чтобы развить это маленькое рефлексирующее или рефлективное приспособление. Это болезненный экран - наш великий «космический несчастный случай» или так называемое падение из земного рая. Но земной рай как раз здесь; нам не нужны небеса, нам требуется лишь снова найти великое Сознание, истинную Среду, тотальный Закон. Нам нужно снова найти то, чем мы являемся. Наша великая боль - это не быть тем, чем мы являемся, нет ничего другого. Тогда все маленькие кристаллизированные привычки исчезнут в великом, счастливом Ритме, непосредственном Знании, Мощи стать тем, что мы видим. Это великий переход от искажённого сознания в искажённой индивидуальной среде к Прямому Сознанию, Точному Сознанию, Истине-Сознанию, которое мы можем назвать Божественным или Господом или всем, чем пожелаем - важно отведать её.

Действительно, это можно попробовать:«Было так, как если бы я была погружена в ванну Всевышней Любви. [Для тела это подобно ванне, это не сантимент.] И это некая гомогенная и недвижимая вибрирующая масса, с бесподобной интенсивностью вибрации, которая может транслироваться как тёплый, золотой свет. И это одновременно повсюду, везде одинаково, без изменения или чередования высокого и низкого, с неварьирующейся интенсивностью ощущения. И это "нечто" есть как абсолютная недвижимость, так и абсолютная вибрационная интенсивность. И Это... любит. Нет "Господа" и "вещей"; нет "субъекта" и "объекта". И То любит. Как описать, чем То является?... Это невозможно. Оно любит везде и всё, всё время, в одно и то же время. Раз уж ты пережил То, то бесповоротно осознаёшь, что всё целиком и полностью зависит от индивидуального восприятия, а индивидуальное восприятие, в свою очередь, зависит от недостатка, инерции, непонимания, неспособности клеток схватить и удержать Вибрацию, другими словами, от того, что человек называет своим "характером" и что вытекает из его животной эволюции. Но Он, Он здесь; Он здесь, здесь! Он здесь постоянно - Он ЕСТЬ постоянство. Постоянство, которое искал Будда, находится здесь. Будда заявлял, что его нужно искать в Нирване - но оно здесь, в Любви. Это здесь, здесь, здесь - прямо здесь. Но сами вещи не могут почувствовать больше, чем они могут выдержать. Это завтрашний или послезавтрашний мир. Неизменное великолепие... Не знаю, сменится ли этот мир (я говорю не просто о земле, а о теперешней вселенной), сменится ли этот мир другим, или будет длиться тот же самый, или же... но То, о чем я говорю и что я называю Любовью, является Мастером этого мира. В тот день, когда земля (потому что нам было обещано, и это не пустое обещание), когда земля проявит То, настанет великолепие... Довольно странно: витальный мир потрясающе пышный, ментальный мир обладает своим блеском, мир богов (это реальные существа, которых я хорошо знаю) действительно очень прекрасен; но, представь себе, с тех пор, как я имела этот Контакт, всё то кажется пустым - кажется пустым и... утратившим нечто существенное. И эта сущностная вещь заложена в принципе земли, здесь».

Это переживание тела, клеток.

Кого обезьяны называют «Богом»? Вероятно, молнию, гром... нечто очень естественное и материальное. То, что мы называем «Богом», возможно, ещё более естественное и материальное - и менее глупое - чем воображает наш Ментальный Век. «О, Аристофаны вселенной»,... - сказал Шри Ауробиндо.

Но переход к великому Сознанию, к истинной и тотальной Среде, действительно является «неожиданным» для животного тела, которое видит, как крошатся его старые привычки, и которое время от времени вступает в полностью противоречащее законам Чудо: это не философия, вы понимаете, это физиология. Только не всегда легко учить другую физиологию. Мать учила физиологию нового вида, но она учила её «наоборот», так сказать: не то, чем на самом деле являешься, а чем становишься, утратив свои старые привычки. Вероятно, лишь в конце, когда будут утрачены все привычки, мы скажем: О, так вот что это такое! Когда не останется ничего, кроме Того. Одним словом, она шаг за шагом раскрывала иллюзорную ложь (или временную истину) старых привычек человеческой среды; она расставалась со всеми законами. Интересненький предмет для учеников Ньютона, Лавуазье, Клода-Бернарда, Нильса Бора и всех остальных, кто систематизировал весь наш священный или проклятый багаж трюков. «У меня очень сильное чувство, что нам предлагается выучить нечто. Это очень сильно. И я не знаю, что это. Это нечто подобное... тайне функционирования. Мне всегда показывается, через маленькие происшествия наподобие этого, что та процедура, которую мы постигаем или понимаем или выучили, ложна, она не соответствует реальности, и нам предлагается найти, открыть - но открыть В ЖИЗНИ - истинный процесс Манифестации,* *Шри Ауробиндо и Мать предпочитали использовать слово «манифестация» вместо «творение». Это не нечто фиксированное, выдвинутое неким божественным властелином, а что-то, что находится здесь и всё больше и больше проявляется.все «как» и «почему». И в этом состоянии сознания я постоянно пребываю. Как если бы я проталкивалась и проталкивалась...»

Действительно, она пробивалась через стену тюрьмы или ячейки сети, и всякий раз эта сеть или тюрьма немного уступала, казалось, как если бы все действующие или, по крайней мере, разумные законы, улетучивались - микроскопическое испарение, маленькая щепотка «чуда». Так что вопрос становился очень точным: что такое «Материя», в конце концов? Ведь на самом деле мы вообще не знаем, чем является Материя, потому что мы полностью погружены в неё, телом и душой. Рыба ничего не может понять относительно своей воды, кроме того, что в ней хорошо плавать. Но здесь это ещё более радикально, поскольку это не как рыба, выходящая из одной формы Материи, чтобы войти в другую, даже летающую, форму Материи, это... что-то иное. Да, другая Среда, которая, можно сказать, является настоящей составляющей всех возможных форм Материи, и для которой то, что мы именуем «Материей», несомненно, что-то иное; и всё же эта Среда материальна: в конце концов, у Матери было такое же тело, как и у всех других, она же не была чистым духом! И именно это материальное тело начало по-другому воспринимать свою материальность. Внезапно, или постепенно, она открывала некий иллюзионизм, который не был Буддистским: он был клеточным. То, что другие открывали на вершине сознания, оставляя вселенную в её печальной иллюзии или в «юдоли слез», она открывала в своём теле - но с лежащей в основании экстраординарной Реальностью, мы могли бы сказать, с совершенно другой разновидностью «Материи». И это не было что-то «под» или «позади» нашей материальной иллюзии; нет, это внутри, в самом центре «иллюзии», это та же самая вещь, та же Материя, но другая. Как если бы всё виделось и проживалось при помощи ложных глаз и неправильных чувств. «Наложение лжи на настоящий факт, - сказала она. То, что мы видим, не является ЭТОЙ вещью: это лишь отражение, образ, искажённый в нашем сознании. Но вещь СУЩЕСТВУЕТ САМА ПО СЕБЕ, отдельно от нашей рефлексии; и в своей настоящей природе она не имеет того характера, который мы ей приписываем».

Это странно: некий конкретный иллюзионизм - иллюзионизм наоборот. Когда исчезает мираж в пустыне, человек, умирающий от жажды, видит, как растворяется в песках его золотой город: не было города. Здесь же мираж исчезает и остаётся город! Именно мираж мешал нам видеть прекрасный золотой город.

Так что вот мы где, в пустыне, в поисках настоящего города людей – в поисках, возможно, нашей истинной реальности.

Чтобы начать прикасаться к другой вещи, надо иметь большую жажду в другой вещи. Следует проталкиваться, пробиваться через ячейки сети.

Тонкая мембрана лжи, которую следует сбросить.

И явится настоящее функционирование мира.

 




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.