Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Анатомия и физиология речи, закономерности ее развития и фонетические нормы



Хотя «точные нервные механизмы порождения речевых движений остаются в значительной мере неизвестными» (Net-sell, 1983), можно утверждать, что приобретаемые в процессе индивидуального развития условно-рефлекторные речевые ре­акции формируются у человека в языковой среде на основе врожденных безусловно-рефлекторных дыхательных и пище­вых двигательных координации (синергии).

Так, речевое дыхание формируется на основе обычного ды­хания, служащего целям газообмена; оно составляет энергетиче­скую основу речи. Известно, что люди, которым по каким- либо причинам была произведена трахеостомия, перестают говорить, хотя голосовые связки и артикуляторный аппарат при этом ана­томически не повреждаются. Этот клинический факт демонст­рирует значение в акте речи выдыхаемой воздушной струи.

Спокойное дыхание и речевое дыхание не являются одно­значными процессами. Во время спокойного дыхания вдох производится активно за счет сокращения наружных межребер­ных, межхрящевых мышц и мышц диафрагмы, а выдох проис­ходит более или менее пассивно в силу опускания стенок груд­ной клетки, эластичности легких и реберных хрящей и тонуса брюшных мышц. Отношение фазы вдоха к фазе выдоха по вре­мени колеблется от 1:1,1 до 1:2.

Во время речи и особенно пения резко увеличивается функ­циональное значение фазы выдоха. Перед началом речи обычно делается более глубокий вдох. Время выдоха значительно удли­няется по отношению ко времени вдоха. Фаза выдоха перестает быть пассивной, в ней принимают участие внутренние межре­берные мышцы, поперечные мышцы груди, нижние задние зуб­чатые мышцы, квадратные мышцы поясницы. Интересно, что работа ряда мышц во время выдоха начинает подчиняться та-

13ким факторам, как смысловое содержание речи и ее разборчи­вость для окружающих.

Ряд авторов обращают внимание на то, что словесная и сло­говая структура речи отражается в динамике работы выдыхатель­ных мышц живота и межреберных мышц (Stetson, 1930, !951) и даже гладких мышц бронхов (Жинкин Н.М., 1958). По данным Р.Л. Шейкина (1966), вдохи во время речи производятся или после окончания фразы, или между смысловыми группами слов. Харак­тер речевого дыхания меняется в зависимости от громкости, инто­национной и ритмической структуры речи (Арутюнян Э.А., 1967).

В целом, по образному выражению Kaplan (1960), «во время речи ритм дыхания следует ритму мышления».

Сведенные и напряженные голосовые связки только тогда на­чинают генерировать звуковые волны, когда соотношение подсвя­зочного и надсвязочного давления воздуха достигает некой крити­ческой величины (Ischikl, 1961). Если энергия выдыхаемого воздуха возрастает — увеличиваются его скорость и масса, — то возрастают амплитуда и частота колебаний голосовых связок, следовательно, изменяются и качественные характеристики голоса.

Артикуляционные уклады разных гласных весьма различны. При произнесении гласного А полость рта широко открыта, а при произнесении И или У в ней образуются сужения, создаю­щие значительное сопротивление выдыхаемому воздуху. Это уменьшает разницу в величинах под- и надсвязочного давле­ния, звуки получаются слабыми, и разборчивость речи падает. Чтобы этого не происходило, требуется постоянное изменение подсвязочного давления в зависимости от артикуляционных укла­дов произносимых звуков, то есть в конечном итоге от смысло­вого содержания речи.

Методом рентгенокимографии было показано, что саморе­гуляция подсвязочного давления осуществляется, по-видимо­му, за счет работы диафрагмы (Сергиевский М.В., 1950; Жин­кин Н.И., 1958), которая во время выдоха и постепенного спа­дения грудной клетки то поднимается, то опускается. Величина подсвязочного давления при прочих равных условиях мини­мальна для гласного А, возрастает при произнесении гласных О, Э, У, И и становится максимальной при произнесении глу­хих щелевых согласных Ф, С, Ш, X.

Проходя через верхние отделы речевого тракта, выдыхаемая воздушная струя встречает на своем пути во время речи локаль­ные преграды разного типа. Это создает шумы, специфические для каждой фонетической группы согласных, а также для от­дельных согласных. Шумовые компоненты гласных не имеют дифференциального значения. При определенном падении ин-

тенсивности воздушной струи артикуляционный аппарат начи­нает работать впустую, также как и аппарат голосообразования. Именно поэтому механизм речевого дыхания называют энерге­тической основой речевого акта.

Иннервация этой части механизма речи обеспечивается спе­циальными нервами грудного и шейного уровней (поперечнопо­лосатые вдыхательные и выдыхательные мышцы). Диафрагмаль-ный нерв (п. phrenicus, C3_4_5) иннервирует поперечнополоса­тую мускулатуру диафрагмы, а блуждающий нерв (п. vagus, X нерв) — гладкую мускулатуру бронхов. В управлении речевым дыханием принимают участие не только стволовые, но и подкор­ковые, а также корковые отделы мозга. В пользу последнего сви­детельствуют приведенные факты о влиянии на характер речевого дыхания слоговой и семантической структуры речи.

Механизм голосообразования анатомически представлен в пе­риферическом речевом аппарате гортанью.

Гортань как бы подвешена к подъязычной кости посредством щито-подъязычной мембраны. Вверху она открывается в полость глотки, внизу — переходит в трахею. Скелет гортани состоит из трех непарных хрящей: перстневидного, щитовидного и надгор­танного и из трех парных — черпаловидных, рожковидных и кли­новидных. Хрящи соединены между собой суставами, движения которых осуществляются несколькими группами мышц. Истин­ные голосовые связки (lig.vocales) натянуты в переднезаднем направле­нии между щитовидными и черпало-видными хрящами и заключены в складки слизистой (plicae vocales). Параллельно им расположены склад­ки слизистой, носящие название ложных голосовых связок (рис. 1)*.

Рис. 1. Гортань с голосовыми связками (вертикальный разрез).

/ — вход в гортань; 2 — надгортан­ник; 3 — щитовидный хрящ; 4 — голосо­вая мышца; 5 голосовая щель; 6 — plicae vocales; 7 — щито-черпаловидная мышца; 8 перстневидный хрящ; 9 подсвязочное пространство; 10 — трахея.

В работе использованы рисунки из Атласа анатомии человека В. Шпальтегольца (1901—1918); Атласа анатомии человека Р.Д. Си­нельникова, М.: Медгиз, 1952, М.: Медицина, 1966.

15Различают внешние и внутренние мышцы гортани. Функци­ональное значение в процессе фонации внешних мышц гортани, относящихся главным образом к поверхностным и глубоким мышцам шеи и дна полости рта, еще не полностью выяснено. Однако известно, что они фиксируют гортань в определенном положении, подтягивают ее вверх и опускают вниз (обычно вместе с подъязычной костью), выдвигают гортань вперед и пе­ремешают ее назад (последние движения незначительны). Ин­нервация этих мышц гортани осуществляется за счет тройнич­ного, лицевого, подъязычного черепно-мозговых и I, II, III шейных нервов.

Непосредственно фонацию осуществляют внутренние мышцы гортани. К ним относятся перстне-черпаловидные за­дние и перстне-черпаловидные боковые мышцы, перстне-чер­паловидные косые, черпаловидная поперечная и щито-черпа-ловидная мышцы. Та часть щито-черпаловидной мышцы, ко­торая прилежит к голосовой связке, называется голосовой мышцей (m. vocalis). Ветви блуждающего нерва иннервируют не только внутренние мышцы гортани, но и ее слизистую, чрезвычайно богато снабженную различными чувствительны­ми окончаниями.

При обычном дыхании голосовые связки раздвинуты и со­вершают небольшие экскурсии, то расширяя голосовую щель, то суживая ее. При форсированном дыхании голосовая щель расширяется максимально. При фонации голосовые связки на­прягаются и производят колебательные движения.

Существует миоэластическая теория голосообразования, со­гласно которой периодические колебания сведенных голосовых связок и, следовательно, генерация голоса происходят под влиянием механического прорыва выдыхаемого воздуха.

Эти представления были поколеблены Husson (1962), выдви­нувшим нейромоторную теорию голосообразования. Он считает, что голосовые связки активно сокращаются под влиянием се­рии нервных импульсов, причем частота колебаний голосовых связок соответствует частоте нервных импульсов.

Поданным Л.А. Чистович, В.А. Кожевникова (1969), голо­совые связки приходят в колебательное состояние под воздей­ствием, во-первых, их активного сокращения и натяжения и, во-вторых, подсвязочного давления воздуха, прорывающегося сквозь сомкнутые голосовые связки.

Колебательные движения голосовых связок порождают зву­ковые волны, то есть заставляют периодически колебаться мо-

лекулы воздуха с определенной частотой и силой: чем чаще ко­леблются молекулы, тем выше звук; чем больше амплитуда их колебаний, тем сильнее звук.

Звуковые колебания распространяются в воздухе со скоро­стью примерно 340 м/с. Физическая интенсивность звука обыч­но измеряется по уровню звукового давления. Диапазон звуко­вого давления, воспринимаемого ухом человека, очень широк. Поэтому принято пользоваться логарифмической шкалой и вы­ражать звуковое давление в условных единицах — децибеллах (дБ). Сила среднего разговорного голоса равна примерно 70 дБ. Амплитуда колебаний голосовых связок (сила голоса) в основ­ном зависит от максимальной величины объемной скорости воздуха, проходящего через голосовую щель в момент от­крытия, то есть от величины подсвязочного давления (Чисто­вич Л.А., Кожевников В.А., 1969).

Частотный диапазон голоса человека измеряется в герцах (Гц). Высота голоса в разговорной речи обычно колеблется у муж­чин в пределах 80—150 Гц, у женщин — 120—400 Гц (Чистович Л.А., Кожевников В.А.). Так как человеческий слух неодинако­во чувствителен к звукам разной частоты, то воспринимаемая нами громкость голоса зависит не только от его абсолютной си­лы, но и от его частотных характеристик. Высокие голоса ощу­щаются нами как относительно более громкие.

Значение аэродинамических условий в гортани при голосо-образовании наглядно проявляется также в механизме образо­вания звонких и глухих согласных звуков. Артикуляционные уклады соответствующих пар глухих и звонких согласных (П—Б; Ф—В; Т—Д; С—3; Ш—Ж; К—Г) не отличаются друг от друга.

В работах коллектива, руководимого Л.А. Чистович, было показано, что иннерваторной единицей в процессе артикуля­ции служит слог. Отсюда следует, что команда к сокращению мышц голосовых связок в таких слогах, как, например, ПА, по­сылается центральной нервной системой одновременно с ко­мандой к смычке мышц губ. Тем не менее губно-губная смычка в этом слоге получается глухой. Этот факт можно понять, рас­сматривая, как это делает А.В. Венцов (1968), детали работы гортани при произнесении глухих и звонких согласных.

Arnold (1957) описал так называемый шепотный треуголь­ник — щель между черпаловидными хрящами, образующуюся при расслаблении поперечной черпало-видной и напряжении перстне-черпаловидных мышц. На основании сопоставления ряда экспериментальных данных А.В. Венцов полагает, что ше-

17потный треугольник открыт во время произнесения глухих со­гласных и закрыт во время произнесения звонких согласных. Поэтому аэродинамическое сопротивление гортани при арти­куляции глухих согласных сравнительно меньше и соотношение над- и подсвязочного давления достигает той величины, при которой сведенные и напряженные голосовые связки генериро­вать звуковые волны не могут. К этому можно добавить, что во время произнесения звонких согласных внутриротовое давле­ние постепенно повышается. Однако большое сопротивление гортани (шепотный треугольник закрыт) и увеличение объема надгортанных полостей за счет опускания гортани настолько увеличивает время выравнивания над- и подсвязочного давле­ния, что их сопротивление, как правило, не достигает критиче­ской величины, и звонкость согласных поддерживается на про­тяжении всей смычки.

Таким образом, амплитуда и частота колебаний голосовых связок и, следовательно, громкость и высота основного тона го­лоса зависят как от характера нервной импульсации, так и от аэродинамических условий в гортани.

Кроме основного тона, голосовые связки генерируют и много обертонов. И основной тон, и обертоны значительно усиливаются и модулируются в частотном отношении благода­ря системе резонаторов, расположенных в верхнем отделе рече­вого тракта.

С физической точки зрения, эффект резонанса может быть получен разным путем — отражением звуковой волны от раз­личных поверхностей или вовлечением в вибрацию других структур, в том числе и воздушных полостей.

Основными резонаторами человеческого голоса являются полости так называемой надставной трубы: глотка, ротовая по­лость и полость носа с его придаточными пазухами (рис. 2, 3).

Полость глотки условно подразделяется на носоглотку, ротог­лотку и гортанную часть глотки. Носоглотка располагается сзади от носовой полости и ограничивается боковыми и задней стенка­ми глотки, а снизу — мягким нёбом (во время фонации). Ниж­ний и средний отделы глотки ограничиваются спереди языком, сзади — мышцами задней стенки глотки.

Наружный слой мышц глотки представляют верхний, сред­ний и нижний констрикторы, сокращение которых суживает про­свет глотки. Внутренний мышечный слой состоит из отдельных продольных мышечных лент, которые поднимают или опуска­ют, удлиняют или сокращают глотку. Все мышцы глотки иннер-вируются глоточными ветвями языкоглоточного и блуждающе-

го (IX и X) нервов. Объем и форма глоточной полости могут резко меняться во время фонации и особенно пения, и это су­щественно влияет на ее резонаторные свойства (см. рис. 2 и 3).

Полость рта ограничивается спереди губами и рядом перед­них зубов, между которыми различают преддверие полости рта, сверху — твердым нёбом, сзади — стенкой глотки.

Основу дна полости рта составляют парные челюстно-подъязычные мышцы с расположенными выше нее подборо-дочно-язычными, подбородочно-подъязычными, подъязыч­но-язычными и шило-язычными мышцами. При закрытом рте ротовая полость представляет собой узкую горизонтальную 1. 2 3 4

11

Рис. 2. Резонаторные полости ре­чевого тракта в покое.

/ _ поперечная мышца языка; 2— верхняя продольная мышца языка; 3 — нижняя продольная мышца языка; 4 — твердое нёбо; 5 — ротовая щель; б — подбородоч-но-язычная мышца языка; 7 — нижняя челюсть; 8 — подбородоч-но-подъязычная мышца; 9 — челю-стно-подъязычиая мышца; 10 — подъязычная кость; 11 — щитовид­ный хрящ; 12 — мягкое нёбо; 13 язычок; 14 — глотка; 15 надгор­танник; 16— перстневидный хрящ; 17 — гортань; 18 пищевод.

 

Рис. 3. Резонаторные по­лости речевого тракта при крике.

/ — твердое нёбо; 2 нёбная занавеска; 3 — по­лость рта; 4 глотка; 5 — надгортанник; 6— полость гортани; 7 пищевод; 8 трахея.

19щель между мышечной массой языка и твердым нёбом. При от­крывании рта объем и вместимость ротовой полости резко уве­личиваются, она принимает веерообразную форму. При спо­койном дыхании полость рта почти полностью отделяется от ротовой части глотки и носоглотки свисающей вертикально вниз мягкой нёбной занавеской.

Качества ротовой полости как резонатора определяются мно­гими факторами, основными из которых являются форма твер­дого нёба и характер прикуса, величина и форма ротового от­верстия, положение языка (в верхненижнем и переднезаднем направлениях), положение нёбной занавески, тонус мышц дна полости рта, языка, губ, мягкого, нёба и задней стенки глотки.

По сравнению с резонаторами глотки и полости рта носо­вые резонаторы отличаются постоянством формы, объема, раз­меров входного и выходного отверстий. Именно поэтому они резонируют на сравнительно узкий диапазон частот звуковой волны, тогда как глотка и полость рта, изменяя свои формы, размеры и упругость стенок, могут отвечать на очень широкий диапазон частот. Вторая отличительная особенность носового резонатора состоит в том, что он может быть полностью выклю­чен из эффекта резонанса перекрытием тока выдыхаемого воз­духа в носоглотку путем сокращения мышц мягкого нёба и глотки.

Кроме основных резонаторов — глотки, полости рта и но­совых полостей, — в усилении и модуляции голоса, генерируе­мого голосовыми связками, иными словами, в придании ему определенного тембра, принимают участие полости трахеи и бронхов, полость грудной клетки в целом, полости гортани (вы­ше и ниже голосовых связок). Могут резонировать также кости черепа и грудной клетки. Значение использования дополни­тельных резонаторов особенно велико в пении. В своей сово­купности резонаторы, отличающиеся у отдельных людей по различным параметрам (вариации формы и объема, разная тол­щина стенок резонаторов, особенности работы мышц и пр.), и придают голосу индивидуальную тембровую окраску.

Большое значение в правильном механизме речи имеют мягкое нёбо и мышцы, принимающие участие в перекрытии со­общения между рото- и носоглоткой.

При спокойном дыхании мягкое нёбо расслаблено и час­тично закрывает вход в рот из глотки. Перекрытию отверстия из глотки в рот может способствовать также сокращение язычно-нёбных и глоточно-нёбных мышц.

Во время глубокого дыхания, зевания и речи нёбная зана­веска поднимается вверх, открывая проход воздуху в полость рта и, наоборот, закрывая проход в носоглотку. Поднимание мягкого нёба осуществляется главным образом за счет сокра­щения парных мышц, растягивающих нёбную занавеску и под­нимающих ее (рис. 4). Прохождение воздуха в носоглотку затрудняет также верхний констриктор глотки, образующий при своем сокращении на ее задней стенке утолщение (валик Passavant). Иннервация мышц мягкого нёба осуществляется веточками тройничного, лицевого и блуждающего нервов

(пп. V, VII, X).

Наблюдение больных, лишившихся части лица в результате травмы или хирургических операций, показало, что перекрытие входа в носоглотку во время артикуляции далеко не всегда бы­вает полным. Тем не менее это не вызывает носового тембра го­лоса (Dorrance, 1932; Calnan, 1936; Bloomer, 1953).

В то же время известны многочисленные факты, когда гну­савость наблюдалась не только при нормальной подвижности мягкого нёба, но и при отсутствии уловимой утечки воздуха че­рез нос при произношении ртовых* звуков. Отсюда широко распространенная точка зрения, что для произношения ртовых звуков вход в носоглотку должен быть полностью перекрыт, а утечка воздуха через нос, как результат несовершенства тако­го перекрытия, обязательно должна сопровождаться носовым оттенком голоса, является, по-видимому, слишком катего­ричной.

Специально проведенные исследования показали, что на­правление потока выдыхаемого воздуха в ротовой или носовой

Рис 4. Мышцы мягкого нёба сзади. 7 — мышца, поднимающая нёбную занавеску; 2 мышца, растягивающая нёбную занавеску; 3 глоточно-нёбная мышца.

В литературе по фонетике употребляется также термин «ротовой звук» (см. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник линг­вистических терминов. М.: Просвещение, 1976.)

21резонатор регулируется не только положением нёбной занаве­ски. К этому процессу имеют отношение многие факторы, по­вышающие или понижающие сравнительное сопротивление выдыхаемому воздуху в полости рта и носа. Так, направлению воздуха в полость носа, кроме пареза мягкого нёба, могут спо­собствовать узкое ротовое отверстие (Kelly, 1934; Williamson, 1944), отодвинутый назад язык (Hixon, 1949), малоподвижное мягкое нёбо или чрезмерно длинный язычок (Piper, Irvin, 1965).

По данным рентгенологического исследования Kaltenborn (1948), величина отверстия в носоглотку между нёбной занаве­ской и задней стенкой глотки у людей со здоровой речью равна примерно 1 мм; величина отверстия в полость рта между нёб­ной занавеской и спинкой языка — около 11 мм. У людей с гну­савой речью величина этих отверстий в среднем равна соответ­ственно 8,8 и 3,1 мм.

Независимо от того, какой фактор служит причиной, на­правляющей выдыхаемый воздух в нос, не только искажается тембр речи, но и вторично значительно нарушается генерация шумовых признаков звуков речи.

Наконец, носовой тембр голоса может наблюдаться при совершенно нормальной работе глоточно-нёбного кольца, пе­рекрывающего доступ воздуха в носоглотку. Это может быть обусловлено тем, что вибрация воздуха в носовых полостях возникает при определенных условиях содружественно, без ка­кого-либо тока воздуха через них. Одним из таких условий являете^ наличие подслизистой щели в шве твердого нёба. Вибрация воздуха в ротовой полости передается воздуху носо­вых полостей через упругую слизистую, натянутую над этой щелью.

Таким образом, механизм, регулирующий направление выдыхаемого воздуха во время речи в полость рта, далеко не прост, и многие его стороны еще недостаточно изучены. Все случаи, когда голос приобретает носовой тембр, носят назва­ние открытой гнусавости, хотя этот термин не является доста­точно точным. Напротив, если носовой тембр голоса отсутст­вует при произнесении даже носовых звуков М и Н, говорят о закрытой гнусавости, предполагая тем самым, что вход в по­лость носа для выдыхаемого воздуха закрыт (аденоиды, на­сморк и пр.). Механизм закрытой гнусавости также достаточно сложен.

Описанные части периферического двигательного аппарата речи имеются как у человека, так и у различных представителей

животного мира. Но функция артикуляции формируется только у человека.

Центральную роль в артикуляции выполняют мышцы язы­ка (рис. 2, 5). Кроме него, в артикуляторном акте принимают участие мышцы губ, щек (рис. 6, 7), мышцы, поднимающие нижнюю челюсть, глубокие и поверхностные мышцы шеи.

В отличие от мышц конечностей точки прикрепления этих мышц не всегда находятся на костях. Ряд из них прикрепляется к коже лица (мышцы щек, губ) или к фасциальным перегород­кам (мышцы языка и мягкого нёба, глотки). Многие из арти-куляторных мышц, особенно мышц языка, анатомически мож­но выделить только условно. Тем более такое выделение стано­вится условным в физиологическом смысле. Участвуя в захватывании, перемещении и перетирании пищи в полости рта, в произвольной фазе глотания, в сложнейших речевых движениях, мышцы языка и отдельные мышечные пучки его,

Рис. 5. Мышцы языка сбоку

1 — шило-язычная мышца; 2 — шило-глоточная мышца; 3 — подъ­язычно-язычная мышца; 4 — верх­няя продольная мышца; 5 — подбо-родочно-язычная мышца; 6 — под-бородочно-подъязычная мышца. \

Рис. 6: Мышцы области рта из­нутри.

/ — круговая мышца рта; 2— резцовая мышца верхней гу­бы; 3 — собачья мышца; 4 — щеч­ная мышца; 5 — подкожная мыш­ца шеи; 6 четырехугольная мышца нижней губы; 7 — резцо­вая мышца нижней губы; 8 — под­бородочная мышца.

Рис. 7. Мышцы области рта сна­ружи.

1 — скуловая мышца; 2 — же­вательная мышца; 3 — щечная мышца; 4 — треугольная мышца рта; 5 — подбородочная мышца; 6 круговая мышца рта.

23работающие как агонисты, антагонисты или синергисты, по­стоянно меняются. «На каждую из мышц языка, — отмечал С.М. Доброгаев, — мы должны смотреть как на такую механи­ческую силу, действие которой обнаруживает высокую измен­чивость, благодаря многообразному влиянию массы разнооб­разно действующих сил других мышц, коими богат язык. От того или иного сложения этих сил будет... так или иначе ме­няться роль не только каждой мышцы, но и каждой группы во­локон одной и той же мышцы»*.

Принято выделять внешние и внутренние мышцы языка**.

Из внешних мышц языка самая сильная — парная подборо-дочно-язычная мышца (см. рис. 2, 5) треугольной формы. Во­локна мышц расходятся веером от подбородочного бугорка нижней челюсти; самые нижние из них проходят горизонталь­но в основании языка и прикрепляются к телу подъязычной кости. Большинство же волокон мышцы направлено к спинке языка на всем его протяжении от кончика до основания. Сокра­щение средних и нижних отделов мышцы выдвигает язык впе­ред и несколько приподнимает его. Волокна, направленные к кончику языка, сокращаясь, тянут язык назад и вниз. Избира­тельное сокращение средних волокон образует вогнутость в спин­ке языка. Сокращаясь всей массой, мышца продвигает язык впе­ред и вниз. Наличие в мышце антагонистических групп воло­кон способствует эластической напряженности языка.

Парная шило-язычная мышца продолговатой формы на­правляется от шиловидного отростка височной кости вперед и внутрь, вплетаясь в мышечные пучки края языка вплоть до са­мого кончика. Мышца тянет язык назад и вверх. Заднюю часть языка поднимает также парная язычно-нёбная мышца, но только тогда, когда мягкое нёбо бывает фиксировано. В про­тивном случае сокращение этой мышцы ведет к опусканию мягкого нёба.

К внешним мышцам языка относится парная подъязыч­но-язычная мышца плоской квадратной формы, проходящая от подъязычной кости вертикально вверх к корню языка и дальше вдоль его массы до кончика. При фиксированной подъязычной кости она тянет язык вниз и назад.

С.М. Доброгаев. Картавость, ее происхождение и лечение. Пп, 1922, с. 25.

В описании мышц языка и их функционального значения использованы материалы книги Kaplan (1960).

К внутренним мышцам языка относятся непарная верхняя продольная и парные нижние продольные, поперечные и вер­тикальные мышцы.

Верхняя продольная мышца расположена непосредственно под слизистой оболочкой спинки языка. Ее волокна, начинаясь сзади от фасциальной перегородки языка, крепятся к его сли­зистой вдоль краев и кончика. Сокращаясь вместе с нижними продольными мышцами, эта мышца укорачивает язык, делая его толще и шире. Может также выгибать язык вверх в продоль-i юм направлении и загибать его кончик.

Нижние продольные мышцы округлой формы проходят в боковых отделах языка между волокнами подбородочно-языч-ных и подъязычно-язычных мышц. Их мышечные пучки на­чинаются от слизистой корня языка и направляются вниз и. ипсред к его кончику. Большинство из них оканчивается в сли­зистой нижней поверхности языка, а некоторые — в слизистой его спинки. Сокращаясь, мышцы укорачивают язык в пере-дпезаднем направлении и могут опускать поднятый кончик языка.

Поперечные мышцы образуют значительную часть массы языка. Некоторые их волокна начинаются от фасциальной пе­регородки языка, а другие перфорируют ее, начинаясь и окан­чиваясь в слизистой оболочке боковых отделов языка. Мышцы суживают язык и поэтому выдвигают его вперед, выгибают его itiicpx, приподнимают боковые края языка при образовании же­лобка по его середине.

Вертикальные мышцы вместе с поперечными образуют массу языка, сокращаясь, уплощают его.

Для высовывания языка из полости рта и тем более для за­гибания кончика высунутого языка вверх, к носу, должны быть сокращены нижние пучки подбородочно-язычной мышцы, но расслаблены ее же волокна, тянущие язык назад и вниз. Наобо­рот, при движении языка кзади и книзу должны быть расслаб­лены нижние пучки этой мышцы. Ее средние пучки являются антагонистами волокон верхней продольной мышцы, выгибаю­щей спинку языка вверх.

В движении языка вниз подъязычно-язычная мышца — ан­тагонист шило-язычной, но в движении назад — обе эти мыш­цы агонисты. Боковые движения языка требуют расслабления парных мышц другой стороны. Сокращение волокон попереч­ных мышц языка (когда делают язык узким) требует расслабле­ния волокон вертикальных мыщц и пучков подъязычно-языч-

25ных и шило-язычных мышц, идущих по краям языка и участ­вующих в его уплотнении и расширении.

Во всех движениях языка по средней линии (вперед, вверх, вниз, кзади) аналогичные мышцы правой и левой сторон долж­ны работать как агонисты, иначе язык будет отклоняться в сто­рону. Прикрепление мышечных пучков таково, что в случае ра­боты подъязычно-язычных и шило-язычных мышц он отклоня­ется в сторону более напряженных мышц, а в случае работы подбородочно-язычных мышц — в сторону менее напряжен­ных.

Пожалуй, наиболее сложны мышечные синергии в процес­се артикуляции переднеязычных звуков (смычных, щелевых и особенно дрожащего звука Р). Необходимые для этого тонкие движения собственных мышц кончика языка осуществляются при условии фиксации корня языка его внешними мышцами, а также мышцами подъязычной кости и шеи. При этом, разуме­ется, работают мышцы голосовых связок (генерация голоса), мягкого нёба и глотки (модуляция голоса) и дыхательные мыш­цы (обеспечение энергетической основы голосообразования и артикуляции).

Все мышцы языка иннервируются подъязычными нервами, только язычно-нёбные мышцы получают нервные импульсы от языкоглоточных нервов.

Звуки речи, генерируемые артикуляторным аппаратом, де­лятся на гласные и согласные.

Артикуляция гласных, характеризуется тоническим напря­жением всех мышечных стенок резонаторных полостей речево­го тракта при отсутствии локальной преграды на пути струи вы­дыхаемого воздуха. Напротив, при артикуляции согласных мы­шечные стенки резонаторных полостей расслаблены, тогда как в ротовой полости имеется локальный фокус произвольно со­кращенных мышц.

Эта разница в образовании гласных и согласных звуков акус­тически выражается в том, что гласные являются по преимуще­ству музыкальными тонами, а согласные — шумами. Так как биомеханические различия гласных и согласных не абсолютны (артикуляционные уклады гласных определяются не только со­стоянием мышечных стенок резонаторов, но и различной пози­цией языка и губ, а уклады большого числа согласных включа­ют в себя наличие голоса и тонического напряжения мышц ре­зонаторных полостей), то акустически и гласные не лишены элементов шума, а в звонких согласных содержатся музыкаль-

ные тоны; сонорные же согласные по своей акустической при­роде вообще очень близки к гласным.

Специфичность тональных признаков гласных звуков (А, О, Э, У, Ы, И) зависит оттого, каким образом модулируются в ре­зонаторных полостях надставной трубы — глотке и полости рта — различные обертоны, генерируемые голосовыми связками. Не­которые исходные обертоны при этом подавляются, другие уси­ливаются. В результате этих" изменений акустическая картина каждого гласного звука приобретает свой характерный вид — свой спектр — со специфическими усиленными областями час­тот (формантами), по которым и происходит распознавание данного гласного звука.

Основную роль в распознавании гласных играют две срав­нительно низкие области усиления (форманта I и форманта II), н то время как сравнительно высокие области усиления связаны больше с индивидуальным качеством голоса. Так, для русских гласных устанашшваются следующие форманты (по Фанту, 1964): У О А Э И Ы

Форманта! 300 535 700 440 240 300 Форманта II 625 780 1080 1800 2250 1480

По мере опускания языка (изменение гласных по подъему) повышается форманта I, а по мере продвижения языка вперед (изменение гласных по ряду) повышается форманта II.

Спектральная картина согласных звуков сложнее, в чем на­ходит отражение их преимущественно шумовой характер. Так, спектр смычных, или взрывных, согласных характеризуется мгно­венным и кратковременным распространением звуковой энергии на широкую полосу частот, а для щелевых согласных характерен длительный сплошной шумовой спектр, расположенный для разных согласных в разных областях частот.

Обычно принято выделять среди согласных звуков группу шумных и группу сонант. Сонанты отличаются от шумных тем, что имеют наряду с шумовыми и тональные характеристики. Во время произнесения сонант состояние резонансных полостей приближается к их состоянию во время произнесения гласных; надсвязочное давление не достигает больших величин, так как полной преграды на пути выдыхаемому воздуху не бывает (от­сюда одно из названий сонант — смычно-проходные звуки). Воздух проходит либо через нос (М, Н, М', Н')*, либо между бо-

Значок ' обозначает мягкость согласного.

27ковой поверхностью языка и твердым нёбом (Л, Л'), либо через серединно расположенную щель (J), либо, наконец, отдельны­ми порциями между последующими кратковременными при­ближениями кончика языка к твердому нёбу (Р, Р'). Последний механизм образования объясняет наименование звуков Р и Р' дрожащими сонантами, или вибрантами.

Шумные согласные подразделяются в свою очередь на звон­кие (Б, Б', В, В', Д, Д', 3., 3', Ж, Г, Г) и глухие (П, ГГ, Ф, Ф', Т, Т', С, С', Ш, Щ', К, К', Ч', Ц). Первые произносятся при на­личии голоса, а вторые — при его отсутствии.

Все согласные (сонанты и шумные) делятся на 4 группы в зависимости от места их образования: губные, переднеязычные, среднеязычные и заднеязычные. Губные звуки образуются при прохождении воздушной струи между верхней и нижней губой (Б, Б', П, П', М, М') или между верхней губой и нижним рядом зубов (В, В', Ф, Ф').

В образовании переднеязычных звуков (Т, Т', Д, Д', Н, Н', 3, 3', С, С', Ж, Ш, Щ', Ц, Ч', Р, Р', Л, Л') принимает участие передний отдел языка, образующий преграду току выходящего воздуха на уровне внутренней поверхности йерхнего зубного ряда, зубных альвеол или переднего отдела твердого нёба. Кон­чик языка при этом может быть более или менее поднят вверх или далее загнут кзади.

Преградой на уровне среднего отдела языка генерируется лишь один согласный J.

К заднеязычным звукам относятся согласные К, К', Г, Г', X, X', образующиеся при прохождении воздушной струи между напряженным и отодвинутым кзади корнем языка и задним от­делом мягкого нёба.

Так же, как различно место образования преграды, может быть различным и способ ее образования. В соответствии с этим различают согласные смычные (Б, Б', П, П', Д, Д', К, К', Г, Г'), когда воздух одномоментно прорывается сквозь полную смычку органов артикуляции, и щелевые согласные, при про­изнесении которых воздух проходит сквозь щель между органа­ми артикуляции. Щель может быть однофокусной (С, С', 3, 3'), двуфокусной (Ш, Щ', Ж) и боковой (Л, Л'). Два звука в русской речи образуются путем сочетания смычки с последующей щелью в одном и том же месте образования. Это звуки Ц и Ч', называемые аффрикатами.

Характерной чертой русской речи является строгое разли­чение в ней твердых (Б, П, М, В, Ф, Т, Д, Н, 3, С, Ж, Ш, Ц, Л,

Р, К, Г, X) и мягких (Б', П', М', В', Ф', Т', Д', Н', 3', С', Щ', Ч', Л', Р', Г, К', X') звуков. Смягчение звука достигается его пала­тализацией, то есть дополнительным сокращением мышц язы­ка с подниманием его спинки кверху.

В речевом общении звуки речи почти никогда не произно­сятся изолированно, они произносятся в составе более или ме­нее автоматизированных звуковых последовательностей — сло­гов, слов и предложений. В таких звуковых последовательнос­тях звучание отдельных звуков речи приобретает различные особенности в зависимости от позиции соответствующего слога п ритмической структуре слова (позиционные оттенки) и от со­седства данного звука с другими гласными и согласными (ком­бинаторные оттенки).

Как правило, звуки безударных слогов по сравнению со зву­ками ударных слогов имеют и меньшую длительность, опреде­ленность и четкость. Такая их позиционно обусловленная реду­цированность может напоминать невнятность дизартричного произнесения звуков, хотя редукция безударных слогов в рус­ской речи фонетически нормативна.

Из числа комбинаторных оттенков для русской речи харак­терны И-образные переходы мягких согласных к гласным. Од­ни и те же согласные в зависимости от соседнего гласного от­личаются относительно более передним или более задним мес­том образования, а в слоге с огубленными гласными («пук», «сук») они тоже произносятся при округлении губ и получают таким образом своеобразное звучание. Глухие согласные в со­седстве с гласными или сонорными согласными могут несколь­ко озвончаться, а сонорные согласные в соседстве с глухими со­гласными или в конце слов могут оглушаться. Рядом с носовы­ми звуками (М, Н, М' Н') могут приобретать носовой оттенок соседние гласные и согласные. В стечениях согласных можно наблюдать различные переходные фазы в воспроизведении признаков способа образования согласного.

С физиологической точки зрения комбинаторные оттенки звуков чаще всего — результат запаздывания или, наоборот, бо­лее раннего включения некоторых артикуляторных движений, характерных для соседних звуков (Кожевников В.А. и др., 1965). В силу этого их проявлению способствует ускоренный темп речи.

Подобные особенности артикуляции звуков в акте речи здо­ровыми людьми обычно не осознаются.

Последние годы ознаменовались интенсивным изучением ре­чевой просодии, то есть таких суперсегментных единиц потока

29речи, которые характеризуют сразу многие звуковые сегменты: целостные слоги, ритмические слоговые структуры, синтагмы (минимальные высказывания) и фразы, динамические едини­цы целостного текста. Речевая просодия выражается в таких ее физических характеристиках, как меняющаяся на протяжении слога звучность с шумовым максимумом вначале (согласный) и вокальным максимумом в конце (гласный); слоговые модели СГ (ПА, ТУ, КИ и пр.); соотносительные изменения длительности слога в слоговой ритмической структуре с ее максимальным зна­чением в составе ударного слога; имеющие коммуникативное зна­чение типы мелодической кривой или динамики частоты основ­ного тона в пределах синтагм; соотносительные колебания ин­тенсивности голоса на протяжении смысловых участков текста различной степени важности.

Семантика просодических свойств речи изучена далеко не полностью, в связи с чем приобретают очень большой интерес исследования голосовых реакций детей раннего возраста в так называемом доязыковом периоде развития, когда детские вы­сказывания еще не имеют никакой лингвистически значимой структуры. Соответствующие наши исследования показали, что голосовые реакции детей раннего возраста: врожденные мла­денческие крики, гуление, лепет и формирующиеся на их осно­ве псевдослова и псевдосинтагмы, — не обладая языковыми значениями, имеют богатейшую эмоциональную семантику. При этом важно, имея в виду проблему дизартрии, что на про­тяжении раннего возраста в процессе общения ребенка с ма­терью и другими взрослыми временные, громкостные, звуко-высотные и другие эмоционально выразительные свойства дет­ских высказываний приобретают национально-специфические черты. Согласно наблюдениям Trevoort (1966), по звукам гуле­ния шестимесячных детей уже можно определить своих сооте­чественников.

Такие приобретенные условно-рефлекторным путем знаки эмоциональной выразительности становятся необходимой пред­посылкой языкового развития ребенка, а именно формирова­ния в языковой среде фонетических речевых единиц. В процес­се преобразования врожденных голосовых реакций ребенка в знаки эмоциональной выразительности, а затем и в фонетиче­ские формы языковых знаков они приобретают все более слож­ную национальную специфическую форму: суперсегментную и сегментную (табл. 1).

Таблица 1




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.