Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Однокурснице -Рите Макаровой



Из мглы неведомых глубин,

За час до Рождества Христова

Явился мрачный господин,

Блеснув некованой подковой.

 

И, разрывая путы снов,

В страну погибельных трясин

Под видом быстрых хищных сов

Слетаться стали сотни слов

На скрип заснеженных осин.

 

Метель – мятежная душа,

В предощущении вины,

Метлой лохматой мельтеша,

Месила чуткость тишины.

 

Шел снег, по крышам шебурша…

И Маргарита, встав с постели,

Под завывание метели,

В окно глядела не дыша.

 

(г-а Утро, Сыктывкар, 1991; г-а «Красная Печора», Усть-Цильма, 1993; а-х «На изломе», Сыктывкар, 1995 г, с-к «Медный ковш»)

Л

 

ЛЕКАРСТВО ОТ ГОЛОДА

Вдовам северных леспромхозов

 

Ту женщину,

Которая брала кусками хлеба

За отправку писем по вольной почте – не виню!

Не смею обвинять ее в корысти.

Казенные краюхи для детей она просила:

Хлеб им служил единственным лекарством.

 

Ту женщину,

Которая украдкой,

Под вышками, в балке рабочей зоны,

В короткие минуты перекуров

Свою любовь «политику» дарила – боготворю!

И возводя в святые

Встаю перед Мадонной на колени!

А хлеб?...

Брала и относила детям.

Он им служил единственным лекарством.

 

А рыжую учетчицу участка,

Которая в порыве недовольства,

А может зависти,

А может страха...

Подругу выдала начальнику охраны

Я… Нет, не смею проклинать!

Никто на это прав мне не дает.

А хлеб?

Хлеб добывался для сирот.

Он им служил единственным лекарством.

( с-к «Диалог под звездами», Сыктывкар,1990)

 

***

городку Западная Двина

 

Лохматый ворох облаков

рвет ветер. Трепетно-неистов,

багряным шорохом лесов

горит огонь банальных истин.

 

И ранний снег - тревоги знак,

предтечею унылых стуж,

ложится в стылый полумрак

полузамерзших, вязких луж.

 

Над избами курится дым...

Я здесь когда-то был любим.

***

 

Луна еще играет тенью,

но дерзкий луч

пробил копьем булатным пену

горбатых туч.

 

И жаворонок – вестник света,

с небесных круч

выводит гимн началу лета

над речкой Руч.

 

На высях горних неподвластный

потребам зла,

он мир зовет на праздник сева

и никнет мгла.

 

(а-х «У камелька», Сыктывкар, 2012)

ЛУННЫЙ ЭКСПРОМТ

Луна сквозь шорохи ветвей

Глядит в окно.

Она устала от хлопот,

Ей все равно,

Что в нижнем мире у людей

Не первый год

На кухне Каин пьет вино.

Беспечно пьет.

И молча смотрит на пустой

Экран «ТВ»и.

Там только что крутили фильм,

Фильм от любви.

А по-французски эта жизнь

Лишь «се ля ви».

Ловаи, луна, дурацкие стихи…

Лови!

 

ЛЮБА-ЛЮБУШКА

(диптих бабьего лета)

 

Л Н.

1.

Ой-да, осенью в холодные года,

Матушка тяжелою была,

По околичной тропинушке брела,

Да присела у криницы отдохнуть,

А вода в кринице – чистая слеза.

 

Ой-да, осенью в далекие года,

Когда матушка тяжелою была,

Из криницы жажду утолив,

Прошептала тихой нежности слова:

- Пусть у доченьки, у донюшки моей,

голубы да глубоки будут глаза.

 

Ой-да, осенью в холодные года,

Когда матушка тяжелою была,

По околичной тропинушке брела,

Притомилась и присела у лужка,

Да услышала, как в роще над рекой

Звонким голосом малиновка поет.

 

Ой-да, осенью, неведомо когда,

Матушка присела отдохнуть,

И, услышав, как малиновка поет,

Прошептала тихой нежности слова:

-Пусть у доченьки, у Любушки моей,

этой птахи будет голосок…

 

Ой-да, осенью в далекие года,

Матушка вдоль полюшка брела,

А дорога долга и длинна,

Вдоль дороги то полынь, то лебеда,

К счастью – у обочины копна.

 

Ой-да, осенью, неведомо когда,

Матушка присела у копны

И шепнула тихой нежности слова:

- Пусть у доченьки, у Любушки моей,

Будут волосы соломенны, длинны.

 

Ой-да, осенью в далекие года

Помогла вдове соломенна копна,

Подарила, хоть и временный, но кров,

Разродилась мамка дочкой до темна

И назвала девочку – Любовь.

 

Ой-да, осенью, неведомо когда,

Пуповину откусив, перевязав,

В нижню юбку свою дочку спеленав,

Прошептала тихой нежности слова:

- Почему же Богородица строга?

Почему тебя в дороге родила?

Знать придется тебе мытарства узнать,

Бабье поле в одиноченьку пахать.

Ой-да, Любонька, ой, ладушка моя,

Не вини в судьбе дорожной свою мать!

 

2.

- Ой-да, матушка, во всем-то ты права!

Родниковые у Любушки глаза,

Светел волос и малинов голосок,

Только тропка жизни все… наискосок:

Муж – не муж, заморский супостат,

Для кого хранила плоть и стать,

Не жена при нем – соломенна вдова!

 

-Ой-да, матушка, в одном ты не права!

Не винила, не виню тебя в судьбе,

Сын и дочь растут – похожи на тебя,

У обоих родниковые глаза,

Станут песни петь – малиновка молчит…

Знать не зря дорогой долгою брела,

Коль детей своих с любовью родила.

 

Ну а счастье – бабье лето – бабий сон,

Видно так уже ведется испокон,

Тянешь лямку за себя и за других,

Чтоб от лиха уберечь своих родных.

Дети вырастут и как им нагадать,

Чтобы счастья хоть бы толику познать…

 

(а-х «Сыктывкар», Сыктывкар, 2001 г)

 

М

 

МАМЕ

Беспомощно-маленьким стать на минуту, мгновенье.

Упасть на колени – отмыть-отмолить юный грех,

Пока еще робкой, понятной лишь маме измены,

Не дому, но храму недавних ребячьих утех,

Где виснет в углу паутинкой незримой нетронутый смех.

 

Пусть плач исповедный ударится эхом о стены,

Затем, угасая, растает в твоей доброте…

Но слезы не те… Холодны словно снег на щеке.

И краска стыда не тревожит усталые вены,

И путь впереди – бездорожье без вех.

 

И короток век.

И холоден век.

На волосы падает снег… Не тает.

(а-х «На изломе», Сыктывкар, 1995 г; с-к «Был у меня хороший друг», Сыктывкар, 2004;)

 

***

 

Между светом и тьмой по струне роковой -

утомленной струне.

Сквозь огонь перемен, сквозь объятья измен,

сквозь непознанный страх,

 

путь в неведомый мне невесомый покой

невесомых цепей,

где насмешкой теней, пылью вечных идей

пепел... Прах.

 

Путь неведомый мой по стерне родовой...

Нет дороги верней!

Несуразности плен, черной метой измен

стынет кровь на губах.

 

Но в пшеничном вине я бреду по стерне

между светом и тьмой, -

словом вымолив крест, колокольную весть, -

в родовых кандалах…

(с-к «Незабудки», Сыктывкар 1994; с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 2003)

МЕЖДУЗОРЬЕ

Д. Фролову

В ту ночь, когда сойдутся две зари,

Живой воды из родника ты набери,

Брось веток можжевеловых в костер

И дедовское снадобье свари.

 

Состав напомню: левою рукой

Щепотку мяты брось и зверобой,

И подмешай, пусть это нелегко,

Кукушкин плач, крик чаек над рекой,

Низинного тумана молоко,

Затем разбавь росою луговой,

А чтобы зелье вилы набралось

Сними с огня и лапником укрой.

 

В преддверии немыслимых кудес

Затихнет ветер и умолкнет лес

А из замшелых зарослей урем

К нам подойдет таежный неуем –

волхвов владыко – старец Зимогор.

Над снадобьем прошепчет заговор,

Клюкой ударит трижды по сосне

И растворится в зыбкой тишине.

 

В ту ночь, когда сойдутся две зари,

Мы будем пить целебный жар земли

И повторять заветные слова:

Покуда Русь таежная жива –

Гори, костер языческий, гори!

 

(с-к «Звезда забытого завета», Сыктывкар 1994; а-х «Белый бор», Сыктывкар 1996)

 

МЕТАМОРФОЗЫ СНОВ

 

Наступил на муравья -

умер правнук

моего правнука.

 

Надломил крыло бабочки -

не родилась правнучка

у моей правнучки.

 

Странные сны

из третьего тысячелетия

от рождества Христова...

(г-а «Сиянье севера», Вуктыл, 1995; с-к трех авторов, «Кони небесные», СПб, 2003)

 

***

 

Мир, охмелев от вкуса крови,

надел рубаху палача,

и под созвездием Меча

юдоль печальную готовит.

 

Под звуки гимна рдеют стяги,

кто был никем – ни кем не стал,

но на фундаменте ГУЛАГа

стоит прищурясь "Идеал" –

он также – «Ум» и «Честь», и «Совесть».

 

Забыты заповеди божьи.

Брат в горло брата целит нож,

и мертвой хваткой – по-бульдожьи,

впивается в сознанье ложь.

 

И снова - гимны, снова – стяги…

Пируют новые варяги.

 

***

 

Мир чернолесья... Здесь в чащебах

В болотных моровых утробах

Плодятся темные дела:

В чертоге гулком Ема-нежить

На паутины злобу нижет

И материнским оком нежит

Русалок хладные тела.

 

Здесь на поверженной лесине

Хохочет Вэрса-лесовой,

И смех его – протяжный вой,

сгоняет гнус в единый рой,

трясет убогие осины,

петляет словно след лосинный

и скачет эхом по трясинам.

 

Сюда стремится из-за мега,

Из полунощной стороны

Свистящий Войпель – сын Зимы,

И среди лета сыплет снегом.

На мхах не виден след людской.

Горбатый ельник хмурит брови,

А на поляне за рекой

Повержен воровской рукой и…

Кровью истекает воин.

 

Но силам зла наперекор

В долины добрых древних гор

За мертвой, за живой водой

Уже летит столетний ворон

спешит вернуться до заката

К заветной волховской елани,

Где вещий Финн врачует раны

Посланцу Пушкина – Руслану!

 

(г-а «Сиянье севера», Вуктыл, 1993; г-а «Красное знамя»,Сыктывкар, 1993; а-х «Белый бор», Сыктывкар, 1995г)

 

 

* * *

"Сердце мудрых – в доме плача,

а сердце глупых – в доме веселия".

Экклезиаст

Мне бесы шептали:

- Учись подчинять,

и выйдешь в хозяева мира.

Ведь слово – есть кнут,

чтобы души ломать.

А лира… На кой тебе лира?

 

Зачем пишешь долгую песню надежд?

Зачем вызываешь из душных квартир

толпу ожирелых, болтливых невеж?

Им нужен не пастырь –

отец-конвоир!

Им нужен послаще кусок пирога

и теплая польза сортира.

Берись же за кнут, вот и вся недолга!

А лира? На кой тебе лира!

 

Ты пальцами мнешь папироску, чудак.

Подкуривай, вот тебе пламя свечи.

Вдыхай пряный дым сквозь усталый кулак,

и думы отбрось, и взахлеб хохочи

над суетной пляскою гнуса.

Отведай дурманную радость греха…

 

Но звонкий заутренний крик петуха

меня уберег от искуса.

 

(г-а «Красное знамя»,Сыктывкар, 1992; а-х «Моим Северам», Москва, 2008г)

 

***

«Мне - тридцать три.

Я живю Ищу Иуду.»

В. Соколов

 

Мне – тридцать три!

 

Скукожилась душа

Сухой корой

базальтового сплава!

 

Жду зарождения зари,

Подвижность огненосной лавы

Рукой неопытной держа…

 

Мне – тридцать три!

 

Ноября 1992




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.