Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПЕСНЯ ОБ УШЕДШЕМ ПОЭТЕ



Кошенина дышит разнотравьем,

Жаворонки рвутся в поднебесье.

Он поднялся как-то утром ранним

И шагнул в луга за новой песней.

 

Расступались венчики кипреев,

Открывая скрытые тропинки,

И слезу роняли вслед деревья…

 

И сегодня по-крестьянски неторопко

Косит травы он на поженках небесных.

Для причастья – хлеб и квас в котомке,

А в душе – зачин для новой песни.

( с-к «Диалог под звездами», Сыктывкар,1990; ж-л «Россияне», Москва, 1993)

«ПЕСНОПЕВЦУ – ВЕЧНАЯ ПЛАЧЬ»*

«И руки могут стать крылами,

Но на кресте!»

Е. Зотова

Ой, сестра ты моя – песнопевица,

Что же ты над собою

содеяла?!

 

Заковала свою душу белую

Во вериги стальные, каленыя

И несешь с собой причитания –

Поминальную песнь по Отечеству.

 

Босы ноги стерней поисколоты.

Тонки руки коростой покрылися –

каждый шаг отзывается ранами.

 

А из-под венца лавра с тернами

Боль Христа течет солью алою,

На губах твоих запекается…

 

«Песнопевцу – вечная плачь»* - так Марфа Тимофеевна Тиранова, сказительница из села Усть-Цильма, определила путь поэта

 

( с-к «Диалог под звездами», Сыктывкар,1990)

ПЕЧАЛЬНЫЙ ДИПТИХ

"Истино, истино говорю Вам:

"Мир возрадуется и возликует,

а Вы восплачете; вы печальны будете,

но печаль Ваша обратится в радость…"

Евангелие от Иоана. 20. 16.

 

1.

Искусанные губы плотно сжаты.

Короткий ежик седины взъерошен.

…Он появился за минуту до заката

с куском угля и принялся за дело.

 

Продуманно, решительно, умело:

сначала первый штрих. За ним другие.

В сплетеньи линий проявлялся образ:

глаза, улыбка, ветром спутан волос.

 

Ладонями оттенки придавая,

он нежно гладил возникающее тело,

спешил и суетливо озирался,

собой свое творенье прикрывая

от пешеходов, пассажиров и трамваев.

Спешил успеть, но все же

не успел…

 

Ворчала нянечка, судки сдвигая шваброй:

- Ты снова здесь, все нет тебе покоя!

Опять наверно рисовал на стенах голых?

Тьфу!

Срамотиш-ша!

 

А он лежал распятьем на кровати,

и прочностью казенных полотенец

давило на затекшие запястья.

 

И фарисеи в накрахмаленных халатах,

заглядывая в блеклую палату,

о чем-то приглушенно говорили…

 

2.

На площади, на рыночной, галдящей,

у стойки из некрашеных досок

пытался маску снять рукой дрожащей

известный всему "миру" дурачок.

 

Корявым пальцам маска не давалась.

Вытягиваясь, заново сжимаясь,

потешные ужимки возникали…

 

Рыдал дурак и начинал сначала.

Вокруг толпа до колик хохотала,

а он рыдал и начинал сначала…

 

И вновь толпа до колик хохотала,

но видимо

за что-то уважала,

раз покупала пиво… "дураку".

 

ПИСЬМО ОСУЖДЕННОМУ

Д. Ф.

 

Пусть фишка черная легла

на ломберный покой стола:

"казенный дом", "печаль-дорога"…

Старайся не забыть слова:

- Все испытания от Бога!

 

Пусть за спиной вопит молва,

как ошалелая сова,

а в горле комом безнадега…

ты пронеси в себе слова:

- Все испытания от Бога!

 

Пусть когти точит ведьма-мгла,

что ухмыляясь завела

в нутро барачного чертога…

Храни в душе своей слова:

- Все испытания от Бога!

 

И сгинут горькие года.

Уйдет в небытие беда,

оставив только след-тревогу,

и, кинув шапку у порога,

ты тихо скажешь: "Слава Богу,

я – дома. Это навсегда!"

( г-а «Красное знамя». Сыктывкар 1992; с-к «Медный ковш», Сыктывкар)

ПОСЕЛОК ЖЕЛАННЫЙ

(северная баллада)

 

В. Овчиникову

 

Предел навязчивых желаний -

я снова еду на Желанный.

Гудит натружено "Урал",

и раздвигается Урал.

 

Водила - парень из упрямых,

прет напролом, по старым ямам,

по нераскатанному краю.

И формулой былых ненастий,

поблеклой тушью на запястье,

наколка: "Нету в жисти счастья!",

плюс надпись буквами по пальцам

отчаянно проста - "И В А Н !"

 

А на Востоке горы алы, -

вчера под снегом горевали,

сегодня стаял поздний снег...

Мы вверх ползем, бросая след

на колею тундровых ран.

И раздвигается туман,

сверкают солнечные пяльцы.

Уже видна гора-Шаман,

а под колесами хрустально

руда хрустальная хрустит.

 

Водила знал огонь и трубы,

отчаянно по-фене рубит, -

он в третьей ходке завязал,

но не оставил Север крайний,

где не размазан абрис грани,

"Быть иль не быть?" –

вопрос открыт.

 

Гудит нагруженный "Урал"

и прет надежно к перевалу.

Через Уральские хребты

ведет машину русский Ваня,

что волю-вольную искал.

 

За перевалом наш Желанный.

У озера Большой Балбан

пекарня трубами дымит,

и растекается вдоль неба

манящий хмель ржаного хлеба...

 

Там, на Желанном все желанны,

кто хоть однажды побывал.

 

(г-а «Красное знамя, Сыктывкар, 2003; с-к «Был у меня хороший друг», Сыктывкар, 2004; а-х «Выбор», Сыктывкар 1999)

 

***

Посох скитальца чертил письмена на золе.

Ветры хрипели, вгрызаясь в безлюдные стены.

Помыслом странника вновь возрождалось из тлена

Имя надменной…

 

-Елена!

Воплем Кассандры метались безумные птицы.

Гасло на черных кострищах величие Трои.

Гордо срывали ахейцы доспехи с героев

И, ухмыляясь, мочились на мертвые лица.

 

Конь Одиссея смеялся над стонами пленных.

Грузно просев, корабли уходили в Элладу.

Резали весла размеренно пенные гребни.

Сыпала пепел с Олимпа Афина Паллада.

 

Пел победитель хвалебные гимны во славу измены,

Упоминая надменное имя открыто…

 

Посох скитальца чертил письмена на золе.

Минули годы и древние войны забыты.

Ветры и волны не рушат безлюдные стены.

Канули годы бесследно, но снова и снова

Дочери рока несут свое имя

Елена!

 

(а-х «На изломе», Сыктывкар, 1995 г)




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.