Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Глобальные проблемы современного человечества: мир и войны, сохранение среды обитания



Глобальными проблемами современности принято считать те пробле­мы, решение которых возможно лишь в глобальном, т. е. мировом, мас­штабе. От их решения зависят перспективы развития человечества. К числу глобальных проблем в первую очередь относятся проблемы войны и мира, экологии, здравоохранения, энергетических ресурсов и др. Коснемся прежде всего вопросов войны и мира. Эти вопросы волновали мыслителей всех времен. Они искали причины войны, хотели выяснить, почему люди истребляют друг друга. Античный философ Платон, например, утвер­ждал, что войны происходят из-за богатства. Английский философ Т. Гоббс же причину войн видел в естественном равенстве людей, кото­рое приводит к войне всех против всех. Голландский юрист и историк Г. Гроций, развивая теорию естественного права, в отличие от Гоббса, считал, что результатом равенства должно быть не состояние войны, а мир и дружба. Саму войну он квалифицировал как состояние борьбы. Кстати, ему принадлежит первая классификация войн. По его мнению, их можно разбить на частные, публичные и смешанные. Под частной войной Гроций, по существу, понимает драку между двумя или несколь­кими лицами. Публичная война ведется органами государственной вла­сти, т. е. это есть война, объявленная одним государством другому. Что касается смешанной войны, то она, с одной стороны, носит публичный характер, а с другой — частный. В свою очередь, публичные войны Гро­ций делит на торжественные (справедливые) лнеторжественные. Спра­ведливая война, пишет он, ведется с целью защиты национального суве­ренитета или же его восстановления. Оправдывая такие войны, Гроций тем не менее советует не начинать их, использовать все мирные средства


для решения спорных вопросов. Одновременно он осуждает неторжест­венные войны, лишенные оправдательных причин.

Немецкий философ И. Кант мечтал о вечном мире между народами. Но вначале он решил изучить причины ненависти народов и государств друг к другу. По его мнению, война и ненависть людей друг к другу не со­держат какую-нибудь разумную собственную цель, и поэтому нужно «попытаться открыть в этом бессмысленном ходе человеческих дел цель природы, на основании которой у существ, действующих без собственно­го плана, все же была бы возможна история согласно определенному пла­ну природы»1. Исходя из этого, Кант стремится объяснить природу чело­века, его физиологические и психологические особенности. Он утвержда­ет, что все задатки любого живого существа предназначены для целесооб­разного развития, и если такого развития нет, то имеется не закономер­ная, а бесцельно действующая природа, что противоречит телеологиче­скому учению. Природные задатки человека, обладающего разумом, по­лучают свое развитие, считает немецкий философ, не в индивиде, а в ро­де. Для их проявления природа использует такое средство, как антаго­низм: человек, с одной стороны, не может жить без общения, с другой — стремится к уединению. Поэтому он ожидает, что встретит сопротивле­ние, и именно это заставляет его действовать. Иначе говоря, согласно Канту, там, где нет противоречий и взаимных столкновений, нет разви­тия ни самого человека, ни его культуры. Кант полагает, что причины войн проистекают из стремления создать новые отношения между госу­дарствами, но через некоторое время эти отношения снова приводят к военным столкновениям. Поэтому необходимо основать международ­ный союз государств, в котором каждое государство чувствовало бы себя свободным и в то же время не мешало бы другим нормально жить.

В своем учении о войне и мире Кант исходит из выдвинутого им ка­тегорического императива: «Поступай только согласно такой максиме, ру­ководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом»2. Он полагает, что каждое государство должно поступать так, чтобы не причинять другому ущерб и не задевать его инте­ресы. Как и многие другие мыслители, Кант большое значение придавал разработке международного права, регулирующего государственные от­ношения и запрещающего вмешательство во внутренние дела других го­сударств. Для исключения войн из жизни общества, по утверждению Канта, необходим мирный договор. В работе «К вечному миру» Кант из­ложил основные принципы такого мирного договора. Он считает, что в любом мирном договоре не должно быть никаких оснований для буду­щей войны. Каждое государство независимо от размеров имеет право на самостоятельное существование, и поэтому оно не может быть захвачено

1 Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 6. М., 1965. С. 8.

2 Кант И. Соч. Т. 4. Ч. 1. С. 260.
112


другими государствами. Но для установления вечного мира нужен феде­рализм или союз свободных государств. Целью такого союза является обеспечение свободы каждого государства. Со временем этот союз дол­жен охватить все государства, что в конечном итоге, по глубокому убеж­дению Канта, приведет к вечному миру.

Кантовская концепция вечного мира носит утопический характер, но важно то, что родоначальник классической немецкой философии осуж­дал войны, выступал в защиту гуманизма и установления подлинно мир­ных отношений между государствами.

Другой представитель классической немецкой философии — Г. Гегель считал, что война не должна рассматриваться лишь как абсолютное зло или лишь как внешняя случайность. Основания войны он видит в стра­стях властелинов и народов. Гегель ратовал за сильную государственную власть, отсутствие которой, по его мнению, приводит к разложению об­щества и государства. Поэтому он утверждал, что война способствует ус­тановлению крепкой власти и оздоровлению всего общества. «...Высокое значение войны, — писал Гегель, — состоит в том, что благодаря ей... со­храняется нравственное здоровье народов, их безразличие к застыванию конечных определенностей; подобно тому, как движение ветров не дает озеру загнивать, что с ним непременно случилось бы при продолжитель­ном безветрии, так и война предохраняет народы от гниения, которое не­пременно явилось бы следствием продолжительного, а тем паче вечного мира»1. Гегель здесь имеет в виду концепцию Канта о вечном мире. Госу­дарство, продолжает Гегель, есть индивид и как индивидуальность содер­жит в себе отрицание. И если даже некоторое число государств образуют союз, все равно этот союз как индивидуальность должен создать свою противоположность и породить врага.

Гегель считает, что в мирное время гражданская жизнь расширяется, люди засасываются болотом, утрачиваются их частные особенности, все меньше и меньше проявляются их индивидуальные черты. Общество на­чинает походить на больного человека. Здоровье требует единства тел, но когда части затвердевают, наступает смерть. Удачные войны не дают раз­вития внутренним беспорядкам, укрепляется государственная власть. «Народы выходят из войны не только усиленными, благодаря внешним войнам нации, внутри которых действуют непреодолимые противоречия, но и обретают внутреннее спокойствие»2.

Гегелевскую концепцию войны не следует упрощать, ибо это может привести к тому, что Гегель превратится в апологета войны, что, конечно, неверно. На самом деле вопрос гораздо сложнее. Эту концепцию надо связывать с гегелевским учением о противоречии как источнике разви­тия. Гегель писал, что «противоречие... есть корень всякого движения

Гегель. Философия права. М., 1990. С. 360. Там же. С. 361.

ИЗ


и жизненности; лишь поскольку нечто имеет в самом себе противоречие, оно движется, обладает импульсом и деятельностью»1. Не следует упус­кать из виду и конкретно-исторические обстоятельства, связанные с жиз­нью великого философа и с его эпохой. Гегель живо интересовался поли­тической ситуацией своей страны, и поэтому его высказывания часто от­ражали эту ситуацию. Он сильно переживал кризисное положение своей страны, отмечал, что Германия даже не в состоянии защитить свой суве­ренитет. Главную причину кризиса своего отечества Гегель видел в отсут­ствии единой и нераздельной Германии с сильной централизованной вла­стью. Слабость государства, отмечал великий философ, сразу же обнару­живается во время войны, ибо война требует концентрации всех сил. Она показывает его слабые, уязвимые места и в то же время вызывает необхо­димость его совершенствования.

Соотечественник Гегеля Клаузевиц непосредственно связал политику и войну: «...Война есть не что иное, как продолжение политических отно­шений с привнесением иных средств»2. Война, пишет Клаузевиц, не воз­никает внезапно, а готовится очень долго соответствующими правитель­ствами, ведущими определенную политику. Нельзя думать, что после на­чала войны прекращаются политические отношения, поскольку эти отно­шения выступают как целое, а война есть часть этого целого. Война обла­дает теми свойствами, которые имеет политика. Именно политика поро­ждает войну, а не наоборот. Объявившее войну правительство до начала военных действий проводит определенную политику, направленную на удовлетворение своих интересов, и когда она не дает желаемых результа­тов, то правительство переходит к другой форме политики — к войне. Ее целью является сокрушение политики противника военными средствами. Политика порождает войну. Но не наоборот.

Клаузевиц считает, что чем сильнее мотивы и чем хуже отношения между государствами, тем больше кажется, что война и политика совпа­дают полностью и что поэтому война носит как бы чисто военный харак­тер и не имеет отношения к политике. И наоборот, чем меньше мотивов, тем больше расхождений между войной и политикой. Но Клаузевиц диа­лектически анализирует вопросы войны и политики (надо сказать, что он придавал большое значение философскому исследованию войны, высоко ценил гегелевскую диалектику, подчеркивал ее важность для изучения вопросов войны и политики). Он считает, что война и долитика неразде­лимы, хотя внешне они как бы противоречат друг другу. Все войны надо рассматривать как политические действия. «Во-первых, войну мы должны мыслить при всех обстоятельствах не как нечто самостоятельное, а как орудие политики; во-вторых, именно эта точка зрения показывает нам,

1 Гегель. Соч. Т. V. М., 1937. С. 520.

2 Клаузевиц. О войне. В 3 т. Т. 3. М, 1933. С. 101.
114


как различными должны быть войны в зависимости от мотивов и обстоя­тельств, из которых они зарождаются»1.

Клаузевиц ближе всех подошел к философско-политической характе­ристике войны, определив ее как продолжение политики насильственны­ми средствами. Ленин очень высоко ценил военную теорию Клаузевица. «Этот писатель, — отмечал он, — основные мысли которого сделались в настоящее время безусловным приобретением всякого мыслящего чело­века, уже около 80 лет тому назад боролся против обывательского и неве­жественного предрассудка, будто бы войну можно выделить из политики соответственных правительств, соответственных классов, будто бы войну когда-нибудь можно рассматривать как простое нападение, нарушающее мир. Подрались и помирились! Это грубый и невежественный взгляд, де­сятки лет тому назад опровергнутый и опровергаемый всяким, сколь­ко-нибудь внимательным, анализом любой исторической эпохи войн»2.

Но Клаузевицу все же не удалось раскрыть причины войны. Это сде­лал марксизм. Исходя из материалистического понимания истории, мар­ксизм показал, что война, как и политика, относится к надстроечным яв­лениям и детерминируется экономическими отношениями. Энгельс отме­чал, что «ничто так не зависит от экономических условий, как именно ар­мия и флот. Вооружение, состав, организация, тактика и стратегия зави­сят прежде всего от достигнутой в данный момент ступени производства и от средств сообщения»3. Поэтому выяснение причин войн требует изу­чения экономических условий жизни людей, концентрированным выра­жением которых является политика. Война — это насилие, проведение же насильственной политики во многом зависит от экономической мощи го­сударства. Производитель более совершенного оружия побеждает произ­водителя менее совершенного оружия при всех прочих равных условиях. Но выпуск более мощного оружия зависит от уровня экономики.

Истоки войн уходят в первобытное общество, когда одно племя вое­вало с другим. Но в строгом смысле слова это не были войны, потому что не преследовали цели подчинения одного племени другому, хотя могли всех членов племени истребить или превратить в рабов. Они заранее к войне не готовились. Это были конфликты, часто имевшие трагиче­ский характер, но все же конфликты. Проведение военных операций — явление сложное. Война связана с более или менее регулярной армией, которая готовится к войне в мирное время и т. д. и т. п. Все это стало воз­можно только в эпоху классового общества. Поэтому война есть продукт классового общества, когда появилось государство со своими признака­ми и когда социум уже имеет не примитивный, а сложно структурирован­ный характер. Война есть организованная вооруженная борьба между наро-

1 Клаузевиц. О войне. В 3 т. Т. 2. М.; Л., 1932. С. 21-22.

2 Ленин Я Я Поли. собр. соч. Т. 32. С. 79.

3 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 171.


дамы, государствами или классами. Ее могут вести либо два государства (локальные войны), либо множество государств (мировая война), либо различные классы (гражданские войны). Война имеет свои правила, но при ведении военных операций никто их фактически не выполняет, что вполне можно объяснить, но не оправдать. Дело в том, что любая война преследует цель подавить волю противника, уничтожить его возможно­сти сопротивляться, и поэтому воюющие стороны используют все средст­ва для достижения победы.

Классификация войн.Со времен Гроция принято делить войны на за­хватнические и оборонительные. Первые преследуют цель завоевания чу­жих территорий, навязывания другим государствам своей воли и поряд­ков; вторые — защиту национального суверенитета и территориальной це­лостности. Но любая война вместе с тем преследует и определенные классовые интересы. Юлий Цезарь завоевывал Европу прежде всего в ин­тересах римской знати, а не бедноты. В 1991 г. США бомбили Ирак не потому, что защищали Кувейт, а потому что надо было сохранить, а затем и усилить свое господство на Ближнем Востоке, что дает им возможность контролировать нефтяные богатства арабских стран. Но вместе с тем сле­дует сказать, что нельзя абсолютизировать классовый интерес. Есть и другие причины, порождающие войны, например защита национально­го суверенитета.

Итак, война, как писал Клаузевиц, есть продолжение политики ины­ми средствами. Это определение войны некоторые подвергают критике на том основании, что в ядерную эпоху в случае применения атомного оружия не будет ни победителей, ни побежденных. Поэтому якобы бес­смысленно говорить, что война является продолжением той политики, которую проводили до начала боевых действий воюющие государства. Полагаю, что такое утверждение научно не обосновано. Во-первых, кро­ме ядерной войны, которая, надеюсь, никогда не разразится, есть еще обычные войны^ которые все время ведутся. Они есть не что иное, как продолжение политики другими средствами. Во-вторых, ядерные держа­вы постоянно совершенствуют свое атомное оружие и вовсе не собирают­ся уничтожить его. Поэтому в случае крайней необходимости они могут его применить. В-третьих, атомное оружие используется как средство шантажа других государств, не обладающих таким оружием. Не случайно многие государства стремятся к обладанию ядерными средствами. Вот почему война и в современную эпоху остается продолжением политики иными средствами.

Другой важной глобальной проблемой является экологическая пробле­ма, проблема взаимодействия природы и общества. Природа и общест­во - две стороны единой медали. Общество возникает на определенном этапе эволюции природы. Хотя природа влияет на развитие общества, тем не менее, общество представляет качественно новое образование, имеющее свои законы развития и функционирования. 116


История взаимоотношений общества и природы свидетельствует о том, что полной гармонии в этих взаимоотношениях никогда не было. Еще в первобытном обществе многие племена уничтожали не только рас­тительный, но и животный мир: во время охоты убивали животных боль­ше, чем нужно было для прокормления членов племени. По мере разви­тия общества человек все больше и больше использует природные ресур­сы для создания материальных и духовных ценностей, для удовлетворе­ния своих постоянно растущих потребностей.

Современное общество переживает глубокий экологический кризис. В связи с ростом эксплуатации природных ресурсов и дальнейшим за­грязнением окружающей среды возникла угроза гибели земной цивилиза­ции. Человек неразумно вмешивается во все сферы природы, что приво­дит к резкому ухудшению ландшафта Земли, многие животные либо со­всем исчезли, либо находятся на грани исчезновения. Появление озоно­вых дыр свидетельствует о том, что может измениться не только биосфе­ра, но и атмосфера Земли.

Поскольку природа выступает как единое целое, нанесение ущерба ей в том или ином регионе земного шара сказывается на всей планете. Скажем, нарушение экологического равновесия в Африке очень губи­тельно не только для Африки, но и для других континентов. Каждый че­ловек должен осознать и понять, что его жизнь и благополучие полно­стью зависят от жизненности природной среды. Мировое сообщество, и в первую очередь политики развитых стран, наносящих наибольший ущерб природной среде, должно заботиться о том, чтобы каждое государ­ство учитывало не только личные, но и интересы всего человечества. Ми­ровому сообществу необходимо принимать строгие санкции против тех государств, которые наносят невосполнимый ущерб природе.

Важными глобальными проблемами являются проблемы энергетиче­ских ресурсов и здравоохранения. Энергетические ресурсы — это ресур­сы, получаемые при использовании природных ресурсов. Это газ, нефть, уголь, золото, серебро и другие цветные металлы, это все, что нам необхо­димо для нормальной жизни. Но они не беспредельны. Они рано или поздно кончаются. Если раньше, например, было достаточно много не­разведанных энергетических запасов, то в настоящее время практически никаких запасов на длительную перспективу не осталось. Поэтому чело­вечество должно осознать, что неразумное использование ресурсов в кон­це концов приведет к его гибели.

Проблема здравоохранения как глобальная проблема тоже должна быть решена всем мировым сообществом. В силу того, что мы имеем единое политическое, экономическое и информационное пространство, в силу резкого роста мобильности людей и быстрых транспортных средств бо­лезни приобрели глобальный характер. Даже грипп, появившийся в той или иной стране, быстро распространяется во всех странах мира. Поэто­му мировому сообществу и здесь придется решать сложные задачи.


В настоящее время в обществознании глобальные проблемы как-то отошли на второй план. В первую очередь очень широко обсуждаются проблемы глобализации. Пишутся книги, статьи, посвященные вопросам глобализации. Созываются специальные конгрессы, конференции, на ко­торых широко обсуждаются проблемы глобализации. Возникло движение антиглобалистов. Поэтому надо знать это новое социальное явление.

Характерная особенность современной эпохи — глобализация, т. е. интеграция всех сфер общественной жизни. Существенно заметить, что истоки глобализации уходят в далекое прошлое, когда произошел пере­ход от собирательского хозяйства к производящему, от первобытного об­щества к классовому, когда сформировались первые цивилизации. Уже в то время происходил обмен материальными и духовными ценностями разных народов и государств.

Но процесс взаимодействия различных народов и государств особен­но усиливается в эпоху бурного формирования буржуазных обществен­ных отношений. Маркс и Энгельс, показывая роль буржуазии в становле­нии мирового экономического пространства, писали: «Буржуазия путем эксплуатации всемирного' рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров, она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Искон­ные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышлен­ности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизо­ванных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сы­рье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и выраба­тывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовле­творявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовле­творения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкну­тости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духов­ному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций ста­новятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограни­ченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литерату­ра»1.

Однако глобализация или, как ее именуют французские исследовате­ли, мондиализация, — феномен второй половины XX столетия. Он имеет объективный характер и прежде всего связан с научно-технической рево­люцией, коренным образом изменившей структуру мировых производи­тельных сил и производственных отношений. Современная мировая эко-

1 Маркс К., и Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 427-428. 118


номика представляет собой своего рода единый хозяйственный меха­низм, все элементы которого разбросаны по всем странам и континен­там. Транснациональные корпорации навязывают свои порядки и свое видение всем государствам независимо от их географического положе­ния и экономических возможностей. Они требуют, чтобы национальные государства не вмешивались в хозяйственные дела. Всемирный банк, Ме­ждународный валютный фонд, Всемирная торговая организация предпи­сывают строго выполнять их инструкции.

Глобализация приводит к стандартизации и унификации: транснацио­нальные корпорации стремятся к тому, чтобы во всех их филиалах, нахо­дящихся на разных континентах, производили одинаковые товары. Сле­довательно, повсюду носят одинаковую одежду, едят одну и ту же пищу, ездят на одних и тех же машинах, покупают одни и те же телевизоры, од­ни и те же мобильные телефоны и т. д. и т. п. Исчезает национальное своеобразие во всем. Вместо единства и многообразия человечество все больше и больше превращается в унифицированное общество. Причем унификация происходит на базе американских стандартов.

Стандартизации сильно способствует реклама. Она, по существу, формирует одинаковые потребности у всех людей независимо от их на­циональной и расовой принадлежности. Реклама вездесуща и навязчива. Причем она формирует такие потребности, которые национальная эко­номика, особенно слаборазвитых стран, не может удовлетворить, но зато транснациональные корпорации, кстати, рекламирующие товары, готовы удовлетворить. Они экспортируют в эти страны свои товары и все дела­ют для того, чтобы лишить их возможности самим производить анало­гичные товары.

Реклама уничтожает национальный колорит городов. Немецкие ис­следователи Г. -П. Мартин и X. Шуманн пишут, что «подобно своего рода глобальной лавине, сметающей все на своем пути, спрос миллиардов на поток товаров, рекламируемых в мировом масштабе, неумолимо подчиня­ет себе торговые улицы больших городов... Последней жертвой этой ла­вины стала Вена, в прошлом столица империи. Бесчисленные магазинчи­ки, оригинальное оформление которых придавало центру города прият­ный и самобытный облик, были вынуждены закрыться после того, как Австрия в начале 1995 г. вступила в Европейский союз, главным образом из-за одновременной отмены строгого регулирования арендной платы. Сети международных магазинов занимают лучшие места; унылого вида закусочные, фирмы — изготовители вызывающе откровенного нижнего белья и аптеки, оборудованные по последнему слову техники, открывают свои стерильные отделения»1.

Реклама восхваляет все — джинсы, пиво, водку, обувь, лекарства, секс и т. д., но полностью игнорирует труд, создающий эти ценности. Труд по-

Мартин Г. -П., Шуманн X. Западня глобализации. Атака на процветание и демокра­тию. М., 2001. С. 79.


терял свою привлекательность. Реклама — это шоу, это спектакль, а труд — сложная форма человеческой деятельности, без которой челове­чество не смогло бы просуществовать и сутки. Но стандартизация жизни во всем мире делает свое дело, и никого не волнует, каким образом чело­век зарабатывает деньги, то ли честным трудом, то ли грабежом. Никого не интересуют люди, работающие честно и добросовестно.

Глобализация приводит к снижению жизненного уровня миллионов людей развивающихся стран. Но глобализация ухудшает жизненный уро­вень и миллионов людей развитых стран, в том числе США. «В 1995 г. че­тыре пятых всех американских рабочих и служащих мужского пола зара­батывали в реальном исчислении на 11 процентов в час меньше, чем в 1973 г. Другими словами, вот уже более двух десятилетий уровень жиз­ни огромного большинства американцев падает»1. Падает не только жиз­ненный уровень трудящихся масс, растет и безработица. Транснацио­нальные корпорации предпочитают приглашать специалистов из отста­лых стран, поскольку они обходятся гораздо дешевле, чем специалисты развитых государств.

Негативные последствия глобализации в экономической сфере вызы­вают резкую критику глобализации. Возникло мощное антиглобалист­ское движение, которое выступает против глобализации, ухудшающей жизненные условия сотен и сотен миллионов людей, лишает националь­ные государства суверенитета и самостоятельности.

Если взять политику, то и здесь мы наблюдаем процессы глобализа­ции. Речь прежде всего идет об установлении единых демократических институтов, о едином правовом механизме регулирования межгосударст­венных отношений и т. д. Наблюдается своего рода стандартизация поли­тической жизни. Причем стандартизация происходит по западному об­разцу. Возьмем, например, выборы. Запад навязывает всем странам неза­висимо от их социально-политического уровня и национальных традиций свои представления о методах и правилах выборов в различные органы власти. Эти представления он выдает за эталон и строго следит за тем, чтобы они неукоснительно выполнялись. Для этого рассылаются наблю­датели, которые затем представляют отчеты свои руководителям, и если, с их точки зрения, обнаруживаются какие-то нарушения, то выборы объ­являются недействительными.

Глобализация и стандартизация охватили духовную жизнь. В отличие от прошлых времен человечество имеет единое информационное про­странство, благодаря которому сформировалось планетарное мышление, остро и живо реагирующее на все, что происходит в мире. С помощью Интернета можно в считанные секунды передать любую информацию в самый отдаленный уголок земного шара. Народы все больше и больше узнают друг о друге. Все это нельзя не оценить позитивно.

Мартин Г. -П., Шуманы X. Западня глобализации. Атака на процветание и демокра­тию. М., 2001. С. 79.С. 161.


Но вместе с тем следует подчеркнуть, что глобализация духовной жизни ведет к утрате национальной культуры. Всему миру навязываются западные, и прежде всего американские, стандарты культуры, американ­ские фильмы заполонили экраны всех стран мира, американские привыч­ки обедать, пить и развлекаться навязываются всем народам. Сегодня США выступают своего рода эталоном культуры для всех стран мира, хо­тя хорошо известно, что Соединенные Штаты в отличие от других госу­дарств не имеют тысячелетних исторических традиций и уже в силу это­го не могут выступать эталоном культуры.

Глобализация - объективный процесс. Человечество все больше и больше обобществляется. Такова логика мировой истории. Но отсюда не следует, что нынешняя глобализация носит фатальный характер. Лю­ди не являются пассивными наблюдателями своей истории. Они не столько зрители, сколько творцы собственной истории. Поэтому у них есть возможность скорректировать нынешнюю глобализацию, придать ей справедливый и эгалитарный характер: от глобализации должны выиг­рывать все народы, все культуры, все государства, а не только развитые страны.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.