Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Политические партии, политические движения и другие объединения граждан как элементы политической системы общества



1.Политические партиипредставляют собой, согласно сложившему­ся в юридической и политической литературе мнению, политические ор­ганизации, выражающие интересы определенных классов или социальных слоев, объединяющие в своих рядах их наиболее активных представителей и стремящиеся к достижению определенных политических целей.

Наличие последних является одной из важнейших особенностей по­литических партий, отличающих их от всех других объединений и орга­низаций, не являющихся таковыми. Свое конкретное выражение полити­ческие цели находят прежде всего в стремлении политических партий ес­ли не овладеть рычагами государственной власти, захватить власть и стать, таким образом, правящей партией, то, по крайней мере, иметь возможность, будучи в оппозиции, активно воздействовать на формиро­вание и проведение в жизнь внутренней и внешней политики государст­ва, оказывать влияние на государственную власть.

В основе образования политических партий могут лежать самые раз­личные политико-идеологические ценности, интересы и причины. Это могут быть либерально-демократические, консервативные, социал-демо­кратические, «чисто» социалистические, клерикальные, националистиче­ские и иные взгляды, теории и идеи.

В зависимости от того, интересы каких слоев общества или классов политические партии выражают, какие политические ценности они за­щищают и какую политическую идеологию они отражают, все политиче­ские партии подразделяются на различные виды.

Среди них традиционно выделяются, например, консервативные пар­тии - партии крупного и отчасти среднего бизнеса, выступающие, как правило, за ограничение государственного регулирования в сфере эконо­мики и в ряде других сфер жизни общества; социал-демократические пар­тии, традиционно выступающие за усиление государственного вмеша­тельства в экономику, социальную сферу жизни общества и выступаю­щие за частичную национализацию и расширение за счет государствен­ного бюджета социальных программ; коммунистические партии, ставя­щие в качестве одной из своих целей огосударствление значительной час­ти экономики в интересах всех слоев общества и осуществление за счет государственного бюджета всех социальных, образовательных, оздорови­тельных и иных программ; клерикальные партии — партии, в основе обра­зования которых лежит религиозная идеология и которые в процессе сво­его функционирования в значительной степени подвержены влиянию со стороны этой идеологии; националистические партии — партии, строя­щиеся на шовинистических, националистических идеях и руководствую­щиеся в своей повседневной деятельности этими идеями, и др.

Типичными примерами консервативных партий могут служить Кон­сервативная партия Великобритании или Республиканская партия США;


социал-демократических партий — Лейбористская партия Великобрита­нии, Социал-демократическая партия Германии; коммунистических пар­тий — Французская коммунистическая партия и Коммунистическая пар­тия Российской Федерации; клерикальных партий — Христианско-демо-кратический союз ФРГ и Христианско-демократическая партия Италии; националистических партий — Фламандская национальная партия (Бель­гия) и Шотландская национальная партия (Великобритания).

Статус политических партий, независимо от их видов и вытекающих отсюда их особенностей, определяется в каждой стране соответствую­щим конституционным, а нередко — и текущим (обычным) законодатель­ством. Во многих странах в послевоенный период приняты специальные законы, посвященные исключительно порядку образования и другим сто­ронам жизнедеятельности политических партий. Одним из первых тако­го рода актов был Закон о политических партиях, принятый в 1967 г. в ФРГ.

Издание такого рода актов преследует несколько целей и имеет не­сколько направлений своего воздействия.

Во-первых,это юридическое закрепление места и роли различных по­литических партий в политической системе общества и создание право­вых гарантий их повседневного функционирования. С помощью право­вых и неправовых средств воздействия на политические партии законода­тель стремится создать такие наиболее оптимальные условия для органи­зации внутренней жизни и разносторонней деятельности данных полити­ческих институтов, которые способствовали бы их дальнейшему укрепле­нию и повышению социальной эффективности. Прямое указание на это содержится во многих нормативно-правовых актах, издаваемых соответст­вующими государственными органами, и актах, принимаемых самими партийными организациями.

Во-вторых,одной из важнейших целей и задач нормативного регули­рования политических партий является юридическое закрепление форм их деятельности и создание правовой базы для дальнейшего развития сложившихся в различных политических системах двухпартийной и мно­гопартийной систем, обеспечивающих наряду с другими элементами по­литической системы политическую власть правящих кругов. Сохранение и упрочение с помощью норм права и других социальных норм «тради­ционных» партийных систем в структуре политической системы общест­ва имеет чрезвычайно важное значение для властей предержащих, по­скольку создает иллюзию «подлинного» народовластия, «реальной» демо­кратии, «настоящего» выбора между противоборствующими в стране по­литическими силами.

По сути же дела, существование множества партий в различных стра­нах, в особенности таких, которые практически обслуживают политиче­ские запросы одних и тех же доминирующих в обществе слоев и классов, ведет нередко к сознательной политической дезориентации остальных 204


слоев общества и классов, к введению их в заблуждение относительно подлинных целей господствующего режима и зачастую им же самим соз­даваемых партий, к искусственному расколу голосов избирателей на вы­борах и, как следствие этого, — к сохранению и укреплению власти гос­подствующей элиты.

Речь при этом идет, разумеется, прежде всего о множественности по­литических партий, представляющих интересы самих правящих кругов и «лояльной» оппозиции. Суть последней в том, что формально она высту­пает против существующего политического режима, а фактически свои­ми действиями она в основе своей поддерживает его. Речь при этом не идет о радикальной, формально и фактически противостоящей господ­ствующему режиму оппозиции и представляющих ее интересы политиче­ских партий.

Многопартийные системы подразделяются на два вида. Это — много­партийные системы с монопольно господствующей партией (например, в Мексике, где среди существующих в стране пяти политических партий ведущее положение в парламенте занимает Институционально-револю­ционная партия) и многопартийные системы без монопольно господствую­щей партии (например, партийные системы Италии, Германии и других стран).

Своеобразной разновидностью многопартийной системы является двухпартийная система. Она существует в Великобритании, США и неко­торых других странах. Суть ее заключается в том, что в политической жизни страны доминируют не множество, а лишь две политические пар­тии. Например — Лейбористская и Консервативная партии в Великобри­тании и Демократическая и Республиканская партии в США.

Они периодически сменяют друг друга у власти и тем самым пере­крывают доступ к государственным рычагам всем другим политическим партиям.

Положение всех политических партий в политической системе обще­ства независимо от их удельного веса в политической жизни закрепляет­ся законодательно.

В-третьих, важной целью законодательного регулирования политиче­ских партий является нормативное закрепление их связей с государством и создание юридической базы для официального контроля за их деятель­ностью в рамках закона.

Анализ теории и практики функционирования политических партий в разных странах позволяет выделить следующие виды возможного кон­троля за их деятельностью:

1) административный контроль, проявляющийся в требовании, на­пример, законодательства США (на уровне штатов) и ряда других стран регистрации вновь возникающих политических партий, их предвыбор­ных программ и платформ, состава руководящих партийных органов, вы­двигаемых кандидатов и др.;


2) судебный контроль, находящий свое конкретное выражение в воз­можности вмешательства судебных инстанций в решение внутрипартий­ных споров, в наделении соответствующих судебных инстанций правом окончательного решения вопросов о запрете легального существования так называемых третьих и в первую очередь марксистских партий;

3) политический и идеологический контроль, выражающийся, в ча­стности, в требовании законодательства ряда штатов США «подтвержде­ния всеми кандидатами и политическими партиями своей лояльности или в отказе от ранее разделявшихся ими идей, направленных на разру­шение существующих политических институтов»;

4) финансовый контроль, находящий свое конкретное выражение в установлении правовых требований финансовой отчетности партии пе­ред государственными органами, в создании на основе «финансовых» за­конов системы государственного финансирования избирательных кампа­ний, проводимых политическими партиями, в установлении уголовного наказания и иных мер государственного воздействия на нарушителей финансово-правовых положений, касающихся деятельности политиче­ских партий, и т. д.

В-четвертых, одной из целей и направлений правового регулирования политических партий является нормативное закрепление их функций и основных сфер деятельности.

Достигается это как с помощью законодательных актов, так и с помо­щью актов, принимаемых самими политическими партиями.

В качестве примера можно сослаться на основополагающие акты, принятые Демократической партией США. В них, в частности, указыва­ется на то, что Демократическая партия: а) подбирает кандидатов на пост президента и вице-президента США и способствует их избранию; б) разрабатывает свой политический курс и принимает меры к его осуще­ствлению; в) помогает партийным организациям штатов и местным пар­тийным органам в проведении их кандидатов на выборах и «в политиче­ском обучении поддерживающих их избирателей»; г) разрабатывает соот­ветствующие положения и процедурные правила ведения партийных дел; д) собирает и расходует необходимые для финансирования «успешных операций Демократической партии» средства; е) поддерживает тесную связь и «работает со всеми демократами, занимающими государственные должности, для успешного решения задач, стоящих перед Демократиче­ской партией»; ж) поддерживает и способствует претворению в жизнь требований, содержащихся в «кодексе политической этики», способствует закреплению и утверждению высоких моральных стандартов в сфере по­литики.

Аналогичные положения содержатся также в актах других политиче­ских партий, равно как и в законах о политических партиях.

Независимо от особенностей тех или иных партий и уровня их право­вого регулирования все они в той или иной мере выступают в качестве 206


средства борьбы за обладание государственной властью между различны­ми слоями общества и классами. Каждая партия стремится путем выдви­жения своих кандидатов принимать действенное участие в формирова­нии и функционировании как законодательных, так и всех иных органов государства. Наряду с этим все политические партии прилагают усилия к тому, чтобы оказывать воздействие (в прямой или косвенной формах) на процесс формирования и осуществления внутренней и внешней поли­тики государства.

В качестве структурных элементов политической системы общества кроме государства и партий выступают также различные политические движения и другие им подобные объединения граждан.

Под политическими, а точнее — социально-политическими движения­ми понимаются относительно устойчивые и в определенной мере органи­зованные группы людей, имеющие свою общую программу действий и преследующие общие цели сохранения и укрепления или же, наоборот, изменения существующих в стране государственных и обществен­но-политических институтов.

Общественно-политические движения существовали и существуют практически во всех странах. Во время Второй мировой войны, напри­мер, в западноевропейских странах существовало национально-освободи­тельное, антифашистское «Движение сопротивления». На Кубе в 50-е го­ды - патриотическое, антидиктаторское (направленное против диктатуры Батисты) «Движение 26 июля». В Португалии в 70-е годы — антифашистское «Движение вооруженных сил». В России в настоящее время — созданные «сверху», в основном стоящими у власти номенклатурными слоями общест­ва — губернаторами, председателями законодательных собраний субъектов Российской Федерации, мэрами городов, представителями так называемых «деловых кругов» и пр. — «Движение регионов» и другие движения. В США — достигшее особенно мощного подъема в 60-е годы XX в. «Движе­ние негритянского населения за гражданские права».

Под объединениями гражданв научной и учебной литературе обычно понимаются образуемые ими общественные организации. Вих числе: профсоюзы, кооперативные организации, молодежные союзы и органи­зации, добровольные общества, творческие союзы - писателей, художни­ков, архитекторов и др.

Федеральный закон «Об общественных объединениях» (1995 г.) уста­навливает, что под общественным объединением следует понимать «доб­ровольное, самоуправляемое, некоммерческое формирование, созданное по инициативе граждан, объединившихся на основе общности интересов для реализации общих целей, указанных в уставе общественного объеди­нения» (ст. 5).

В этом же Законе указывается, что право граждан России на созда­ние общественных объединений реализуется как непосредственно путем объединения физических лиц, так и через юридические лица — общест­венные объединения.


Основными чертами и особенностями общественных объединений являются: а) добровольность вступления в них граждан; б) сочетание в них личных и общественных интересов граждан; в) целенаправленный характер деятельности общественных объединений; г) строгое их органи­зационное единство; д) устойчивость их состава, структуры и связей меж­ду членами; е) реализация в процессе функционирования общественных организаций принципов самоуправления и самодеятельности.

Правовой статус общественных объединений определяется Конститу­цией и текущими законами.

В соответствии с действующей Конституцией России наряду с «полити­ческим многообразием» и многопартийностью в нашей стране признается за каждым гражданином «право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов», а также гарантиру­ется «свобода деятельности общественных объединений» (п. 1 ст. 30).

Конституция России особо закрепляет положения, в соответствии с которыми «никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем» и согласно которым все обществен­ные объединения «равны перед законом» (п. 2 ст. 30; п. 4 ст. 13).

Согласно Конституции Российской Федерации запрещается, однако, создание и деятельность общественных объединений, «цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционно­го строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв без­опасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни» (п. 5 ст. 13).

Общественные объединения граждан вместе с государственными ор­ганами и организациями, а также — с общественно-политическими дви­жениями играют важную роль в политической жизни любой страны и в политической системе общества.

10. В чем заключается суть принципа разделения властей и каковы его роль и назначение?

Вотечественной и зарубежной литературе принцип разделения вла­стей зачастую называют теорией и рассматривают как систему научных знаний, идей и взглядов, касающихся распределения властных полномочий между «уравновешивающими» друг друга государственными органами.

Теория (принцип) разделения властей в том виде, как она восприни­мается ныне применительно к современному государству, появилась бо­лее трехсот лет назад. Основателями ее считаются английский философ-материалист, создатель идейно-политической доктрины либера­лизма Джоя Локк (1632—1704) и французский просветитель, философ и правовед Шарль Луи Монтескье (1689—1755).

Идеи Локка относительно необходимости и важности разделения властей были изложены в главном его труде «Два трактата о государст­венном правлении» (1690), а идеи Монтескье о разделении властей и дру­гие его общественно-политические воззрения — в романе «Персидские письма», историческом очерке «Размышления о причинах величия и па­дения римлян» и основном его произведении — «О духе законов» (1748).


Подобно другим научным идеям и концепциям теория разделения властей возникла не на пустом месте. Она была подготовлена всем пред­шествующим социально-политическим развитием и накоплением истори­ческого опыта в организации государственно-правовой жизни и поддер­жании стабильности в обществе и государстве.

Теория разделения властей возникает и начинает материализовывать-ся лишь на той стадии развития общества и государства, когда созревают все необходимые предпосылки для активного участия широких слоев об­щества в социально-политической жизни и в политических процессах страны торжествует хотя бы в формальном плане политический и идеоло­гический плюрализм; среди интеллектуальных слоев общества идет уси­ленный поиск путей и средств создания надежных гарантий прав и сво­бод подданных или граждан; предпринимаются попытки ограждения их, а вместе с ними всего общества и государства от возможной узурпации всей государственной власти как со стороны отдельных лиц, так и со сто­роны отдельных органов государства.

Именно в такой период в конце XVII в., в период так называемой «Славной революции» в Англии, и в середине XVIII в., в период нараста­ния революционных настроений во Франции, усилиями Дж. Локка и Ш. Монтескье разрабатываются основные положения, закладывается фундамент и создается каркас здания под названием «теория разделения властей».

При рассмотрении процесса формирования теории разделения вла­стей в научной литературе обычно выделяют три фазы. Во-первых, это создание того мировоззренческого фона, обстановки, в которой стало возможным появление концепции разделения властей, оформление со­ставляющих ее элементов. Во-вторых, это разработка собственно концеп­ции, оформление ее отдельных частей и гармоничное соединение их во­едино. И в-третьих, это внесение первых корректировок, появившихся в результате накопления практического опыта по претворению основных положений теории разделения властей в жизнь.

Длительность этих фаз, по мнению ученых, далеко не одинакова. Первая фаза охватывает период с XVI в. до второй половины XVII в. Вто­рая (основная фаза) — со второй половины XVII в. до середины XVHI в. И третья, завершающая, фаза охватывает период с середины XVIII в. и до конца первой половины XIX в.

С точки зрения социально-экономического и государственно-право­вого развития это были во многом весьма разнородные периоды. Однако с точки зрения становления концепции разделения властей все эти про­цессы могут быть объединены «в рамках процесса развития одной миро­вой цивилизации». А именно — той, которая заняла господствующее по­ложение в Центральной и Западной Европе, а затем распространилась и на Северную Америку. Политическая культура, составной частью кото­рой стала концепция разделения властей, была порождением именно этой цивилизации.

Говоря о конкретных условиях и предпосылках возникновения тео­рии разделения властей в Англии — в интерпретации Дж. Локка и во


Франции - в представлении Ш. Монтескье, необходимо исходить из ана­лиза не только объективных факторов, но и принимать во внимание субъ­ективные воззрения ее основателей.

В частности, для глубокого понимания истоков, роли и назначения данной концепции в Англии весьма важным является не только конста­тировать такие объективно существовавшие факторы, которые самым не­посредственным образом сказались на содержании теории разделения властей, как установление более «удобной» для набиравшего в тот период силу нового класса буржуазии конституционной монархии, получившей затем законодательное закрепление в Билле о правах (1689 г.) и Акте об устроении (1701г.), как достижение социально-политического компро­мисса между земельной и денежной аристократией, между фактически господствовавшей в стране буржуазией и официально правящим дворян­ством и др.

Объективные факторы — реально существующие условия и предпо­сылки, несомненно, являются той базой, основой, на которой возникают и функционируют как отдельные идеи, так и сама теория разделения вла­стей. Они, безусловно, имеют важнейшее значение для процесса возник­новения и развития рассматриваемой концепции и играют при этом до­минирующую роль.

Однако далеко не второстепенное значение для данного процесса имеют и субъективные факторы, в частности политико-правовые и фило­софские воззрения самого основателя доктрины разделения властей Дж. Локка.

Будучи сторонником теории естественного права, общественного до­говора, неотчуждаемости естественных прав и свобод личности, нако­нец — идеологом социального компромисса и защитником идеи либера­лизма, Дж. Локк не без оснований рассматривал разрабатываемый им принцип или теорию разделения властей как один из способов достиже­ния сложившихся в его миропонимании целей и решения ряда социально-политических задач.

Представляя государство как совокупность людей, объединившихся в одно целое под эгидой ими же установленного общего закона и создав­ших судебную инстанцию, правомочную улаживать конфликты между ними, Дж. Локк считал, что только такой, а не какой бы то ни было иной институт, как государство — носитель публичной (политической) вла­сти, — способен защитить права и свободы граждан, гарантировать их участие в общественно-политической жизни, добиться «главной и вели­кой цели» — сохранения собственности, ради которой люди объединяют­ся в политическое сообщество.

Однако успешное выполнение этой сложной и весьма многогранной миссии со стороны государства непременно требует, согласно воззрени­ям знаменитого философа, четкого разделения его публично-правовых полномочий на уравновешивающие друг друга составные части и соот-


ветственно наделения ими различных, «сдерживающих» друг друга от чрезмерных властных притязаний государственных органов.

В соответствии с этим видением вопроса полномочия принимать за­коны (законодательная ветвь власти) возлагаются на парламент, а полно­мочия осуществлять их (исполнительная власть) — на монарха и прави­тельство (кабинет министров). Все виды публично-властной деятельности и реализующие их государственные органы располагаются в иерархиче­ском порядке. Верховной властью объявляется законодательная власть. Все иные ветви власти подчиняются ей, но вместе с тем оказывают на нее активное воздействие.

Отстаивая данный способ организации власти и распределения ее ме­жду различными государственными органами, Дж. Локк активно высту­пал против концепции абсолютизации и неограниченности власти. Абсо­лютная монархия, писал в связи с этим автор, которую некоторые счита­ют «единственной формой правления в мире», на самом деле «несовмес­тима с гражданским обществом и, следовательно, не может быть формой гражданского правления»1.

Дело в том, пояснял ученый, что поскольку она сама не подчиняется закону, то, следовательно, она не может обеспечить подчинение ему и других властей и лиц. Такая власть не способна также гарантировать и естественную свободу человека.

Аналогичные идеи о разделении властей развивались и дополнялись позднее в работах Ш. Монтескье. В каждом государстве, писал он, «есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведаю­щая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведаю­щая вопросами права гражданского.

В силу первой власти государь или учреждение создает законы, вре­менные или постоянные, и исправляет или отменяет существующие зако­ны. В силу второй он объявляет войну или заключает мир, посылает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашест­вия. В силу третьей власти он карает преступления и разрешает столкно­вения частных лиц. Последнюю власть можно назвать судебной, а вто­рую — просто исполнительной властью государства»2.

Неразрывно связывая идею политической свободы с идеей граждан­ской свободы и выступая за строгое соблюдение законов, регулирующих отношения между гражданами и государством, Монтескье усматривал, так же как и Локк, в четком разделении и взаимном сдерживании, вла­стей не только реальную гарантию прав и свобод граждан, но и их защи­ту от государственного произвола и беззакония.

Отсутствие такого разделения властей, равно как и отсутствие меха­низма их взаимного сдерживания друг друга, с неизбежностью ведет, по

1 ЛоккДж. Соч. В 3 т. Т. 3. М., 1988. С. 312.

Монтескье Ш. Избр. произв. М., 1955. С. 290.


мнению мыслителя, к сосредоточению власти в руках одного лица, госу­дарственного органа или небольшой группы людей, а также к злоупот­реблению государственной властью и произволу.

Теория разделения властей имела и имеет в настоящее время не только научное, академическое, но и практическое значение. Идеи разделения вла­стей были широко представлены, например, в таких фундаментальных актах* как Декларация прав человека и гражданина 1789 г., в которой ак­центировалось особое внимание не только на индивидуальных правах и свободах, но и на важнейшем для установления конституционного по­рядка разделении властей (ст. 16); Конституция Франции 1791 г., где за­креплялось принципиально важное положение о том, что «во Франции нет власти, стоящей над законом» и что «король царствует лишь в силу закона, и лишь именем закона он может требовать повиновения» (гл. И, отд. 1, ст. 3), и др.

Следует обратить особое внимание на то, что в Конституции 1791 г. наряду с сохранявшейся, хотя и ограниченной законом, монархией в раз­деле «О государственных властях» выделялось положение о том, что «су­веренитет принадлежит всей нации»; что он «един, неделим, неотчужда­ем и неотъемлем».

Весьма важной в плане разделения властей была конституционная норма, согласно которой «ни одна часть народа, никакое лицо не может себе присвоить его осуществление».

В соответствии с этим установлением «законодательная власть вверя­ется Национальному Собранию, в состав которого входят представители, свободно избранные народом на определенный срок». Исполнительная власть «вверена королю и осуществляется под его главенством министра­ми и прочими ответственными органами». Судебная же власть «вверена судьям, избираемым народом на определенный срок» (ст. 1—5 разд. III).

По мере своего становления и развития теория разделения властей нашла довольно широкий отклик в академических и политических кру­гах не только Англии и Франции, но и ряда других стран.

Причем, если, например, в Америке она с самого начала пользова­лась большим успехом и местными учеными, и политическими деятеля­ми бралась на вооружение, то в Германии среди значительной части ин­теллектуальной элиты ряд ее положений подвергался сомнению.

Так, в фундаментальной работе «Общее учение о государстве» Г. Ел-линек — известный немецкий юрист начала XX в. — высказывает свое яв­но скептическое отношение по поводу возможности в реальной жизни добиться такого положения, когда законодательная власть в лице парла­мента сможет фактически сдерживать исполнительную власть, находя­щуюся в руках монарха, когда между ними сможет быть достигнуто рав­новесие.

Такое состояние является, по мнению мэтра, «политически наименее вероятным, так как соотношение социальных сил, составляющих основу 212


политического могущества, крайне редко и уже во всяком случае только временно складывается так, чтобы было возможно полное равновесие двух постоянных политических факторов».

В России теория разделения властей, так же как и в других странах, привлекала к себе определенное внимание. Особенно заметно это прояв­лялось в дореволюционный (1917 г.) период, а позднее — в конце совет­ского периода (с начала «перестройки») и в постсоветский, «демократиче­ский» период.

С принятием Конституции России 1993 г. принцип разделения вла­стей нашел свое конституционное выражение.

Конституция не только декларировала принцип разделения властей, но и довольно четко закрепила за каждой из них круг относящихся к их ведению вопросов, их компетенцию.

Согласно Конституции России законодательным и представитель­ным органом Российской Федерации является Федеральное Собрание — парламент. Он состоит из двух палат — Совета Федерации и Государст­венной Думы (ст. 94, 95).

Исполнительную власть в стране осуществляет Правительство Рос­сийской Федерации (ст. 110).

Судебная власть осуществляется «посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства» (ст. 118). В системе государственных органов, осуществляющих судебную власть, в конституционном порядке выделяются следующие.

Конституционный Суд Российской Федерации, выступающий как су­дебный орган конституционного контроля, «самостоятельно и независи­мо осуществляющий судебную власть посредством конституционного су­допроизводства» ].

Верховный Суд Российской Федерации, являющийся «высшим судеб­ным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции» (ст. 126 Конституции РФ).

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, выступающий как высший судебный орган «по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами» (ст. 127 Конститу­ции РФ).

В системе высших властных структур современного Российского го­сударства особое место занимает институт президентства.

Согласно Конституции РФ Президент является главой государства. Он выступает как гарант Конституции, а также «прав и свобод человека и гражданина». В установленном Конституцией РФ порядке Президент принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и го­сударственной целостности; определяет основные направления внутрен­ней и внешней политики государства; обеспечивает «согласованное функ-

См.: Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации». Ст. 1.


ционирование и взаимодействие органов государственной власти» (ст. 80 Конституции РФ).

Кроме того, согласно Конституции Президент выполняет также ряд других полномочий и функций. По своей природе и характеру они явля­ются в основном исполнительно-распорядительными полномочиями и функциями. Являясь главой государства, Президент одновременно фактически выполняет и некоторые функции главы Правительства. Это особенно ярко проявляется в отношении так называемых «силовых» ми­нистерств, которые непосредственно подчиняются Президенту.

Сказанное не означает, однако, что в формально-юридическом, кон­ституционном смысле Президент России как глава государства стоит по своему статусу не только над исполнительно-распорядительными, но и над законодательными и судебными органами.

Конституция РФ в связи с этим особо оговаривает, например, что в своей деятельности при определении основных направлений внутрен­ней и внешней политики государства Президент руководствуется Консти­туцией и федеральными законами. В Основном Законе страны особо подчеркивается, что «указы и распоряжения Президента Российской Фе­дерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации и федеральным законам»1.

Аналогичные по своему характеру положения содержатся также и в текущем законодательстве. Так, в Гражданском кодексе РФ особо указы­вается на то, что «в случае противоречия указа Президента Российской Федерации настоящему кодексу или иному закону применяется настоя­щий кодекс или соответствующий закон»2.

Из сказанного следует, что если указы Президента как главы государ­ства, согласно Конституции, уступают по своей юридической силе зако­нам, т. е. актам, принимаемым высшим законодательным органом стра­ны — парламентом, то институт президентства не может быть по своему статусу выше парламента, стоять над парламентом.

Аналогично обстоит дело не только с законодательной властью и осу­ществляющими ее высшими органами, но и с судебной властью и реали­зующими ее органами. В Конституции РФ прямо говорится о том, что «судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом» и что «судьи независимы и подчиняются только Конституции Россий­ской Федерации и федеральному закону» (п. 3 ст. 118; п. 1 ст. 120).

В формально-юридическом плане это означает, что судебная и зако­нодательная власти являются относительно самостоятельными ветвями власти по отношению к исполнительной власти и по отношению друг

Конституция РФ. П. 3 ст. 80; п. 3 ст. 90.

Гражданский кодекс РФ. Часть первая. П. 5 ст. 3. 214


к другу, что они оказывают сдерживающее влияние в отношениях между собой и уравновешивают друг друга.

Однако, как показывает практический опыт функционирования вла­стей после принятия Конституции России 1993 г., обладая относительной самостоятельностью и сдерживая в своей повседневной деятельности друг друга, государственные власти далеко не всегда уравновешивают друг друга.

В особенности это касается законодательной и исполнитель­но-распорядительной властей. В отношениях между ними, равно как и в отношениях с другими ветвями и разновидностями властей, фактиче­ски доминирует президентская, а точнее — исполнительная власть.

11. Что такое политическая культура и каково ее содержание?

Политическая культура — явление сложное, многогранное. Ее невоз­можно понять и определить в отрыве от представления и понятия о куль­туре человеческого общества в целом.

В энциклопедических словарях понятие культуры (от лат. cultura — возделывание, образование, развитие) рассматривается как исторически определенный уровень развития общества, а вместе с ним творческих сил (интеллекта) и способностей человека, выраженных в определенных фор­мах и способах организации жизни и деятельности людей, а также в созда­ваемых ими материальных и духовных ценностях.

Понятие культуры употребляется в самых различных смыслах и зна­чениях, а именно: а) для характеристики определенной исторической эпохи (например, современная культура, античная культура); б) для ха­рактеристики уровня развития конкретных обществ, народностей или на­ций (например, культура инков, майя); в) для характеристики специфи­ческих видов деятельности, быта (например, культура быта, культура оп­ределенного труда); г) для характеристики уровня развития различных сфер жизни общества и интеллектуальных возможностей всего общества (например, правовая культура, политическая культура) и др.

Политическая культура является неотъемлемой составной частью об­щей культуры общества. Характерной ее особенностью является прежде всего то, что она рассматривается как определенный уровень развития не всего общества, а вместе с тем и всех других атрибутов его развития, на­шедших отражение в понятии и содержании общей культуры, а лишь части его, ограничивающейся политической сферой жизни общества.

Составными элементами политической культуры являются сформиро­вавшиеся в течение многих десятилетий, а нередко и столетий политиче­ские идеи, традиции, концепции, мифы, обычаи, стереотипы, нормы, представления и убеждения относительно существующих в обществе по­литического порядка, уклада политической жизни, политических отноше­ний, институтов и учреждений.

Неотъемлемыми составными частями политической культуры явля­ются также определенные политические ориентации и установки людей,


их сложившиеся мнения и отношение к возникающей на базе того или иного общества и функционирующей политической системе, к ееотдель­ным структурным элементам, к существующим в обществе правилам по­литической игры, нормам политического поведения и принципам взаи­моотношения каждого отдельного человека с обществом и государством.

В политической литературе вполне справедливо отмечалось, что по­добно тому, как общая культура «определяет и предписывает те или иные формы и правила поведения» в различных сферах жизни и жизненных обстоятельствах, политическая культура определяет и предписывает нор­мы поведения и «правила игры» в политической сфере. Политическая культура дает отдельному человеку руководящие принципы политическо­го поведения, а коллективу — «систематическую структуру ценностей и рациональных доводов».

Она представляет собой «руководящие принципы политического поведе­ния, политические нормы и идеалы, обеспечивающие единство и взаимодей­ствие институтов и организаций, придавая целостность и интегрирован-ность политической сфере, подобно тому, как общенациональная куль­тура придает целостность и интегрированность общественной жизни в целом»1.

Цементирующим звеном любой политической культуры является по­литическое мировоззрение.Оно выступает как часть общего мировоззре­ния людей.

Политическое мировоззрение можно определить как систему обоб­щенных политических взглядов людей на объективно существующий по­литический мир (политическую жизнь, политическую систему и т. п.) и место человека в нем, на отношение людей к окружающей их полити­ческой действительности и самим себе. Политическое мировоззрение «включает» в себя обусловленные этими политическими взглядами убеж­дения людей и их политические идеалы, а также принципы их познания политического мира и их политической деятельности.

Политическая культура находится в неразрывной связи и взаимодей­ствии с политическими институтами — политической системой, государ­ством, политическими партиями и другими политическими объединения­ми. Выступая в качестве результата воздействия политической культуры на окружающий мир, ее творения, политические институты, в свою оче­редь, оказывают обратное влияние на ее дальнейшее развитие и совер­шенствование.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.