Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Правовое государство: основные черты и особенности



Идеи правового государства развивались на протяжении многих сто­летий. Однако в том относительно завершенном виде, в каком находится теория правового государства в настоящее время, она сложилась только в XX в.

Характеризуя правовое государство, следует учитывать, что, несмотря на специфические особенности, оно оставалось и остается государством.

Что это означает? Во-первых, то, что государство не отождествляется с обществом или системой других общественно-политических организа­ций и не растворяется в них. А во-вторых, что оно, помимо своих собст­венных специфических признаков и черт, обладает, как и любое государ­ство, общеродовыми признаками и чертами.

Как и любое государство, правовое государство обладает публичной властью и располагает специальным аппаратом управления и принужде­ния. Этот аппарат состоит из совокупности разнообразных органов и ор­ганизаций, связанных друг с другом едиными принципами образования и функционирования и объективно необходимых для выполнения стоя­щих перед государством целей и задач. Для его содержания в каждой стране устанавливаются и взимаются налоги, проводятся займы, форми­руется государственный бюджет.

Далее. Правовое государство, как и любое государство, располагает разветвленной системой юридических средств. Они дают ему возмож­ность оперативно управлять всеми отраслями экономики, эффективно воздействовать на все общественные отношения. Обладая государствен­но-властными полномочиями, различные государственные органы не


только издают в рамках своей компетенции соответствующие нормативно-правовые акты, но и обеспечивают постоянный контроль за их точным соблюдением, применяют в необходимых случаях меры госу­дарственного принуждения.

И последнее. Правовое государство, так же как и все другие государ­ства, обладает суверенитетом. Суверенность государственной власти пра­вового государства заключается в ее верховенстве по отношению ко всем гражданам и образуемым ими негосударственным организациям внутри страны и в независимости (самостоятельности) государства вовне, в про­ведении внешней политики и построении отношений с другими государ­ствами. Обладая суверенитетом, правовое государство организует самое себя и устанавливает обязательные для всех правила поведения. Некото­рые государства при этом предусматривают определенные правила и от­ветственность за их соблюдение не только в отношении отдельных граж­дан и их организаций, но и в отношении всего общества, народа. В каче­стве примера можно сослаться на ст. 12 конституции Японии, в соответ­ствии с которой свободы и права, «гарантируемые народу настоящей кон­ституцией, должны поддерживаться постоянными усилиями народа. На­род должен воздерживаться от каких бы то ни было злоупотреблений этими свободами и правами и несет постоянную ответственность за ис­пользование их в интересах общественного благосостояния».

Названные признаки и черты являются общими как для правовых, так и для неправовых государств. Но каковы особенности первых по сравнению со вторыми? Какие признаки и черты характеризуют именно правовое государство?

Следует выделить прежде всего такую особенность правового госу­дарства, как верховенство закона. В соответствии с данным признаком или принципом ни один государственный орган, ни одно должностное лицо, никакие коллектив, государственная или общественная организа­ция, ни один человек не освобождается от обязанности подчиняться за­кону. Причем когда речь идет о верховенстве закона, то оно понимается в прямом своем значении, а именно как акт, исходящий от высшего орга­на власти и обладающий высшей юридической силой.

В настоящее время, как свидетельствует практика, положение таково, что во многих государствах закон, формально будучи главенствующим юридическим актом, на деле же фактически «растворяется» в других, подзаконных, а точнее ведомственных, актах.

Следует особо подчеркнуть, что формирование и существование пра­вового государства в любой стране предполагает установление не только формального, но и реального господства закона во всех сферах жизни об­щества, расширение сферы его прямого воздействия на общественные отношения.

Было бы упрощением полагать, что в условиях правового (или любо­го иного) государства можно вообще обойтись без подзаконных, ведомст-


венных актов. В особенности это касается процесса реализации консти­туционных законов, содержащихся в них положений. Нельзя, в частно­сти, обойтись без подзаконных актов в процессе реализации конституци­онного права на труд, на отдых, на охрану здоровья, на материальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, полной или частичной потери трудоспособности или в процессе реализации права на образование. Ибо возникающие при этом общественные отношения настолько сложны и многогранны, что для своего упорядочения они объективно требуют не одного, пусть самого авторитетного, фундаментального акта, каким явля­ется конституционный закон, а системы взаимосвязанных с ним и разви­вающих содержащиеся в нем предписания актов.

Следовательно, речь идет не о том, должны или не должны быть в правовом государстве наряду с законами и подзаконные, ведомствен­ные акты. Существование их неизбежно и обусловлено самой природой и характером регулируемых ими общественных отношений. Речь идет лишь о том, чтобы эти акты не доминировали количественно и качест­венно в общей системе нормативно-правовых актов. А главное, чтобы, развивая и детализируя положения, содержащиеся в законах, подзакон­ные акты не искажали суть и содержание самих законов.

В России и других странах, ставящих своей целью формирование правового государства, удельный вес подзаконных, ведомственных актов вполне возможно и нужно изменить. В противном случае призывы к соз­данию правового государства неизбежно останутся всего лишь призыва­ми.

Среди других особенностей правового государства укажем на такие, как полная гарантированностъ и незыблемость прав и свобод граждан, а также установление и поддержание принципа взаимной ответственно­сти гражданина и государства. Как граждане несут ответственность пе­ред государством, так и государство должно нести ответственность перед гражданами.

Однако всегда ли это имело место? Возьмем для примера нашу стра­ну. Гарантировались ли раньше и гарантированы ли в полной мере сей­час права и свободы граждан России? В значительной мере да. Гаранти­рованы политически, юридически и отчасти экономически. Но далеко не в отношении всех граждан. Это становится очевидным особенно тогда, когда речь идет о гарантиях права на труд, отдых, социальное обеспече­ние, получение образования, медицинское обслуживание.

По действующей Конституции России «в Российской Федерации при­знаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина соглас­но общепризнанным принципам и нормам международного права и в со­ответствии с настоящей Конституцией» (ч. 1 ст. 17). Конституция провоз­глашает, что «государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, проис­хождения, имущественного и должностного положения, места жительст-284


ва, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств» (ч. 2 ст. 19).

В то же время очевидным является и то, что в силу экономических и социальных причин, роста цен и инфляции, усиления бюрократизма и коррупции в управленческом аппарате гарантии прав и свобод граждан России в значительной мере ослабляются. Как и раньше, «рядовой» граж­данин нередко вынужден выступать в роли ходока по «коридорам вла­сти» и быть просителем даже в тех случаях, когда речь идет об удовлетво­рении его законных прав и интересов.

Отнюдь не случайно, что во многих средствах массовой информа­ции, научной и популярной литературе и даже в некоторых официаль­ных документах именно на эти уродливые явления общественной жизни, сопровождающиеся порой диктатом, административным произволом в экономике, социальной и духовной сферах, равнодушием к правам и нуждам людей, пренебрежительным отношением к общественному мнению и социальному опыту масс, обращается особое внимание.

При таком положении дел, когда у государства в лице различных его органов и множества чиновников преобладают привилегии и права, а у «рядовых» граждан — преимущественно обязанности, не может быть и ре­чи о реализации принципа взаимной ответственности государства и гра­жданина. На протяжении всей истории развития России вначале поддан­ные, затем граждане несли, да и сейчас несут всяческие «повинности» и ответственность перед государством. Однако ни государство в целом, ни его органы или чиновники за многие свои деяния, включая катастро­фические по своим последствиям, фактически никакой ответственности ни перед обществом, ни перед гражданами не несут.

А как обстоит дело с правами и свободами граждан, а также с реа­лизацией принципа взаимной ответственности гражданина и государст­ва в западных странах? Есть ли реальные или формальные ограничения прав и свобод граждан в этих странах? Всегда ли здесь взаимоотноше­ния государства и гражданина строятся на основе принципа взаимной ответственности?

Отвечая на эти вопросы, следует избегать двух крайностей: представ­ления западной государственно-правовой жизни только в негативных то­нах или же, наоборот, рассмотрения ее исключительно позитивно, идеа­лизированно. В теории принцип взаимной ответственности сторон — гра­жданина и государства — фундаментальный принцип правового государ­ства должен неуклонно соблюдаться как гражданином, так и государст­вом. Однако практика дает множество примеров, расходящихся с теори­ей. В отношениях «государство — гражданин» нет равного партнерства на практике. А следовательно, нет и равной ответственности их друг перед другом.

Такой характер взаимоотношений государства и гражданина (под­данного) иногда косвенно закрепляется в конституциях западных стран.


Как правило, в прямой форме устанавливаются обязанности и ответствен­ность граждан перед государством и нет даже упоминания об обязанно­стях и ответственности государства перед гражданами.

Дисбаланс в соблюдении принципа взаимной ответственности госу­дарства и гражданина (подданного), несомненно, отражается на принци­пе адекватного соотношения их прав и свобод. Следует заметить, что в нашей литературе последних лет наблюдается ничем не оправданная идеализация состояния прав и свобод на Западе. Доперестроечное отри­цание реальных прав и свобод граждан западных государств (одна край­ность) сменилось постперестроечной эйфорией, связанной с их идеализа­цией, а точнее, с абсолютизацией (другая крайность).

Не учитывается тот факт, что права и свободы в этих странах очень часто ограничиваются (прямо или косвенно) не только в процессе их реа­лизации, практически, но и в процессе их законодательного закрепления, формально-юридически.

Например, конституция Швеции (1974 г.), провозглашая довольно широкий круг прав и свобод граждан, в том числе свободу высказываний и информации, свободу союзов, собраний и демонстраций, одновремен­но устанавливает и их ограничения. В частности, со ссылкой на «интере­сы государственной безопасности, экономики, общественного порядка и безопасности», а также на «достоинства личности, святости частной жизни и предупреждения преступлений» конституционному ограниче­нию подлежат свобода высказываний и свобода информации (§ 13). Под предлогом возможного нарушения «порядка и безопасности на собрани­ях и демонстрациях», а также соблюдения «интересов уличного движения и противодействия эпидемиям» могут ограничиваться в соответствии с конституцией свобода собраний и демонстраций (§ 14). Подлежат огра­ничению свобода союзов, «деятельность которых носит военный или ана­логичный характер» (§ 14). Хотя следует отметить, что ряд этих ограниче­ний не противоречит международным пактам о правах человека.

Важной особенностью правового государства является реализация принципа разделения властей. Что это означает? В чем суть этого принци­па?

Разделение властей — принцип (или теория), исходящий из того, что для обеспечения процесса нормального функционирования государства в нем должны существовать относительно независимые друг от друга вла­сти: законодательная, исполнительная и судебная. Законодательная власть должна принадлежать парламенту, исполнительная — правительст­ву, судебная — суду.

Суть этой теории состоит в том, чтобы не допустить сосредоточения власти в руках одного лица или небольшой группы лиц и тем самым пре­дотвратить возможность ее использования одними классами или группа­ми людей во вред другим. 286


Следует заметить, что теория разделения властей далеко не нова. Первые ростки ее появились уже на начальных стадиях развития государ­ства. Так, еще древнегреческий историк Полибий (ок. 200 — ок. 120 до н. э.) восхищался системой распределения власти между различными государственными органами, которая существовала в республиканском Риме. Власть в этом государстве, писал он, поделена таким образом, что­бы ни одна из ее составных частей не перевешивала бы другую: «Дабы та­ким образом государство неизменно пребывало в состоянии равновесия, наподобие идущего против ветра корабля».

Значительное развитие теория разделения властей получила в Сред­ние века. Особо выделяются здесь, как уже было отмечено, взгляды анг­лийского философа-материалиста Дж. Локка (1632—1704) и французско­го философа, просветителя Ш.Монтескье (1689—1755).

Стремясь предотвратить узурпацию власти одним лицом или груп­пой лиц, Дж. Локк разрабатывает принципы взаимосвязи и взаимодейст­вия ее отдельных частей. Приоритет остается за законодательной вла­стью в механизме разделения властей. Она верховна в стране, но не абсо­лютна. Остальные власти занимают по отношению к ней подчиненное положение. Однако они не пассивны, а оказывают на нее активное воз­действие.

Обязательным условием нормального функционирования властей Дж. Локк считал законность. Он полагал, что нет таких идеальных госу­дарств, которые были бы полностью гарантированы от опасности не пре­вратиться в «осуществление власти помимо права».

Для предотвращения этого Дж. Локк наделяет угнетенный народ правом и возможностью «воззвать к небесам». Это означает, что допуска­ется возможность применения народом силы против «несправедливой и незаконной силы». Суверенитет народа ставится гораздо выше сувере­нитета государства.

В широко известной работе «О духе законов» Ш. Монтескье доводит до своего логического завершения теорию разделения властей. Особое значение он придает системе взаимных сдержек и противовесов властей. Монтескье справедливо полагал, что для того, чтобы создать стабильный механизм государственного управления, надо научиться «комбинировать власти, регулировать их, умерять, приводить в действие, добавлять, так сказать, балласту одной, чтобы она могла уравновешивать другую». Это такой шедевр законодательства, заключал Монтескье, который «редко удается выполнить случаю и который редко позволяют выполнить благо­разумию».

Теория разделения властей оказала огромное революционизирующее воздействие на умы людей, на их политическое мировоззрение. Ее идеи были отражены, например, уже в Декларации прав человека и граждани­на, принятой в 1789 г. Национальным Собранием Франции. В этом доку-


менте провозглашалось: «Общество, в котором не обеспечено пользова­ние правами и не проведено разделение властей, не имеет конституции».

В дореволюционной (до 1917 г.) и послереволюционной России тео­рия разделения властей воспринималась в основном в критическом пла­не. Преобладали суждения, согласно которым государственная власть едина и неделима и принадлежит народу. В ст. 2 Конституции СССР 1977 г. было записано, например, что «народ осуществляет государствен­ную власть через Советы народных депутатов, составляющие политиче­скую основу СССР. Все другие государственные органы подконтрольны и подотчетны Советам народных депутатов».

С началом перестройки в 1985 г., приведшей в конечном счете к раз­валу СССР, отношение официальных кругов к теории разделения вла­стей, так же как и к концепции правового государства, существенно из­менилось. Вместо прежних идеологических штампов типа «общенарод­ное государство», «развитой социализм», «власть всего народа» на воору­жение были взяты не имеющие во многом сейчас у нас в стране своего реального содержания термины «правовое государство», «подразделение властей», «политический плюрализм», «социальное государство» и т.д.

В сфере теории государства и права произошла довольно значитель­ная смена политических и идеологических ориентиров. Однако в практи­ке политико-правовой жизни в отношении того, что касается правового государства и принципа разделения властей, за последние годы здесь не произошло каких-либо существенных изменений, а реальные шаги в этом направлении свидетельствовали бы о движении государства и общества по пути к правовому государству и правовому обществу.

К важнейшим особенностям правового государства относится не только создание, но и поддержание в обществе режима демократии, за­конности и конституционности, предотвращение попыток узурпации вла­сти, сосредоточения ее в одних или нескольких руках.

Известно уже по опыту веков, писал по этому поводу Ш. Монтескье, что «всякий человек, обладающий властью, склонен злоупотреблять ею, и он идет в этом направлении, пока не достигнет положенного ему пре­дела. А в пределе — кто бы это мог подумать! — нуждается и сама добро­детель». Чтобы не было злоупотребления властью, делает вывод мысли­тель, «необходим такой порядок вещей, при котором различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга».

Наряду с этим в правовом государстве (как один из главных призна­ков его существования) должны быть реально обеспечены права и свободы рядовых граждан. Должен быть создан механизм их полной гарантирован-ности и всесторонней защищенности; последовательно проводиться в жизнь принцип оптимального сочетания прав и свобод граждан с их конституционными обязанностями.

Кроме названных, есть и другие особенности, характеризующие пра­вовое государство и принципиально отличающие его от неправового. Их 288


достаточно много, они весьма разнообразны. В своей совокупности они и дают общее представление о том, что такое правовое государство и что не является таковым, каковы сущность, содержание, основные цели соз­дания и каково назначение правового государства. Наконец, каковы усло­вия его формирования и функционирования.

Последнее принципиально важно, особенно для современной Рос­сии, равно как и для других стран, ставящих перед собой задачу форми­рования правового государства на базе существующих государственных структур. Ибо если в стране нет реальных — объективных и субъектив­ных — условий для создания, а затем нормального функционирования правового государства, то не может быть и речи об успешном решении данной проблемы.

Что же представляют собой эти условия или предпосылки? С чем они связаны? Прежде всего они ассоциируются с необходимостью дости­жения высокого уровня политического и правового сознания людей, с выра­боткой у них для активного участия в политической и общественной жизни высокого уровня культуры.

Принципиально важными предпосылками создания правового госу­дарства в нашей стране являются также привитие населению потребно­сти сознательного участия в управлении государственными и обществен­ными делами; наличие в обществе прочного правопорядка, незыблемой законности и конституционности; утверждение принципа плюрализма мнений и суждений во всех сферах жизни общества и государства; разви­тие системы самоуправления народа; последовательное расширение и уг­лубление в экономике, политике, культуре, науке, социальной сфере принципов реальной демократии.

Важная предпосылка формирования правового государства в РФ — создание внутренне единого, непротиворечивого законодательства. Суще­ствующие ныне противоречия в правовой системе страны, возникающая время от времени борьба федеральных законов и законодательных актов, издаваемых на местах, не только не приближают Россию к правовому го­сударству, но и даже отдаляют от него. Эта борьба, как и многое другое, разрушительно сказывается на экономике, обществе и самом государст­ве. Пренебрежительное отношение к федеральным законам автоматиче­ски порождает такое же отношение и к местным актам, ведет к трагиче­ским последствиям для многих миллионов людей.

Современная жизнь дает множество тому весьма печальных приме­ров. В том числе связанных с разрушением единого государственного пространства СССР, с возникновением межнациональных и религиозных конфликтов, территориальных, имущественных и иных споров с бесчис­ленными страданиями и гибелью втянутых в политические и другие кон­фликты невинных людей.

Не подлежит никакому сомнению тот факт, что законы жизненно важно соблюдать, а не нарушать. Добиваться в случае устарелости, явно-

10 Обществознание 289


го или кажущегося консерватизма и отсталости от жизни их немедлен­ной отмены конституционным путем, а не преступать их границы и не разрушать тем самым регулируемые ими хозяйственные, социальные, культурные, политические и иные связи в обществе.

Эта простая и всем доступная истина была известна еще в Древней Греции более двух тысячелетий назад. «Повинуйся законам!» — таков был призыв известного философа и правоведа Хилона, автора знаменитого афоризма «Познай самого себя». Слушайся законов больше, чем орато­ров, — таково было кредо этого мыслителя, понимавшего, что беззаконие ведет к общественному распаду и упадку.

Строгое соблюдение законов считалось высокой добродетелью со­гласно учению древнегреческого мыслителя, политического деятеля и знаменитого математика Пифагора (580—500 до н. э.). Таким же обра­зом оценивалось законопослушание и его последователями — пифагорей­цами. Наихудшим для всех злом пифагорейцы считали беззаконие, без­властие, анархию. Отвергая их, пифагорейцы считали, что человек по своей природе не может обойтись без надлежащего руководства и воспи­тания.

«Цари и правители не те, — говорил по этому поводу известный древ­негреческий философ Сократ (469—399 до н. э.), — которые носят скипет­ры, не те, которые избраны известными вельможами, и не те, которые достигали власти посредством жребия или насилия, обманом, но те, кото­рые умеют править». Разумеется, с помощью закона, а не насилия.

Среди существенных предпосылок успешного формирования и функ­ционирования правового государства следует назвать наличие в стране гражданского общества. В отечественной и зарубежной литературе суще­ствует довольно много не совпадающих друг с другом представлений о понятии гражданского общества и характере его соотношения с госу­дарством. Например, нередко гражданское общество понимается как сис­тема противостоящих государству и «конкурирующих между собой взгля­дов, интересов и воззрений отдельных социальных групп и индивидов», как комплекс различных общественных объединений, движений, связан­ных между собой личными и общественными интересами, «экономиче­скими взаимозависимостями», а также правовыми и неправовыми прави­лами и обычаями.

Среди составных частей гражданского общества при этом выделяют­ся прежде всего такие ассоциации, как клубы, университеты, церковь, се­мья, объединения бизнесменов и др. Все они относительно самостоятель­ны применительно друг к другу, а также независимы от государства. Со­гласно сложившимся воззрениям «царство гражданского общества» ис­ключает какие бы то ни было политические связи и отношения, а также «институты государства».

Иными словами, гражданское общество выступает, и в этом есть зна­чительная доля истины, в качестве своего рода антитезы, противовеса го-290


сударству. Соотносясь подобным образом с государством, гражданское общество в лице различных социальных групп, классов и прослоек, орга­низованных в специальные институты и объединения, имеет своим глав­ным назначением не только внимательное наблюдение за действиями го­сударства, с тем чтобы они не выходили за рамки законности и конститу­ционности, но и принятие всех дозволенных законом мер для того, что­бы заставить государство и его органы в случае нарушения ими дейст­вующих правовых актов вернуться на стезю закона.

Гражданское общество выступает не только как гарант последова­тельного и непрерывного развития цивилизации, но и как важнейшее ус­ловие, гарант существования и развития самого правового демократиче­ского государства.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.