Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Вино из одного одуванчика





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Мужчина лет трид­ца­ти, сред­не­го рос­та и обыч­ной на­руж­нос­ти, дваж­ды за­пи­сы­вал­ся ко мне на при­ем и дваж­ды от­ме­нял свой ви­зит.

Когда он по­явил­ся в тре­тий раз, я поп­ро­си­ла его объ­яс­нить мне та­кую не­ре­ши­тель­ность.

- Вы мне до­ве­ря­ете? - спро­си­ла я Юрия Пет­ро­ви­ча.

- Да, ко­неч­но.

- А что вам ме­ша­ет прий­ти на кон­суль­та­цию?

- Да я сам не пой­му, - от­ве­тил рас­те­рян­но Юрий Пет­ро­вич. - То я чув­с­т­вую, что сов­сем за­пу­тал­ся, а то - что мне все ка­жет­ся…

- Да-а-а, - про­тя­ну­ла я, - хо­ро­шо бы вам оп­ре­де­лить­ся со сво­им воп­ро­сом. Он че­го ка­са­ет­ся?

- Всей мо­ей жиз­ни, - от­ве­тил Юрий Пет­ро­вич.

 

Еще на пер­вом кур­се Юра вос­хи­щал­ся На­день­кой. Ее боль­ши­ми го­лу­бы­ми гла­за­ми и свет­лы­ми и ка­ки­ми-то пу­шис­ты­ми во­ло­са­ми. Ког­да она си­де­ла в ауди­то­рии на лек­ции, нак­ло­нив го­ло­ву, то бы­ла по­хо­жа на оду­ван­чик. По край­ней ме­ре, так ка­за­лось Юре.

Голосок у нее был то­нень­кий и неж­ный, нем­но­го мя­ука­ющий. Го­во­ри­ла На­день­ка то­же очень неж­но. Она лю­би­ла умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ные суф­фик­сы, и по­это­му ее речь выг­ля­де­ла то­же «умень­ши­тель­но-лас­ка­тель­ной». Она го­во­ри­ла: «Юроч­ка, ты не мог бы мне дать на де­не­чек твою тет­ра­доч­ку с кон­с­пек­та­ми?» - и Юра ни­ког­да не мог ей от­ка­зать. Все ос­таль­ные де­вуш­ки ка­за­лись ему ря­дом с На­день­кой гру­бы­ми.

Юра ста­рал­ся быть по­лез­ным На­день­ке, чем толь­ко мог. Она бла­го­дар­но при­ни­ма­ла его за­бо­ту и уха­жи­ва­ния. Ма­лень­кие бу­ке­ты цве­тов, шо­ко­лад­ки, пи­рож­ки, нуж­ные для уче­бы кон­с­пек­ты и кни­ги. Од­на­ко ско­ро ста­ло оче­вид­но, что На­день­ка влюб­ле­на в пар­ня с чет­вер­то­го кур­са.

Если Юра был сред­не­го рос­та, то Сер­гей был вы­со­кий бас­кет­бо­лист. Ес­ли Юра имел за­уряд­ную внеш­ность, то Сер­гей был кра­са­вец. Ес­ли Юра обо­жал На­день­ку, то Сер­гей пог­ля­ды­вал на нее снис­хо­ди­тель­но.

А На­день­ка бы­ла влюб­ле­на. Она смот­ре­ла на Сер­гея за­ту­ма­нен­ным взо­ром, ее ще­ки при этом пок­ры­ва­лись алым ру­мян­цем, а ру­ки те­ре­би­ли край коф­точ­ки. Юра не мог на это спо­кой­но смот­реть. Он уже пе­ре­да­вал Сер­гею за­пис­ки от На­день­ки, на­пи­сан­ные ее ров­ным изящ­ным по­чер­ком, и из­ред­ка зво­нил по прось­бе На­день­ки Сер­гею до­мой, что­бы вы­яс­нить у его ма­мы или ба­буш­ки, где тот на­хо­дит­ся.

Однажды Юра при­шел в гос­ти к сво­ему при­яте­лю и встре­тил там Сер­гея. Соб­ра­лась до­воль­но боль­шая муж­с­кая ком­па­ния, бы­ло ре­ше­но вы­пить пи­ва и пос­мот­реть по те­ле­ви­зо­ру фут­боль­ный матч. Юрий не­воль­но наб­лю­дал за Сер­ге­ем. Матч он смот­рел рас­се­ян­но, так как не был боль­шим пок­лон­ни­ком фут­бо­ла.

Во вре­мя пе­ре­ры­ва он ус­лы­шал, как Сер­гей рас­ска­зы­вал при­яте­лю: «…влюб­ле­на в ме­ня, как кош­ка. Да я сам та­ко­го не ожи­дал. На вид скром­няш­ка, гим­на­зис­точ­ка прос­то, де­вят­над­ца­тый век. А в пос­те­ли - черт зна­ет что выт­во­ря­ет! Ма­ма до­ро­гая! Ме­ня это страш­но за­во­дит, ну, ты по­ни­ма­ешь!»

Неожиданно Сер­гей об­ра­тил­ся к Юре: «Ты, я ви­жу, ин­те­ре­су­ешь­ся? Иди к нам. Ты же то­же в на­шем ин­с­ти­ту­те учишь­ся. Мы о дев­чон­ках го­во­рим».

Но тут опять на­чал­ся фут­бол, и Сер­гей по­вер­нул­ся к эк­ра­ну те­ле­ви­зо­ра.

Тем не ме­нее, они поз­на­ко­ми­лись. До­мой до мет­ро шли вмес­те. Юра не мог за­быть то­го, что не­дав­но ус­лы­шал от Сер­гея. О ком это он го­во­рил? И Юра не удер­жал­ся от воп­ро­са:

- Ты го­во­рил о ка­кой-то дев­чон­ке. Ты с кем-то встре­ча­ешь­ся?

Сергей рас­сме­ял­ся:

- Да она про­хо­ду мне не да­ет! И та­кой ти­паж не­обыч­ный. По­ни­ма­ешь, на вид прос­то бо­жий оду­ван­чик! Та­кая скром­ная, прос­то де­воч­ка-от­лич­ни­ца. Глаз­ка­ми хлоп-хлоп. А в пос­те­ли ока­за­лась тиг­ри­цей. Вот те­бе и оду­ван­чик! По­ни­ма­ешь, у ме­ня уже бы­ли дев­чон­ки, но чтоб та­кое вы­де­лы­вать!

Юра рез­ко ос­та­но­вил­ся.

- Оду­ван­чик! - Нет, не мо­жет быть, что­бы он го­во­рил о На­день­ке!

Сергей пос­мот­рел удив­лен­но.

- Ты что?

- Как ее зо­вут? - спро­сил Юра сдав­лен­ным го­ло­сом.

- Это не­важ­но, - от­ве­тил Сер­гей, вни­ма­тель­но на не­го пос­мот­рев.

- Ты ее лю­бишь? - опять спро­сил Юра.

- А это - не твое де­ло, - уже раз­д­ра­жен­но от­ве­тил Сер­гей.

 

Юрий Пет­ро­вич си­дел и смот­рел на ме­ня. Па­уза за­тя­ги­ва­лась.

- У вас есть семья? - ре­ши­ла спро­сить я.

- Да, ра­зу­ме­ет­ся, - как бы спох­ва­тил­ся муж­чи­на. - Же­на, сын и доч­ка.

- Сколь­ко лет де­тям? - на вся­кий слу­чай спро­си­ла я.

- Семь лет сы­ну и три го­да доч­ке, - от­ве­тил мой кли­ент.

- И с кем же у вас проб­ле­мы: с сы­ном или с доч­кой? - ре­ши­ла я уточ­нить.

- Да нет, - от­ве­тил кли­ент. - Не сов­сем с ни­ми. Де­ло в том, что я не­ча­ян­но об­на­ру­жил, что моя же­на по­се­ща­ет пор­но­сай­ты…

 

После раз­го­во­ра с Сер­ге­ем Юра не спал всю ночь. Его му­чи­ла мысль о том, что он, ви­ди­мо, как по­ря­доч­ный че­ло­век дол­жен был «дать Сер­гею по мор­де». Но вдруг тот го­во­рил не о На­день­ке? Хо­тя это срав­не­ние с оду­ван­чи­ком по­ка­за­лось весь­ма стран­ным! С дру­гой сто­ро­ны, оду­ван­чи­ком На­день­ку на­зы­вал толь­ко Юра, да и то боль­ше «про се­бя».

Юра во­ро­чал­ся с бо­ку на бок. А что ес­ли Сер­гей встре­ча­ет­ся с дру­гой де­вуш­кой? Тог­да На­день­ка очень рас­стро­ит­ся! Но имен­но эта мысль и усы­пи­ла ус­та­ло­го Юру.

«Ничего-ничего, - бор­мо­тал он уже сон­ный, - я ее уте­шу. Пусть луч­ше она ра­зо­ча­ру­ет­ся в этом раз­в­рат­ни­ке!»

На сле­ду­ющий день на лек­ции Юра сел так, что­бы бы­ло хо­ро­шо вид­но На­дю. Впро­чем, он и рань­ше ста­рал­ся так са­дить­ся. На­день­ка ста­ра­тель­но за­пи­сы­ва­ла лек­цию. Ее го­ло­ва бы­ла низ­ко опу­ще­на. Пу­шис­тые свет­лые во­ло­сы на­по­ми­на­ли цве­ток оду­ван­чи­ка…

Юра не то что­бы сле­дил за На­дей, но как-то всег­да ее ви­дел. И на сле­ду­ющий день он уви­дел На­дю с Сер­ге­ем. Она с за­ту­ма­нен­ным взо­ром и го­ря­щи­ми ще­ка­ми ти­хо о чем-то его про­си­ла. Юра ви­дел, как в кон­це раз­го­во­ра Сер­гей кив­нул го­ло­вой.

- Так, - ска­за­ла я, - до­пус­тим, ва­ша же­на по­се­ща­ет пор­но­сай­ты. А я тут при чем? По­го­во­ри­те с ней об этом. В кон­це кон­цов, вы взрос­лые лю­ди.

- Это еще не все, - бук­валь­но вы­да­вил из се­бя мой кли­ент, - я по­доз­ре­ваю, что она мне из­ме­ня­ет.

- По­ни­маю, - от­ве­ти­ла я с со­чув­с­т­ви­ем, - но, воз­мож­но, вы оши­ба­етесь.

- Нет, - от­ве­тил Юрий Пет­ро­вич, - сей­час я уже уве­рен.

- Вы уз­на­ли, кто лю­бов­ник ва­шей же­ны?

Юрий Пет­ро­вич опус­тил гла­за. Тя­же­ло вздох­нул. По­том ог­ля­нул­ся по сто­ро­нам.

- Я ду­маю, что он не один, - та­ин­с­т­вен­но ска­зал он, нак­ло­нив­шись ко мне сов­сем близ­ко, - воз­мож­но, их мно­го.

- Ну, при­еха­ли… - те­перь уже тя­же­ло вздох­ну­ла я.

«Кто боль­ной? Я - боль­ной. Лев Мар­га­ри­то­вич», - вспом­ни­ла я фра­зу из ста­ро­го филь­ма.

 

Юра встре­тил Сер­гея око­ло ин­с­ти­ту­та, они поз­до­ро­ва­лись.

- А я знаю, ты встре­ча­ешь­ся с На­деж­дой, - не­ожи­дан­но для се­бя про­из­нес Юрий.

Сергей нем­но­го сму­тил­ся, но не стал от­ри­цать.

- Те­бе по­вез­ло, - с от­ча­яни­ем в го­ло­се ска­зал Юра, - та­кая не­обык­но­вен­ная, неж­ная, чис­тая де­вуш­ка. Оду­ван­чик!

Сергей вни­ма­тель­но пос­мот­рел на Юру.

- Ты прав, друг, толь­ко в од­ном, она - не­обык­но­вен­ная. Но мне она при­лич­но под­на­до­ела. Не в мо­ем вку­се.

Сергей кив­нул и, ок­лик­нув ко­го-то из од­но­кур­с­ни­ков, ото­шел в сто­ро­ну.

- Бед­ная На­день­ка, - ра­дос­т­но по­ду­мал Юра, - ко­неч­но, она не­обык­но­вен­ная де­вуш­ка. Да­же этот бол­ван не мо­жет это­го от­ри­цать.

 

Наденька стра­да­ла. Сер­гей дал ей пол­ную от­с­тав­ку. Юра пос­то­ян­но был ря­дом. Он уте­шал ее, как мог. На­ко­нец он объ­яс­нил­ся ей в люб­ви. На­день­ка от­ве­ти­ла, что «очень це­нит Юроч­ки­ну неж­ную ду­шу и до­ро­жит его чув­с­т­вом», но сей­час она очень силь­но стра­да­ет и «не го­то­ва к но­вым от­но­ше­ни­ям». Сце­на по­лу­чи­лась весь­ма ду­ше­щи­па­тель­ной и на­пом­ни­ла Юре аме­ри­кан­с­кий фильм.

Они уже окан­чи­ва­ли тре­тий курс.

 

Состояние Юрия Пет­ро­ви­ча по­ка­за­лось мне весь­ма стран­ным, и я поп­ро­си­ла его рас­ска­зать мне о сво­ей семье под­роб­нее. Он рас­ска­зал мне, что же­нил­ся на жен­щи­не с ре­бен­ком, ко­то­рая бы­ла его пер­вой, са­мой силь­ной лю­бовью еще со сту­ден­чес­кой скамьи.

- Так, стар­ший маль­чик - не ваш сын, - спро­си­ла я, - а от пер­во­го бра­ка ва­шей суп­ру­ги?

- Нет, не от пер­во­го бра­ка, - от­ве­тил мой нес­час­т­ный кли­ент. - Пер­вый муж На­день­ки же­нил­ся на ней, ког­да она бы­ла бе­ре­мен­на от дру­го­го муж­чи­ны. Он это знал и усы­но­вил, при­нял ре­бен­ка.

 

Прошло пол­го­да, и Юра по­лу­чил приг­ла­ше­ние на свадь­бу. На­день­ка, сму­щен­но улы­ба­ясь и ка­чая сво­ей оду­ван­чи­ко­вой го­ло­вой, про­тя­ну­ла Юре кон­верт, в ко­то­ром ле­жа­ло приг­ла­ше­ние на свадь­бу На­деж­ды и Сер­гея. Юра не сра­зу по­нял.

- Ка­ко­го Сер­гея? - спро­сил он.

- То­го са­мо­го, - неж­но улы­ба­ясь, от­ве­ти­ла На­день­ка. - Се­ре­жень­ка и я приг­ла­ша­ем те­бя на на­шу свадь­бу. Ты ведь наш друг, Юроч­ка. И ска­жу те­бе по сек­ре­ту, у нас с Се­ре­жень­кой бу­дет ре­бе­но­чек.

- На­день­ка! - от­ча­ян­но вос­к­лик­нул Юра. - Но ведь он те­бя не лю­бит!

- Лю­бит, лю­бит, - то­роп­ли­во ска­за­ла На­дя.

- Она вы­хо­дит за не­го за­муж, по­то­му что за­бе­ре­ме­не­ла, - мрач­но раз­мыш­лял Юрий. - Но как она мог­ла!?

На свадь­бе он мно­го пил и мрач­но смот­рел на же­ни­ха с не­вес­той. Бед­ный-бед­ный оду­ван­чик! Та­кой неж­ный, та­кой без­за­щит­ный! К Юре с рюм­кой ви­на по­до­шел сви­де­тель со сто­ро­ны же­ни­ха - Ар­ка­дий.

- Бед­ный мой оду­ван­чик! - ска­зал пьяный Юра Ар­ка­дию, гля­дя на не­вес­ту.

- Но ка­кое из это­го оду­ван­чи­ка по­лу­ча­ет­ся от­лич­ное ви­но! - ска­зал под­вы­пив­ший сви­де­тель. - Ты сам-то ни­ког­да не про­бо­вал?

- Ви­но из оду­ван­чи­ка, - про­мель­к­ну­ло в Юри­ной го­ло­ве, и его соз­на­ние от­к­лю­чи­лось.

 

Юра ре­шил за­быть На­день­ку. Он пе­рес­тал ей зво­нить, а са­ма она ему не зво­ни­ла. Юра слы­шал от од­но­кур­с­ни­ков, что На­дя ро­ди­ла маль­чи­ка и взя­ла ака­де­ми­чес­кий от­пуск.

А Юра стал встре­чать­ся с пер­во­кур­с­ни­цей Ма­шей. У них ока­за­лось мно­го об­ще­го. Они ка­та­лись на лы­жах и хо­ди­ли на ка­ток. Ма­ша бы­ла ка­рег­ла­зой брю­нет­кой и ни чем не на­по­ми­на­ла Юрию оду­ван­чи­ки. И Юре это нра­ви­лось.

 

Прошло два го­да. Юра уже был же­нат на Маш­ке, ког­да не­ожи­дан­но в гос­тях встре­тил На­день­ку. Он еще в две­рях уви­дел неж­ное об­ла­ко во­лос, уви­дел сму­щен­ную улыб­ку и ус­лы­шал лас­ко­вое: «Юроч­ка! Это ты?» - На­дя сов­сем не из­ме­ни­лась.

- Оду­ван­чик мой, - с неж­нос­тью по­ду­мал Юра. Он приг­ла­сил ее тан­це­вать.

Как хо­ро­шо, что он при­шел в гос­ти один. Маш­ка бо­ле­ла грип­пом и ос­та­лась до­ма. Она са­ма нас­то­яла, что­бы Юра на­вес­тил дру­зей.

- Я так нес­час­т­на, Юроч­ка, - ти­хо ска­за­ла На­день­ка, тан­цуя. - Я ра­зош­лась с Се­ре­жень­кой. И те­перь сов­сем од­на с ре­бе­ноч­ком.

Юра ни­че­го не от­ве­тил. Он вды­хал за­пах оду­ван­чи­ко­вых во­лос и был на седь­мом не­бе от счас­тья. Вдруг на па­мять приш­ло: «ка­кое прек­рас­ное ви­но по­лу­ча­ет­ся из оду­ван­чи­ков. Ты сам-то не про­бо­вал?» Из гос­тей они уеха­ли вмес­те. И Юра впер­вые в жиз­ни поп­ро­бо­вал «ви­но из оду­ван­чи­ков», вер­нее, ви­но из од­но­го оду­ван­чи­ка.

 

- А как вы уз­на­ли, что сын у На­деж­ды не от му­жа, а от дру­го­го муж­чи­ны? - спро­си­ла я Юрия Пет­ро­ви­ча.

- Я уз­нал это от са­мой На­день­ки, - от­ве­тил мой кли­ент, - ког­да она вы­хо­ди­ла за ме­ня за­муж, то чес­т­но мне все рас­ска­за­ла. Она ска­за­ла, что не хо­чет иметь от ме­ня сек­ре­тов. Вы не пред­с­тав­ля­ете, это та­кая чес­т­ная, ис­к­рен­няя на­ту­ра! Ей прос­то не по­вез­ло вна­ча­ле…

Юрий Пет­ро­вич рас­те­рян­но улыб­нул­ся.

- И что же она рас­ска­за­ла?

- Она ска­за­ла, что так силь­но стра­да­ла, ког­да ее бро­сил Сер­гей, что с от­ча­яния бро­си­лась в объ­ятья но­во­му пок­лон­ни­ку и за­бе­ре­ме­не­ла. В это вре­мя Сер­гей ре­шил к ней вер­нуть­ся. Тог­да На­день­ка ему во всем приз­на­лась, все объ­яс­ни­ла, и он же­нил­ся на ней и приз­нал ре­бен­ка сво­им.

Я по­чув­с­т­во­ва­ла, что моя го­ло­ва идет кру­гом, и ре­ши­ла поп­ро­щать­ся с кли­ен­том.

- Поп­ро­буй­те са­ми про­ана­ли­зи­ро­вать, что с ва­ми про­ис­хо­дит, - по­со­ве­то­ва­ла я Юрию Пет­ро­ви­чу.

- Я не мо­гу, - ше­по­том от­ве­тил он и улыб­нул­ся улыб­кой му­че­ни­ка.

 

Считается, что пси­хо­лог в боль­шей сте­пе­ни ана­ли­зи­ру­ет чув­с­т­ва лю­дей и по­мо­га­ет ра­зоб­рать­ся им со сво­ими пе­ре­жи­ва­ни­ями, ког­да са­мим лю­дям это не под си­лу. Но в дан­ном слу­чае из гру­ды эмо­ций и пе­ре­жи­ва­ний мне за­хо­те­лось из­в­лечь прос­то фак­ты.

Захотелось вот так, гру­бо вы­яс­нить: кто, где, ког­да? Ну и еще, ко­неч­но, с кем? И, мо­жет быть, еще от ко­го?

 

После но­чи, про­ве­ден­ной с На­день­кой, Юра не смог вер­нуть­ся к Маш­ке. Во-пер­вых, это бы­ло бы не­чес­т­но. А, во-вто­рых! Во-вто­рых, Юра ни­ког­да ни­че­го по­доб­но­го с Маш­кой не чув­с­т­во­вал. На­день­ка - хруп­кая, неж­ная и та­кая зас­тен­чи­вая - ока­за­лась не­уто­ми­мой и рас­ко­ван­ной в пос­те­ли. Ког­да они вы­пи­ли по бо­ка­лу ви­на, На­день­ка вклю­чи­ла му­зы­ку и на­ча­ла ти­хонь­ко при­тан­цо­вы­вать, скром­но по­ту­пив глаз­ки. Мед­лен­но-мед­лен­но во­дя по сво­ему те­лу ру­ка­ми, она пос­те­пен­но на­ча­ла раз­де­вать­ся, и Юра не­ожи­дан­но стал сви­де­те­лем та­ко­го стрип­ти­за, от ко­то­ро­го у не­го по те­лу по­бе­жа­ли му­раш­ки. Он ока­зал­ся вов­ле­чен­ным в та­кую бе­зум­ную лю­бов­ную иг­ру, что толь­ко ди­ву да­вал­ся, на что он сам-то ока­зал­ся спо­со­бен! «Вот это нас­то­ящая лю­бовь!» - по­ду­мал Юра, слад­ко за­сы­пая под ут­ро.

Следующий день Юра про­вел как в ту­ма­не. Он пом­нил, что на ра­бо­ту дваж­ды зво­ни­ла его же­на Ма­ша, но о чем они го­во­ри­ли, быс­т­ро за­бы­лось. Ка­жет­ся, он ска­зал Маш­ке, что встре­тил свою един­с­т­вен­ную лю­бовь и боль­ше до­мой не вер­нет­ся. Маш­ка спро­си­ла со стра­хом в го­ло­се: «Ты что, пьяный?»

Юра рас­сме­ял­ся: «Я всю ночь пил ви­но из оду­ван­чи­ка». Он не мог вспом­нить, кто ему со­ве­то­вал поп­ро­бо­вать это ви­но из оду­ван­чи­ков. И бы­ло это на са­мом де­ле или кто-то по­шу­тил. Но Юра за­пом­нил, по­то­му что его те­пе­реш­нее сос­то­яние дей­с­т­ви­тель­но бы­ло срод­ни опь­яне­нию. Прош­лой ночью На­день­ка на­по­ила его сво­им осо­бым оду­ван­чи­ко­вым ви­ном. Те­перь Юра ду­мал толь­ко о том, что ве­че­ром он уви­дит На­день­ку и все пов­то­рит­ся!

 

Юрий Пет­ро­вич при­шел ко мне на пов­тор­ную кон­суль­та­цию. Он ска­зал, что про­сит ме­ня по­мочь на­ла­дить его от­но­ше­ния с суп­ру­гой.

Я уди­ви­лась. Пос­ле его от­к­ро­ве­ний у ме­ня воз­ник­ли опа­се­ния, что Юрий Пет­ро­вич - прос­то рев­ни­вый суп­руг, ко­то­ро­му вез­де ме­ре­щат­ся лю­бов­ни­ки же­ны. В лю­бом слу­чае, что­бы ра­зоб­рать­ся в его проб­ле­ме, мне бы­ло не­об­хо­ди­мо сво­ими гла­за­ми хо­тя бы уви­деть «Оду­ван­чи­ка»!

Я ска­за­ла об этом Юрию Пет­ро­ви­чу.

- Да На­день­ка не за­хо­чет! - вос­к­лик­нул он. - Она не зна­ет, что я к вам об­ра­щал­ся.

- Ска­жи­те, вам труд­но вос­пи­ты­вать де­тей? - спро­си­ла я, опи­ра­ясь на рас­хо­жее по­ня­тие «а ко­му сей­час лег­ко?».

- Ко­неч­но, труд­но, - тут же отоз­вал­ся мой кли­ент.

- Вот и ска­жи­те, что пош­ли к пси­хо­ло­гу по­со­ве­то­вать­ся о вос­пи­та­нии де­тей. Ва­ша же­на - хо­ро­шая мать?

- Очень! - от­ве­тил Юрий Пет­ро­вич.

 

- На­деж­да Ана­толь­ев­на, - пред­с­та­ви­лась мне ми­ло­вид­ная мо­ло­дая жен­щи­на в об­ла­ке свет­лых во­лос.

Я по­ня­ла, что пе­ре­до мной - На­день­ка-Оду­ван­чик.

Она раз­го­ва­ри­ва­ла со мной ти­хим го­ло­сом, пос­то­ян­но опус­кая гла­за и сму­щен­но улы­ба­ясь. Заз­во­нил те­ле­фон, и я, из­ви­нив­шись, взя­ла труб­ку и чуть от­вер­ну­лась к ок­ну. Кра­ем гла­за я уви­де­ла, что На­день­ка под­ня­ла го­ло­ву и пос­мот­ре­ла в мою сто­ро­ну. Ее взгляд ока­зал­ся хо­лод­ным и ос­т­рым.

- А ка­кие у вас вза­имо­от­но­ше­ния с му­жем? - спро­си­ла я На­деж­ду Ана­толь­ев­ну.

- Это име­ет от­но­ше­ние к вос­пи­та­нию де­тей? - от­к­лик­ну­лась она.

- Ко­неч­но, - твер­до ска­за­ла я, - вза­имо­от­но­ше­ния ро­ди­те­лей силь­но вли­я­ют на по­ве­де­ние де­тей.

- Ну, хо­ро­шо, - ска­за­ла На­деж­да, - Юроч­ка - мой друг, еще со сту­ден­чес­ких лет. Я хо­ро­шо к не­му от­но­шусь. Он на что-ни­будь жа­ло­вал­ся?

И На­деж­да мет­ну­ла в ме­ня свой ос­т­рень­кий взгляд из-под рес­ниц. Я сде­ла­ла вид, что ни­че­го не за­ме­ти­ла, и ре­ши­ла нем­но­го ее спро­во­ци­ро­вать.

- Вы ска­за­ли, что Юрий - ваш друг. По-мо­ему, его это не осо­бен­но ус­т­ра­ива­ет. Он лю­бит вас, а вы, как ему ка­жет­ся, ему из­ме­ня­ете.

От не­ожи­дан­нос­ти На­деж­да под­ня­ла гла­за и пос­мот­ре­ла на ме­ня в упор.

- Он, что, вам это сам ска­зал? - мед­лен­но про­из­нес­ла она. И неп­ро­из­воль­но до­ба­ви­ла:

- Ни­че­го се­бе, зна­ете, я бы мень­ше уди­ви­лась, ес­ли бы за­го­во­рил мой ков­рик для ног!

- Ого, - по­ду­ма­ла я, - вот вам и оду­ван­чик!

Я сде­ла­ла вид, что не рас­слы­ша­ла реп­ли­ку На­деж­ды. На­обо­рот, я ре­ши­ла еще по­дыг­рать ей и поль­с­тить.

- Ко­неч­но, - ска­за­ла я. - Вы та­кая ин­те­рес­ная жен­щи­на! Да у вас, на­вер­ное, пол­но пок­лон­ни­ков! А муж, ви­ди­мо, хо­ро­ший че­ло­век, но до­воль­но скуч­ный?

По ли­цу На­деж­ды я уви­де­ла, что по­па­ла в точ­ку.

- Ска­жи­те, - за­дум­чи­во спро­си­ла я, - с ка­ким цве­том у вас ас­со­ци­иру­ет­ся по­ня­тие «друж­ба»?

- Это что, тест? - за­ин­те­ре­со­ван­но отоз­ва­лась моя кли­ен­т­ка.

- Да, да­вай­те, вы­пол­ним не­боль­шой тест. Так с ка­ким?

- С зе­ле­ным.

- А ра­дость?

- С крас­ным.

- А грусть?

- С чер­ным.

- А лю­бовь?

- Пур­пур­но-бор­до­вая с брон­зо­вым от­ли­вом, - от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка.

 

- А те­перь, - пред­ло­жи­ла я, - ска­жи­те, с ка­ким цве­том ас­со­ци­иру­ет­ся у вас муж?

- Ко­то­рый муж? - не мор­г­нув гла­зом, спро­си­ла Оду­ван­чик.

- Юрий, - спо­кой­но ре­аги­ро­ва­ла я.

- С зе­ле­ным.

- А ваш пер­вый суп­руг?

- С чер­ным.

- А ваш пос­лед­ний муж­чи­на?

- Бор­до­вый, - от­ве­ти­ла На­деж­да, чуть улыб­нув­шись.

- А ка­ко­го цве­та для вас счас­тье? - спро­си­ла я.

- Я же вам уже го­во­ри­ла, - от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка, - пур­пур­но-бор­до­вое с брон­зо­вым от­тен­ком.

- Ска­жи­те, На­деж­да, - ре­ши­лась я на глав­ный воп­рос. - Ко­го же вы лю­би­те са­ми?

- Я люб­лю лю­бовь! - ти­хо ска­за­ла она, низ­ко нак­ло­нив свою оду­ван­чи­ко­вую го­ло­ву.

Наденька ра­но по­те­ря­ла не­вин­ность, еще школь­ни­цей. Это бы­ло в де­рев­не, ку­да она при­еха­ла от­ды­хать к ба­буш­ке. Она пош­ла на тан­цы, и ей приг­ля­нул­ся один де­ре­вен­с­кий па­рень. Па­рень был кра­си­вый и наг­лый и сов­сем не об­ра­щал на На­деж­ду ни­ка­ко­го вни­ма­ния. А На­день­ка о нем меч­та­ла пе­ред сном. Она за­ме­ти­ла, что ес­ли во­дить ру­ка­ми по сво­ему те­лу и ду­мать о Федь­ке, то мож­но ис­пы­ты­вать очень при­ят­ные ощу­ще­ния.

Однажды на тан­цах Федь­ка был пьяный, и де­вуш­ки от­ка­зы­ва­лись с ним тан­це­вать. А На­день­ка его по­жа­ле­ла, стан­це­ва­ла один та­нец, а по­том по­ве­ла его до­мой. Но Федь­ка был сов­сем пьяный, по­шел в дру­гую сто­ро­ну, а по­том по­ва­лил­ся на по­лян­ке пря­мо на На­день­ку. Он стал во­дить по ее те­лу ру­ка­ми, и ей это бы­ло бе­зум­но при­ят­но! По­том, до­ма, ле­жа в пос­те­ли, На­день­ка все вспо­ми­на­ла Федь­ку.

Федька по­том бе­гал от нее, ду­ра­чок! Он знал, что На­день­ке толь­ко че­тыр­над­цать! Она тог­да ни­че­го ни­ко­му не ска­за­ла, да ник­то ни­че­го пло­хо­го о ней и не по­ду­мал. Вид у На­день­ки был са­мый не­вин­ный и скром­ный. А ба­буш­ка у На­день­ки бы­ла очень-очень стро­гой. Это в де­рев­не все зна­ли. На­деж­де бы­ло жал­ко толь­ко то­го, что Федь­ка боль­ше не при­хо­дил пьяным на тан­цы.

Потом На­деж­де приш­лось неп­рос­то. При­хо­ди­лось врать муж­чи­нам про свой воз­раст и про из­лиш­не стро­гих ро­ди­те­лей. Но пос­те­пен­но она по­ня­ла, что ее имидж - скром­ной, неж­ной, стро­го вос­пи­тан­ной де­вуш­ки - прив­ле­ка­ет к ней хо­ро­ших пар­ней. Да и ро­ди­те­ли ей до­ве­ря­ли. Ник­то ни­ког­да не за­по­доз­рил в ней де­ви­цу лег­ко­го по­ве­де­ния! Ро­ди­те­ли до са­мой свадь­бы бы­ли уве­ре­ны, что На­день­ка - дев­с­т­вен­ни­ца. А На­деж­да бо­ялась ро­ди­те­лей, осо­бен­но ма­му. Ее очень стро­гая ба­буш­ка вос­пи­та­ла ее очень стро­гую ма­му.

Еще она за­ме­ти­ла, что на муж­чин за­во­ра­жи­ва­юще дей­с­т­ву­ет кон­т­раст ее на­ив­но­го об­ли­ка с тем, чем она мог­ла уди­вить их по­том. Да и са­мой На­день­ке чрез­вы­чай­но нра­ви­лись в се­бе эти кон­т­рас­ты!

Надежда лю­би­ла секс и по­ни­ма­ла в нем толк. У нее уже бы­ло нес­коль­ко пар­т­не­ров, ког­да она влю­би­лась. Это бы­ло в ин­с­ти­ту­те. Его зва­ли Сер­гей. Он был вы­со­кий и кра­си­вый. Но у Сер­гея бы­ла де­вуш­ка. На­день­ке приш­лось из­ряд­но пот­ру­дить­ся, что­бы за­та­щить Сер­гея в пос­тель. Тут ей не бы­ло рав­ных! В этом она не сом­не­ва­лась!

Но Сер­гей ока­зал­ся не осо­бен­но ис­ку­шен­ным, и, увы, На­день­ка в ка­кой-то мо­мент пе­рес­та­ра­лась! Сколь­ко по­том она ни уго­ва­ри­ва­ла Сер­гея, он смот­рел на нее с неп­ри­яз­нью.

- Да не люб­лю я те­бя, как ты не по­ни­ма­ешь, - ска­зал он ей од­наж­ды. И они рас­ста­лись. Но На­день­ка так го­ре­ва­ла, что прос­то не мог­ла дол­го ос­та­вать­ся од­на. Она поз­во­ни­ла од­но­му из сво­их прош­лых при­яте­лей, и тот с ра­дос­тью сог­ла­сил­ся с ней встре­тить­ся. Да На­деж­да и не сом­не­ва­лась. Она бы­ла убеж­де­на, что в пос­те­ли она - не­от­ра­зи­ма!

Но вско­ре ока­за­лось, что она бе­ре­мен­на. Бе­ре­мен­ность бы­ла пер­вой. Не то, что­бы На­деж­да очень хо­те­ла ре­бен­ка, и не то, что­бы она бо­ялась сде­лать аборт. Нет, На­деж­да ду­ма­ла о том, что это по­мо­жет вер­нуть Сер­гея! К сло­ву ска­зать, кро­ме Сер­гея ник­то из муж­чин не пос­мел от­вер­г­нуть На­деж­ду!

Наденька прос­то по­еха­ла к Сер­гею до­мой и во всем «приз­на­лась» его ма­ме. Ее по­туп­лен­ные го­лу­бые глаз­ки, свет­лые, пу­шис­тые во­ло­сы и неж­ный лас­ко­вый го­ло­сок сде­ла­ли свое де­ло.

- Толь­ко не ру­гай­те Се­ре­жень­ку, - ше­по­том ска­за­ла она ма­те­ри Сер­гея, - я са­ма во всем ви­но­ва­та! Прос­то я не мо­гу убить ре­бен­ка от лю­би­мо­го че­ло­ве­ка! Ро­ди­те­ли Сер­гея нас­то­яли на ско­рой свадь­бе. Сер­гей был в от­ча­янии. Ему приш­лось сно­ва пор­вать со сво­ей де­вуш­кой. На­день­ка ли­ко­ва­ла!

 

- А что же Юрий? - спро­си­ла я На­деж­ду. - Ка­кое мес­то бы­ло от­ве­де­но ему во всей этой ис­то­рии?

Она ус­мех­ну­лась.

- Юроч­ка был мо­им «ков­ри­ком для ног». Ког­да на­до грел, ког­да на­до вы­ти­рал. Он всег­да вы­зы­вал у ме­ня толь­ко та­кие ас­со­ци­ации.

- За­чем же вы выш­ли за не­го за­муж? За «ков­рик»?

Надежда опять ус­мех­ну­лась.

- А что мне бы­ло де­лать? Сер­гей быс­т­ро от ме­ня ушел. За­явил, ви­ди­те ли, что хо­ро­ший секс - это не глав­ное в се­мей­ной жиз­ни! Я ос­та­лась од­на, с ре­бен­ком. Зна­ете, с му­жем все-та­ки со­лид­нее, при­лич­нее как-то. Выш­ла за Юрия. По­том еще ро­ди­ла. Он все ныл, что хо­чет ре­бен­ка. А те­перь, ви­ди­те ли, сле­дит за мной, ком­пь­ютер мой про­ве­ря­ет, рев­ну­ет!

А я, меж­ду про­чим, всег­да бы­ла с ним чес­т­ной. Ког­да за не­го за­муж вы­хо­ди­ла, рас­ска­за­ла, что Сер­гей не был нас­то­ящим от­цом мо­его сы­на.

- Ска­жи­те, На­деж­да, вы со­би­ра­етесь сох­ра­нить свой брак с Юри­ем?

- Да, ко­неч­но. Он у ме­ня ве­дет до­маш­нее хо­зяй­с­т­во, за­бо­тит­ся о де­тях. Не по­ни­маю, чем во­об­ще не до­во­лен мой ков­рик?

- Не до­во­лен тем, что вы ему из­ме­ня­ете, оче­вид­но.

- Я вам уже ска­за­ла, - ус­та­ло вздох­ну­ла На­деж­да. - Я люб­лю лю­бовь. При чем здесь ка­кие-то ков­ри­ки!

- Да, - в свою оче­редь по­ду­ма­ла я, - вот вам и «ков­ри­ки с оду­ван­чи­ка­ми»! Поп­ро­буй-ка, раз­бе­рись с ни­ми! И всем им, ока­зы­ва­ет­ся, нуж­на пси­хо­ло­ги­чес­кая по­мощь!

 

А Юрий ждал от ме­ня го­то­вых ре­цеп­тов. Он смот­рел на ме­ня умо­ля­ющи­ми гла­за­ми и тре­бо­вал не­мед­лен­ной пси­хо­ло­ги­чес­кой по­мо­щи. Он на са­мом де­ле стра­дал.

- На­день­ка все вре­мя что-то скры­ва­ет от ме­ня, - ска­зал Юрий, - и с кем-то встре­ча­ет­ся. По­ни­ма­ете, муж­чи­ны бук­валь­но не да­ют ей про­хо­да! Она та­кая скром­ная, неж­ная, не­обыч­ная жен­щи­на! Зна­ете, в прин­ци­пе я их по­ни­маю. Она, ви­ди­мо, прос­то не мо­жет им от­ка­зать!

- Уже теп­лее, - по­ду­ма­ла я и вспом­ни­ла, как же­на наз­ва­ла его сво­им ков­ри­ком для ног. И я ре­ши­ла дей­с­т­во­вать ре­ши­тель­нее.

- Зна­ете что, - ска­за­ла я Юрию, - вам на­до встре­тить­ся с Сер­ге­ем - пер­вым му­жем На­деж­ды. Вы же с ним зна­ко­мы. Рас­ска­жи­те ему о сво­их опа­се­ни­ях, вдруг он су­ме­ет вам по­мочь.

- Хо­ро­шо, - не­ожи­дан­но лег­ко сог­ла­сил­ся со мной Юрий.

 

Юрию уда­лось до­воль­но быс­т­ро свя­зать­ся с Сер­ге­ем по те­ле­фо­ну.

Оказалось, что Сер­гей знал о том, что На­день­ка вто­рой раз выш­ла за­муж за Юрия. Юрий нем­но­го уди­вил­ся.

- От­ку­да? - спро­сил он, - мы ведь вро­де не под­дер­жи­ва­ем от­но­ше­ния.

- Это мы с то­бой не под­дер­жи­ва­ем, - за­га­доч­но от­ве­тил Сер­гей.

- Так мы мо­жем с то­бой встре­тить­ся? - спро­сил Юрий, у ко­то­ро­го пос­ле реп­ли­ки Сер­гея сер­д­це упа­ло и по­ка­ти­лось ку­да-то вниз.

- Зап­рос­то, - от­ве­тил Сер­гей.

 

Они на сле­ду­ющий день встре­ти­лись в ка­фе. Сер­гей был спо­ко­ен и с лю­бо­пыт­с­т­вом пос­мат­ри­вал на Юру.

- По­че­му ты ска­зал, что толь­ко я не под­дер­жи­ваю с то­бой от­но­ше­ний? - сра­зу спро­сил Юрий. - Вы­хо­дит, что На­день­ка их с то­бой под­дер­жи­ва­ет?

- А как же? - спо­кой­но от­ве­тил Сер­гей, - все-та­ки вы вос­пи­ты­ва­ете мо­его ре­бен­ка. Я пла­чу али­мен­ты.

- Ка­кие али­мен­ты? - не по­нял Юрий. - Раз­ве На­день­ка не от­ка­за­лась от них?

- Да за­чем же от­ка­зы­вать­ся, - те­перь уди­вил­ся Сер­гей, - они ей по за­ко­ну по­ла­га­ют­ся… Так о чем ты хо­тел ме­ня спро­сить?

- Ты пом­нишь, ка­кая На­день­ка бы­ла не­обык­но­вен­ная де­вуш­ка? - про­из­нес Юрий. - Я на­зы­вал ее оду­ван­чи­ком из-за ее во­лос.

- И не толь­ко ты, - с ус­меш­кой про­из­нес Сер­гей. - У нас та­кие шут­ки хо­ди­ли: мол, «кто еще не про­бо­вал ви­но из оду­ван­чи­ка?»

- А что, мно­гие про­бо­ва­ли? - с дрожью в го­ло­се спро­сил Юрий.

- Очень мно­гие, Юра. Ты уж прос­ти, друг. На­деж­да мне так жизнь ис­пор­ти­ла! Ведь я из-за это­го сек­са су­мас­шед­ше­го лю­би­мую де­вуш­ку пре­дал. Дваж­ды, за­меть. Да ес­ли бы На­деж­да тог­да не за­бе­ре­ме­не­ла, толь­ко она ме­ня бы и ви­де­ла! Ну, ро­ди­те­ли на­да­ви­ли, ко­неч­но. Она, как всег­да, в сво­ей ма­не­ре, свою не­вин­ность им де­мон­с­т­ри­ро­ва­ла. Они и по­ве­ри­ли. Глаз­ка­ми хлоп-хлоп! Оду­ван­чик пар­ши­вый! Да ты толь­ко сам по­ду­май, что это за цве­ток та­кой, оду­ван­чик? Ду­нул - и нет его, уле­тел!

- Да, ты прав, на­вер­ное, - ска­зал Юрий за­дум­чи­во, - но я всег­да лю­бил ее. И по­том мне нра­вит­ся «ви­но из оду­ван­чи­ков», - до­ба­вил он вы­зы­ва­юще.

- Из од­но­го, толь­ко из од­но­го, за­меть, оду­ван­чи­ка, - ус­мех­нул­ся не­доб­ро Сер­гей.

Они по­мол­ча­ли. На­ко­нец, Сер­гей ска­зал:

- Ты, на­вер­ное, при­шел спро­сить, по­че­му я Ан­тош­ку не на­ве­щаю? Дес­кать, что же я за отец?

Юрий уди­вил­ся.

- Да нет. Это же не твой сын. Я не знал, что ты на не­го али­мен­ты при­сы­ла­ешь. Очень бла­го­род­но с тво­ей сто­ро­ны.

- Ты ду­ма­ешь, что Ан­тон - не мой сын? - с болью в го­ло­се спро­сил Сер­гей. - От­ку­да ты это взял?

- На­день­ка рас­ска­за­ла, еще ког­да мы же­ни­лись, - в не­до­уме­нии от­ве­тил Юрий.

Сергей зас­то­нал и стис­нул ру­ки. Он как-то сра­зу по­ве­рил сло­вам Юрия.

- Об­ма­ну­ла, и тут об­ма­ну­ла! - про­шеп­тал он. - По­ни­ма­ешь, я это по­доз­ре­вал, чув­с­т­во­вал!

Потом он вско­чил и крик­нул: «Ви­но из оду­ван­чи­ка - это от­ра­ва, яд, дрянь! Сам пить не стал и те­бе не со­ве­тую! Ведь она мне за два го­да сов­мес­т­ной жиз­ни ус­пе­ла не раз из­ме­нить, а кля­лась, что лю­би­ла! Ее ник­то и нич­то не из­ме­нит, по­ни­ма­ешь? Это как бо­лезнь! Как же ты жил с ней все эти го­ды?»

- Я очень лю­бил ее, - прос­то от­ве­тил Юрий. Весь ве­чер он пил вод­ку, и в го­ло­ве у не­го за­шу­ме­ло.

«Ах, ка­кое ви­но по­лу­ча­ет­ся из оду­ван­чи­ков! - вспом­ни­лись ему чьи-то сло­ва. - Сам-то ты не про­бо­вал?»

Юрий Пет­ро­вич при­шел на сле­ду­ющую встре­чу со мной с серь­ез­ным и да­же мрач­ным ви­дом.

- Ваш со­вет ока­зал­ся весь­ма жес­то­ким, - ска­зал он.

- Но вы тре­бо­ва­ли от ме­ня бук­валь­но ско­рой по­мо­щи, - на­пом­ни­ла я.

- Все пра­виль­но, - ус­по­ко­ил ме­ня Юрий, - мы дол­го го­во­ри­ли с Сер­ге­ем, и, пред­с­тавь­те, мне ста­ло лег­че. Как вы ду­ма­ете, я смо­гу выб­рать­ся из это­го бо­ло­та?

- Это бу­дет за­ви­сеть от то­го, что вы хо­ти­те. Что вы смо­же­те по­нять и что смо­же­те при­нять. Ва­ша же­на вряд ли из­ме­нит­ся.

- Это что, док­тор, та­кая бо­лезнь? - грус­т­но спро­сил ме­ня мой кли­ент.

- Я не врач, а пси­хо­лог, - при­выч­но по­яс­ни­ла я. - Вы мо­же­те об­ра­тить­ся к вра­чу, он вам все объ­яс­нит.

- Но все же - это бо­лезнь? - нас­та­ивал кли­ент.

- Мо­жет, и бо­лезнь, - ук­лон­чи­во ска­за­ла я. - Но толь­ко она не ле­чит­ся.

- Вы не мо­же­те мне тог­да ска­зать, а что вам ска­за­ла са­ма На­деж­да? - опять спро­сил он.

- Она ска­за­ла, что лю­бит лю­бовь. Ну, или что там она по­ни­ма­ет под лю­бовью, - ре­ши­лась я от­ве­тить.

Больше Юрий ме­ня ни о чем не спра­ши­вал.

 

Через два го­да ме­ня на­вес­ти­ло се­мей­с­т­во. Юрий при­ехал ко мне в кон­суль­та­цию с дву­мя деть­ми: Ан­то­ном и Ва­рень­кой. Он выг­ля­дел за­бот­ли­вым па­па­шей, нем­но­го ус­та­лым, но спо­кой­ным. Де­ти мне очень пон­ра­ви­лись. Мы по­го­во­ри­ли нем­но­го, и я выш­ла в ко­ри­дор их про­во­дить. Мне не хо­те­лось ни о чем спра­ши­вать, но Юрий сам на­чал раз­го­вор.

- С деть­ми мне по­мо­га­ет ма­ма. И я ра­зыс­кал Маш­ку. Пом­ни­те, у ме­ня бы­ла пер­вая же­на? Она ус­пе­ла схо­дить за­муж, раз­вес­тись и… - он раз­вел ру­ка­ми, - ро­дить ре­бен­ка. Так что, я на­де­юсь, ско­ро у ме­ня бу­дет семья с тре­мя деть­ми.

- Вы прос­то мо­ло­дец, - не удер­жа­лась я от пох­ва­лы, - у вас все бу­дет за­ме­ча­тель­но!

- А оду­ван­чик от нас уле­тел, - ти­хо ска­зал он, - на­вер­ное, это к луч­ше­му.

 

Вещие сны

 

- Вы уме­ете раз­га­ды­вать сны? - об­ра­тил­ся ко мне муж­чи­на, зай­дя в ка­би­нет для пред­ва­ри­тель­ной за­пи­си.

- Я умею тол­ко­вать сны, - от­ве­ти­ла я, - но здесь пси­хо­ло­ги­чес­кая кон­суль­та­ция, и прос­то по же­ла­нию кли­ен­тов я сны не тол­кую.

- А как же тог­да? - рас­те­рял­ся муж­чи­на.

- Рас­ска­жи­те о сво­ей проб­ле­ме, - поп­ро­си­ла я.

- Да мне сны всю жизнь ис­ко­вер­ка­ли, - приз­нал­ся муж­чи­на. - Я не знаю, что мне де­лать даль­ше, как жить. Мо­жет, я - псих? Мо­жет, мне нуж­но ле­чить­ся? Так я не бу­ду. Что я ска­жу вра­чу? Что от снов сво­их с ума со­шел? Кро­ме то­го, таб­лет­ки я пить не бу­ду! И в пси­хуш­ку не ля­гу! Луч­ше я на­ло­жу на се­бя ру­ки!

- И чем же это луч­ше? - за­ме­ти­ла я, вни­ма­тель­но наб­лю­дая за кли­ен­том.

- Ну, не знаю, - сму­тил­ся кли­ент. Мне уже со­рок во­семь лет. А жизнь не уда­лась. Я, на­вер­ное, уеду опять. И раз­ве­дусь с же­ной. Скуч­но мне. И еще сны за­му­чи­ли. Я не знаю те­перь, ка­ким снам мне ве­рить, а ка­ким - нет. Я про­чи­тал мно­го ли­те­ра­ту­ры по тол­ко­ва­нию снов, но ни­че­го для се­бя не на­шел.

- Рас­ска­жи­те, - поп­ро­си­ла я.

 

Михаил Ари­нин жил в не­боль­шом го­ро­де и ра­бо­тал на за­во­де. Его ро­ди­те­ли и млад­ший брат то­же ра­бо­та­ли на за­во­де. Прак­ти­чес­ки все на­се­ле­ние их го­род­ка ра­бо­та­ло на этом за­во­де. Жи­ли ве­се­ло и друж­но. Ми­ха­ил очень лю­бил сво­его млад­ше­го бра­та Ва­ди­ма, ко­то­рый был млад­ше его на шесть лет, и вез­де брал бра­та с со­бой. В гос­ти, на ры­бал­ку, на фут­бол.

У Ми­ха­ила бы­ло мно­го дру­зей. С дет­с­т­ва Ми­ша от­ли­чал­ся «зо­ло­ты­ми ру­ка­ми». Лю­бил все чи­нить, ре­мон­ти­ро­вать, стро­ить. Ва­дик его бо­гот­во­рил. Стар­ший брат мог ре­шить лю­бую из его проб­лем, с ним всег­да бы­ло ве­се­ло.

Женился Ми­ха­ил до­воль­но ра­но, в двад­цать один год. Его же­на бы­ла ро­вес­ни­цей, пер­вой лю­бовью Ми­ха­ила. Сыг­ра­ли свадь­бу и за­жи­ли даль­ше друж­но и ве­се­ло. То­ня бы­ла хо­ро­шей же­ной, нес­мот­ря на свою мо­ло­дость. Хо­ро­шо по­ла­ди­ла она и с ро­ди­те­ля­ми Ми­ха­ила, и с Ва­ди­мом.

Михаил с То­ней про­жи­ли вмес­те уже че­ты­ре го­да, ког­да на­ко­нец-то То­ня за­бе­ре­ме­не­ла.

Они бы­ли очень счас­т­ли­вы, но вдруг Ми­ше прис­нил­ся очень страш­ный сон.

В прин­ци­пе Ми­ха­ил рань­ше не ве­рил снам. Да они ему и сни­лись край­не ред­ко. Но он пом­нил, как к его ба­буш­ке в де­рев­не при­хо­ди­ли жен­щи­ны, и она тол­ко­ва­ла им сны. И жен­щи­ны бла­го­да­ри­ли ба­буш­ку и го­во­ри­ли, что ее тол­ко­ва­ния снов всег­да сбы­ва­ют­ся.

Михаил хо­тел от­мах­нуть­ся от это­го сна, за­быть его, но сон был та­кой яр­кий, та­кой от­чет­ли­вый и та­кой ужас­ный, что ста­но­ви­лось не по се­бе.

Дело в том, что Ми­ше прис­ни­лась ав­то­мо­биль­ная ава­рия. За ру­лем ма­ши­ны был его брат Ва­дим, ко­то­рый сов­сем не­дав­но по­лу­чил пра­ва. Ми­ша ви­дел, что Ва­дим как буд­то ре­шил обог­нать еду­щий впе­ре­ди не­го ав­то­мо­биль и при­ба­вил ско­рость. Но во­ди­тель, ма­ши­ну ко­то­ро­го ре­шил обог­нать Ва­дим, то­же при­ба­вил ско­рость. Вдруг нав­с­т­ре­чу Ва­ди­му вы­ле­тел гру­зо­вик. Ми­ша ди­ко зак­ри­чал, но го­ло­са не бы­ло! Во сне у не­го сов­сем не бы­ло го­ло­са!

Авария бы­ла страш­ной. Ми­ша ви­дел, как ле­те­ла, ку­выр­ка­ясь, ма­ши­на Ва­ди­ма. Он не ви­дел, но по­нял, что Ва­дик мертв.

- Прис­нит­ся же та­кое, - ду­мал Ми­ха­ил, ша­гая на ра­бо­ту. Же­не он ни­че­го не рас­ска­зал, не стал тре­во­жить бе­ре­мен­ную жен­щи­ну. Да и ко­му во­об­ще мож­но бы­ло это рас­ска­зать?

- Чушь, чушь, чушь, - твер­дил про се­бя Ми­ха­ил, - на­до вы­пить се­год­ня пос­ле ра­бо­ты. Ус­тал я, на­вер­ное, вот и снит­ся вся­кая ерун­да. Пос­ле ра­бо­ты Ми­ха­ил с друзь­ями по­шел вы­пить пи­ва, ну, и че­го-ни­будь пок­реп­че.

Михаил не пом­нил, как доб­рал­ся ве­че­ром до до­ма и лег спать. С ним ред­ко та­кое бы­ва­ло, но он твер­до пом­нил, что на­зав­т­ра суб­бо­та, вы­ход­ной, и на ра­бо­ту ид­ти не на­до.

Утром его раз­бу­ди­ла же­на. Она бы­ла очень на­пу­га­на. Ми­ха­ил не сра­зу по­нял, о чем идет речь. Чув­с­т­во­вал он се­бя от­в­ра­ти­тель­но.

- Ми­шень­ка, вста­вай, го­ре-то ка­кое, - ле­пе­та­ла То­ня. - Ва­дик по­гиб, раз­бил­ся на ма­ши­не.

- Ду­ра, это ж сон! - воз­му­тил­ся Ми­ха­ил.

- Да ка­кой сон, прос­нись, Ва­дим по­гиб!!! - пла­ка­ла То­ня.

Миша рыв­ком сел и с ужа­сом пос­мот­рел на же­ну. Она, блед­ная, с уже до­воль­но боль­шим жи­во­том, в от­ча­янии смот­ре­ла на му­жа. Ми­ха­ил вдруг от­чет­ли­во по­нял, что это прав­да. Ва­дик - лю­би­мый млад­ший бра­тиш­ка - по­гиб.

Но са­мое страш­ное, что Ми­ха­ил точ­но знал, как это про­изош­ло. Ва­дик по­пы­тал­ся обог­нать впе­ре­ди иду­щую ма­ши­ну, но она то­же при­ба­ви­ла ско­рость. Глу­пый маль­чиш­ка, не­дав­но сев­ший за руль, в азар­те сно­ва при­ба­вил ско­рость…

Он не ус­пел за­тор­мо­зить при ви­де гру­зо­ви­ка, иду­ще­го нав­с­т­ре­чу…

- Как, как это про­изош­ло? - ди­ко зак­ри­чал Ми­ха­ил.

- Я не знаю, - про­ле­пе­та­ла же­на.

- За­то я знаю, - уг­рю­мо от­ве­тил Ми­ша.

Может, он зря не ве­рил снам? А вдруг он уро­дил­ся в свою баб­ку, и ви­дит ве­щие сны? У не­го ос­та­ва­лась еще сла­бая на­деж­да на то, что все это сов­па­де­ние, и Ми­ха­ил пос­пе­шил к ро­ди­те­лям. Но пред­чув­с­т­вие его не об­ма­ну­ло. Ва­дим по­гиб имен­но так, как это про­изош­ло в Ми­ши­ном сне.

- Это я ви­но­ват, - кри­чал Ми­ха­ил и бил­ся го­ло­вой об стол, - я знал, что это мог­ло слу­чить­ся. Я ви­дел сон и дол­жен был пре­дот­в­ра­тить нес­час­тье! А я по­шел с друзь­ями пить! На­до бы­ло по­ехать с ним или за­пе­реть его в квар­ти­ре и во­об­ще ни­ку­да не вы­пус­кать!

Он кри­чал и пла­кал, по­ка не по­те­рял соз­на­ние.

 

Прошел все­го ме­сяц пос­ле по­хо­рон Ва­ди­ма, ког­да То­ня за­со­би­ра­лась в род­дом. За день до это­го Ми­ше прис­нил­ся сон.

- У те­бя бу­дет сын, - про­из­нес­ла во сне его баб­ка. - На­зо­ви его Ва­ди­мом.

 

Тоня ро­ди­ла маль­чи­ка. Ми­ха­ил ска­зал, что не удив­лен, он точ­но знал, что у не­го ро­дит­ся сын.

- От­ку­да? - уди­ви­лась То­ня.

- Я ви­дел сон.

- А что ж ты мне ни­че­го не го­во­рил? - вдруг пом­рач­не­ла То­ня. Но по­том взя­ла се­бя в ру­ки и спро­си­ла: - Так ты рад?

Тоню уди­ви­ло вы­ра­же­ние ли­ца му­жа в тот мо­мент, но она слы­ша­ла, что муж­чи­ны мо­гут стран­но ре­аги­ро­вать на рож­де­ние ре­бен­ка. Тем бо­лее на рож­де­ние пер­во­го ре­бен­ка.

Однако упо­ми­на­ние Ми­ха­илом о но­вом сне тре­во­жи­ло мо­ло­дую мать, и То­ня ка­те­го­ри­чес­ки от­ка­зы­ва­лась наз­вать но­во­рож­ден­но­го сы­на Ва­ди­мом. Она не мог­ла объ­яс­нить при­чи­ну сво­его от­ка­за, толь­ко пла­ка­ла и жа­лоб­но смот­ре­ла на му­жа.

- Ну, по­жа­луй­с­та, сде­лай так, как я про­шу, - умо­ля­ла же­на, - на­зы­вай как угод­но, но толь­ко не Ва­дим! Не ле­жит у ме­ня ду­ша к это­му име­ни!

Михаил был не­по­ко­ле­бим. Он уже один раз не при­дал зна­че­ние сво­ему сну, и что из это­го выш­ло?! Нет уж, он прис­лу­ша­ет­ся к со­ве­ту го­ло­са во сне.

Как ни умо­ля­ла То­ня му­жа, маль­чи­ка наз­ва­ли Ва­ди­мом.

 

Прошел год пос­ле смер­ти Ва­ди­ма. Бы­ло ре­ше­но соб­рать­ся ве­че­ром до­ма у ро­ди­те­лей на по­мин­ки всей семь­ей. Днем То­ня вдруг поз­во­ни­ла му­жу на ра­бо­ту и со­об­щи­ла, что их сы­ниш­ка за­бо­лел. Вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра. По­хо­же на грипп.

- Ты при­дешь на по­мин­ки? - спро­сил Ми­ха­ил, но То­ня, не от­ве­тив, бро­си­ла труб­ку. Она не приш­ла на по­мин­ки, и Ми­ха­ил оби­дел­ся. Как она мог­ла не прий­ти на по­мин­ки бра­та! Он поз­во­нил со­се­дям, но ему ник­то не от­ве­тил.

Когда Ми­ша вер­нул­ся до­мой, то ока­за­лось, что То­ню с ре­бен­ком увез­ла ско­рая по­мощь. Ми­ха­ил стал зво­нить в боль­ни­цу. Ему от­ве­ти­ли быс­т­ро и ве­ле­ли сроч­но при­ехать. В спра­воч­ной служ­бе со­об­щи­ли, что его сын Ва­дик умер.

- На­до бы­ло быс­т­рее вез­ти в боль­ни­цу, - ска­зал по­жи­лой врач. - Ре­бе­нок с ут­ра был с вы­со­чен­ной тем­пе­ра­ту­рой, а при­вез­ли его толь­ко к ве­че­ру.

Мальчик умер в го­дов­щи­ну смер­ти сво­его дя­ди, в честь ко­то­ро­го был наз­ван сво­им от­цом. День в день.

Через ме­сяц и пять дней ма­лы­шу дол­жен был ис­пол­нить­ся го­дик.

 

Тоня, ед­ва оп­ра­вив­шись от по­хо­рон сы­ниш­ки, по­да­ла на раз­вод. Она ка­те­го­ри­чес­ки от­ка­зы­ва­лась встре­чать­ся с му­жем или с чле­на­ми его семьи. Пос­ле раз­во­да То­ня ре­ши­ла уехать в дру­гой го­род. В ка­кой го­род, она ни­ко­му не го­во­ри­ла. Она вер­ну­ла се­бе де­вичью фа­ми­лию. Как ни ка­ра­улил ее Ми­ха­ил, То­не уда­лось по­ки­нуть го­род не­за­мет­но.

Михаил сов­сем заг­рус­тил и за­пил. Он от­ка­зы­вал­ся ве­рить в то, что про­изош­ло. Его ра­зум не при­ни­мал ре­аль­нос­ти. Как мог­ло про­изой­ти та­кое ужас­ное сов­па­де­ние? По­че­му его ма­лень­кий сын вне­зап­но умер, да еще в день го­дов­щи­ны смер­ти его бра­та?! За что жизнь так на­ка­зы­ва­ет его, Ми­ха­ила? А ведь он сде­лал так, как ве­ле­ла ему баб­ка во сне.

И он ре­шил уехать. Уехать нав­сег­да из сво­его род­но­го го­ро­да, где прош­ли счас­т­ли­вое дет­с­т­во и юность, и где он хлеб­нул го­ря че­рез край. «Да, на­до уехать, - ду­мал Ми­ха­ил. - Ка­кие мои го­ды? Нач­ну все за­но­во, на но­вом мес­те. Ра­бо­ты я не бо­юсь».

 

Михаил Ари­нин по­ехал на се­вер, в не­боль­шой го­род, и ус­т­ро­ил­ся ра­бо­тать в ре­мон­т­ную мас­тер­с­кую. По­том пе­ре­шел ра­бо­тать на мес­т­ный ком­би­нат, про­дол­жая под­ра­ба­ты­вать в мас­тер­с­кой. Мас­тер он был от­лич­ный, за­ра­ба­ты­вал хо­ро­шо и быс­т­ро ос­во­ил­ся на но­вом мес­те.

Вскоре он поз­на­ко­мил­ся с мо­ло­дой жен­щи­ной, ко­то­рая раз­ве­лась с му­жем и од­на вос­пи­ты­ва­ла дочь. Жен­щи­на бы­ла яв­но влюб­ле­на в Ми­ха­ила и ста­ра­лась вся­чес­ки ему уго­дить. Жен­щи­ну зва­ли Свет­ла­ной. Она бы­ла нем­но­го стар­ше Ми­ха­ила, и Ми­ха­ил по­че­му-то ре­шил, что раз стар­ше, зна­чит, ум­нее. Но вот кто на са­мом де­ле ока­зал­ся его ум­нее, так это мать Све­ты, На­деж­да Ива­нов­на. Она лю­би­ла тол­ко­вать сны, и они час­то го­во­ри­ли с Ми­шей на эту те­му. Для Ми­ха­ила эти раз­го­во­ры ста­ли от­ду­ши­ной. Он ни­че­го не рас­ска­зы­вал о се­бе, но с боль­шим вни­ма­ни­ем слу­шал На­деж­ду Ива­нов­ну. Она рас­ска­за­ла Ми­ха­илу, что ви­де­ла его во сне, еще до зна­ком­с­т­ва. И сра­зу его уз­на­ла, как толь­ко уви­де­ла. И буд­то бы в ее сне он же­нил­ся как раз на Све­точ­ке. И они бы­ли все очень счас­т­ли­вы. На­деж­да Ива­нов­на ска­за­ла, что она ве­рит снам, и при­ве­ла нес­коль­ко убе­ди­тель­ных при­ме­ров.

Не пос­лед­нюю роль в ре­ше­нии Ми­ха­ила же­нить­ся на Свет­ла­не сыг­ра­ла и доч­ка Све­ты - Та­неч­ка. Ей бы­ло три го­да. У Та­неч­ки бы­ли свет­лые, поч­ти бе­лые во­ло­сы и ка­рие глаз­ки. До­воль­но ред­кое в при­ро­де со­че­та­ние. Как у То­ни.

 

Очень ско­ро об­на­ру­жи­лось, что Свет­ла­на - су­щая стер­ва. Она ока­за­лась шум­ной, крик­ли­вой, скан­даль­ной и не­ак­ку­рат­ной. Ра­бо­тать Свет­ла­на не хо­те­ла, по­то­му что у нее те­перь был муж. Те­ща На­деж­да Ива­нов­на, удач­но прис­т­ро­ив дочь за­муж, быс­т­рень­ко уеха­ла жить к сы­ну. За­ни­мать­ся хо­зяй­с­т­вом и ре­бен­ком Свет­ла­на то­же не лю­би­ла. Доч­ка ее раз­д­ра­жа­ла. Де­нег, ко­то­рые за­ра­ба­ты­вал Ми­ха­ил, пос­то­ян­но не хва­та­ло, и же­на ре­гу­ляр­но ус­т­ра­ива­ла скан­да­лы. Ми­ха­ил тер­пел. Он уде­лял мно­го вни­ма­ния Та­неч­ке. Чи­тал ей книж­ки, по­ку­пал гос­тин­цы. Де­воч­ка при­вя­за­лась к Ми­ха­илу, толь­ко иног­да она поп­рав­ля­ла его: «Дя­дя Ми­ша, я не То­неч­ка, а Та­неч­ка!»

Однажды Свет­ла­на встре­ти­ла му­жа пос­ле ра­бо­ты оче­ред­ным скан­да­лом. Она приз­на­лась, что бе­ре­мен­на, но не хо­чет ос­тав­лять ре­бен­ка. С нее и доч­ки до­воль­но. Де­нег и так не хва­та­ет.

Михаил об­нял же­ну и ве­лел ей ус­по­ко­ить­ся. Он ска­зал, что най­дет дру­гую ра­бо­ту, но ре­бе­нок дол­жен обя­за­тель­но ро­дить­ся. Он вдруг по­чув­с­т­во­вал, что жизнь да­ет ему еще один шанс! У не­го ро­дит­ся сын! И все на­ла­дит­ся, все при­об­ре­тет иной смысл. А Све­те он по­обе­щал ку­пить зо­ло­тую це­поч­ку, о ко­то­рой та дав­но меч­та­ла.

«Вот, прос­то зав­т­ра пой­дем и ку­пим», - ска­зал он же­не. И она, до­воль­ная, ре­ши­ла не де­лать аборт. Раз муж нас­та­ива­ет.

 

Нет, ко­неч­но, Ми­ха­ил не стал на­зы­вать сво­его вто­ро­го сы­на Ва­ди­мом. Он во­об­ще ни­че­го не рас­ска­зы­вал же­не о сво­ей прош­лой семье и сво­их пе­ре­жи­ва­ни­ях. И о снах ни­че­го не рас­ска­зы­вал. За­чем? Да Свет­ла­на ни­че­го бы и не по­ня­ла, по­доз­ре­вал Ми­ха­ил.

Светлана пред­ло­жи­ла наз­вать маль­чи­ка Ро­бер­том. Она пос­мот­ре­ла фильм по те­ле­ви­зо­ру, где глав­но­го ге­роя зва­ли Ро­берт. Ми­ха­ил сна­ча­ла по­мор­щил­ся, а по­том сог­ла­сил­ся. Он очень мно­го ра­бо­тал и в буд­ни, и в вы­ход­ные. Ста­рал­ся обес­пе­чить семью.

Детей он очень лю­бил. Свет­ла­на нем­но­го ус­по­ко­илась: в семье был дос­та­ток. Она не пла­ни­ро­ва­ла иметь еще де­тей. Но и ра­бо­тать не со­би­ра­лась.

 

Так прош­ли го­ды. Ми­ха­ил не чув­с­т­во­вал се­бя осо­бен­но счас­т­ли­вым, но у не­го все бы­ло, как у всех. Все его зна­ко­мые муж­чи­ны не очень ла­ди­ли со сво­ими же­на­ми, вы­пи­ва­ли, ста­ра­лись за­ра­бо­тать и от­ды­ха­ли ду­шой на ры­бал­ках и в га­ра­же. За­то рос­ли де­ти. Та­неч­ке бы­ло уже три­над­цать, а Ро­бер­ту де­вять.

И вот од­наж­ды, вер­нув­шись до­мой с ры­бал­ки, Ми­ха­ил зас­тал свою суп­ру­гу в объ­яти­ях под­вы­пив­ше­го ти­па, на ко­то­ром, что осо­бен­но шо­ки­ро­ва­ло, бы­ли на­де­ты тру­сы от­сут­с­т­во­вав­ше­го му­жа. Сце­на бы­ла нед­вус­мыс­лен­ной. Ми­ха­ил пот­ре­бо­вал от ти­па тру­сы снять, тот от­ка­зал­ся, за­вя­за­лась по­та­сов­ка. Со­се­ди выз­ва­ли ми­ли­цию. В ми­ли­ции те же со­се­ди со­об­щи­ли, что «к Свет­ке всег­да му­жи­ки та­бу­ном хо­ди­ли, по­ка муж на ра­бо­те». А на ра­бо­те муж был поч­ти всег­да. И во­об­ще не­из­вес­т­но, кто отец ее доч­ки Тать­яны. И по боль­шо­му сче­ту не­из­вес­т­но, кто отец Ро­бер­та.

Этого Ми­ха­ил вы­нес­ти не мог. Он по­вер­нул­ся к Свет­ла­не.

- Ты уве­ре­на, что я отец Ро­бер­та?

А Свет­ла­на, зло свер­кая гла­за­ми, вык­рик­ну­ла:

- Да ка­кой ты отец?! Ска­за­ла бы я те­бе, кто Ро­бер­ти­ку отец! А ты - при­ду­рок! Те­бя и до­ма-то ни­ког­да не бы­ва­ет!

 

Михаил уехал че­рез три дня. Эти три дня он но­че­вал у при­яте­ля. До­мой он за­шел толь­ко на пол­ча­са. Все эти пол­ча­са Свет­ла­на кри­ча­ла. Ми­ша ни­че­го не слы­шал.

Он по­ехал в Мос­к­ву. Сей­час все еха­ли в Мос­к­ву. Ми­ха­илу Ари­ни­ну бы­ло в это вре­мя трид­цать семь лет.

Москва встре­ти­ла Ари­ни­на гос­теп­ри­им­но. Он быс­т­ро ус­т­ро­ил­ся на ра­бо­ту в ав­то­сер­вис. Снял ком­на­ту и поз­на­ко­мил­ся с жен­щи­ной. Вер­нее, это она с ним поз­на­ко­ми­лась.

Лена бы­ла мос­к­вич­кой, раз­ве­ден­ной, с ре­бен­ком. У нее бы­ла двух­ком­нат­ная квар­ти­ра, пя­ти­лет­ний сын, хо­ро­шая ра­бо­та и ог­ром­ное же­ла­ние вый­ти за­муж. Впро­чем, у Ми­ха­ила всег­да был вы­бор. Та­ких жен­щин, как Ле­на, он встре­чал в пос­лед­нее вре­мя пов­сю­ду.

Когда Ми­ха­ил впер­вые при­шел к Ле­не в гос­ти, он уви­дел ее пя­ти­лет­не­го сы­на. Очень стран­но, но маль­чик был по­хож на Ро­бер­та в пя­ти­лет­нем воз­рас­те. Зва­ли маль­чи­ка То­ля. По­ла­дил с ним Ми­ха­ил лег­ко. Ле­на си­яла. Ей бы­ло очень при­ят­но, что «муж­чи­ны» быс­т­ро под­ру­жи­лись. Вско­ре они ста­ли жить вмес­те. Ле­на бы­ла хо­ро­шей же­ной, а Ми­ха­ил изо всех сил ста­рал­ся еще раз на­ла­дить свою жизнь.

Прошло де­сять лет. В пос­лед­нее вре­мя Ми­ха­ила за­му­чи­ли сны. Сни­лась То­ня, по­гиб­ший брат Ва­дим и сы­новья: Ва­дик и Ро­берт. Во сне всем им гро­зи­ла ка­кая-то опас­ность. Ми­ха­ил хо­тел их спас­ти, но не мог сдви­нуть­ся с мес­та. Он дав­но раз­вел­ся со сво­ей вто­рой же­ной и же­нил­ся на Ле­не, но сам как-то зас­тыл, ус­тал. Иног­да он сры­вал­ся, уез­жал на ры­бал­ку или на охо­ту. От­во­дил ду­шу на при­ро­де. Но бес­по­кой­с­т­во, ко­то­рое одо­ле­ва­ло его все ча­ще, не да­ва­ло ра­до­вать­ся жиз­ни.

 

- По­мо­ги­те мне рас­тол­ко­вать мои сны, - поп­ро­сил Ми­ха­ил, - вы по­ни­ма­ете, что они сыг­ра­ли со мной злую шут­ку. Вся моя жизнь по­па­ла под их вли­яние. Мне уже не раз го­во­ри­ли, что ме­ня, на­вер­ное, сгла­зи­ли в юнос­ти. Но вы, на­вер­ное, сглаз не сни­ма­ете?

Я взгля­ну­ла на Ари­ни­на, ду­мая, что он шу­тит.

Передо мной си­дел взрос­лый муж­чи­на, ко­то­ро­му уже ис­пол­ни­лось со­рок во­семь лет, мас­тер-зо­ло­тые ру­ки, имев­ший за свою жизнь трех жен, двух род­ных и двух при­ем­ных де­тей и аб­со­лют­но серь­ез­но воп­ро­шав­ший, сни­маю ли я сглаз!

- Я не умею сни­мать сглаз, - чес­т­но со­об­щи­ла я, - а так­же не умею сни­мать пор­чу и де­лать при­во­рот.

- И сны вы тол­ко­вать не хо­ти­те, - с го­речью до­пол­нил мой пе­ре­чень кли­ент.

Я мол­ча­ла. Я вов­се не со­би­ра­лась убеж­дать Ари­ни­на про­дол­жать на­ши встре­чи. Пусть луч­ше пой­дет и сни­мет сглаз, ес­ли он в не­го ве­рит.

Аринин то­же по­мол­чал, а по­том не­хо­тя приз­нал­ся:

- Да сни­ма­ли уже мне сглаз, сни­ма­ли, я прос­то го­во­рить не хо­тел.

- И что же? - отоз­ва­лась я ос­то­рож­но.

- Вна­ча­ле вро­де бы лег­че ста­ло, - от­ве­тил Ари­нин, - а по­том все вер­ну­лось. Да я тог­да мо­ло­дой был.

- Вы и сей­час мо­ло­дой…

- Как это? - по­ра­зил­ся Ари­нин.

- Мо­ло­дой и очень вну­ша­емый, - про­дол­жи­ла я.

- А что мне де­лать, кон­к­рет­но? - раз­д­ра­жен­но спро­сил кли­ент.

- А да­вай­те рис­к­нем, поп­ро­бу­ем мою вер­сию, - пред­ло­жи­ла я.

- Я уже на все сог­ла­сен, - с об­ре­чен­ным ви­дом отоз­вал­ся кли­ент.

 

- Итак, - ска­за­ла я, - пред­с­тавь­те се­бе, что ава­рия с ва­шим бра­том Ва­ди­мом вам не прис­ни­лась. Вы дей­с­т­ви­тель­но ви­де­ли ее соб­с­т­вен­ны­ми гла­за­ми.

Михаил об­х­ва­тил го­ло­ву ру­ка­ми.

- Как мне вас при­ка­же­те по­ни­мать?

- Вер­ни­тесь в ре­аль­ность, - ве­ле­ла я, - ес­ли сон был та­кой ре­аль­ный, пред­с­тавь­те се­бе, что это не сон. Вы там бы­ли.

Михаил смот­рел на ме­ня в боль­шом вол­не­нии.

- Вы все ви­де­ли. Но не мог­ли ни­че­го из­ме­нить, - про­дол­жи­ла я. - Ва­дим был пьян, ког­да сел за руль?

- Нем­но­го. Я не ве­лел ему са­дить­ся за руль, да­же ес­ли он пи­ва выпь­ет. А он сме­ял­ся. Все хо­тел мне до­ка­зать, что он уже взрос­лый.

- Вы пос­со­ри­лись пе­ред его по­ез­д­кой на ма­ши­не?

- Да. Он с То­ней на­чал шу­тить, по­лез к ней це­ло­вать­ся.

- А То­ня?

- То­ня очень оби­де­лась, ска­за­ла, что рань­ше его про­ща­ла, а те­перь ей на­до­ело.

- А вы что ска­за­ли Ва­ди­му?

- Ска­зал, что­бы он взял­ся за ум и не прис­та­вал к мо­ей же­не.

- Обоз­ва­ли его при этом?

Михаил низ­ко опус­тил го­ло­ву.

- Па­ца­ном и ма­ло­лет­кой.

- На се­год­ня хва­тит, - ус­та­ло ска­за­ла я.

Михаил был бле­ден.

- Нет, - про­из­нес он. - Из­воль­те объ­яс­нить не­мед­лен­но, что все это оз­на­ча­ет?

 

- Вы дол­ж­ны мыс­лен­но прой­ти по этим неп­ри­ят­ным для вас со­бы­ти­ям сво­ей жиз­ни еще раз, - ска­за­ла я, - но при­дер­жи­ва­ясь дру­гой вер­сии.

- Но я не врал вам, - не­до­умен­но про­из­нес Ми­ха­ил.

- Пусть так, - ук­лон­чи­во отоз­ва­лась я, - но преж­няя вер­сия не да­ет вам удов­лет­во­ре­ния. Я пред­ла­гаю вам дру­гую. Хо­ти­те, мы поп­ро­бу­ем. Не хо­ти­те - де­ло ва­ше.

- Да­вай­те, раз на­ча­ли, - уг­рю­мо ска­зал Ми­ха­ил.

- Итак, пред­с­тавь­те, что вы нем­но­го пос­со­ри­лись с бра­том. Сде­ла­ли ему пре­дуп­реж­де­ние нас­чет ал­ко­го­ля за ру­лем. Он, раз­д­ра­жен­ный ва­ши­ми сло­ва­ми, на­чал шу­тить и за­иг­ры­вать с ва­шей бе­ре­мен­ной же­ной. То­ня оби­де­лась. Вы ра­зоз­ли­лись. Наз­ва­ли его ма­ло­лет­кой. Выс­ме­яли при То­не. Ва­дим то­же оби­дел­ся и, воз­мож­но, ра­зоз­лил­ся. Что­бы ус­по­ко­ить­ся, по­шел, вы­пил пи­ва или че­го-то пок­реп­че. По­том сел за руль ма­ши­ны. Так как он был на­чи­на­ющим во­ди­те­лем, то на до­ро­ге не спра­вил­ся с уп­рав­ле­ни­ем и по­гиб. Нес­час­т­ный слу­чай.

- Но я ви­дел это сам! - вос­к­лик­нул Ми­ха­ил.

- Вы это ви­де­ли са­ми, - ти­хо ска­за­ла я.

- Во сне? - с на­деж­дой спро­сил Ми­ха­ил.

- Не­важ­но! - сме­ло за­яви­ла я.

- А как же этот кош­мар­ный сон, ко­то­рый ис­пор­тил мне всю жизнь? - бук­валь­но прос­то­нал Ари­нин.

- Иг­ра под­соз­на­ния… - про­ком­мен­ти­ро­ва­ла я.

 

На сле­ду­ющую встре­чу Ми­ха­ил Ан­то­но­вич при­шел без опоз­да­ния.

- Про­дол­жим на­ши иг­ры! - кри­во улыб­нув­шись, за­явил он.

Я про­иг­но­ри­ро­ва­ла его за­ме­ча­ние.

- Са­ди­тесь, - пред­ло­жи­ла я. - Поз­воль­те, я про­дол­жу свой рас­сказ. Я пов­то­ряю, что пред­ла­гаю вам свою вер­сию со­бы­тий и ни на чем не нас­та­иваю.

Михаил кив­нул го­ло­вой в знак сог­ла­сия. Ли­цо его вы­ра­жа­ло силь­ней­шее вол­не­ние.

 

- Вы силь­но пе­ре­жи­ва­ли ги­бель млад­ше­го бра­та. Так как у вас дол­жен был ро­дить­ся ре­бе­нок, вам не раз при­хо­ди­ло в го­ло­ву, что ес­ли ро­дит­ся маль­чик, вы дол­ж­ны наз­вать его Ва­ди­мом. Вы мно­го ду­ма­ли об этом, а по­том ска­за­ли То­не, что ви­де­ли сон, в ко­то­ром вам об этом со­об­щи­ла ба­буш­ка.

- За­чем? - уди­вил­ся Ми­ха­ил.

- Что­бы ни­че­го не объ­яс­нять и не го­во­рить с ней на бо­лез­нен­ную те­му.

- А по­че­му я не хо­тел го­во­рить об этом с То­ней?

- То­ня не­до­люб­ли­ва­ла Ва­ди­ма.

- Что-о-о?

- Воз­мож­но, счи­та­ла его лег­ко­мыс­лен­ным, ин­фан­тиль­ным. Имен­но по­это­му она не хо­те­ла на­зы­вать ва­ше­го сы­ниш­ку Ва­ди­мом. Мно­гие не лю­бят да­вать сво­им де­тям име­на лю­дей, ко­то­рые им не сим­па­тич­ны.

- Но… - хо­тел воз­ра­зить Ми­ха­ил.

- Это моя вер­сия, - пе­ре­би­ла я его, - мы ведь с ва­ми до­го­во­ри­лись.

 

- Хо­ро­шо, - ска­зал Ми­ха­ил, - до это­го мес­та я по­ни­маю. Но ре­бе­нок умер! В го­дов­щи­ну смер­ти бра­та! Как вы это объ­яс­ни­те?

- Ког­да у че­ло­ве­ка слу­ча­ет­ся нес­час­тье, - ска­за­ла я, - он час­то те­ря­ет бди­тель­ность. Так про­изош­ло и с ва­ми. Вы пе­ре­жи­ва­ли, вспо­ми­ная бра­та. Сер­ди­лись на же­ну за то, что она не приш­ла на по­мин­ки. Же­на пе­ре­жи­ва­ла за вас и за то, что не лю­би­ла ва­ше­го по­гиб­ше­го бра­та. А у ва­ше­го ма­лы­ша под­ня­лась вы­со­кая тем­пе­ра­ту­ра, ко­то­рой вы с же­ной не при­да­ли боль­шо­го зна­че­ния. Слу­ча­ет­ся, что от грип­па лю­ди уми­ра­ют. Вы не ви­но­ва­ты. Ви­ди­мо, у ва­ше­го сы­на грипп про­те­кал в тя­же­лой фор­ме. Вра­чи не всех мо­гут спас­ти.

- А ес­ли бы мы при­вез­ли ре­бен­ка в боль­ни­цу ут­ром? - с тос­кой спро­сил Ми­ха­ил.

- Мы не бу­дем сей­час ни­че­го пред­по­ла­гать, - за­ме­ти­ла я, - мы ни­че­го не зна­ем.

- Но по­че­му ре­бе­нок умер имен­но в день смер­ти бра­та? - зак­ри­чал Ми­ха­ил.

- Сов­па­де­ние. Обыч­ное сов­па­де­ние. По­ду­май­те, по­че­му вас боль­ше вол­ну­ет не то, что ре­бе­нок умер и ва­ша же­на страш­но стра­да­ла, а имен­но то, что он умер в го­дов­щи­ну смер­ти ва­ше­го бра­та? А ес­ли бы он умер в дру­гой день?

Михаил смот­рел на ме­ня ос­та­но­вив­шим­ся взгля­дом.

- Имен­но это ска­за­ла мне То­ня пе­ред тем, как по­дать до­ку­мен­ты на раз­вод… - про­из­нес он.

- Вы прос­то за­пу­та­лись в этой мис­ти­ке, - ти­хо по­яс­ни­ла я, - и ис­пу­га­лись… А на­до бы­ло во всем сра­зу же ра­зоб­рать­ся.

- Вам лег­ко го­во­рить, - про­шеп­тал Ми­ха­ил.

 

- Ска­жи­те, вы лю­би­ли То­ню, свою пер­вую же­ну? - спро­си­ла я кли­ен­та на сле­ду­ющей встре­че.

- Очень лю­бил.

- Вы не про­бо­ва­ли ра­зыс­кать То­ню по­том?

- Про­бо­вал. Зво­нил ей да­же. Я знал к то­му вре­ме­ни, что она выш­ла за­муж, ра­бо­та­ет и у нее двое де­тей.

- Вам уда­лось с ней по­го­во­рить?

- Нет, она от­ка­за­лась со мной раз­го­ва­ри­вать.

- У вас сох­ра­нил­ся но­мер ее те­ле­фо­на?

- Да, он всег­да со мной.

- Дай­те его мне, вам он боль­ше не ну­жен. Счи­тай­те, что эту стра­ни­цу ва­шей жиз­ни мы пе­ре­лис­т­ну­ли.

 

- А те­перь по­го­во­рим о ва­шем вто­ром сы­не Ро­бер­те. Вы в нас­то­ящий мо­мент счи­та­ете его сво­им сы­ном или сом­не­ва­етесь?

- Зна­ете, день­ги я по­сы­лаю ре­гу­ляр­но, но Ро­бер­та не ви­дел дав­но.

- Со­ве­тую вам съез­дить и во всем ра­зоб­рать­ся. Ес­ли пот­ре­бу­ет­ся, де­лай­те ана­лиз. И по­го­во­ри­те с Ро­бер­том. Он уже взрос­лый. Мо­жет быть, вы пой­ме­те друг дру­га. Да­вай­те об­су­дим с ва­ми план ва­шей бу­ду­щей встре­чи.

Через не­де­лю мой кли­ент уехал в Се­ве­род­винск. В его от­сут­с­т­вие я раз­мыш­ля­ла над этой ис­то­ри­ей. Все-та­ки мне хо­те­лось про­ве­рить свои пред­по­ло­же­ния. Я поз­во­ни­ла То­не. Мне уда­лось доз­во­нить­ся и уго­во­рить То­ню от­ве­тить на мои воп­ро­сы.

Я ока­за­лась пра­ва. То­ня не лю­би­ла Ва­ди­ма. Она ска­за­ла, что Ва­дим был ма­ло­лет­ним прес­туп­ни­ком, ко­то­ро­го не от­п­ра­ви­ли в тюрь­му толь­ко из-за воз­рас­та. Ей всег­да бы­ло не­по­нят­но, за что стар­ший брат так лю­бил его. Кро­ме то­го, То­ня счи­та­ла, что Ва­дик был к ней не­рав­но­ду­шен: всег­да ста­рал­ся ее об­нять, по­це­ло­вать. И сов­сем не по-дет­с­ки. А муж ни­че­го не за­ме­чал.

Я за­да­ла То­не свой глав­ный воп­рос:

- А что за ве­щий сон уви­дел ваш быв­ший муж пе­ред ги­белью бра­та?

- Не пе­ред ги­белью, а сра­зу пос­ле, - от­ве­ти­ла она. - Ми­ха­ил в тот день по­ехал за пьяным бра­том на ма­ши­не и ви­дел сво­ими гла­за­ми, как тот по­гиб. Он тог­да раз­вер­нул­ся и уехал до­мой. Был силь­но не в се­бе. Лег спать, и ему это слов­но прис­ни­лось. И по­том сни­лось еще нес­коль­ко раз.

- Прос­ти­те мне пос­лед­ний воп­рос, - ска­за­ла я То­не, - но от­че­го умер ваш пер­вый ре­бе­нок?

- Ре­бе­нок умер, по­то­му что Ми­ха­ил на­чал справ­лять по­мин­ки с са­мо­го ут­ра и не от­вез ме­ня с маль­чи­ком в боль­ни­цу. Ска­зал, что де­ти час­то бо­ле­ют. Те­ле­фо­на у нас до­ма не бы­ло, и я ока­за­лась до­ма с ма­лень­ким боль­ным ре­бен­ком од­на, - рас­ска­за­ла То­ня.

- Но ведь Ми­ха­ил зво­нил вам.

- Он зво­нил со­се­дям вско­ре пос­ле то­го, как они приш­ли с ра­бо­ты и выз­ва­ли ско­рую по­мощь. Он тре­бо­вал, что­бы я при­еха­ла на по­мин­ки Ва­ди­ма.

- Спа­си­бо вам, - ска­за­ла я, - и же­лаю вам и ва­шим де­тям боль­шо­го счас­тья и креп­ко­го здо­ровья. И прос­ти­те ме­ня. Вы по­мог­ли под­т­вер­дить мои до­гад­ки. На­де­юсь, сей­час у вас все в по­ряд­ке.

- Да, - от­ве­ти­ла жен­щи­на, - ина­че я бы не смог­ла от­ве­тить на ва­ши воп­ро­сы.

 

Михаил Ан­то­но­вич при­ехал ко мне че­рез две не­де­ли. Он был весь­ма оза­бо­чен, но его нас­т­ро­ение не­пос­ти­жи­мым об­ра­зом улуч­ши­лось.

- Рас­ска­зы­вай­те, - ве­ле­ла я ему поч­ти ве­се­ло, уло­вив пе­ре­ме­ну в его сос­то­янии.

- Ро­берт - мой сын, - сум­бур­но на­чал Ари­нин, - а вот у Та­неч­ки жизнь сло­жи­лась труд­но. Свет­ла­на ле­чит­ся в пси­хи­ат­ри­чес­кой кли­ни­ке, она там на­дол­го. Ро­берт не­ус­т­ро­ен, рас­те­рян, не зна­ет, что ему де­лать. Та­неч­ка од­на с ма­лень­ким ре­бен­ком на ру­ках. Пред­с­тав­ля­ете - они мне об­ра­до­ва­лись! - Ари­нин рас­те­рян­но улы­бал­ся.

 

Я бы­ла очень до­воль­на та­кой ин­фор­ма­ци­ей.

- Что вы улы­ба­етесь, - за­нер­в­ни­чал Ари­нин.

- Все бу­дет хо­ро­шо! - от­ве­ти­ла я не­ожи­дан­но для са­мой се­бя.

 

- Те­перь да­вай­те раз­бе­рем­ся с треть­им пе­ри­одом ва­шей жиз­ни, - пред­ло­жи­ла я. - Как вы от­но­си­тесь к сво­ей треть­ей же­не Еле­не?

- Она хо­ро­шая жен­щи­на, - от­ве­тил Ми­ха­ил спо­кой­но. - Но ка­кое ей де­ло до Ро­бер­та, и тем бо­лее - до Та­неч­ки с ре­бен­ком? А я те­перь толь­ко о них и ду­маю.

Аринин улыб­нул­ся - впер­вые за на­ше зна­ком­с­т­во: - Пред­с­тав­ля­ете, Та­неч­кин сы­ниш­ка - го­до­ва­лый, та­кой за­бав­ный! Люб­лю ма­лень­ких де­тей, - стес­ня­ясь, про­из­нес он.

- А как по­жи­ва­ет То­лик - Ле­нин сын? - как бы нев­з­на­чай спро­си­ла я.

- Да от­лич­но, - отоз­вал­ся Ми­ха­ил, - То­ли­ка я то­же люб­лю. Смыш­ле­ный пар­ниш­ка.

Я не­воль­но опять улыб­ну­лась.

- Со­би­рай­те-ка, вы всех сво­их де­тей до ку­чи. Пе­рез­на­комь­те их. Но сна­ча­ла по­го­во­ри­те с Ле­ной. И не на­де­лай­те но­вых оши­бок. Рас­ска­жи­те Еле­не о Ро­бер­те, Та­неч­ке с ре­бен­ком. Пос­лу­шай­те, что она ска­жет.

- А ес­ли она не за­хо­чет при­нять всю эту ора­ву?

- Тог­да и бу­де­те ре­шать… что для вас важ­нее.

 

Михаил Ан­то­но­вич Ари­нин поз­во­нил по те­ле­фо­ну и поп­ро­сил пе­ре­нес­ти на­шу сле­ду­ющую встре­чу.

- Мне очень не­ког­да, - из­ви­ня­ющим­ся то­ном про­из­нес он. - Мы пе­ре­ез­жа­ем в но­вую квар­ти­ру. Че­рез две не­де­ли при­ез­жа­ют Ро­берт с Тать­яной и ма­лень­ким Де­нис­кой. То­лик хо­чет по­да­рить свои ма­шин­ки Де­нис­ке. У ме­ня столь­ко дел! Я Ро­бер­та на ра­бо­ту ус­т­ра­иваю. А Ле­на ус­т­ра­ива­ет Тать­яну ра­бо­тать ня­неч­кой в яс­ли, и Де­нис­ка бу­дет с ней. Та­неч­ка пой­дет учить­ся на дош­коль­но­го пе­да­го­га. Но у нас не хва­та­ет оде­ял и по­ду­шек, и ре­монт мы еще не за­кон­чи­ли.

- А что вам ска­за­ла Ле­на? - пе­ре­би­ла я мо­но­лог Ми­ха­ила.

Он счас­т­ли­во рас­сме­ял­ся.

- Ле­на ска­за­ла, что всег­да меч­та­ла о боль­шой семье… Так ког­да мне те­перь при­хо­дить? - спро­сил Ари­нин де­ло­ви­то.

- А вам боль­ше и при­хо­дить не на­до, - ве­се­ло от­ве­ти­ла я. - Же­лаю вам всем боль­шо­го счас­тья!

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.