Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Василиса Премудрая





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Молодая жен­щи­на, врач по об­ра­зо­ва­нию, приш­ла за­пи­сать­ся ко мне на кон­суль­та­цию. Она при­еха­ла в Мос­к­ву на по­вы­ше­ние ква­ли­фи­ка­ции и за­од­но ре­ши­ла зай­ти к пси­хо­ло­гу.

- У ме­ня мас­са проб­лем, - с уси­ли­ем про­из­нес­ла жен­щи­на, - во-пер­вых, как вы ви­ди­те, я ужас­но нек­ра­си­вая! И страш­но это пе­ре­жи­ваю. А во-вто­рых, у ме­ня слож­ные от­но­ше­ния с ма­терью. Мо­жет быть, вы по­мо­же­те мне в них ра­зоб­рать­ся? А еще луч­ше - на­ла­дить мои де­ла?

- А в чем, соб­с­т­вен­но, сос­то­ят ва­ши слож­ные от­но­ше­ния с ма­терью? - спро­си­ла я, ре­шив на­чать бе­се­ду со вто­рой проб­ле­мы.

- Она ме­ня не лю­бит! - от­ве­ти­ла жен­щи­на и вдруг зап­ла­ка­ла.

 

Татьяна смот­ре­ла на свою но­во­рож­ден­ную дочь с не­под­дель­ным огор­че­ни­ем. Де­воч­ка бы­ла по­хо­жа вов­се не на нее, яр­кую кра­си­вую брю­нет­ку, а на му­жа.

Нет, муж вов­се не был уро­дом. Как муж­чи­на он был да­же до­воль­но прив­ле­ка­тель­ным: вы­со­кий, креп­кий, силь­ный. Но при этом он был прак­ти­чес­ки бес­ц­вет­ным блон­ди­ном, с бе­лы­ми бро­вя­ми и рес­ни­ца­ми, а глав­ное - с боль­ши­ми от­то­пы­рен­ны­ми уша­ми. Тать­яна не раз сме­ялась и драз­ни­ла его «ло­по­ухим», лю­бя, ра­зу­ме­ет­ся.

Но те­перь, гля­дя на дочь, она ужас­но сок­ру­ша­лась. Но­во­рож­ден­ная бы­ла ко­пи­ей му­жа и обе­ща­ла стать сов­сем нек­ра­си­вой. Осо­бен­но уд­ру­ча­ли мо­ло­дую ма­му уши де­воч­ки. Уже сей­час бы­ло вид­но, что уши боль­шие и силь­но от­то­пы­рен­ные, как у от­ца.

«Ладно, - ду­ма­ла ма­ма­ша, - бро­ви, рес­ни­цы и во­ло­сы мож­но бу­дет пок­ра­сить. Хо­тя не с го­до­ва­ло­го же воз­рас­та их кра­сить ре­бен­ку! Но что де­лать с уша­ми? Мо­жет быть, плас­ти­чес­кую опе­ра­цию? Но в этом воз­рас­те вряд ли хи­рур­ги сог­ла­сят­ся! Так что при­дет­ся, ви­ди­мо, дол­го ждать…

А по­ка при­дет­ся рас­тить это­го нек­ра­си­во­го ре­бен­ка…

Татьяна тя­же­ло вздох­ну­ла, по­том дос­та­ла пла­то­чек и по­вя­за­ла доч­ке на го­ло­ву, при­жав уш­ки поп­лот­нее к го­лов­ке.

«Вдруг они приж­мут­ся са­ми нем­но­го, - с на­деж­дой по­ду­ма­ла мо­ло­дая мать, - она мне по­том са­ма спа­си­бо ска­жет».

Татьяна всег­да меч­та­ла о сы­не: ху­до­ща­вом, быс­т­рог­ла­зом и озор­ном маль­чиш­ке. Муж, ко­то­рый обо­жал свою же­ну и всег­да вос­хи­щал­ся ее спор­тив­ной фи­гу­рой, а так­же ее бур­ным тем­пе­ра­мен­том, то­же хо­тел сы­на, по­хо­же­го на суп­ру­гу. Вик­тор счи­тал се­бя «тю­фя­ком»: он был до­воль­но мол­ча­ли­вым, мед­ли­тель­ным, не­лов­ким. Но его ум, спо­соб­нос­ти и нас­той­чи­вость по­мог­ли ему за­нять весь­ма круп­ный пост.

Когда ста­ли об­суж­дать имя для но­во­рож­ден­ной доч­ки, Та­ня пред­ло­жи­ла наз­вать де­воч­ку «как-ни­будь поп­ро­ще: Ка­тя или Ма­ша». Муж уди­вил­ся, ему не нра­ви­лись оба этих име­ни.

- Слиш­ком рас­п­рос­т­ра­нен­ные, - ска­зал он, - да­вай на­зо­вем доч­ку Ва­си­ли­сой.

- Ну, ка­кой еще Ва­си­ли­сой, - вос­к­лик­ну­ла Тать­яна раз­д­ра­жен­но. - Ты толь­ко пос­мот­ри, ка­кая она нек­ра­си­вая! И бу­дет нек­ра­си­вая! Все бу­дут сме­ять­ся над ней. То­же мне - Ва­си­ли­са Прек­рас­ная!

- Она та­кая нек­ра­си­вая? - уди­вил­ся муж. - Да она же сов­сем ма­лень­кая, еще не­из­вес­т­но, ка­кая она вы­рас­тет!

- Все из­вес­т­но, - зло ска­за­ла Тать­яна, - она вся в те­бя, в сво­его па­поч­ку. Да­же уши!!!

- Ну, лад­но, - при­ми­ри­тель­но про­из­нес муж. - Не бу­дет Ва­си­ли­сы Прек­рас­ной, так бу­дет Ва­си­ли­са Пре­муд­рая! Ес­ли она вся в ме­ня. А я вро­де не ду­рак.

 

Через че­ты­ре го­да у Тать­яны и Вик­то­ра По­по­вых ро­дил­ся сын. Де­нис­ка был по­хож на мать как две кап­ли во­ды. Тать­яна и Вик­тор бы­ли счас­т­ли­вы.

 

Василиса рос­ла нек­ра­си­вой де­воч­кой. Нет, чу­да не про­изош­ло. Как мать и пред­по­ла­га­ла, доч­ка ос­та­ва­лась бес­ц­вет­ной и ло­по­ухой. К под­рос­т­ко­во­му воз­рас­ту ста­ло за­мет­но, что у Ва­си­ли­сы кос­т­ля­вая фи­гу­ра и се­ро­ва­то-смуг­лая ко­жа, с ко­то­рой сли­ва­лись бро­ви, рес­ни­цы и во­ло­сы. Мать сми­ри­лась с внеш­нос­тью до­че­ри. Она не ста­ра­лась при­на­ря­дить ее, счи­тая, что в яр­ких на­ря­дах де­воч­ка бу­дет выг­ля­деть еще ху­же. По­это­му Ва­си­ли­са бы­ла всег­да в се­рых, чер­ных или тем­но-си­них плать­ях, коф­тах и юб­ках.

Татьяна от­к­ро­вен­но по­го­во­ри­ла с до­черью, ког­да той ис­пол­ни­лось три­над­цать лет.

«Ну, о за­му­жес­т­ве для те­бя и ре­чи быть не мо­жет, - бе­за­пел­ля­ци­он­но за­яви­ла она до­че­ри, - на та­кую внеш­ность вряд ли най­дет­ся лю­би­тель. Так что ты, да­вай, учись по­луч­ше. На­де­ять­ся те­бе не на ко­го, са­ма се­бя дол­ж­на бу­дешь кор­мить. А де­тей бу­дешь у бра­та вос­пи­ты­вать! Пле­мян­ни­ков бу­дешь лю­бить, ни­че­го! Про­жи­вешь как-ни­будь!»

Татьяна обо­жа­ла сы­на. Он по­шел в нее: кра­си­вый яр­кий брю­нет. Лов­кий и быс­т­рый.

 

Василиса хо­ро­шо учи­лась. И вов­се не по­то­му, что ро­ди­те­ли ее зас­тав­ля­ли, а прос­то ей нра­ви­лось учить­ся. Учи­те­ля к ней от­но­си­лись прек­рас­но, под­ру­ги у нее всег­да бы­ли, по­то­му что Ва­си­ли­са рос­ла доб­рой и ум­ной де­воч­кой. В прин­ци­пе и в семье все выг­ля­де­ло впол­не бла­го­по­луч­но. Отец и мать бы­ли до­воль­ны Ва­си­ли­си­ны­ми ус­пе­ха­ми и ее ха­рак­те­ром. Она рос­ла на ред­кость пос­луш­ным ре­бен­ком. Мать да­же де­мон­с­т­ри­ро­ва­ла сво­им под­ру­гам пос­лу­ша­ние до­че­ри. Де­воч­ка мог­ла бес­п­ре­кос­лов­но бро­сить ув­ле­ка­тель­ную иг­ру, ес­ли мать зва­ла ее за чем-ни­будь, да­же в тех слу­ча­ях, ког­да мать прос­то хо­те­ла про­де­мон­с­т­ри­ро­вать ее пос­лу­ша­ние сво­им под­ру­гам. Мать это на­зы­ва­ла «выш­ко­лить». Она «выш­ко­ли­ла» Ва­си­ли­су с ран­не­го дет­с­т­ва. За ма­лей­шую оп­лош­ность Ва­си­ли­са по­лу­ча­ла «по гу­бам», «по ру­кам» и по лю­бым дру­гим мес­там.

«Такая нек­ра­си­вая, да еще бу­дешь пло­хо вос­пи­тан­ная», - го­во­ри­ла мать раз­д­ра­жен­но.

В це­лом она, ко­неч­но же, за­бо­ти­лась о до­че­ри. Кор­ми­ла, ле­чи­ла, ес­ли та бо­ле­ла. Хва­ли­ла за то, как Ва­си­ли­са уб­ра­ла свою одеж­ду или иг­руш­ки.

Василиса лю­би­ла свою мать и очень бо­ялась ее. Она все вре­мя к ней под­ли­зы­ва­лась. Но по­рой все же ло­ви­ла на се­бе ее не­одоб­ри­тель­ный взгляд. Впер­вые это бы­ло, ког­да Ва­си­ли­са при­ме­ри­ла до­ма но­во­год­ний кос­тюм Сне­жин­ки, ко­то­рый ей вы­да­ли в шко­ле. Все де­воч­ки их клас­са бы­ли Сне­жин­ка­ми. Она кру­жи­лась по ком­на­те и вдруг нат­к­ну­лась на през­ри­тель­ный взгляд ма­те­ри. Она с раз­ма­ху ос­та­но­ви­лась, по­чув­с­т­во­вав се­бя не­лов­ко, и с ис­пу­гом пос­мот­ре­ла на мать. Та мол­ча уш­ла на кух­ню. Ва­си­ли­са по­ти­хонь­ку сня­ла кос­тюм и по­бе­жа­ла к ма­те­ри.

- Ма­моч­ка, а я всю по­су­ду вы­мы­ла, - пре­дан­но гля­дя в гла­за, ска­за­ла де­воч­ка.

- Иди, учи уро­ки, - от­ве­ти­ла та, - и от­с­тань от ме­ня, не ви­дишь, я ус­та­ла.

 

Василиса приш­ла ко мне на кон­суль­та­цию в се­ром меш­ко­ва­том кос­тю­ме. Кос­ме­ти­кой она не поль­зо­ва­лась, а оп­ра­ва ее оч­ков от­с­та­ва­ла от вре­ме­ни лет на двад­цать.

- Как вы ду­ма­ете, - спро­си­ла она, - мо­гу я всерь­ез за­ин­те­ре­со­вать муж­чи­ну?

- По­че­му вы в этом сом­не­ва­етесь? - по­ин­те­ре­со­ва­лась я, раз­г­ля­ды­вая ее стран­ные оч­ки.

- Моя мать счи­та­ет, что мной мо­жет ув­лечь­ся толь­ко афе­рист или боль­ной.

- Вы что - та­кая бо­га­тая нас­лед­ни­ца? - на­ив­но спро­си­ла я.

- Нет, я нас­толь­ко нек­ра­си­вая жен­щи­на, - уг­рю­мо от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка.

Мы вы­пол­ни­ли один тест, и я спро­си­ла:

- Ва­си­ли­са, вот вы счи­та­ете се­бя очень нек­ра­си­вой. А как вы ду­ма­ете, вы оба­ятель­ная жен­щи­на?

- Нет, ко­неч­но, - от­ве­ти­ла моя кли­ен­т­ка, - ку­да уж там. Да я от зас­тен­чи­вос­ти и не­уве­рен­нос­ти мо­гу и упасть на ров­ном мес­те, и на но­гу муж­чи­не нас­ту­пить. А уж про­лить чаш­ку ко­фе или чая на стол или на че­ло­ве­ка… Это во­об­ще мой «ко­нек»!

- Ну что ж, - я вздох­ну­ла, - при­дет­ся, Ва­си­ли­са, под­рас­тить ва­ше оба­яние! Дру­го­го вы­хо­да у нас с ва­ми прос­то нет! Слы­ша­ли ког­да-ни­будь та­кую фра­зу: «Я не кра­си­ва, но чер­тов­с­ки ми­ла»?

- Ну, ми­ла, это вов­се не про ме­ня, - вздох­ну­ла кли­ен­т­ка.

- А есть еще оба­яние ума, - воз­ра­зи­ла я, - а по­том, уви­ди­те, с воз­рас­том все бу­дет очень силь­но ме­нять­ся…

 

- У ме­ня нет де­нег на плас­ти­чес­кую опе­ра­цию, - уг­рю­мо со­об­щи­ла Ва­си­ли­са мне на сле­ду­ющей встре­че.

- А вы ре­ши­ли де­лать опе­ра­цию?

- Зна­ете, мне бы­ло бы лег­че сде­лать се­бе опе­ра­цию по из­ме­не­нию по­ла, чем из­ме­нить свое ли­цо, - мрач­но по­шу­ти­ла моя кли­ен­т­ка, - по­то­му что мне на­до ме­нять все!

- Ого, я оце­ни­ла ва­ше чув­с­т­во юмо­ра! - уди­ви­лась я. - Но да­вай­те сна­ча­ла поп­ро­бу­ем кое-что поп­ро­ще, чем опе­ра­ция у плас­ти­чес­ко­го хи­рур­га. По­ра­бо­та­ем с ва­шей са­мо­оцен­кой.

- Вы бу­де­те вну­шать мне, что я кра­са­ви­ца? - ус­мех­ну­лась моя ге­ро­иня.

- Нет, - отоз­ва­лась я. - Ска­жи­те, а за­чем вам по­на­до­би­лось так сроч­но по­хо­ро­шеть? Вы влюб­ле­ны?

Василиса силь­но пок­рас­не­ла и вста­ла со сту­ла.

- Я влюб­ле­на в же­на­то­го муж­чи­ну, - про­бор­мо­та­ла она и с раз­ма­ху се­ла ми­мо сту­ла на пол.

- Я так и зна­ла, что вы пот­ре­бу­ете, что­бы я по­ме­ня­ла гар­де­роб! Дуд­ки! - за­яви­ла Ва­си­ли­са, - моя ма­ма бу­дет ка­те­го­ри­чес­ки про­тив!

- Но за­муж-то вы бу­де­те вы­хо­дить, а не ма­ма! - воз­ра­зи­ла я.

- Кто это бу­дет вы­хо­дить за­муж? - уди­ви­лась Ва­си­ли­са. - Ма­ма ска­за­ла, что я ни­ког­да не вый­ду за­муж!

- По­че­му? Ма­ма - про­тив? - спо­кой­но отоз­ва­лась я. - Да­вай­те так: или вы де­ла­ете так, как я вам со­ве­тую, или так, как со­ве­ту­ет ва­ша ма­ма.

- Не нас­т­ра­ивай­те ме­ня про­тив ма­те­ри! - гор­до про­из­нес­ла мо­ло­дая жен­щи­на. - Она прос­то прав­ду мне всег­да го­во­рит. Что­бы у ме­ня не бы­ло ил­лю­зий!

- И вы счас­т­ли­вы с этой прав­дой? - грус­т­но спро­си­ла я. - Я вам то­же пред­ла­гаю прав­ду, но дру­гую. Ко­го вы лю­би­те, тот и кра­си­вый! И на­обо­рот! Поп­ро­буй­те! А то вам ско­ро уез­жать! Не пон­ра­вит­ся, уеде­те и все за­бу­де­те!

- Ну, хо­ро­шо, - про­вор­ча­ла Ва­си­ли­са, - да­вай­те ва­шу чу­до-на­уку.

- Ку­пи­те се­бе но­вые мод­ные оч­ки, - ска­за­ла я.

- Ах, как ори­ги­наль­но! - из­де­ва­тель­с­ким то­ном про­из­нес­ла моя по­до­печ­ная.

- Что-то вы ра­зош­лись, - стро­го ска­за­ла я, - не по­ра ли вам под ма­ми­но кры­лыш­ко? А то вы ста­ли за­бы­вать­ся. Вы ведь са­ми приш­ли ко мне за со­ве­том и по­мощью, я вас сю­да не приг­ла­ша­ла. Так что без но­вых мод­ных оч­ков ко мне мо­же­те не при­хо­дить!

- Я все по­ня­ла, - тот­час отоз­ва­лась Ва­си­ли­са.

«Ну и ну, - уди­ви­лась я, - ока­зы­ва­ет­ся, та­кой тон раз­го­во­ра ей ку­да при­выч­ней и по­нят­ней!»

 

Василиса в но­вых оч­ках ста­ла сов­сем дру­гой. Ум­ной. Вер­нее, она и рань­ше бы­ла ум­ной, но ес­ли она мол­ча­ла, то об этом ник­то не до­га­ды­вал­ся. А те­перь ста­ло вид­но: Ва­си­ли­са - ум­ная!

- И я не бу­ду кра­сить во­ло­сы! И стричь­ся! - прок­ри­чал мне дип­ло­ми­ро­ван­ный врач го­ло­сом труд­но­го под­рос­т­ка, - вы пси­хо­лог, а не имид­ж­мей­кер!

- Возь­ми­те се­бя в ру­ки, Ва­си­ли­са Вик­то­ров­на, - стро­го ска­за­ла я. - В но­вых оч­ках вы выг­ля­ди­те прос­то за­ме­ча­тель­но! И как врач вы­зы­ва­ете до­ве­рие и сим­па­тию. А стричь­ся вам не на­до по­ка. От­рас­ти­те нем­но­го во­ло­сы, а по­том сде­ла­ете стриж­ку ка­ре и спря­че­те под ней свои уш­ки, - не­воз­му­ти­мо про­дол­жи­ла я, ду­мая о том, что вы­пол­няю ра­бо­ту ма­те­ри сво­ей кли­ен­т­ки, ко­то­рую та дол­ж­на бы­ла про­де­лать лет 10-12 на­зад. - Да, и еще, бро­ви и рес­ни­цы со­ве­тую вам все же пок­ра­сить в па­рик­ма­хер­с­кой.

- Мо­жет, вы мне еще ве­ли­те ми­ни-юб­ку при­об­рес­ти? - яз­ви­тель­но спро­сил врач, при­ехав­ший по­вы­шать свою ме­ди­цин­с­кую ква­ли­фи­ка­цию, но по­че­му-то ока­зав­ший­ся на кон­суль­та­ции у пси­хо­ло­га.

- Ку­пи­те се­бе кра­си­вый ме­ди­цин­с­кий ха­лат, - хлад­нок­ров­но про­из­нес­ла я, - бу­дем де­лать имидж «оба­ятель­ный док­тор». Не за­будь­те при­нес­ти ха­лат на встре­чу со мной.

 

Прошел ме­сяц. Ва­си­ли­са по­лу­чи­ла от ме­ня та­кую пор­цию пох­ва­лы за свои ста­ра­ния, что это­го хва­ти­ло бы на це­лый класс де­во­чек-под­рос­т­ков. В кра­си­вом ме­ди­цин­с­ком ха­ла­те и мод­ных оч­ках, с тем­ны­ми бро­вя­ми и рес­ни­ца­ми и при­чес­кой «ка­ре» Ва­си­ли­са чув­с­т­во­ва­ла се­бя пре­вос­ход­но.

Я ве­ле­ла ей го­во­рить каж­дое ут­ро пе­ред зер­ка­лом сво­ему от­ра­же­нию «оба­ятель­ный док­тор» по пять раз.

 

Перед отъ­ез­дом до­мой Ва­си­ли­се ужас­но хо­те­лось встре­тить­ся со сво­им кол­ле­гой Пет­ром Ива­но­ви­чем, в ко­то­ро­го она бы­ла влюб­ле­на. Тем бо­лее, он не ви­дел ее в но­вых оч­ках и с при­чес­кой «ка­ре»!

- Но он ведь же­нат! - с тос­кой ска­за­ла мне Ва­си­ли­са.

- Так вы же не пред­ло­же­ние ему на вас же­нить­ся при­де­те де­лать! А поп­ро­щать­ся! - уди­ви­лась я.

- А о чем мне с ним раз­го­ва­ри­вать? - со стра­хом спро­си­ла Ва­си­ли­са Пре­муд­рая.

- Го­во­ри­те о ме­ди­ци­не, - по­со­ве­то­ва­ла я, - и не пей­те с ним ни чая, ни ко­фе!

 

- Вы, на­вер­ное, счи­та­ете се­бя очень муд­рой, раз да­ете со­ве­ты лю­дям, как им жить, что де­лать, что на­де­вать, - из­де­ва­тель­с­ким то­ном про­из­нес­ла Ва­си­ли­са, - Бо­же мой, ка­кая же вы ум­ная!

Я в от­вет пос­мот­ре­ла су­ро­во и от­ве­ти­ла:

- Я еще го­раз­до ум­нее, чем вы ду­ма­ете!

 

- По­ни­ма­ете, - ска­за­ла Ва­си­ли­са ти­хо, - я ра­но по­ня­ла, что вов­се не «пре­муд­рая». Да, я хо­ро­шо учи­лась в шко­ле, но че­го мне это сто­ило! Я очень мно­го за­ни­ма­лась, за­учи­ва­ла на­изусть. В млад­ших клас­сах я по де­сять раз пе­ре­пи­сы­ва­ла свои тет­ра­ди, но в стар­ших клас­сах од­но­го ста­ра­ния бы­ло ма­ло! Как-то так по­лу­чи­лось, что мое проз­ви­ще из семьи пе­ре­ко­че­ва­ло в шко­лу и ме­ня и там ста­ли на­зы­вать Ва­си­ли­сой Пре­муд­рой. Но я это по­ни­ма­ла толь­ко как ком­пен­са­цию за то, что я не Ва­си­ли­са Прек­рас­ная!

Знаете, в на­шем клас­се бы­ла де­воч­ка Ма­ша, ко­то­рую все так и зва­ли: Ма­ша. Она бы­ла очень хо­ро­шень­кая и ум­ная. Как я ее не­на­ви­де­ла! Она, дей­с­т­ви­тель­но, прек­рас­но учи­лась! И при этом лег­ко, иг­ра­ючи! Ког­да ник­то не мог ре­шить слож­ную за­да­чу по ма­те­ма­ти­ке, то го­во­ри­ли: ну, ес­ли Ма­ша не ре­шит, то все… А мне при­хо­ди­лось де­лать ум­ный вид и го­во­рить, что «здесь есть дру­гое, луч­шее ре­ше­ние, мне на­до по­ду­мать…»

Если бы я бы­ла дей­с­т­ви­тель­но очень ум­ной, то у ме­ня был бы шанс до­ка­зать всем, и преж­де все­го ма­ме, что я дос­той­на дру­го­го от­но­ше­ния, дос­той­на ее люб­ви! Воз­мож­но, это при­ми­ри­ло бы ме­ня с соб­с­т­вен­ной внеш­нос­тью. Но я бы­ла сред­няя! Очень сред­няя по уму и очень нек­ра­си­вая! Мне ка­жет­ся, что моя мать то­же по­ня­ла это до­воль­но дав­но!

- Прос­ти­те, но та­ких лю­дей очень мно­го, - про­ком­мен­ти­ро­ва­ла я, - де­ло ско­рее в ва­ших ам­би­ци­ях. А вот, ска­жи­те-ка мне, вы де­ла­ли га­дос­ти этой са­мой Ма­ше или, нап­ри­мер, сво­ему бра­ту?

Василиса ис­пу­ган­но на ме­ня пос­мот­ре­ла.

- Поч­ти нет, - ска­за­ла она не­охот­но, - то есть я пы­та­лась, но они это­го прак­ти­чес­ки не за­ме­ча­ли. Но я меч­та­ла! О, как я меч­та­ла!

- Так вы не лю­би­те сво­его млад­ше­го бра­та, - вскользь за­ме­ти­ла я.

- По­че­му? - уди­ви­лась Ва­си­ли­са, - ко­неч­но, люб­лю.

 

Василиса поп­ро­си­ла Пет­ра Ива­но­ви­ча - муж­чи­ну сво­ей меч­ты - о кон­суль­та­ции по те­ме бу­ду­щей дис­сер­та­ции. Те­му она выб­ра­ла как раз та­кую, ко­то­рая дол­ж­на бы­ла силь­но за­ин­те­ре­со­вать сим­па­тич­но­го док­то­ра. Они за­си­де­лись до­поз­д­на. Дваж­ды зво­ни­ла же­на Пет­ра Ива­но­ви­ча, но он от­ма­хи­вал­ся от ее нас­той­чи­вых уго­во­ров ид­ти до­мой, и Ва­си­ли­са ли­ко­ва­ла.

- Мы мог­ли бы с ва­ми вмес­те ра­бо­тать над этой те­мой, - де­ло­ви­то со­об­щи­ла она Пет­ру. - Я со­бе­ру ма­те­ри­ал для кан­ди­дат­с­кой дис­сер­та­ции, а вы по­том возь­ме­те его для сво­ей док­тор­с­кой.

Петр Ива­но­вич толь­ко меч­тал о на­пи­са­нии док­тор­с­кой дис­сер­та­ции.

- Я и у се­бя в Рос­то­ве смо­гу со­би­рать ма­те­ри­ал, - до­ба­ви­ла Ва­си­ли­са, наб­лю­дая за муж­чи­ной сво­ей меч­ты кра­ем гла­за.

Петр Ива­но­вич раз­вол­но­вал­ся. Же­на зас­тав­ля­ла его за­ни­мать­ся стро­итель­с­т­вом да­чи, и он сов­сем заб­ро­сил на­уку!

- Ну что вы! - ска­зал он. - У вас, на­вер­ное, семья, свои за­бо­ты. Мы вот да­чу стро­ить за­те­яли. Зна­ете, все сред­с­т­ва и все вре­мя тра­тим на это.

- Да? Как жал­ко, - ска­за­ла Ва­си­ли­са, - да­ча - это, ко­неч­но, прек­рас­но. Но я, зна­ете ли, пред­по­чи­таю в сво­бод­ное вре­мя за­ни­мать­ся на­укой. По­это­му, ви­ди­мо, у ме­ня и нет сво­ей семьи. Есть толь­ко ро­ди­те­ли и брат.

Петр за­пус­тил ру­ку в свою гус­тую ше­ве­лю­ру.

- Вы ме­ня из­ви­ни­те, по­жа­луй­с­та, что я вам на­вя­зы­ва­юсь, - про­дол­жа­ла Ва­си­ли­са, наб­лю­дая за Пет­ром, - прос­то у ме­ня ско­пи­лось очень мно­го ма­те­ри­ала, а по­со­ве­то­вать­ся не с кем.

Петр пос­мот­рел на мо­ло­до­го док­то­ра из Рос­то­ва. Скром­ная жен­щи­на с ум­ным ли­цом в оч­ках. Вся в на­уке.

«Личная жизнь, ви­ди­мо, не сло­жи­лась, вот она и уш­ла с го­ло­вой в ра­бо­ту, - ре­шил Петр. - Черт, и я об этом меч­тал ког­да-то, что­бы нич­то ме­ня не от­в­ле­ка­ло от ис­сле­до­ва­ний. Ведь сколь­ко бы­ло за­ду­ма­но!» - про­нес­лось у не­го в го­ло­ве.

- От­лич­но, Ва­си­ли­са! - бод­ро про­из­нес Петр Ива­но­вич. - На­чи­на­ем с ва­ми сот­руд­ни­чать. На­ко­нец-то у ме­ня по­явил­ся еди­но­мыш­лен­ник и по­мощ­ник!

- А мож­но я бу­ду вам зво­нить, - роб­ко спро­си­ла Ва­си­ли­са, - ког­да у ме­ня по­явят­ся воп­ро­сы?

- Ра­зу­ме­ет­ся, - уди­вил­ся кан­ди­дат на­ук, - и зво­нить, и пи­сать, и при­ез­жать!

Василиса шла по ули­це, не пом­ня се­бя от счас­тья! Она бу­дет ему зво­нить! И пи­сать! И при­едет к не­му!

«А хо­ро­шо мне эта пси­хо­ло­ги­ня по­со­ве­то­ва­ла с оч­ка­ми и па­рик­ма­хер­с­кой, - раз­мыш­ля­ла Ва­си­ли­са, - мо­жет быть, мне ку­пить се­бе еще и но­вую коф­точ­ку? Оба­ятель­ный док­тор! Оба­ятель­ный док­тор! Да, я - оба­ятель­ный док­тор! Я - Ва­си­ли­са Пре­муд­рая! Я са­ма до все­го это­го до­га­да­лась!»

Василиса ти­хонь­ко зас­ме­ялась.

 

Василиса воз­в­ра­ща­лась в род­ной го­род в при­под­ня­том нас­т­ро­ении. Она ду­ма­ла о Пет­ре, о том, как они бу­дут вмес­те ра­бо­тать, час­то ви­деть­ся… Те­ма дис­сер­та­ции ка­за­лась Ва­си­ли­се ту­ман­ной и не­ин­те­рес­ной, ну да лад­но. Это не глав­ное. На­до со­би­рать ма­те­ри­ал, что­бы бы­ло о чем по­го­во­рить с Пет­ром по те­ле­фо­ну.

Василиса ду­ма­ла с удо­воль­с­т­ви­ем о том, как она рас­ска­жет ма­те­ри о сво­их на­уч­ных пла­нах. Мо­жет быть, ей удас­т­ся уви­деть одоб­ре­ние в ее гла­зах, а еще луч­ше сим­па­тию!

Но Бо­же, как объ­яс­нить ма­те­ри но­вую при­чес­ку, оч­ки и ок­ра­шен­ные бро­ви и рес­ни­цы! Ва­си­ли­са ста­ла ли­хо­ра­доч­но со­об­ра­жать. Так, оч­ки - не проб­ле­ма. Ска­жу, что мои оч­ки сло­ма­лись, вот и ку­пи­ла но­вые. А при­чес­ка? А бро­ви? Ва­си­ли­са пок­ры­лась хо­лод­ным по­том. «Оба­ятель­ный док­тор» - вспом­ни­ла Ва­си­ли­са наз­ва­ние сво­его имид­жа. Ну что ж, сва­лю все на пси­хо­ло­га. Дес­кать, пси­хо­ло­ги­ня мне по­со­ве­то­ва­ла улуч­шить имидж для карь­еры в Мос­к­ве.

Василиса ус­по­ко­илась и пе­ре­ве­ла дух.

 

У подъ­ез­да сво­его до­ма Ва­си­ли­са встре­ти­ла Ли­ду, быв­шую од­нок­лас­сни­цу.

- При­вет, ты от­ку­да? - по­ин­те­ре­со­ва­лась Лид­ка.

- Ез­ди­ла в Мос­к­ву учить­ся, хо­чу пи­сать дис­сер­та­цию.

- Ну, ты да­ешь! - вос­хи­ти­лась Лид­ка. - Мо­ло­дец! Я то­бой гор­жусь. То-то смот­рю, ты из­ме­ни­лась. Важ­ная та­кая ста­ла. Оч­ки но­вые!

- Да, ста­рые сло­ма­лись, - зас­тес­ня­лась Ва­си­ли­са.

- Ну, ты прям уче­ный! - улыб­ну­лась Лид­ка и по­бе­жа­ла по сво­им де­лам.

 

В шко­ле был ве­чер встре­чи, и Ва­си­ли­са ре­ши­ла пой­ти. А по­че­му нет? Ей есть что о се­бе рас­ска­зать! Оде­вать­ся те­перь Ва­си­ли­са ста­ла нем­но­го по-дру­го­му. Цвет одеж­ды ос­та­вал­ся тем­ным, но Ва­си­ли­са ку­пи­ла се­бе два до­воль­но до­ро­гих кос­тю­ма. Стро­гих, ра­зу­ме­ет­ся. Ма­ме, ес­тес­т­вен­но, ни­че­го не ска­за­ла.

Василиса на­де­ла но­вый чер­ный кос­тюм. Ей очень хо­те­лось бы сей­час ус­лы­шать хоть ка­кой-ни­будь не­муд­ря­щий ком­п­ли­мент! И так хо­те­лось бы ус­лы­шать одоб­ре­ние сво­ей ма­мы!

«Ну да лад­но!» - по­ду­ма­ла Ва­си­ли­са, так и не ре­шив­шись по­ка­зать­ся на гла­за ма­те­ри, и выс­коль­з­ну­ла из до­ма.

«Ну да лад­но!» - ду­ма­ла Ва­си­ли­са, ког­да ник­то из од­нок­лас­сни­ков не от­ме­тил ее внеш­ний вид.

«Я Ва­си­ли­са Пре­муд­рая, а не Прек­рас­ная! - ду­ма­ла она, ста­ра­ясь не зап­ла­кать. - Я пи­шу дис­сер­та­цию. У ме­ня есть Петр! И я "оба­ятель­ный док­тор"! Дать бы по шее это­му пси­хо­ло­гу! - без пе­ре­хо­да по­ду­ма­ла Ва­си­ли­са. - Это ж на­до та­кое при­ду­мать - "оба­ятель­ный док­тор"! Ник­то да­же не об­ра­тил вни­ма­ния на то, как я из­ме­ни­лась!»

К Ва­си­ли­се по­дош­ли ее быв­шие од­нок­лас­сни­цы Ася и Ма­ри­на.

Василиса наб­ра­лась храб­рос­ти и ска­за­ла вдруг тон­ким го­ло­сом:

- Дев­чон­ки! А я за­муж вы­хо­жу!

- Шу­тишь? - уди­ви­лась Ася.

- Да лад­но бол­тать-то, быть это­го не мо­жет, - улыб­ну­лась Ма­ри­на.

- За мос­ков­с­ко­го уче­но­го! - оби­де­лась Ва­си­ли­са. Она ре­ши­ла ид­ти до­мой. И ре­ши­ла, что она неп­ре­мен­но вый­дет за­муж. За Пет­ра! Она его лю­бит! И он ка­жет­ся Ва­си­ли­се са­мым кра­си­вым муж­чи­ной на све­те! Вот бы и он ее по­лю­бил! Тог­да, мо­жет быть, и он бу­дет счи­тать Ва­си­ли­су… Даль­ше ду­мать ста­ло страш­но.

 

- Ма­ма, па­па, мне нуж­но по­го­во­рить с ва­ми по очень важ­но­му де­лу, - ска­за­ла Ва­си­ли­са.

Отец вни­ма­тель­но прос­мот­рел сна­ча­ла на Ва­си­ли­су, а по­том на же­ну. Мать стро­го спро­си­ла:

- В чем де­ло?

- Де­ло в том, что я вы­хо­жу за­муж! - со­об­щи­ла Ва­си­ли­са.

- Ты уве­ре­на в этом? - иро­нич­но спро­си­ла мать. - У муж­чи­ны, мо­жет быть, ка­кой-то де­фект? Без но­ги, ру­ки или, мо­жет, он сле­пой?

- По­дож­ди, Та­ня, - ска­зал отец, - пусть сна­ча­ла рас­ска­жет, что он за че­ло­век. Он что, нам­но­го те­бя стар­ше? Или ему нуж­на квар­ти­ра? Ты же хо­те­ла дис­сер­та­цию пи­сать!

- Я вы­хо­жу за­муж и уез­жаю! - ска­за­ла Ва­си­ли­са. - В Мос­к­ву, - а вам ос­во­бож­даю пло­щадь.

Потом она зак­ры­лась в сво­ей ком­на­те и пла­ка­ла. Отец пос­ту­чал к ней в дверь, но Ва­си­ли­са впер­вые не от­к­ры­ла. Прав­да, отец сту­чал сов­сем не­дол­го, а мать во­об­ще не сту­ча­ла.

Василиса выш­ла за­муж за Пет­ра Ива­но­ви­ча. Он раз­вел­ся с же­ной и мо­мен­таль­но же­нил­ся на Ва­си­ли­се. Ва­си­ли­са пе­ре­еха­ла жить в Мос­к­ву к му­жу. Ра­бо­та­ли они те­перь вмес­те, над од­ной те­мой. Ва­си­ли­са со­би­ра­лась за­щи­щать кан­ди­дат­с­кую дис­сер­та­цию. Петр Ива­но­вич пи­сал дис­сер­та­цию док­тор­с­кую.

Но ока­за­лось, что Ва­си­ли­са бе­ре­мен­на…

 

Василиса вош­ла в мой ка­би­нет с тор­жес­т­ву­ющим ви­дом и ска­за­ла неб­реж­но:

- Зна­ете, а я за­муж вы­хо­жу.

- Поз­д­рав­ляю вас, - ис­к­рен­не об­ра­до­ва­лась я. - Же­лаю вам счас­тья.

Я по­мол­ча­ла. Ва­си­ли­са то­же по­мол­ча­ла. Ли­цо ее ста­но­ви­лось все оза­бо­чен­нее.

- Те­перь я бу­ду жить в Мос­к­ве, - ска­за­ла она.

Я кив­ну­ла и про­дол­жа­ла мол­чать. Мне бы­ла ин­те­рес­на цель ее ви­зи­та.

- Я бе­ре­мен­на, - про­из­нес­ла вдруг Ва­си­ли­са, и ее гла­за на­пол­ни­лись сле­за­ми.

- Это за­ме­ча­тель­но, - мяг­ко ска­за­ла я, - что же вас бес­по­ко­ит? Те­перь у вас бу­дет своя семья: муж, ре­бе­нок. Вы уеха­ли от кон­т­ро­ля сво­ей ма­те­ри. Жи­ви­те и ра­дуй­тесь!

- Как вы не по­ни­ма­ете, - за­ры­да­ла Ва­си­ли­са Пре­муд­рая, - а вдруг у ме­ня ро­дит­ся де­воч­ка, та­кая же нек­ра­си­вая, как я? Ну, ес­ли еще маль­чик, то лад­но! А вдруг де­воч­ка?

- А по­че­му вы так это­го бо­итесь, - спро­си­ла я, - вы бу­де­те ее лю­бить и по­мо­гать ей во всем. Вы же не пов­то­ри­те ошиб­ку сво­ей ма­те­ри и не поз­во­ли­те, что­бы ва­ша дочь стра­да­ла! А по­том, зна­ете, я вот не счи­таю вас уж та­кой нек­ра­си­вой, у вас есть свое оба­яние! И муж ваш, на­вер­ное, так счи­та­ет. Ведь он, прос­ти­те, как я по­ни­маю, из-за вас с же­ной раз­вел­ся!

- Оба­ятель­ный док­тор! Жен­щи­на-уче­ный! - горь­ко ус­мех­ну­лась Ва­си­ли­са, да нап­ле­вать мне на эту на­уку, как вы не по­ни­ма­ете! Прос­то ра­бо­та над дис­сер­та­ци­ей по­мог­ла мне сбли­зить­ся с Пет­ром! Я же пре­дуп­реж­да­ла вас, что я не та­кая уж ум­ная! Это я прос­то пе­ред ма­мой сво­ей оп­рав­дать­ся хо­те­ла! Не прек­рас­ная, так пре­муд­рая! А те­перь я бо­юсь ро­дить страш­нень­кую, ло­по­ухую де­воч­ку!

- А раз­ве вы не смо­же­те ее по­лю­бить? - уди­ви­лась я.

- Я - на­вер­ное, нет, - уг­рю­мо ска­за­ла жен­щи­на-уче­ный. А по­том, пред­с­тавь­те, что ска­жет моя ма­ма, уви­дев, что нас уже двое? Я да­же знаю, что она ска­жет с ужа­сом в го­ло­се… Она ска­жет: ОНИ РАЗ­М­НО­ЖА­ЮТ­СЯ!!!

- Прек­ра­ти­те ис­те­ри­ку! - при­ка­за­ла я. - А то у вас ро­дит­ся боль­ной ре­бе­нок. А это, по­верь­те, нам­но­го тя­же­лее! Бу­де­те во вре­мя бе­ре­мен­нос­ти лю­бо­вать­ся прек­рас­ны­ми ви­да­ми, слу­шать хо­ро­шую му­зы­ку, де­лать доб­ро… и ко мне за­ха­жи­вать.

- А ма­ме я дол­ж­на ска­зать, что я жду ре­бен­ка? - спро­си­ла Ва­си­ли­са, и гла­за ее сно­ва на­пол­ни­лись сле­за­ми.

Я сде­ла­ла над со­бой уси­лие, но все же ска­за­ла:

- Нет, ма­ме по­ка го­во­рить не бу­дем. Ра­но. Вам еще на­до вы­но­сить это­го ре­бен­ка.

 

Василиса не ез­ди­ла до­мой и не го­во­ри­ла ма­те­ри о сво­ей бе­ре­мен­нос­ти. В по­ло­жен­ный срок она ро­ди­ла де­воч­ку. Де­воч­ка бы­ла нем­но­го по­хо­жа на Ва­си­ли­су, но с ма­лень­ки­ми ак­ку­рат­ны­ми уш­ка­ми и круг­лы­ми па­пи­ны­ми глаз­ка­ми. Ва­си­ли­са бы­ла в пол­ном вос­тор­ге!

Она поп­ро­си­ла му­жа поз­во­нить ро­ди­те­лям и со­об­щить о рож­де­нии де­воч­ки. Ва­си­ли­са ре­ши­ла наз­вать ее Тать­яной, как ба­буш­ку.

- Ты ска­жи ма­те­ри, что мы ре­ши­ли наз­вать доч­ку Тать­яной в ее честь. И ска­жи, что она на ме­ня со­вер­шен­но не по­хо­жа, - ска­за­ла Ва­си­ли­са.

Муж Ва­си­ли­сы был рад рож­де­нию доч­ки. Он уже за­кан­чи­вал пи­сать док­тор­с­кую дис­сер­та­цию, и Ва­си­ли­са ему по­мо­га­ла. Жи­ли они ду­ша в ду­шу. Ва­си­ли­са ре­ши­ла бро­сить ас­пи­ран­ту­ру. Му­жу она ска­за­ла, что ей впол­не дос­та­точ­но то­го, что ее муж ста­нет док­то­ром на­ук. А она бу­дет им гор­дить­ся и по­мо­гать ему во всем. А по­том ей же на­до за­ни­мать­ся ма­лень­кой доч­кой!

Муж Петр по­це­ло­вал свою же­ну Ва­си­ли­су Пре­муд­рую и по­ду­мал о том, как ему по­вез­ло со вто­рой же­ной! Пол­ное по­ни­ма­ние! И да­чу стро­ить не на­до.

 

Прошло два го­да. Я ни­че­го не зна­ла о Ва­си­ли­се. И вдруг она объ­яви­лась вновь. Мы встре­ти­лись как ста­рые зна­ко­мые. Ва­си­ли­са рас­ска­за­ла, что у нее все в по­ряд­ке. Она ра­бо­та­ет, муж за­ни­ма­ет­ся на­укой, доч­ка рас­тет. Они с му­жем ре­ши­ли пос­т­ро­ить да­чу.

- Что­бы Петр мог за­ни­мать­ся на­укой на све­жем воз­ду­хе! Я все уже про­ду­ма­ла, - рас­ска­зы­ва­ла мне Ва­си­ли­са.

«Да она и впрямь - Ва­си­ли­са Пре­муд­рая!» - вос­хи­ти­лась я.

 

- А доч­ка у ме­ня - прос­то кра­са­ви­ца! - с гор­дос­тью ска­за­ла Ва­си­ли­са.

- А как ва­ши от­но­ше­ния с ма­терью? - по­ин­те­ре­со­ва­лась я.

- Тя­же­ло, - ус­мех­ну­лась моя кли­ен­т­ка. - Она счи­та­ет, что мой муж же­нил­ся на мне, по­то­му что ему бы­ла нуж­на прис­лу­га. А я из-за не­го бро­си­ла за­ни­мать­ся на­укой.

- А как она от­но­сит­ся к внуч­ке?

- Ма­ма на­зы­ва­ет ее Тать­яна Вто­рая. Я, зна­ете ли, та­ким об­ра­зом, по сво­ему обык­но­ве­нию, по­пы­та­лась к ней по­доль­с­тить­ся. Тем, что наз­ва­ла доч­ку в ее честь.

- По­лу­чи­лось?

- Не знаю. Мы жи­вем в раз­ных го­ро­дах, ви­дим­ся ред­ко. Она вос­пи­ты­ва­ет де­тей бра­та.

- Мо­жет быть, вам не сто­ит боль­ше до­би­вать­ся одоб­ре­ния ва­шей ма­те­ри? - спро­си­ла я. - Ведь, кро­ме бо­ли, вы ни­че­го от это­го не ис­пы­ты­ва­ете. Вы мно­го­го до­би­лись и име­ете пол­ное пра­во на счас­тье. Или у вас ко мне есть еще ка­кой-то воп­рос?

- Есть, - сму­ти­лась Ва­си­ли­са, - я сно­ва бе­ре­мен­на.

- А по­че­му вы с этим опять приш­ли ко мне, - уди­ви­лась я. - Вы уже взрос­лая жен­щи­на, вам сколь­ко лет? 33-34? Что на этот раз?

- Я бо­юсь, - ска­за­ла Ва­си­ли­са Пре­муд­рая, - я бо­юсь, что вто­рой раз мне так уже не по­ве­зет. Не мо­жет быть, что­бы и вто­рой ре­бе­нок ро­дил­ся та­ким кра­си­вым, как моя Та­нюш­ка! Я-то уже го­то­ва его лю­бить, но вдруг ОНА ро­дит­ся нек­ра­си­вой и бу­дет за­ви­до­вать Та­нюш­ке-кра­са­ви­це?

- Вам не ка­жет­ся, что все это по­хо­же на сказ­ку о зо­ло­той рыб­ке? - спро­си­ла я. - Вы все вре­мя ус­лож­ня­ете мне за­да­ние. Вы вспом­ни­те, с че­го мы с ва­ми на­чи­на­ли!

- По­хо­же, - от­ве­ти­ла Ва­си­ли­са Пре­муд­рая, - по­хо­же на сказ­ку о зо­ло­той рыб­ке. А я по­хо­жа на ста­ру­ху, ко­то­рая хо­те­ла все боль­ше и боль­ше. А ведь че­му учит эта сказ­ка? То­му, как важ­но вов­ре­мя ос­та­но­вить­ся! Что­бы не ос­тать­ся у раз­би­то­го ко­ры­та. Вы пра­вы, я сде­лаю аборт.

- Вы не так ме­ня по­ня­ли! - вос­к­лик­ну­ла я. - Я вам это­го вов­се не со­ве­тую!

- Нет, вы пра­вы, на­до уметь вов­ре­мя ос­та­но­вить­ся, - от­ве­ти­ла Ва­си­ли­са и выш­ла.

 

В сле­ду­ющий раз Ва­си­ли­са приш­ла ко мне на кон­суль­та­цию че­рез три го­да. Она выг­ля­де­ла спо­кой­ной и ве­се­лой.

- Как ва­ши де­ла? Как доч­ка? - спро­си­ла я у нее.

- Я ра­бо­таю, муж то­же ра­бо­та­ет. Доч­ка учит­ся в шко­ле, - от­ра­пор­то­ва­ла Ва­си­ли­са.

- Я ра­да за вас, - ис­к­рен­не ска­за­ла я. - Выг­ля­ди­те вы за­ме­ча­тель­но!

- Моя Та­нюш­ка по­ет в хо­ре! - пох­вас­та­лась Ва­си­ли­са. - Толь­ко во­зить на за­ня­тия при­хо­дит­ся да­ле­ко. Вот и бе­га­ем с му­жем на­пе­ре­гон­ки! А од­ну доч­ку от­пус­кать бо­им­ся!

- По­нят­но, - отоз­ва­лась я. - А как ба­буш­ка, гор­дит­ся сво­ей внуч­кой, Тать­яной Вто­рой?

- Ли­цо Ва­си­ли­сы рез­ко пок­рас­не­ло, и она раз­ры­да­лась. Я пе­ре­пу­га­лась.

- Ну что я за пси­хо­лог та­кой ту­пой, - ра­зоз­ли­лась я са­ма на се­бя.

- С ва­шей ма­мой что-то слу­чи­лось? - спро­си­ла я как мож­но мяг­че. - Прос­ти­те ме­ня за не­умес­т­ный воп­рос!

- Ма­ма умер­ла, - про­дол­жая вы­ти­рать сле­зы, ска­за­ла Ва­си­ли­са.

«Час от ча­су не лег­че», - по­ду­ма­ла я, прок­ли­ная свою бес­так­т­ность.

- Не­дав­но? - спро­си­ла я, по­ни­мая, что, по-ви­ди­мо­му, за­де­ла сов­сем све­жую ра­ну.

- Два го­да на­зад, - от­ве­ти­ла Ва­си­ли­са.

- Вы до сих пор так го­рю­ете? - про­из­нес­ла я с со­чув­с­т­ви­ем.

Василиса зат­ряс­ла го­ло­вой и зап­ла­ка­ла с но­вой си­лой.

- Я го­рюю о том, что те­перь она уже ни­ког­да ме­ня не по­лю­бит! По­ни­ма­ете? Ни­ког­да! По­ка она бы­ла жи­ва, у ме­ня еще бы­ла на­деж­да! Вдруг она, сос­та­рив­шись, что-то пой­мет, по­жа­ле­ет ме­ня, и я по­чув­с­т­вую, что она ме­ня лю­бит! Я так ста­ра­лась и так это­го жда­ла! Пос­то­ян­но по­сы­ла­ла ей по­дар­ки, доч­ку в ее честь наз­ва­ла! А она вдруг умер­ла! Так и не по­лю­бив ме­ня!

Она, ры­дая, вдруг бро­си­лась мне на шею. И я креп­ко об­ня­ла Ва­си­ли­су Пре­муд­рую, хо­тя это сов­сем не мой ме­тод ра­бо­ты с кли­ен­та­ми.

- Вы так и не ре­ши­лись ро­дить вто­ро­го ре­бен­ка? - ос­то­рож­но спро­си­ла я.

- Нет, - еще пла­ча, от­ве­ти­ла Ва­си­ли­са, - я бо­ялась, что ма­ма не одоб­рит.

- А вы жа­ле­ли об этом? - спро­си­ла я.

- Да, ко­неч­но! - мне так бы­ло жал­ко эту ма­лень­кую нек­ра­си­вую де­воч­ку!

- Это вам се­бя жал­ко. До сих пор, - ти­хо ска­за­ла я. - Вам жал­ко се­бя, ма­лень­кую нек­ра­си­вую де­воч­ку, и вы до сих пор бо­итесь сво­ей ма­мы!

- Так ведь я дол­ж­на бы­ла по­нять свою ма­му и прос­тить? Прав­да? - ска­за­ла Ва­си­ли­са. - Она ме­ня ро­ди­ла и вос­пи­та­ла, я дол­ж­на быть ей бла­го­дар­на: я слы­ша­ла об этом в од­ной пе­ре­да­че по те­ле­ви­зо­ру, там го­во­ри­ли очень убе­ди­тель­но.

- По­ни­ма­ете, Ва­си­ли­са, - вздох­ну­ла я, - вы слы­ша­ли толь­ко од­но рас­п­рос­т­ра­нен­ное мне­ние. Но есть и дру­гие мне­ния. Де­ло в том, что де­тей мо­гут ро­дить са­мые раз­ные жен­щи­ны, в том чис­ле и без­душ­ные, жес­то­кие. Это пе­чаль­но, но факт. Да­же злос­т­ные прес­туп­ни­цы мо­гут ро­жать де­тей. И есть ма­те­ри, ко­то­рые не лю­бят сво­их де­тей. Ну, так что же, на­до ис­кать лю­бовь в дру­гом мес­те! А глав­ное - лю­бить са­мой! По-мо­ему, вам это уда­лось.

- Но я бы­ла очень нек­ра­си­вой, а моя мать бы­ла кра­са­ви­цей! Ее мож­но по­нять! - зак­ри­ча­ла Ва­си­ли­са.

Я ре­ши­ла прек­ра­тить наш спор.

- По­ни­ма­ете, - ска­за­ла я, - в жиз­ни так ус­т­ро­ено, что лю­ди, как пра­ви­ло, за­бо­тят­ся о пос­ле­ду­ющем по­ко­ле­нии боль­ше, чем о пре­ды­ду­щем. Вот вы и за­боть­тесь! Вы са­ма - ма­ма! За­хо­ти­те, бу­де­те иметь еще ре­бен­ка. И по­том вас лю­бит ваш па­па. И ваш муж. И Та­нюш­ка!

Василиса смот­ре­ла на ме­ня во все гла­за.

Прошло еще три го­да, и мы встре­ти­лись еще раз с Ва­си­ли­сой Пре­муд­рой. Она с гор­дос­тью по­ка­за­ла мне фо­тог­ра­фии ма­лень­ко­го сы­на. Он был ко­пи­ей Ва­си­ли­сы: смеш­ной ло­по­ухий ма­лыш. Да­же по фо­тог­ра­фии бы­ло вид­но, ка­кой он лю­би­мый!

- Ну вот, Ва­си­ли­са, вы со всем спра­ви­лись, и я вам боль­ше не нуж­на, - ис­к­рен­не про­из­нес­ла я.

- Да, ко­неч­но, я впол­не счас­т­ли­ва, - ска­за­ла Ва­си­ли­са, - но как бес­ко­неч­но я бы­ла ра­да, ког­да уз­на­ла, что у ме­ня ро­дил­ся маль­чик, а не де­воч­ка!

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.