Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Семья и родственники





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Всем нам известна старая поговорка: «Родственников не выбирают». Родители, бабушки и дедушки, тети и дяди, племянницы и племянники — это те люди, с которыми вы связаны юридическими и кровными узами. По своей природе эти узы нерушимы, и никакая сила не сможет их разорвать. На мой взгляд, очень печально, что большинство из нас, попадая в родственный круг малышами, так и не узнают родственников как людей. Мы просто чувствуем, что связаны с ними обязательствами, и не позволяем себе получать удовольствие от этих людей.

Вы получаете удовольствие от общения со своими родителями, бабушкой и дедушкой, племянницами или племянниками? Если да, то вы относитесь к ним как к реальным людям, деля с ними критику, сомнения, боль и свою любовь. Возможно, закономерность здесь обратная: если вы имеете дело со своими близкими так, как с реальными людьми, то, вероятно, вы получаете удовольствие от общения с ними и наслаждаетесь этим.

Существуют люди определенного сорта, от общения с которыми можно получать удовольствие только в определенных ситуациях. Да и можно ли вообще ожидать, что все люди приятны для окружающих в любой момент времени?

Если в этой главе я смогу помочь вам понять важность общения и научить вас получать удовольствие от восприятия ваших родственников как обычных людей, тогда я достигну своей цели.

Очень часто мы составляем свое мнение о родственниках с чьих-то слов. Например, между супругами характерен такой разговор:

«Твой отец — скряга».

«Твой отец — слабак. Он делает все по указке твоей матери».

«Твоя мать никогда не остается с нашим ребенком».

«Моя мать очень любит своих внуков». Могут быть и более прямые указания:

«Следи за своим языком, когда рядом бабушка». Очень легко проследить, как дети заимствуют стереотипные представления о своих родственниках. Еще до непосредственного знакомства с ними они уже имеют о них представление («они святые»; «это обуза для всей семьи» и т. д.). Каждый ребенок видит бабушку и дедушку глазами своих родителей, и это является серьезным препятствием для выработки собственного мнения о них.

Взаимоотношениях между родственниками наполнены интригами. В некоторых случаях — это виртуальная война, в других просто игнорирование и взаимное избегание. Некоторые пытаются решить эти проблемы, отстраняясь от них. Я слышу, как люди говорят: «Я хочу, чтобы мои дети знали своих бабушку и дедушку. Хотя я стараюсь реже встречаться с ними потому, что визиты к ним слишком болезненны».

«Моя мама просто портит детей, а я так не хочу, чтобы они выросли испорченными».

«Мой отец уделяет много внимания моему сыну и совсем игнорирует дочь».

Разумеется, вы все это слышали, и неоднократно. Когда я слышу такого рода высказывания, то за этим мне видится, что люди не хотят разобраться в собственных чувствах. Кроме того, это свидетельство, что не только взрослые в семье не воспринимаются как люди, но и сам человек путается в собственной роли. Это типичная ошибка.

А еще супруги поступают со своими родителями аналогичным образом, навешивая на них ярлык — «старики». Стоит только навесить на кого-то ярлык («старик», «тетушка», дедуля» и т. д.), как довольно легко перестаешь воспринимать его как личность. И такие ярлыки оказывают очень большое влияние на атмосферу в семье. Разрыв поколений имеет одинаковую силу как во взаимоотношения между родителями и «стариками», так и между детьми и родителями. Я определяю разрыв поколений как сферу неизвестного, неопределенного, которая еще не преодолена.

И наоборот, если супруги становятся равными со своими родителями, то все могут чувствовать себя полноценными людьми, каждый станет уникальной, самоценной личностью. Они смогут с уважением относиться друг к другу, радоваться успехам другого, пользоваться возможностью сообща добиться изменений к лучшему и преодолевать существующие проблемы. Такие люди смотрят на все с личностной позиции, а не ролевой. Сегодняшние мужья и жены станут «стариками» примерно через 20 лег. Сегодняшние дети — это завтрашние мужья и жены, а через 30–40 лет — «старики». Постепенно они становятся взрослее и получают новые роли в своей жизни. И с течением времени Джейн становится женой, потом матерью, а затем и бабушкой. Я хочу этим сказать, что муж/жена, родитель/ребенок, бабушка/дедушка — это названия ролей, которые человек последовательно исполняет в течение всей своей жизни. Роли имеют две стороны: описание того, в каких отношениях состоит один человек с другими людьми и откуда взялась та или иная роль. Изи Хоукинс — моя бабушка со стороны отца, сама Изи Хоукинс говорит, что Джейн Саттер — ее внучка, дочь ее сына Гарри. Когда Изи и Джейн встречаются друг с другом, кого они видят перед собой? Людей или всего лишь роли? Роли стерильны, ничего в себе не несут и пугают, люди же наоборот.

Я хочу подчеркнуть, что, однажды поняв это, все становится ясным, однако не многие это понимают. Под ролью скрывается личность, которая имеет свое имя — Алиса, Генри или Мэри Бэлл или Вэдсворт. Роли — это как шляпы на голове у их хозяев и зависят от того, кто сейчас под ними.

Давайте проиллюстрируем это. Вот Алиса Свитворт, ей 46. Она замужем за Гаем Свитвортом, 47 лет. Они поженились 26 лет назад. Алис и Гай имеют троих детей: Маргарет (25 лет), Брюса (23 года) и Аллана (17 лет). Маргарет замужем за Гансом, которому 30 лет. Маргарет и Ганс имеют троих детей. Брюс женат на Аните, которой тоже 23 года. И у них один ребенок. Возьмем, к примеру, Гая. Когда он с Алис, он называет себя мужем, т. к. Алис его жена, и они делят супружеские обязанности. Рядом с детьми он уже ведет себя иначе, примеривая отцовскую шляпу, чтобы соответствовать другой роли. Когда рядом Ганс и Анита, он, как крестный отец, делает все, что от него требует данная роль. Когда он с детьми Маргарет — он дедушка. А теперь, положим, он в присутствии всей этой компании. Теперь он исполняет любую из этих ролей. С течением времени некоторые люди начинают исполнять всего лишь одну роль — роль дедушки. Такие роли, как отец большого семейства, просто отец, муж и др. уходят в забытье.

Я помню одну семью, которая решила навестить меня. Этель, жена, взяла с собой 73-летнюю мать и предоставила мне ее как «бабулю». Я посмотрела на нее, когда пожимала ей руку, и спросила, как ее зовут. Она выглядела совершенно безучастной, но ответила мне очень тепло: «Анита». Я сказала ей: «Привет, Анита». И по ее лицу покатились слезы. Она сказала, что за последние 20 лет ее первый раз называют по имени. Так или иначе, взгляд на Аниту как на личность, а не как на бабушку, явился важным фактором, который помог семье раскрыться и общаться на личностном уровне. Я бы хотела видеть новый смысл, заложенный в названиях ролей. Вместо эмоционального истолкования ролей, столь привычного для нас, предлагаю воспринимать их названия описательно. Почему бы двум людям не позволить себе быть в каждый момент времени и перестать все время беспокоиться, что они — тетя Фанни, дядя Пит, кузина Элла или малышка Джейн. В первую очередь и прежде всего они люди. Я не знаю универсального поведения матери, отца, жены, мужа, тети, дяди и никогда не встречала того, кто бы знал.

Важным дополнением к этому является то, что члены семьи уверены, что по-настоящему знают друг друга. Каждый родитель считает, что хорошо знает своего ребенка, по крайней мере, до четырнадцати — пятнадцати лет. Каждый считает, что он прекрасно знает своих мать и отца. В действительности же, и я надеюсь, вы уже начинаете понимать это, человек знает именно роль другого. Чтобы устранить этот разрыв, нужно ближе познакомиться на личностном уровне, так, как это обычно делают два незнакомых человека, которые хотят познакомиться. Давайте посмотрим, как. Это нелегко, поскольку мы имеем дело с людьми, с которыми соединены кровными узами и предполагаем, что уже знаем их. Я давно заметила, что родственники обычно ведут себя отчужденно друг с другом.

Очень часто бывает, что члены семьи буквально увязают в какой-то из своих ролей, и роль полностью подавляет личность человека. Я убеждена, что большинство проблем между старшими и остальными членами семьи связано с тем, что старшие думают о себе как о прародителях; все остальное для них стирается. Я позволю себе сказать, что мы являемся жертвами прочного мифа. Миф заключается в том, что если нам меньше 21, мы слишком молоды для чего-либо. Когда нам от 21 до 45, мы вступаем в свои права. Когда нам больше 45, мы уже стары для чего бы то ни было. Самое интересное, что если первый 21 год своей жизни вы проводите так, будто «слишком молоды для чего-либо», то вы действительно оказываетесь неготовыми, чтобы «вступить в свои права» и должным образом их использовать. Затем, в период «вступления в свои права» вы постоянно помните о будущем, пугаясь наступления «периода сдачи прав», так что лишаете себя возможности полностью довольствоваться жизнью. И таким странным образом многие из нас идут по жизни, постоянно чувствуя себя не на своем месте.

В конце концов, мы можем позволить себе по-другому взглянуть на вещи: неважно, сколько нам лет, мы на своем месте и можем свободно развиваться и получать от этого удовольствие . Разве это не лучше, чем постоянно выслушивать от других: «Ты слишком молод, чтобы делать это» или «Ты слишком стар для этого»? Моя точка зрения такова, что человек с рождением сразу встает на путь постоянного развития, и это развитие происходит до самой его смерти, а возможно, и после нее, я этого не знаю. Если мы будем делать все возможное в качестве человеческих существ, наше развитие никогда не остановится. Сегодня существует множество данных о том, что состояние тела человека отражает чувство его собственной ценности (с учетом фактора питания, конечно): кожа, осанка, мускулы больше скажут нам, что человек думает о себе, чем какой-то отдельный фактор. Я могу привести здесь общеизвестную истину, что склонные к заболеваниям люди, имеют неполный, искаженный и отрицательный образ себя.

Я хочу сказать здесь несколько слов о семейных ритуалах и традициях, которые часто представляют собой одну из самых болезненных тем для любой группы родственников. Существует множество способов соблюдения ритуалов. Наиболее эффективный способ — это делать дела так, чтобы в них отражался образ жизни каждой конкретной семьи. Такие ритуалы не «подписываются кровью» и со временем могут меняться; они служат индикаторами важнейших событий, происходящих в семье. В одной знакомой мне семье есть такой ритуал: когда ребенку исполняется 15 лет, ему дарят часы, когда исполняется 16 — дарят машину и т. д. Другое применение ритуалов в том, что они подчеркивают принадлежность к семье — это как символ клана. Ритуалы не требуют, чтобы все в этом участвовали. Однако в ряде случаев требуется, чтобы присутствовали все, когда, например, самые старшие члены семьи приглашают в свой дом на какой-нибудь семейный праздник. В таких случаях ритуал становится обязанностью. Я знаю молодую пару, праздники которой просто испорчены, поскольку они вынуждены справлять Рождество одновременно у родителей жены и мужа. Им приходилось съедать два ужина и заниматься всякой ерундой, вместо того, чтобы проводить время так, как хотелось им самим. Однако если члены семьи дружны и относятся по-человечески друг к другу, то никогда не упустят возможность собраться вместе.

Быть вместе из-за того, что это требование родителей, может быть весьма неприятным опытом для большинства людей, и очень редко это является мостиком, соединяющим разные поколения. Молодую пару, которая подвергается родительскому давлению, особенно когда у нее есть собственные планы, такой опыт может довести до небывалого стресса. Я знала одну молодую чету, которая была убеждена, что вечер каждой пятницы они обязаны проводить в доме матери мужа, иначе могут произойти самые страшные вещи: с матерью случится сердечный приступ, она больше не будет с ними разговаривать, или даже их вычеркнут из завещания. Хорошенькая цена за «благополучие в семье».

Самое неприятное, что я выяснила, касательно наших с дочерью отношений, это то, что она считала себя обязанной посещать мой дом на обед в Рождество, чтобы не задеть моих чувств. Я поняла, что потерпела ужасную неудачу в воспитании из нее независимой личности, равно как в формировании между нами такого типа общения, когда каждый старается сделать другому приятное.

Думаю, будет честно сказать, по крайней мере, исходя из всего, что я видела, следующее: основная масса проблем на этой почве вызвана тем, что семьи формируются взрослыми, которые не научились освобождаться от детско-родительских отношений с собственными родителями. Выход в следующем: необходимо создать такие взаимоотношения, в которых каждый был бы равен другому и каждый уважал бы частную жизнь и независимость другого, а совместные встречи происходили бы на основе взаимной радости и к общему удовольствию.

Бывает и иначе: в своей жизни я очень часто встречалась с людьми, которым за 60 и которые просили меня помочь избавиться от диктата выросших детей: «Они постоянно командуют и указывают нам, что делать». Некоторые взрослые дети с удивлением узнают, что их родители вовсе не желают следовать их советам.

Зачастую мы связаны осознанием того, что кто-то из наших близких одинок, мы пытаемся скрасить, смягчить его положение и страдаем сами. Чувство долга может превратиться в обременительную обязанность. К примеру, вы — моя мать, и я вижу, как вы одиноки: у вас нет друзей, вам нечем заняться, мне неинтересно с вами, потому что вы все время жалуетесь на свою жизнь. Однако я приезжаю к вам и в течение всего визита сижу с вами, забочусь, даю советы о том, что надо делать, а потом расстраиваюсь, когда вы не хотите этого делать. Со многими людьми именно так и происходит, и платят они за это утратой чувства собственной ценности. Взрослый человек должен оставлять за собой реальное право говорить «да» и «нет», и вместе с тем он должен быть уверен, что ничего не теряет, отстаивая собственную позицию.

Это наводит меня на другую важную для рассмотрения тему — помощь. Многие пожилые люди по причине своей болезни нуждаются в помощи своих детей. Возможно ли, чтобы два человека, один из которых принимает помощь, а другой ее оказывает, чувствовали себя в равном положении? Случается, что возникает знакомая всем ситуация шантажа. Например: «Вы должны помочь мне потому, что вы мои дети; я ничего не могу делать, я такая слабая и беспомощная». Или: «Вы — мои родители и должны позволить мне помочь вам». И снова две эти ситуации говорят о том, что взрослые люди до сих пор не научились твердо стоять на собственных ногах. И таких примеров очень много в современном мире. Обоюдный шантаж, прикрываемый беспомощностью или желанием помочь, является попыткой подчинения. Если родители чувствуют, что все еще значимы и ценимы детьми, что они полезны, что о них заботятся, любят их — это для них верный признак, что они вырастили хороших детей. То же самое относится и к самим детям. Если они чувствуют, что родители ценят их, заботятся о них, находят их полезными, они также считают своих родителей удачливыми и добившимися успеха как личности. Безусловно, бывают периоды, когда люди действительно нуждаются в помощи. Однако чаще просьба о помощи — это способ манипуляции. Я уверена, что многие из вас скажут: «Боже, как можно общаться с моей невесткой (зятем, тещей, свекром и т. д.)? То, о чем вы пишете, совершенно нереально для нашей семьи, потому что мы никогда не испытываем никакой радости в общении друг с другом. Моему отцу не нравится мой муж. Моя мать была против моего брака. Моя свекровь все время требует, чтобы мой муж делал ей подарки» и т. д. Однако позвольте мне сказать нечто очень важное. Такие перемены в отношениях не происходят внезапно, и все не так просто, как кажется на первый взгляд. Я хочу подчеркнуть, что нет идеальных отношений между людьми. Посмотрите на это более реально и убедитесь сами.

Также я хочу сказать, что люди в разной степени нравятся друг к другу. Я не в коем случае не имею в виду, что все должны удовлетворять друг друга одинаково. Однако многие семьи добились бы хорошего прогресса, если бы признали идею, что люди сложены из многочисленных характеристик, и никто не обязан любить не вызывающие симпатию стороны другого. Более того, эти стороны могут меняться я считаю, что люди вполне способны быть честными, воспринимать отношения реалистично и жить в гармонии друг с другом. Все очень просто, однако не так легко, как кажется на первый взгляд. Этот момент очень важен для понимания ибо дети часто оказываются в эпицентре отношений между родителями и прародителями. А это может сказаться на них весьма пагубным образом. Разве захочет ребенок настроиться против своей бабушки, с которой ему так приятно проводить время, когда его мать отзывается о ней плохо? Его опыт общения с бабушкой говорит ему совсем обратное, чем то, что он узнает из слов своей матери о ее отношениях с бабушкой. Или, например, когда дед с бабушкой говорят ребенку, что у него плохой отец, ребенок так не считает, и его точка зрения не согласуется с тем, что говорят старшие. Конечно, легче всего перенести на другого человека часть своих проблем, а затем убедить его в своей правоте, чтобы получить поддержку. Большинство проблем среди родственников возникают именно по этим причинам.

Следует упомянуть о пожилых людях, которые берут на себя роль помощников в процессе становления семей своих взрослых детей. Многие дедушки и бабушки рады посидеть со своими внуками и всегда охотно это делают. Однако есть и такие, которые отказываются сидеть с внуками. Это создает ряд серьезных проблем. Иногда у пожилых пар есть собственные планы и собственные потребности. Также это возникает из-за того, что молодые зачастую просто эксплуатируют своих родителей, и «старики», взявшие на себя роль дедушек и бабушек, нередко чувствуют себя обиженными. Иногда это происходит по причине того, что мать и бабушка не ладят между собой.

Я не вижу ничего плохого в том, что родители помогают своим детям, когда это происходит добровольно и принимаются во внимание потребности и пожелания каждой стороны. Чистая эксплуатация («Ты обязана это делать, потому что ты моя мать» или «Ты мне должна это позволить, потому что я твоя дочь») превращает отношения помощи в отношения контроля — старорежимные отношения. К сожалению, в таких случаях дети зачастую становятся жертвами. Как уже отмечалось ранее, члены семьи шантажируют друг друга, прикрываясь видимостью любви и родственных отношений, и я считаю, что именно от этого в семьях так много боли и обид.

Как правило, рассматривая семью, мы видим три разных поколения, иногда четыре. Все эти поколения как-то общаются между собой и оказывают влияние друг на друга. Когда я думаю о семье, мне трудно представить ее без третьего поколения — родителей молодой семейной пары.

Много чего интересного еще может происходить в семье. Например, молодые муж и жена могут взять на себя родительскую роль по отношению к своим родителям, решая за них, что им лучше, чем им занимать себя и т. д. И опять это возвращает нас к вопросу о реальной пользе подобной помощи. Я предвижу, что наступит время, когда семьи будут вести себя так, чтобы дети, взрослея, становились равными с родителями, уверенными в себе и независимыми, вместо того, чтобы оставаться для родителей детьми или превращаться в их родителей. Для меня это высшая точка развития детей — когда они становятся независимыми, автономными, творческими людьми и живут в полном согласии со своими родителями.

 

Семья и общество

 

Сложите вместе все имеющиеся семьи, и вы получите общество. Так просто. Все, чему учит семья, есть отражение того, что происходит в обществе, в которое входит эта семья. А такие институты, как школы, церкви, трудовые коллективы, правительство и т. д., — все это переходные этапы от семейных форм к несемейным.

Таким образом, семья и общество — это маленький и большой варианты одного и того же. Обе эти категории созданы людьми, которые действуют сообща и чьи судьбы переплетены друг с другом. Каждая включает одни и те же компоненты — отношения между лидерами и теми, кто выбирает этих лидеров, отношения между старшими и младшими, мужчинами и женщинами; каждый вовлечен в процесс принятия решений, использует свой авторитет и занят поисками общих целей.

Некоторые семьи учат быть как все, другие — воспитывают бунтарей, третьи придерживаются групповой ответственности, а иные проповедуют позицию невмешательства. Каждая семья учит, как общаться с окружающим миром, как чего-то достичь в жизни, как относиться к несправедливости и другим негативным явлениям жизни.

Позиции невмешательства может научить ситуация «кокона», который создается вокруг детей, когда они опекаются взрослыми таким образом, что не видят дисгармонии и несправедливостей жизни. Иначе говоря, они защищены от знакомства с темными сторонами жизни. Их мир ограничивается тем, что они знают, что им позволяют увидеть. Однако телевидение делает эту защиту уязвимой. Очень сложно оставаться в коконе, когда вы видите, что происходит за окном вашей квартиры или на экране телевизора. Однако и это по большей части можно не принимать в расчет, поскольку, раз вы плохо знакомы с окружающей реальностью и не испытывали ее воздействия на собственной шкуре, то можете просто сказать, что это вас не касается и забыть об этом. Хотите верьте, хотите нет, но я часто встречала детей 12–18 лет, которые ни разу не видели людей другой расы, ни разу не встречали нищих (богатых), никогда не мылись в ванной. Это закономерно для детей, живущих в гетто или в фешенебельных районах, изолированных от общества, благодаря рамкам их экономического, социального слоя. Для того чтобы понять, что происходит сегодня с семьями и социальными группами, требуется небольшой экскурс в историю. С давних времен семья являлась главной школой для ее членов, прежде чем они становились взрослыми людьми. В семье давались знания о том, как заботиться о себе и как вести себя, как заботиться о других и общаться с ними. Как добиваться поставленной цели, как обращаться с предметным миром. Доступное знание было ограниченным, первоначально содержание этих знаний было довольно примитивным. Цель жизни сводилась к выживанию: как остаться в живых, как прокормиться, как не замерзнуть от холода и не быть съеденным дикими животными и т. д. Это было относительно простое знание. Все, что требовалось при обучении, — это смотреть на учителя и делать то же самое. Совершенно очевидно, что многие потребности сегодня не соответствуют нуждам, которые были в древнем обществе. Зачем молодому человеку в древности учиться писать и читать, зачем соблюдать диету или, например, готовиться к пенсии? Многие аспекты будущей жизни человеку были неизвестны. Люди просто не подозревали, что они многого не знают.

Например, с трудом верится, но древние люди не знали, что дети появляются в результате полового акта. Сексуальные контакты возникали как реакция на инстинкт, удовлетворение которого доставляло наслаждение, но никак не связывались с рождением ребенка. А вот большой живот у беременной женщины связывался с рождением ребенка — это было гораздо нагляднее. Как ребенок оказался там, объяснялось не половым актом, а вероятнее всего результатов потребления пищи, которую принимала женщина, или божественным/дьявольским промыслом. Однако как только между сексуальным контактом и беременностью провели связь, тут же было сделано множество открытий. Я привожу этот пример для того, чтобы показать всю простоту получения информации и то, как далеко мы сейчас продвинулись. Мы должны согласиться с тем, что сегодня информирование девочек о сложностях во время беременности гораздо важнее, чем соблюдение диеты.

Вполне очевидно, что в нашем сложном современном обществе семья не может научить всему. Мы готовим специалистов в педагогических вузах для того, чтобы они осуществляли учебный процесс. Благодаря научно-техническому прогрессу мы буквально ворвались в эпоху специализации. Я стараюсь не вдаваться в специфику, но в то же время не хочу все слишком упрощать. Давайте посмотрим на это со следующей стороны. Поскольку процесс обучения выносится за рамки семьи и осуществляется в специальных заведениях, а сами знания насыщены технологическими достижениями, мы совершенно упускаем из виду тот факт, что истинная ценность — это сами люди. Семья сейчас стоит совсем не на первом месте, она идет после бизнеса, школы, церкви, правительства. Все эти институты (которые мы сами и создали для того, чтобы они помогали нам в жизни) на деле оказывают вредное воздействие на семейное благополучие. Школы разделяют родителей и детей, бизнес подразумевает постоянную занятость, что приводит к тому, что человек очень мало времени проводит дома, правительство отправляет ребят воевать в другие страны. Конечно, мне бы хотелось, чтобы все эти институты заботились о благосостоянии семьи. И я не считаю это невозможным.

Но боюсь, мы стали обществом, где процветает культ силы и вещей. И наши семьи, по всей видимости, уже с этим свыклись. Мы учим детей быть стойкими и сильными для того, чтобы справляться с трудностями. Но что происходит? После того как вы одержали победу над кем-то, что дальше? Вы вынуждены постоянно оглядываться назад в страхе, что стоит только расслабиться, как тут же над вами кто-то возьмет верх. Ваша жизнь превращается в череду опасений, тревог, страхов и подозрений. Представьте, что вам дана власть и всевозможные материальные блага. Могут ли вещи поговорить с вами, успокоить и поддержать вас? В своей жизни я ни разу не видела, чтобы деньги были способны на любовь. Но в то же время я не считаю, что у этой проблемы однозначное решение: или-или. Или мы принимаем человеческие ценности и не гонимся за властью и деньгами, или все наоборот - гуманистические ценности у нас полностью отсутствуют. Весь вопрос сводится к использованию власти, и слово «использование» здесь ключевое. Очень часто мы отождествляем могущество с личностью. («Я сильный, я кое-что значу»; «Я бессилен, я ничто»). Сравните эти две идеи со словами: «Я использую свою силу для собственного роста, для твоего роста». Такое отношение не только не исключает человеческие ценности, но, напротив, укрепляет их.

Но давайте не отвлекаться от заданной темы. Самое главное, с чем нам нужно разобраться, это в связях между семейным воспитанием и деятельностью наших институтов.

Я могу привести здесь сотни примеров, но, чтобы быть краткой и понятной, ограничусь двумя.

Большинство взрослых в семье считают себя настоящими авторитетами в воспитании детей: как приучить их к дисциплине, дать половое воспитание, научить распоряжаться деньгами и т. д. Затем дети попадают в школу, где их обучением начинают заниматься другие люди, которые также уверены, что они лучше всех знают, как и чему их учить. То, чему обучают детей в школе и дома, может сильно отличаться. И возникает следующий вопрос: как информация из двух совершенно разных источников укладывается в голове ребенка и как смотрят на это школа и семья?

Мне вспоминается юноша, отец которого работал автомехаником. Молодой человек учился в торговом колледже и как-то раз, ни с того ни с сего, затеял конфликт со своим отцом по причине того, что тот неправильно закрепил машину. Однако в основе этого конфликта лежало не только разногласие по вопросу о том, как нужно правильно крепить машину. Основную роль здесь сыграла уверенность отца, что сын во всем должен его слушаться — это был его принцип. Многие из вас, конечно, согласятся, что это нелепая причина, однако посмотрите на себя, и вы поймете, что иногда и вы поступаете точно так же.

Теперь приведем другой пример. Речь пойдет о смышленом 5-летнем мальчике, который посещал детский сад, умел читать, знал арифметику и был очень творческим ребенком. В детском саду ему было скучно, и как-то дома он пожаловался на это родителям. Его мать написала воспитательнице детского сада записку с просьбой сделать жизнь детей в детском саду более интересной и обратить внимание на ее сына. Однако, по мнению воспитательницы, этот мальчик, единственный из 40 детей, подрывал дисциплину на уроках. Она написала родителям ответ, что если они ничего не предпримут, то она исключит их ребенка из детского сада. Так началась переписка родителей маленького Джонни и его воспитательницы. Та почему-то не знала, что Джонни умеет читать, а родители Джонни, в свою очередь, не знали, что он подрывает дисциплину в классе. Таким образом, обе стороны, абсолютно не осведомленные, завели холодную войну друг с другом. По мнению воспитательницы, зачинщиками этого конфликта были родители Джонни, а по мнению родителей — некомпетентный педагог. Мальчик в этой ситуации страдал больше всех. В данной ситуации была нужна обратная связь, которая бы прояснила участникам спора суть проблемы. Обратная связь помогла бы разрешить эту спорную ситуацию, дала бы больше информации о ребенке. В итоге, конечно, тот конфликт разрешился. Родители узнали о поведении сына в детском саду. Каково же было удивление воспитательницы, когда она поняла, что родители Джонни вовсе не безответственные люди, как она до этого полагала. То же самое произошло и с родителями, когда они выяснили, что зря посчитали воспитательницу мальчика некомпетентной, это вовсе не соответствовало действительности. Таким образом, утверждение «Я знаю, что ничего не знаю» отнюдь не лишено смысла. Следует помнить, что всякий раз, когда что-то происходит, большая часть информации остается недоступной для участников события. В таких ситуациях помогает обратная связь, причем в любых системах: будь то семья, институт или другие сферы, где две стороны объединяет одна цель. Без такой системы обратной связи неизбежно происходят конфликты.

Эти коварные и пагубные ситуации снижают самооценку и становятся серьезным препятствием к разрешению проблем. Они только отдаляют людей друг от друга, усиливая непонимание между ними, создавая вокруг них вакуум и все увеличивающуюся пропасть. Человек, который не может найти понимания, чувствует меньше уверенности в себе, что, в свою очередь, приводит к снижению продуктивности его работы, он становится вялым и не получает удовольствия от жизни. И это может произойти с каждым: родителями, учителем, священником, руководителем предприятия и т. д. Вернемся к тем компонентам, которые являются общими как для отдельных семей, так и для всего социального общества. Об этом мы упоминали в начале главы. И в первом и во втором случае имеет место борьба в отношениях между лидерами и подчиненными, начинающими и уже состоявшимися людьми, мужчинами и женщинами, сопряженная с принятием важных решений, использованием власти и авторитета, достижением общих целей.

В настоящее время все эти компоненты подвергаются проверке как в пределах семьи, так и в рамках социальных институтов. Особенно ярко это проявляется в нашей стране. Люди начинают понимать основу всех взаимоотношений и требуют того же от общественных организаций. Эта основа заключается в следующем: каждый лидер — это личность, каждый новичок — это тоже личность, мужчина и женщина — индивидуальности. Принятие решений, использование власти, определение целей — все это работа личности. Мы должны, наконец, осознать, что жизнь делают люди, и то, что происходит, то, какие отношения складываются между людьми, определяет все, что вообще происходит с окружающим миром. Все, что люди знают, во что они верят, как они преодолевают различия между собой — все закладывается в семье. На современном этапе в деятельности социальных институтов отражаются идеи и идеалы семейного воспитания. Сегодня мы начинаем понимать, что некоторые из этих идей становятся препятствием для развития, и пришло время менять фундамент, на который мы опираемся. Пусть вас не удивляет, что все начинается с самооценки, с того, как она проявляется, как влияет на общение, что доброжелательные отношения в группе — следствие высокой самооценки ее участников, которые общаются на равных, которые знают, как быть искренними, которые могут открыто доверять людям.

Я считаю, что семьи должны стать партнерами любых социальных институтов, общественных организаций, в которые входит тот или иной член семьи, и рассматриваться как часть семейной системы. Семья — составная частица общества. Семья — своеобразный союз небольшого количества людей, которые могут уместиться в одной комнате и как следует узнать друг друга.

Семья является таким объединением, где географические границы столь узки, что между ее членами происходит реальная коммуникация, и никакие границы не разделяют ее участников. Очень редко семья достигает более 15 человек. 15 человек — общепризнанная, хорошая, полноценная группа. Если в группе не более 15 человек, причем в одном помещении, создается хорошая атмосфера для работы: каждый все знает, все видит, все слышит.

Помните о семейных встречах, которые мы обсуждали в предыдущих главах?

Соберитесь всей семьей, чтобы обсудить, кто и в каких отношениях находится с внешними социальными институтами, что это за институты: школа, бизнес, церковь, пионерский лагерь и т. д.

Пусть это семейное обсуждение позволит каждому ощутить переживания другого: его проблемы, обиды, слабости, понять причины ошибок и достижений, найти подсказку, что можно изменить и как это сделать. Таким образом, вы создадите систему обратной связи, о которой мы так много говорили.

Итак, что я вам в действительности хочу сказать? Начните со своей семьи. Вы уже знаете все особенности и способы взаимодействия между людьми. Попытайтесь использовать все свои знания в семье. И когда это начнет функционировать, и функционировать правильно, тогда вы сумеете применять это в более широком контексте. Это даже послужит толчком для формирования совершенно нового общества. В конце концов, семейный союз синтезирует связь с собственным родителем: социумом.

 

Семья будущего

 

Прежде чем говорить о том, какой может быть семья в будущем, я хочу затронуть несколько глубоко укоренившихся в наших умах представлений, которые нам следует изменить ради семьи будущего.

Мужчина и женщина одной расы, вероисповедания и возраста, здоровые умом и телом женятся, когда им становится больше 20-ти, сохраняют верность друг другу, заводят детей, воспитывают их, выходят на пенсию и умирают. Если кто-то из супругов умирает, оставшийся супруг вправе создать другую семью. Некоторые же по гроб жизни носят в душе свое горе. Так принято, и вам это знакомо. Развод воспринимается как неудача или несостоятельность. Внебрачные дети — «незаконнорожденны». Тот, кто хочет жить с человеком своего пола, — гомосексуалист или лесбиянка. Люди, женатые несколько раз, — невротики. Те, кого привлекают групповые браки, — сексуальные монстры.

Но что если действия, которые мы заклеймили как «аморальные», на самом деле являются лишь свидетельством того, что человеческие существа сильно различаются? Кто-то разводится раз за разом: может быть, это люди, чей интерес к супругу(е) длится недолго, и из-за этого они меняют своих партнеров одного за другим? Что, если вместо того, чтобы называть это недостатком, мы воспримем это просто как вариант человеческой натуры? Такие люди могут ограничивать сроки своих брачных контрактов, например от 1 до 5 лет. Если после этого срока контракт не продлевается, следовательно, его можно расторгнуть. Может быть, супруги, которые имеют сексуальные связи на стороне, вовсе не являются «изменниками», а всего лишь людьми с человеческими потребностями? В конце концов, полиандрия и полигамия — одни из самых уважаемых форм брака. И почему не иметь групповых или коммунальных браков? Когда вы допускаете это, брак просто легализует отношения между взрослыми мужчиной и женщиной, что дает им право на определенную собственность и определенную гарантию защиты от эксплуатации. Но почему идет такое жесткое ограничение до одного мужчины и одной женщины в качестве супругов? Если мы честны по отношению друг к другу и по-настоящему ответственны, мы не эксплуатируем и делимся друг с другом справедливо.

В конце концов, зачем полностью развитым людям обязательно жениться? Может быть, полезно было бы разобраться, что именно вы чувствуете в данный момент времени, выяснить, с чем можете справляться, оставаясь свободным и ответственным за себя, и составить подходящий план.

Лишь немногие формы сосуществования людей, которые я назвала, являются по-настоящему новыми. Если вы читаете на эту тему, то время от времени встречаете описание этих форм. Я думаю, в более зрелом обществе акцент ставится на нахождении людьми как можно больше творческих путей для получения радости и удовольствия от жизни и наполнения ее смыслом. Люди могли бы сами составлять себе брачные контракты, им вовсе необязательно писать их под чью-то диктовку.

Дойдя до завершающей главы этой книги, я почувствовала сильнее, чем когда-либо: то, что я желаю людям, возможно. Иногда я думаю, как было бы хорошо, если бы однажды ночью случилось чудо, и наутро все проснулись совсем другими людьми. Это почти фантастика, но вполне реальна для каждого из нас. И здесь я думаю обо всех тех местах нашего общества, где живет человек: о семьях, пансионах, тюрьмах, больницах и др., где люди работают над собой, чтобы радикально измениться.

Однако дело здесь не в чуде. Такое изменение каждый из нас должен испытать на себе. Мы начали с того, где мы были, и дошли сюда. Если что-то в этой книге затронуло вас, вы должны почувствовать то же самое.

Один факт абсолютно бесспорен. Нынешний взрослый человек сидит на плечах того, кем он научился быть в детстве. Детство — это время, когда закладываются жизненные принципы, а закладываются они людьми, на ком лежит ответственность воспитания. Таким образом, сегодня — это «детство» будущего.

Будут ли семьи в будущем? Пока люди начинают свой жизненный путь в качестве младенцев, у людей не пропадет стремление растить детей, а, следовательно, и создавать семьи. И покуда будет оставаться необходимость растить детей, мы будем иметь проблемы формирования набора убеждений и установок, которые согласовываются с любыми представлениями о том, что такое быть человеком. Очевидно, что нового человека будут формировать убеждения, которые поддерживаются уже сформированными взрослыми.

Вы почти дочитали эту книгу, и поэтому, думаю, вам известны мои мысли о том, что такое хороший опыт воспитания.

Если люди, как я надеюсь, почувствуют возможность того, что значит честно и до конца быть человеком и узнают, как усовершенствовать способы сделать это, семью ждет светлое будущее, и осуществится мир, которому до сих пор был неведом размах такого масштаба. Растет число людей, кому известно, что значит чувствовать тотально, по-настоящему, любить и быть любимым, быть эффективным и ощущать, что этот мир самый лучший, потому что ты здесь живешь. Однако число таких людей слишком мало по сравнению с тем, каким оно могло бы быть. Порой меня посещает чувство страха и сомнения, когда я думаю, на кого будут похожи люди будущего, если они растут в новых воспитывающих семьях, существующих в контекстах воспитания. Все, что мы реально должны делать с этим — честно и последовательно отвечать на все, что вытекает из данных обстоятельств.

Далее, мы должны двигаться к более гуманному воспитанию детей, меняя некоторые убеждения и установки в контексте, который позволяет развиваться взрослым, чтобы они одновременно со своим ростом руководили развитием собственных детишек. Это означает, что с самого рождения дети рассматриваются как люди и получают человеческое обращение. То есть, к ним относятся как к целостным личностям, которые чувствуют, видят и действуют с позиции собственного развития. Они рассматриваются как индивидуальности, ни в чем не похожие ни на одного другого человеческого существа. То же самое справедливо и для их родителей.

Эти люди должны быть решительными, здоровыми, сильными, энергичными и привлекательными, способными использовать свой интеллект, чтобы изменения в их мире неминуемо наступили, сделав его новейшим. Они должны быть готовыми брать инициативу в свои руки конструктивно, не ожидая, что кто-нибудь сделает за них то, что нужно, чтобы затем свалить на него ответственность.

Очевидно, эти люди должны быть честными и находчивыми. Они не будут съеживаться от ожидания критики в свой адрес, а, наоборот, будут искать ее и только приветствовать.

Эти люди будут ценить свое тело и понимать его внутренние процессы, так что никогда не позволят себе плохо обойтись с собственным телом, равно как с чужим. Они по-настоящему познают свою сексуальность и ее ценность, как важную и прекрасную часть их самих.

Это будут люди, которые легко устанавливают контакт с собственными чувствами, глубоко убежденные, что именно чувства являются ключом к человеку.

И я знаю, что в руках таких людей реальные общечеловеческие проблемы — такие, как нищета, невежество, социальная и физическая жестокость — наконец, разрешатся. Новейшая семья расширит маленький мир вокруг отдельной семьи, так что возможности найдутся для каждого. Например, я вижу семьи, которые будут принимать детей из других семей и образовывать что-то наподобие коммун, где удобно будет для всех. Это случится из понимания того, как лучше использовать групповую поддержку, так чтобы каждый индивид в группе мог максимально обогатиться. Мужчины получали бы больше контактов с мужчинами, женщины женщинами, а дети — с другими детьми. Это не утопия прошлого, где люди строили «идеалистичные» планы того, как люди должны сосуществовать вместе. Это будут люди, которых объединяет попытка сделать жизнь богаче для каждого и в то же время для себя, и отчасти понимающие, что разнообразие важно для дополнительного стимулирования жизни.

Я убеждена, что многие семьи совершенно зря остаются одинокими, не находя себе подобных. Например, в отдельной семье только один взрослый человек — женщина. Действительно ли она может получить все, что ей требуется, чтобы познать себя как полноценно функционирующую женщину, от своей роли жены и матери? То же самое справедливо для взрослого мужчины. Что касается детей, то они тоже одиноки, за исключением двойняшек. Человеческие существа социальны. Реализация индивидуальности в отдельной семье крайне затруднительна. Я думаю, важность именно этого понимания подтолкнула многих людей к экспериментированию с коммунами и различными брачными структурами.

Мы имеем примеры детей, воспитанные разными людьми: тетями, дядями, соседями, гувернантками, и почти в каждом случае качество воспитания зависело не от того, кем приходились эти люди ребенку, а от их взаимосвязей с другими родительскими фигурами, а также от того, насколько воспитание из других рук одобрялось. Человеческие существа изменчивы. Моя вера в то, что человек может многое, практически безгранична. За последние 50 лет произошло столько глобальных изменений, касающихся взаимоотношений в семье, что они просто несравнимы со всеми теми переменами, которые произошли до этого. Если в следующие 50 лет произойдет столько же перемен, то к 2020 году семейный уклад будет выглядеть совсем иначе.

Мы получили огромное количество новой информации о природе человека, например о физиологии человека, но гораздо больше о его психологии.

За многие годы наработаны совершенно новые подходы к специфическим семейным проблемам. Развод стал в большей мере одобряемой социальной мерой, чем личной трагедией. Контрацепция, свободные аборты, семейное планирование, уход с работы, смена работы, открытый разговор на тему секса, противозачаточные средства, более агрессивная позиция женщины, увеличение мест женской работы, изменения в официальных сроках вступления в совершеннолетие, перемены в сфере обучения, увеличение среднего срока жизни — все это по-своему влияет на изменение ситуация в целом.

По-видимому, уже можно говорить, что заложено новое основание для того, чтобы еще больше ценить человеческое существование. И эти изменения готовят почву для новых перемен.

В свете всего этого к чему нам стремиться? Человек должен стать более ответственным, чтобы выбирать; он должен планировать свою жизнь, исходя из собственных потребностей, а не чужих планов на его счет; он должен понимать, что люди разные настолько, насколько их сходства предсказуемы.

Я думаю, мы на пороге новой эволюции в истории человечества. Возможно, никогда раньше человек не был так удручен и неудовлетворен, как сегодня. Повсюду огромные районы с людьми, требующими перемен. Основная тема — отстаивание чувства собственного достоинства; контекст необходимости любви и нового воспитания очевиден. Видимо, мы станем свидетелями того, как будет положено начало искоренению взаимоотношений, построенных на силе, диктате, повиновении и стереотипах. Если окончательное решение не слишком близко, то только потому, что вокруг еще не достаточно много людей, чтобы вносить изменения. Человечество погубит не ядерная война, а недоверие во взаимоотношениях, неприязнь, негуманные отношения друг к другу, которые разделяют людей на имущих и неимущих, управляющих и управляемых, вызывают огромное человеческое неуважение, попирание чувства собственного достоинства.

Старые, традиционные, укоренившиеся, широко распространенные человеческие установки отживают свой век. Вопрос стоит так: либо умрут старые установки и появятся новые, либо наша цивилизация не выживет. Я за то, чтобы цивилизация выжила и обрела новые ценности человеческого бытия. И очень надеюсь, что вы тоже.

 


[1]Может быть, вас удивит то, что я здесь описываю. Но каждый человек физически так или иначе реагирует на окружающих людей, хотя многие просто не осознают этого. Большинство из нас научили «выключать» эти чувства. Обучаясь этому годами, человек, в конце концов, с такой легкостью выключает их, что просто перестает замечать, как реагирует его организм. Через несколько часов у него появляются головная боль, боли в плечах или в желудке. И даже тогда он не понимает, отчего это происходит. Как терапевт я научилась прислушиваться к таким ощущениям внутри себя и узнавать их признаки в моих пациентах. Именно эти ощущения сообщают мне многое о том, что между нами происходит. Надеюсь, что эта книга поможет вам научиться узнавать такие сигналы внутри себя.

 

[2]На английском сленге одно из значений слова «pot», которое здесь переводится как котелок, — сигарета с марихуаной.

 

[3]Y. Bernard and G. Bach. Aggression lab: the fair fight training manual Dubugue, 1971.

 

[4]Англ, слово «cloak» имеет несколько значений — накидка, плащ, маска, личина.

 

[5]A. Aldrich and М. Aldrich, Babies are human beings: an interpretation of growth. N.Y., 1947.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.