Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ОТ ИСТРА К БАРАНЬЕМУ ЛБУ 1 страница



М. В. Агбунов

ЗАГАДКИ ПОНТА ЭВКСИНСКОГО

(Античная география Северо-Западного Причерноморья)

Москва

«Мысль»

 

ББК 63.4

А23

 

Редакции

географической

литературы

 

Ответственный редактор — доктор исторических наук И. Т. Кругликова

 

Рецензент — кандидат исторических наук А. В. Подосинов

 

Оформление художников: И. Гансовской и О. Туркова

 

Фото:

М. В. Агбунова, В. В. Афанасопуло, В. А. Суетина

Агбунов М. В.

А23 Загадки Понта Эвксинского (Античная геогра­фия Северо-Западного Причерноморья) / Отв. ред. И. Т. Кругликова. — М.: Мысль, 1985. — 160 с., ил., 8 л. ил.

50 к.

 

Две с половиной тысячи лет назад на побережье Черного моря возникло множество античных городов и поселений. Они просуществовали около тысячи лет и оставили современным исследователям много неразгаданных тайн и загадок. О решении интересных спорных проблем античной истории и географии, о поисках остатков древнегреческих городов, о комплексных историко-археологических и палеогеографических исследованиях рассказывает эта книга.

 

© Издательство «Мысль» 1985

 

___________________________________

OCR и вычитка – Aspar, 2010.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение—3

От Истра к Бараньему Лбу —33

Отмель Стефы — 43

Башня Неоптолема — 51

Остров тирагетов — 76

Офиусса, или «Змеиный остров» — 87

Никоний: поиски и раскопки—102

Остров Борисфен (Борисфенида) —113

Где был город Одесс? —129

Эксампей, или Священные пути —139

Заключение —157

Список сокращений —159

 

Матери посвящаю

 

Человек должен верить, что непонят­ное можно понять; иначе он не стал бы размышлять о нем.

Гёте

 

После того как исключено все невоз­можное, оставшееся всегда правиль­но, каким бы оно ни казалось неверо­ятным.

Конан Дойл

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Как известно, в VII—VI вв. до н. э. на северных берегах Черного моря появились греческие города и поселения. Они просуществовали около тысячи лет, находясь в тесном контакте с местными племенами: скифами, гетами, фракийцами, сарматами и др., разви­вая оригинальную материальную и духовную культуру, создавая неповторимые шедевры искусства и архитек­туры, В IV в. н. э. почти все античные города Северно­го Причерноморья прекратили свое существование, были забыты и постепенно превратились в руины. Античный мир Причерноморья ушел в прошлое и был предан забвению на многие века.

Были забыты и произведения античных историков и географов. Большая часть этих трудов погибла во времена средневековья. Но позже вновь появился инте­рес к изучению античных авторов. В эпоху Возрожде­ния ученые настойчиво отыскивали сохранившиеся ру­кописи, скрупулезно переписывали их и затем издавали в появившихся к тому времени типографиях. Так до нас дошли ценнейшие сведения по истории, географии, этнографии Причерноморья. Геродот, Псевдо-Скилак, Страбон, Арриан, Анонимный автор, Птолемей и другие античные писатели довольно подробно рассказывают о Черноморском побережье, о городах и поселениях, портах и гаванях, местных племенах, отмечают круп­ные реки, лиманы, заливы, острова и т. д.

Труды этих авторов многие столетия были един­ственным источником по античной истории и географии Северного Причерноморья. В конце XVIII в. начались археологические исследования Причерноморья, развер­нулись поиски упоминаемых древними писателями насе­ленных пунктов. Самые крупные города — Ольвия, Херсонес, Пантикапей — были найдены без особого труда.

Их впечатляющие руины сразу же привлекли к себе внимание первых исследователей. А находки среди развалин монет и надписей с названием этих городов не оставляли сомнения в том, что Херсонес — это Херсонес, Ольвия — Ольвия и т. д. Таким образом, никаких споров относительно того, где именно находились эти города, практически не возникало.

Сложнее обстоял вопрос с небольшими городами, поселениями, гаванями, названий которых нет ни на монетах, ни в надписях. Определить их местоположение и отождествить с конкретными городищами можно только на основании сведений древних авторов. Тут-то и начались трудности. Оказалось, что в письменных источниках немало противоречий, неясностей, расхож­дений в указании расстояний. Нередко один и тот же пункт помещался в разных местах. Например, башня Неоптолема отмечена Страбоном «при устье реки Ти­ры» (Днестра), а Анонимным автором — в 120 стадиях западнее устья. Расстояние между гаванью истриан и гаванью исиаков равно, по Арриану, 50 стадиям, а по Анонимному автору — 90 стадиям. Город Никоний нахо­дился, по данным Страбона, в 140 стадиях от устья Тиры, а Анонимный автор сообщает, что «от местечка Никония до судоходной реки Тиры 30 стадиев»*. Сведения о некоторых поселениях в корне противоре­чат друг другу. Например, Офиуссу одни писатели называют самостоятельным городом, другие указыва­ют, что это древнее название города Тиры. Подобные расхождения исследователи обычно объясняли ошиб­кой одного из источников. Так появился и стал тради­ционным вопрос: кто из античных писателей прав? Чьим сведениям можно верить, а чьи считать ошибоч­ными?

Кроме того, обнаружились несоответствия между сведениями древних авторов и современными данными. Например, Плиний указывает, что на реке Тире «об­ширный остров населяют тирагеты», а в действительно­сти в наше время никакого острова здесь нет. По сообщению Страбона, река Борисфен (Днепр) судоходна на 600 стадиев, тогда как Действительная длина судоходной части реки в несколько раз больше. Неред­ко в том месте, где античные писатели указывали тот или иной пункт, археологи не находили никаких следов городища. Это еще больше усиливало недоверие к сведениям древних авторов. В результате сложилась традиция недоверия к античным источникам, и вопрос о местоположении многих городов и поселений стал предметом острых дискуссий, которые продолжались не одно столетие. Бывали случаи, что ученые локализо­вали один и тот же город в пяти-шести и более местах и даже подвергали сомнению существование многих горо­дов, гаваней и островов.

Археологические исследования, особенно широко развернувшиеся в послевоенное время, помогли решить ряд спорных проблем. Материалы раскопок и разведок в основном подтвердили многие сведения древних авто­ров. К письменным источникам стали относиться с большим вниманием и доверием. Но далеко не все противоречия и неясности, имевшиеся у античных авторов, были решены. Достаточно сказать, например, что только для побережья между устьями Дуная и Днепра остались неясными вопросы о местоположении по крайней мере десяти населенных пунктов, несколь­ких островов и других географических объектов.

Лишь в последние годы удалось решить или прибли­зиться к разрешению многих проблем локализации античных объектов.

Ключ к решению этих проблем дала палеогеография, которая сочеталась в комплексе с источниковеде­нием, археологией и картографией. Как выяснилось, большинство несоответствий и расхождений, которые мы обнаруживаем у античных писателей, возникли из-за палеогеографических изменений, происшедших за 2,5 тыс. лет на побережье Северного Причерноморья. Поэтому для решения многих вопросов потребовались палеогеографические реконструкции побережья, а в ряде случаев — и подводные археологические исследо­вания.

Комплексные работы показали, что сведения древ­них авторов в большинстве своем, в первую очередь в историко-географической части, абсолютно достоверны и не должны вызывать никаких сомнений. Недоверие и обвинения в их адрес оказываются беспочвенными.

Письменные источники в сопоставлении с палеогеографическими реконструкциями и археологическими данными позволяют во многих случаях точно локализо­вать целый ряд античных городов и отождествить их с конкретными городищами, а также решить и другие спорные вопросы. Полученные результаты наглядно подтверждают меткое выражение знаменитого фла­мандского географа XVI в. А. Ортелия: «География — глаза истории».

Эта книга посвящена загадочным и часто спорным вопросам античной географии Северо-Западного При­черноморья. В ее основу положены результаты историко-географических исследований, проведенных автором в последнее десятилетие. Не все излагаемое здесь аргументировано с одинаковой полнотой. Некоторые положения подтверждены бесспорными фактами, дру­гие же пока еще остаются гипотезами. Надеюсь, читатель сам разберется в том, какой вывод можно считать установленной истиной, а какой требует еще дополнительных доказательств.

Поставленные в работе задачи определили комплек­сный характер исследований: всестороннее изучение письменных, археологических, палеогеографических, картографических и других источников. На первом этапе проводились детальный анализ сведений антич­ных авторов и сопоставление с современной географией региона. Берега Северо-Западного Причерноморья об­рывистые, активно разрушаются морем. Даже при беглом знакомстве с ними заметно, как море интенсив­но наступает на сушу. Это сразу же наводит на мысль о том, что в античное время это побережье выглядело несколько иначе. Эту мысль подкрепляют выявленные противоречия, неясности и несоответствия в расстояни­ях между данными древних географов и современными измерениями.

На втором этапе исследований необходимо было получить палеогеографическую реконструкцию изуча­емого побережья для античного времени. Изучение всего комплекса имеющихся геолого-географических данных в каждом конкретном случае дает возможность выяснить, как выглядел тот или иной участок берега в интересу­ющий нас период. Общая тенденция происходящих изменений ясна — наступление моря на сушу в результа­те повышения уровня моря, опускания суши и других геологических процессов. В древности береговая линия проходила южнее. За прошедшие 2,5 тыс. лет морем уничтожена довольно значительная полоса берега — от нескольких десятков метров до километра и более.

В процессе разрушения берегов и затопления низ­менных участков частично или полностью были затоп­лены многие античные поселения, располагавшиеся у древней береговой линии. Общеизвестно, например, что под водой находится прибрежная часть таких крупных городов, как Ольвия, Херсонес, Фанагория и др. А сколько небольших городов и безымянных поселений поглотило море?!

На следующем этапе работы перед нами стояла задача — выявить по возможности остатки затопленных морем античных памятников и получить наиболее пол­ную картину размещения существовавших здесь насе­ленных пунктов. На протяжении нескольких лет нами проводились тщательные археологические разведки как на современном побережье, так и в прибрежной зоне моря и приморских лиманов.

Для решения наших задач было достаточно проведе­ния общих подводных археологических разведок с целью выявления затопленных античных памятников и сбора необходимого керамического материала для их датирования. Исследования велись с помощью аквалан­гистов под руководством опытных водолазных специ­алистов с соблюдением всех правил проведения подвод­ных работ. В интересующих нас местах аквалангисты сплошным прочесыванием обследовали дно моря в поисках остатков затопленных поселений. Работы ве­лись в основном в прибрежной полосе моря, в несколь­ких со|гнях метров от современного берега, на глубине примерно 3—4 м. Видимость в этом районе моря очень незначительная, порой приходилось вести поиск почти на ощупь, вслепую. От разрушенных морем поселений аквалангист находит в основном скатанные волнами обломки амфор, лепной посуды, небольшие камни, которые некогда составляли кладки и другие сооруже­ния. Как правило, эти находки встречаются уже в перемещенном виде и показывают лишь примерное местонахождение поселения, которое существовало здесь, на древнем берегу, а затем было разрушено и затоплено морем.

В результате подводных исследований нам удалось обнаружить целый ряд неизвестных ранее затопленных морем поселений, которые существенно дополняют наши представления о заселенности изучаемого региона в античное время.

И на заключительном этапе исследований, после комплексного изучения имеющихся данных были сдела­ны конкретные выводы и предположения о местополо­жении локализуемых античных городов, поселений, островов и других объектов.

В предлагаемой книге письменные источники цити­руются в основном по известному сборнику В. В. Ла­тышева «Известия древних писателей о Скифии и Кавказе» (т. 1—2. Спб., 1893—1906; перевод переиз­дан: ВДИ, 1947—1949, № 1—4). При необходимости даются отрывки из отдельных новейших изданий Геро­дота, Страбона, Плиния и других античных писателей. В некоторых случаях автору пришлось давать собствен­ный перевод.

Пользуясь случаем, выражаю глубокую признатель­ность моим учителям, коллегам и товарищам по работе, которые в свое время поддержали мои начинания и оказывают и сейчас различную помощь в проводимых исследованиях: Ю. Г. Виноградову, А. С. Голенцову, Л. И. Грацианской, Ю. М. Десятчикову, Г. И. Ивано­ву, П. О. Карышковскому, Г. А. Кошеленко, И. Т. Кругликовой, С. Д. Крыжицкому, А. А. Масленникову, В. М. Отрешко, С. Б. Охотникову, Б. Г. Петерсу, А. В. Подосинову, М. В. Скржинской, И. Т. Черня-кову, Ф. В. Шелову-Коведяеву, К. К. Шилику, В. И. Шмуратко, А. Н. Щеглову и многим другим.

Особенно глубоко я признателен В. В. Погорелой за постоянное многолетнее участие в сборе и изучении историко-географических и картографических матери­алов, в проведении полевых и подводных археологиче­ских исследований.

* * *

Греческая колонизация Причерноморья, как известно, сыграла огромную роль в истории античной Греции и причерноморских народов, населявших в древности это побережье. Колонизация вовлекла этот регион в орбиту античной цивилизации, и он стал одним из оживленных районов тогдашней ойкумены. С появлением здесь греческих городов древние авторы связывают переиме­нование Черного моря из Понта Аксинского (Негостеп­риимное море) в Понт Эвксинский (Гостеприимное море). Страбон, например, пишет, что во времена Гомера «это море было недоступно для плавания и называлось Аксинским из-за зимних бурь и дикости окрестных племен, особенно скифов, так как последние приносили в жертву чужестранцев, поедали их мясо, а черепа употребляли вместо кубков. Впоследствии, пос­ле основания ионянами городов на побережье, это море было названо Эвксинским» (VII, 3, 6). Евстафий, знаменитый митрополит фессалоникский, живший во второй половине XII в., в своих комментариях к «Землеописанию» Дионисия говорит об этом подробнее: «Эвксин, неудобный для плавания и потому некогда называвшийся Негостеприимным морем, позднейшие переименовали в Гостеприимное море в виде эвфемиз­ма.

А Негостеприимным он назывался или вследствие того, что не имеет островов с пристанями, или из-за живущих по берегам его скифов, необщительных варва­ров, которые даже убивали для жертвы чужестранцев и ели их мясо, а из человеческих черепов делали чаши. Другие же говорят, что Геракл очистил здешние места и сделал море из Негостеприимного Гостеприимным. Иные этот подвиг приписывают ионянам, которые основали на побережье много городов» (§ 146; ВДИ, 1948, № 1, с. 243—244).

Рис. 1. Понт Эвксинскяй

 

А само название Понт Аксинский представляет собой переосмысленное греками местное наименование, восходящее к иранскому АКШАЙНА — темный, чер­ный. Так ираноязычные скифы называли это море, сохранившее свое название до сих пор. Греки же вывели из него свое, близкое по звучанию — АКСИН. И вот во второй половине VII в. до н. э. началась греческая колонизация Северного Причерноморья. По­бережье от Истра (Дуная) до Танаиса (Дона), составля­ющее приморскую часть Скифии, стало одним из главных районов понтийской колонизации. Основным центром переселенческого движения был город Милет, крупный торговый и культурный центр, расположенный на малоазийском побережье. Страбон писал о нем: «Много славных деяний совершил этот город, но величайшее из них — это множество основанных им колоний, потому что весь Эвксинский Понт, Пропонти­да и многие другие места были колонизованы милетяна-ми» (XIV, 1, 6;. перевод Г. А. Стратановского).

Обращает на себя внимание, что в это время скифские военные отряды находились именно в Малой Азии, в непосредственной близости от Милета. Огнем и мечом скифы прошлись по малоазийским государствам и долгое время господствовали здесь. Яркую характе­ристику этому господству дает Геродот: «В течение двадцати восьми лет скифы властвовали над Азией, и за это время они, преисполненные наглости и презрения, все опустошили. Ибо, кроме того, что они с каждого взимали дань, которую налагали на всех, они еще, объезжая страну, грабили у всех то, чем каждый владел» (I, 106)1. Разоряя Мидию, Лидию, Киликию и другие страны, скифы, как известно, обходили сторо­ной расположенные на побережье греческие города. Милет не только не пострадал от скифского господ­ства, но и стал основывать свои колонии в самой Скифии. Это наводит на мысль о том, что греки еще здесь, в Малой Азии, заключили договор со скифами об основании колоний на северных берегах Понта Эвксинского.

Проблемы греческой колонизации занимают одно из важных мест в истории античности. Однако вопрос о ее причинах и характере все еще остается дискуссион­ным 2. Ученые выдвинули две основные теории колони­зации— торговую и аграрную. Сторонники торговой теории полагают, что основной движущей силой было стремление к новым рынкам сбыта и источникам сырья. А приверженцы аграрного направления считают, что переселенцы покидали родину в поисках новых плодородных земель. В последнее время высказывается мнение о том, что причины колонизации нельзя объяс­нить только торговой или аграрной теорией: они могли сочетать в себе несколько факторов при ведущей роли одного из них.

Как же протекал процесс освоения греческими переселенцами Северо-Западного Причерноморья? В 657/656 году до н. э., как отмечено в «Хронике», составленной в первой половине IV в. н. э. Евсевием, епископом Кесарии Палестинской, несколько южнее устьев Истра милетяне основали город Истрию, а в 645/644 г. вблизи устья Борисфена — одноименный город Борисфен, расположенный на современном острове Березань. Несколько позже на правом берегу Гипаниса (Южный Буг) у современного села Парутино вырос город Ольвия. В VI в. до н. э. греки освоили низовья Тираса, где возникли Офиусса, Никоний и другие города. В течение этого века вокруг основанных горо­дов появились десятки небольших поселений — их сель­скохозяйственная округа. Со временем колонисты осво­или практически все побережье от Истра до Борисфе­на.

Появление греческих городов резко оживило жизнь Северо-Западного Причерноморья. Ближе к ним стали концентрироваться местные племена. Появилось немало местных поселений, жители которых занялись выращи­ванием хлеба и других сельскохозяйственных продук­тов для продажи в греческие города. Из Греции сюда везли вино, оливковое масло, пряности, дорогую чернолаковую посуду, украшения, различные предметы рос­коши и т. п. Оживленная торговля способствовала бы­строму росту греческих городов, их процветанию. Крепли и развивались культурные связи. Дальнейшая почти тысячелетняя история античных городов насы­щена богатыми историческими и военно-политическими событиями, тесно переплетена с историей местных племен.

Проблемы античной географии Северо-Западного Причерноморья, в частности и всего Черноморского бассейна вообще, представляют собой одну из наиболее важных и интересных тем для исследователей древней истории этого региона. Эта тема привлекает внимание специалистов разных отраслей науки: историков, архе­ологов, географов, филологов и др. Интересует она и широкие круги многочисленных читателей, которых всегда привлекало и привлекает все, связанное с антич­ной историей Причерноморья, с древней Элладой.

Древние авторы дают лаконичный, но насыщенный важной информацией разнообразный материал для ув­лекательных историко-географических исследований. Здесь еще немало загадочных проблем, которые ждут своих исследователей.

Работать в этой области нелегко, так как эти проблемы долгое время оставались вне поля зрения современной науки. Некоторый сдвиг наметился лишь в последние десятилетия, когда необходимость историко-географических исследований стала настолько очевид­ной, что археологам пришлось срочно привлекать дан­ные палеогеографии и пересматривать некоторые усто­явшиеся положения. В истории изучения античной географии произошел своеобразный переворот. Но эти­ми проблемами лишь время от времени занимаются только отдельные ученые. Создание специального отде­ла, четкое планирование и координация исследований подняли бы изучение античной географии на качествен­но новый уровень, открыли бы широкие возможности для комплексного изучения стоящих проблем и написа­ния обобщающих работ по древнему Причерноморью.

* * *

В нашей книге рассматривается небольшая северо­западная часть Причерноморья. В историко-географическом отношении это один из самых интерес­ных регионов. Именно здесь больше всего интересных, но сложных, запутанных проблем. Для того чтобы полнее и правильнее понять эти проблемы, необходимо вкратце осветить историю их изучения, историю длительных поисков, каждый этап которой ярко отражает уровень развития историко-географических знаний в целом.

Северо-Западное Причерноморье охватывает при­морскую часть междуречья Дуная и Днепра. Это холмистая степь с многочисленными лиманами, озера­ми, реками. Здесь протекают такие крупные реки, как Дунай, Днестр, Южный Буг, Днепр. Самые значитель­ные лиманы — Днестровский, Березанский, Днепро-Бугский — сообщаются с морем, а более мелкие — Сасыкский, Алибейский, Бурнасский, Дофиновский, Тилигульский и другие — полностью отгорожены пере­сыпями. Берег моря образует плавную извилистую линию. Открытые лиманы и заливы представляют собой удобные для стоянки судов гавани. Все это создает хорошие условия для мореплавания.

Во времена Древней Греции этот регион был заселен довольно густо. На побережье существовали десятки городов и поселений, в степи кочевали скифские и гето-фракийские племена. Древние авторы указывают здесь более десятка крупных населенных пунктов: башню Неоптолема, Гермонактову деревню, города Никоний, Офиуссу, Тиру, остров тирагетов, гавани истриан и исиаков, местечко Скопелы, город Одесс и др. Эти сведения привлекают внимание исследовате­лей уже более четырех столетий. Они вызывали про­должительные оживленные дискуссии, часть которых не прекратилась и сегодня. Основные споры связаны с поисками указанных в источниках городов и поселений и толкованием некоторых не совсем ясных сообщений античных писателей. Некоторые из этих проблем не получили своего решения, стали загадками античной истории и географии и сплелись поистине в гордиев узел.

Ограниченный объем не позволяет дать исчерпыва­ющую историографию, поэтому мы остановимся только на основных работах. Конкретная история поисков изучаемых объектов приводится далее, при их локали­зации. Здесь же я попытаюсь показать историю изуче­ния проблемы в целом.

Интерес к произведениям античных историков и географов появился еще в позднем средневековье. Уже первые переводчики и комментаторы пытались в приме­чаниях определить местоположение указываемых в источниках городов, поселений и других географиче­ских объектов. Так, например, И. Стукий, издавая перипл* Арриана, приложил к тексту карту, на которой попытался локализовать башню Неоптолема, Гермонак-тову деревню, Никоний и другие пункты3. Такие же попытки предпринимали и некоторые средневековые картографы. Составляя современные им карты, они иногда наносили на них и давно не существовавшие античные города, сведения о которых черпали у древ­них авторов. Одна из первых таких попыток принадле­жит выдающемуся картографу XVI в. Г. Меркатору, непревзойденному мастеру средневековой картографии. На ряде его карт вместе со средневековыми городами отмечены также башня Неоптолема, Гермонактова де­ревня, Офиусса, Никоний4.

Еще в XVI в. были сделаны первые попытки отыс­кать остатки упоминаемых в источниках античных городов и поселений. Так, в 1578 г. польский дипломат и путешественник М. Броневский пытался отыскать в устье Днестра башню Неоптолема5.

На протяжении XVII—XVIII вв. время от времени появлялись работы, в которых высказывались отдель­ные мнения о местоположении тех или иных населен­ных пунктов, островов, рек.

Первым значительным исследованием по этим воп­росам был труд К. Маннерта, отдельные главы которо­го специально посвящены проблемам локализации мно­гих объектов Северо-Западного Причерноморья6. Здесь важно подчеркнуть, что исследователь считал геогра­фическую обстановку региона неизменной и поместил башню Неоптолема на пересыпи Днестровского лимана. Отметим также, что, по его мнению, древние авторы под устьем Тиры имели в виду современное устье Днестра.

Следующей крупной работой, в которой были рас­смотрены интересующие нас вопросы, явилась обшир­ная статья Г. Келера7. Следует подчеркнуть, что в отличие от предыдущих исследователей он понимал под устьем Тиры не устье Днестра, а устье Днестровского лимана. Этот вопрос имеет принципиально важное значение, так как от его решения зависит локализация нескольких существовавших в этом районе городов и поселений.

Время с XVI в. по 20-е годы XIX в. можно считать первым периодом изучения античной географии Северо-Западного Причерноморья. В этот период исследовате­ли решали проблемы в кабинетах и чаще всего даже не представляли, как выглядит реальная местность в рай­оне поисков. Естественно, что они искали объекты лишь на картах. Да в то время и не были известны здесь остатки античных городов и поселений. Лаконич­ность, а иногда и противоречия в сведениях древних авторов, полное отсутствие археологических данных привели к тому, что уже в первых работах были высказаны различные точки зрения о местоположении тех или иных пунктов. А новые исследователи только увеличивали число мнений. Так постепенно была подго­товлена почва для длительных споров.

Второй период исследований открывается работой И. А. Стемпковского, одного из пионеров изучения античных древностей Северо-Западного Причерно­морья. Историко-географические вопросы привлекли его внимание в связи с открытием на Приморском бульваре Одессы крупного поселения. Анализируя све­дения древних авторов, археологические данные, уче­ный высказал свое мнение о местоположении античных городов и поселений между устьями Днестра и Днепра 8. При этом он пришел к очень важному выводу о том, что за прошедшее время здесь произошли довольно значительные изменения береговой линии.

К середине XIX в. появляется серия работ по античной географии, в которых предпринимаются но­вые попытки локализовать рассматриваемые объекты 9. Э Г. Муральт посвятил локализации населенных пунктов от Дуная до Южного Буга небольшую, но содержательную статью10. Работа написана в традици­онном стиле, без учета палеогеографических измене­ний.

По мнению автора, в античное время лиманы, так же как и сейчас, были отгорожены пересыпями. Поэто­му он без всяких сомнений поместил остров тирагетов на пересыпи Днестровского лимана между Цареградским и Очаковским гирлами.

Огромную роль в исследовании рассматриваемых проблем сыграл обширный обстоятельный труд П. В. Беккера. Он провел тщательный анализ письмен­ных источников, критически рассмотрел предшеству­ющие точки зрения и подробно, аргументирование высказал свое мнение о местоположении древнегрече­ских городов и поселений11. Здесь широко привлекают­ся известные в то время данные археологии, предприня­ты серьезные попытки выявить происшедшие палеогеографические изменения. Беккер подверг критике мне­ние Муральта о том, что остров тирагетов находился на пересыпи Днестровского лимана, и убедительно дока­зал, что она не существовала в античное время. А древний остров, по его мнению, следует отождествлять с островом между основным руслом Днестра и неболь­шой протокой при его впадении в лиман. Выводы о палеогеографических изменениях основаны на чисто логических умозаключениях и наблюдениях, так как наука в то время еще не располагала необходимыми данными.

Важно подчеркнуть и попытку П. В. Беккера объяснить, почему Страбон указывает башню Неоптолема «при устье Тиры», а Анонимный автор — в 120 стадиях западнее. Обычно исследователи считали, что один из древних авторов ошибся. Беккер же пришел к выводу, что никакой ошибки здесь нет. По его мнению, под устьем Тиры в источниках указаны разные точки очень широкого устья Днестровского лимана: у Страбона — его западная оконечность, а у Анонимного автора — восточная.

Огромный вклад в изучение историко-географиче-ских проблем внесли исследования Ф. К. Бруна, од­ного из известных специалистов по исторической гео­графии Причерноморья. Его многочисленные работы, собранные позднее в отдельном издании12, не потеря­ли своего значения и поныне. Следует назвать также монографию К. Ноймана, где рассматриваются и воп­росы локализации многих пунктов Северо-Западного Причерноморья 13.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.