Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Сопротивление общества.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Когда разрушительное воздействие на сознание превысило некоторый предел, западное общество стало его ограничивать (способность довольно быстро вырабатывать механизмы самозащиты — важное свойство гражданского общества). Возник явный конфликт общества с его собственной идеологией.

Действительно, признавая метафору Платона о театре теней в пещере верным отражением сути нынешнего противоречия, идеологи неолиберализма продолжают декларировать «свободу выражения на телевидении». Они считают всю сложившуюся в пещере ситуацию печальным, но необходимым следствием демократии. Мол, шарлатаны имеют право пока­зывать свои деформиро­ван­ные фигурки и вещать загробным голосом, утверж­дая, что это и есть прав­да о мире, а пленники имеют пра­­во сидеть прикованными, вперившись в экран, — извиняюсь, стену пещеры. А вот тот, кто уговаривает, а то и гонит их взглянуть на вольный мир — анти­де­мо­крат. Максимум, на что со­глашаются поборники такой демократии, это на то, что­бы шарлатаны разо­жгли не один, а три-четыре огня и сделали цепи поудо­б­нее. Так, чтобы плен­ники имели «свободу выбора» — могли вертеть шеей и смотреть чуть-чуть раз­ные тени на разных стенах той же пещеры. Но контроль за тем, что по­ка­зывать и кого допускать к замкам на цепях, к огню и свету, категорически оставляет­ся в ведении шарлатанов.

На это общество отвечает прежде всего рефлексией, возникновением общественного мнения о проблеме. По данным исследования 1984 г., в США 67% опрошенных телезрителей считали, что телевидение оказывает на детей скорее отрицательное, чем положительное влияние. Сегодня это мнение лишь укрепилось. Поразительно, что в США, где общество бомбили сильнее все­го, в отри­ца­тельном влиянии ТВ сегодня уверены даже дети. Со­циолог, ру­ко­водивший широким опросом детей от 10 до 16 лет в 1996 г., сказал: «Мы были по­ражены, когда дети заявили, что их ценности зависят от СМИ, ко­гда уви­дели, с какой стра­стью они требуют более высоких мо­раль­ных критериев от ТВ». 82% заявили, что ТВ должно было бы учить различать добро и зло, а 77% недовольны тем, что ТВ часто показывает внебрачные половые связи и приучает к мысли, что люди в большинстве своем нечест­ны. Дети недо­вольны тем, как ТВ показывает семью и школу. Более половины счи­тают, что ТВ «показывает родителей го­раздо более глупыми, чем они есть на деле», а в школе как будто не учатся, а при­хо­дят только чтобы встре­тить­ся с приятелями или завести интрижку. 72% опрошенных подростков обвиняют ТВ в том, что оно подталкивает их к слиш­ком ранним поло­вым отношениям. Насколько американские подростки, казалось бы, уже обол­ва­ненные ТВ, более ответственны в своих суждениях, чем наши интел­ли­ген­ты-»де­мократы»!

Следом начинаются процессы самоорганизации. Так, пять лет назад в США была создана ассоциация «Америка, свободная от телевидения» («TV-Free America»), которая пропагандирует «катодную абстиненцию» — воздержание от трубки. Она организует в национальном масштабе недельный полный бойкот телевидения в год. Например, в 1996 г. к нему присоединилось 4 миллиона телезрителей, 36 000 школ, Национальная медицинская ассоциация. Бойкот был поддержан губернаторами 26 штатов. В целом за тот год три самые большие телекомпании потеряли 1,5 миллиона зрителей.

В ответ телекомпании начали беспрецедентную рекламную кампанию, соблазняя людей просто смотреть телевизор — не конкретную программу или передачу, а вообще. Необычная реклама, выполненная большими буквами, без всяких картинок, заполнила газеты и журналы: «Жизнь коротка, смотри телевизор!», «Кресло — твой лучший друг!», «Не беспокойся, у тебя еще остались миллиарды нервных клеток!», «Прекрасный денек сегодня — что же ты делаешь там, на улице?» и т. д. Все это только начало, но уже оно очень красноречиво.

Когда появляется общественно мнение, происходят изменения и на политическом рынке. По­казательно, с чего начал в 1996 г. свою выборную кампанию Клинтон — ведь первый шаг должен был точно от­ве­чать желаниям подавляющего боль­шинства избирателей. Он началс того, что он — сторонник цензуры телевидения. И что важно — это же заявил его соперник на выборах Доул. Вот первый тезис Клинтона: «Я хочу, чтобы руководители ТВ пока­зы­вали такие фильмы и программы, которые они могли бы посоветовать смо­треть сво­им собственным детям и внукам». Дело в том, что широкое исследование в Европе по­казало, что элита де­я­телей ТВ не позволяет своим детям и внукам смо­треть телевизор, за исклю­че­нием очень небольшого числа программ, и именно таких, которые были ха­рактерны для советского ТВ — спокойных, прилич­ных и познавательных. Итак, для своих детей цензура, а чужих де­тей надо оболванить. Обви­не­ние, неявно брошенное Клинтоном верхушке ТВ, рис­ко­ванно, но оно привлекло к нему именно мас­сового телезрителя.

Следующий шаг Клинтона был еще радикальнее: он призвал Кон­гресс бы­с­трее утвердить закон, который обязывает производителей телеви­зоров встав­лять в них «чип» (микросхему), позволяющую родителям накла­дывать цен­зуру — блокировать программы, содержащие излишек секса и насилия. Технология для этого готова, и закон был поразительно быстро проведен через Конгресс. Конечно, здесь есть элемент лице­мерия: то, что могло бы сде­лать государство, приняв на себя громы и мол­­нии, возлагается на миллионы родителей, кото­рые теперь вынуждены тер­петь домашние скандалы. Для нас здесь важен сам факт: Клинтон таким шагом признал наличие в США все­об­щего возмущения бес­контрольной «свобо­дой» ТВ, которое превратилось в антиобщественную, разлагающую си­лу.

В Европе процесс быстро принял правовые формы (уже говорилось, в частности, о запрете на включение рекламы в кинофильмы высокого художественного уровня). . Европарламент принял сугубо волюнтаристское, не имеющее ничего об­щего с принципами рынка решение: любой канал ТВ в Европе обязан не менее 51% вре­ме­ни отдавать творческой продукции европейских авторов. В феврале 1996 г. первый канал французского ТВ был оштрафован Высшим советом телерадиовещания Франции на 10 млн. долл. за то, что в 1995 г. недобрал 65 часов показа европейских филь­мов — всего чуть больше часа в неделю[177]. В 1989 г. почти на такую же сумму за то же нарушение была оштрафована телекомпания Берлускони в Италии. Вот это цензура.

Хотя и самой обычной цензуры на Западе хоть отбавляй. Я уже упоминал о за­пре­ще­нии показа фильма С. Кубрика в Англии. А в 1996 г., в ходе выборов в парламент Испа­нии, был запрещен показ видеоролика крупной радикальной баскской партии — в нем усмотрели апологетику террористов. По логике «свободы слова» это мог бы сделать только суд и только после демонстрации ролика. Но режим, который яв­но является одним из самых демократических на Западе, исходит прежде всего из политической целесообразности (что, конечно, строго запрещается всем «тоталитарным» режимам).

Наконец, в странах Западной Европы были приняты сходные законы о телевидении и учреждены органы надзора, разного рода «Высшие Советы». Из тех норм, которые были закреплены в законодательном порядке и подвергались контролю этих Советов, можно особо выделить следующие:

— Обязанность телевидения давать правдивую, объективную и беспристрастную информацию.

Всякий, кто знаком с работой российского телевидения, поймет, что вся она в целом была бы нарушением этой нормы закона и в первый же день вызвала бы поток исков в суд. Чего стоит обычная на главных каналах антикоммунистическая риторика (явная пристрастность) или заявления, даже в информационных выпусках, о «миллионах расстрелянных» в СССР (явная ложь).

— Обязанность четко и определенно разделять информацию и мнение с точным указанием лиц или организаций, которые данное мнение высказывают.

Дикторы и ведущие западного телевидения, согласно этой норме закона, обязаны семантически (прямым текстом) и интонационно разделять сообщаемую информацию и мнение о каком-то вопросе. Например, Сорокина, рассуждая на свою любимую тему о сталинских репрессиях, обязана была бы сказать: «По официальным и неоднократно проверенным данным, за все время советской власти к смертной казни было приговорено 700 тыс. человек, и далеко не все приговоры были приведены в исполнение. Это, господа телезрители, объективная информация. Однако по мнению Солженицына расстреляно было 43 миллиона человек. Мое мнение совпадает с мнением Солженицына».

— Обязанность при сообщениях по проблемам, по которым в обществе имеются разногласия, предупреждать о различии позиций социальных групп и общественных движений.

Ведущий телевидения на Западе не имеет права сказать: «Надо нам устроить нормальное сельское хозяйство и для этого приватизировать землю». Он должен тут же сказать, что против этой точки зрения, которую поддерживает Ельцин, Чубайс и Боровой, выступают почти все крестьяне и большинство горожан, а также такие-то и такие-то партии и движения.

— На государственном телевидении всем парламентским партиям и фракциям предоставляется время для свободного изложения их программ и точек зрения пропорционально числу мандатов, а также другим политическим партиям и движениям, профсоюзам и ассоциациям — согласно критериям, согласованным с наблюдательными советами.

Здесь важно не только выделение квоты времени для регулярного изложения позиции, но и тот факт, что эта позиция излагается без посредника и без участия посторонних с их надуманными вопросами и комментариями.

— Право граждан, общественных и государственных организаций на опровержение неверной информации на том же канале и в то же время.

Речь идет именно о праве, а не доброй воле владельцев телевидения. Учитывая, как дорого телевизионное время, реализация этого права превращается в серьезные экономические санкции и наносит дающему неверную информацию каналу не только моральный, но и финансовый ущерб.

— Учреждение права неприкосновенности личного образа.

Это — важное и сравнительно новое право — шаг вперед от права на физическую неприкосновенность тела человека, учрежденного в Новое время правовым государством. В Западной Европе было бы совершенно немыслимым то, что выделывал с личными образами неугодных людей, например, Доренко (превращение лиц в черепа и т. д.).

— Установление обязательной квоты для демонстрации отечественных произведений культуры, а также ограничения времени для показа рекламы в течение суток и в течение одного часа.

Разумеется, ни в каком обществе никакой закон не действует, если он не подкрепляется господствующей моралью и интересами влиятельных социальных сил. Сегодня положение в западном обществе таково, что эти законы о телевидении начинают действовать.

Раздел IV. Манипуляция сознанием в ходе разрушения советского строя.

Глава 14. Успех манипуляции сознанием в годы перестройки.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.