Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Размышление матерого националиста.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Размышление матерого националиста.

Часть 1

Пишу, заранее зная, что мои рассуждения не понравятся определенному кругу людей, в том числе и моему окружению. Но исследователь не будет исследователем, если у него главное будет не истина, а желание кому-то понравиться. Как говорил древнегреческий философ: «Платон, ты мне друг, но истина дороже!»

С выходом на пенсию, я начал посещать мечеть по пятницам. Я давно принял ислам, но мое принятие ислама совершенно другое. Я его принял как философию, а не как догматизм. В исламе, в хадисах – очень много мудрого, жизненного, что в прочем есть и в других философиях и религиях, с которыми я ознакомился.

Видимо, во мне сидит социальная потребность – желание общаться. При путинском режиме, все организации, собрания, общественные мероприятия, не организованные властью, находятся под негласным запретом. Вот и потребность в общении приходится искать в мечети. Не пойду же я в церковь – ислам же приняли мои предки.

В пятницу, приняв душ, я спешу в ближайшую мечеть, чтобы не опоздать на лекцию – «вагаз» перед намазом. Усевшись поудобней, рассматриваю лица людей. Для меня интересно как они ведут себя при молитве, при разговоре. Да! Здесь, кажется, больше верующих людей, чем думающих! Или думающих, но только в рамках ислама. Иногда, изучивший верхушки ислама, молодой человек лет 20-25, начинает учить меня жизни и знанием ислама. Я его слушаю и думаю, - ты ведь в своей жизни и хлеба не заработал самостоятельно, прочитав Коран и хадисы, думаешь, что понял все в жизни? Когда надоедает слушать, как будто нечаянно задаю ему вопрос, - как ты думаешь, где находится Мекка, в Африке или в Азии? Он прерывается и его вдохновение исчезает.

Вижу группу русских, принявших ислам. Эти нетипичные русские. Стараюсь подбирать одобряющие слова, говорю - привет воинам Аллаха! Им это нравится! Замечаю их биологическое качество, они напоминают мне спортсменов. Невольно думаю, неужели, потомки татарских мурз, принявших христианство и вошедшие в русскую аристократию, возвращаются через поколения и через ислам к нам обратно. Возможно, часть из них, как и часть татар – это тайные сотрудники спецслужб. Но не может же их быть так много!

Начинается вагаз. Люди слушают муллу с непоставленным голосом. Обычно он рассказывает о событиях, связанных с пророком Мухаммадом и хадисы. У меня, как у неисправимого националиста, возникают мысли. Историю и мудрость какого народа рассказывает мулла? Ведь в его рассказе нет моих предков и истории моего народа! С точки зрения ислама – доисламская великая история моего народа, хуннов, коктюрков, татаро-монголов, - языческая и поэтому презираемая. Арабам это не грозит, до ислама у них не было государства. Именно ислам их впервые объединил в одно мощное государство-халифат.

Вначале вагаз читается по-татарски, потом по-русски. Конечный результат его в том, что прививается любовь и уважение к пророку Мухаммаду, исламу и страх перед Аллахом. Иногда я, во время долгого вагаза, кидаю короткую шуточную реплику, «религия – опиум для народа». Журналист Барый, тоже изучавший основы марксизма-ленинизма, поняв мою шутку, говорит – «если не будет этого опиума, то будет настоящий опиум, водка и наркотики». Я, конечно, соглашаюсь, в исламе это все - харам.

Последние десятилетия в татарских деревнях мало осталось здоровых непьющих мужчин. Наш народ пострадал от водки, наверное, больше, чем от войны. Это одна из причин, почему ислам оказался востребованным. Думаю, что ислам будет и дальше развиваться еще по одной причине. У нас, у татар, выбили национальный патриотизм, гордость за свою нацию и свою историю. Отказавшись от своей нации, безродные люди приходят в ислам, говоря, что нет наций, а есть мусульмане. Но все-таки, в потаенных уголках души у них сидит дух предков, дух рода, и это как раз приводит их не в христианство или куда нибудь - а именно в ислам. Христианство для нас является религией колонизаторов. Именно под флагом христианства пришли завоеватели. У нас, у настоящих татар, генетическое отвращение и неприятие этой религии. Но это не как не должно относиться к крещенным татарам. Их предков насильно крестили и это не их вина! И они являются неотъемлемой частью татарского народа! Это вам говорит матерый заслуженный националист и за свои слова отвечает. На начальном этапе национального движения крещенных татар было немало. Я помню Николая, который первым ворвался в охраняемый милицией партком, чтобы здание передать татарскому театру. Помню Аню и Мишу, которые были всегда в первых рядах вместе со мной.

Начинается намаз. Во время намаза я вспоминаю упражнения из йоги. Самое полезное упражнение в йоге – стойка на голове. Это упражнение для сосудов головного мозга. Намаз напоминает мне это упражнение, потому что голова, во время намаза, оказывается ниже, чем туловище. Заканчивается намаз поворотом головы из стороны в сторону. Если подумать, намаз – это аутотренинг с элементами физкультуры, который необходим при современном гиподинамическом образе жизни. А какая польза от уразы! При малоподвижном образе жизни, мы всегда переедаем, накапливаются шлаки. Ураза помогает выводить шлаки.

Но есть другая сторона ислама, в которую не любят вникать наши патриоты и интеллигенция. После намаза у меня возникают дискуссии насчет родного языка. Я пытаюсь доказать молодым мусульманам, что родной татарский язык нужен, тем более на своей земле. Что на нашей татарской земле наш язык должен господствовать. Но в ответ они меня называют нацистом, что среди мусульман есть и русские, что нации для мусульман – это зло. Потом я спрашиваю, - а если ислам победит на всей земле, на каком языке будем говорить меж собой в мире? Абсолютно все отвечают, – только на арабском, т.к. это язык общения с Аллахом, на нем говорил пророк Мухаммад и его сподвижники. Я припоминаю свое детство, где мы учили стихотворение Маяковского: « Я русский бы выучил только за то, что на нем разговаривал Ленин…». Напомню, что Ленин – один из пророков коммунизма ( марксизма-ленинизма). Если бы на земле победил коммунизм, то все должны были бы общаться на русском, что и было в СССР. Известный для нас прием, пожилым и думающим. Молодые верующие об этом вряд ли задумываются.

Ислам – это методология и целостное мировоззрение. Он программирует мышление и поведение человека. В средние века, ислам и христианство, оказались крайне востребованными для монархов, когда создавались централизованные государства. Программированные под единобожие, программируются под единого монарха и т.д., поэтому управлять людской массой легко, когда они запрограммированы одной программой. Вспоминается книжка из детства, когда в дореволюционные времена начальник военного училища говорил курсантам: «на небе господь – Бог, на земле в России господь – царь, а в училище господь – это я».

В наших современных условиях ислам направлен против русского колониализма. Власти, направляя ислам против пробуждающего национального самосознания татар, кажется, не учли одного, что оно будет направлено и против них. Как в былые времена в Российской империи, ислам уже не будет полностью подконтрольным. Конечно, указные муллы и имам-хатибы, зависят от властей и будут служить современной Российской империи. У искренно верующих, они не пользуются авторитетом, т.к. они боятся властей, а не Аллаха! Потому что связаны материально.

Мы постараемся не повторить ошибок Османского государства. Когда защитив исламские арабские земли от крестовых походов – турки, турецкая культура и язык, турецкая идентичность, оказались на задворках Османского государства. Получается, турки спасли ислам, арабский язык, исламскую цивилизацию, но при этом сами чуть не растворились среди арабов и персов, если бы не было Ататюрка – основателя национального турецкого государства.

У меня возникает вопрос,- а стоит ли нам татарам-тюркам, прилагать усилия за такой ислам, если конечный результат общего труда будет у арабов (языка, культуры, идентичности). Мы не делаем большого секрета, лет 15 назад, возрождая тенгрианство, расшифровали код ислама и христианства в доступных математических формулах. Мне, кажется, сейчас нужен современный взгляд на ислам, т.е. нужны реформы. Но это не мое направление. На мой взгляд исторический опыт японцев очень примечательный. У них буддизм подогнан под национальную психологию японцев (дзен-буддизм) и помог выйти на высоты мировой истории. Синтоизм – основа японцев, обогатился дзен-буддизмом, при этом они не поглощают друг друга. Мы, татары и тюркский мир, возрождая туранскую цивилизацию, должны четко знать свое направление, свою основу. Для нас наш язык, наш алфавит (рунический), наша культура, наша история и философия (мировоззрение) – тенгрианство, должны быть основой, а все остальное взято лишь как дополнение.

 

Продолжение следует… Экс-председатель ВТОЦ З.Аглиуллин

 

Размышление матерого националиста.

гордиев узел

Часть 2

Как и ожидалось, тема статьи вызвала острую полемику. Некоторые критики опускались до оскорблений в мой адрес. Но меня обрадовало то, что в татарском обществе есть здравомыслящие люди и они поддержали идею статьи. Ведь сначала 19 века и до октябрьской революции не стихала эта полемика (кадимисты и джадидисты). И вопрос этот остается открытым до сегодняшнего дня, который нам, нашему поколению, предстоит развязать или разрубить этот гордиев узел.

Теперь перейдем к прежнему разговору. Придя на пятничную молитву я увидел чеченца Мохаммеда. Мы поприветствовали друг друга – «Салам аллейкум Зиннур абый! Хэллэр ничек?». Я говорю, - «Якшы нохчи! Счастлив я в состоянии «войны», а в покое тухну!». Он улыбается. Зная три-четыре слова по чеченски, стараюсь их вставить при разговоре. Стоявшим рядом молодым татарам говорю, - вот вам с кого надо пример брать. Они, находясь вдалеке от своей родины, разговаривают между собой только на чеченском. А вы, даже на своей земле, не хотите изучать и разговаривать на родном языке. При них я спрашиваю у Мохаммеда, - могут ли два чеченца разговаривать меж собой на русском? Мохаммед отвечает, - это почти невозможно, т.к. по нашим понятиям – это стыдно. В нашем народе такое не принято, да и наказание старших играет свою роль.

Кроме ислама у чеченцев есть еще и адат – обычаи, культура и законы чеченского общества. Адат и ислам уравновешивают и дополняют друг друга. Я всегда внимательно присматриваюсь и изучаю чеченцев. Несколько раз бывал в Чечне, даже видел и разговаривал с первым президентом Чечни советским генералом Дудаевым. Тогда мы приезжали с делегацией из Челнов, еще до войны. Запомнился он совсем не таким как показывали по телевизору, а уставшим и озабоченным.

Будучи не тюрками, чеченский народ за многие столетия впитал в себя тюркскую культуру и мировоззрение, особенно в воспитании воина и мужчины. То, что вытравилось у нас, сохранилось у них. Этому способствовали горы и малочисленность. К тому же чеченцы не претендовали на мировое лидерство в истории как татары-тюрки и над ними не проводили целенаправленно идейно-духовное разоружение имперские жрецы.

В Чечне, в глаза бросаются татаро-тюркские имена и фамилии (напр. А(р)сланбек, Тимербулат, Зелимхан. Акбулатов, Хазбулатов и др..). У них это больше, чем у нас. У нас больше арабского, теперь уже и русского. Топонимика: Кызыл-юрт, район Шали (у нас тоже район Шали) и др.. Род у чеченцев – тайп, а у нас забытое слово «тай(п)фа». У них нередко встречается внешность типичных татар. Все это дает повод думать, если наше славное прошлое было переплетено вместе, то и свободное будущее должно быть вместе!

В хорошую погоду в мечеть мусульманки приходят обычно с детьми. В мусульманских женщинах и девушках мне нравятся две стороны:

1.Когда я вижу мусульманок с детьми, иногда, спрашиваю,- сколько будет у тебя детей? Они отвечают,- сколько Аллах пошлет. Конечно, у них 7-8 детей не будет, жизнь поставит свои рамки, но думаю, только одним ребенком они не ограничатся, как многие женщины современности.

2. Это культура одежды. У мусульманок она покрывает не только интимные места женщины. В чем сила такого одеяния?

После армии я учился в училище. В училище эстетику (надо же такие предметы были даже в училище) преподавала молодая женщина с красивыми ногами. И вот мы, 20-летние парни, лопающиеся от избытка гормонов, заворожено смотрели на эти ноги, когда она поворачивалась к доске или наклонялась к книгам. Эстетика, в виде ее ног, пролетала мимо наших ушей. Вот представьте, если бы она была одета как мусульманка, у нас бы внимание заострялось на преподаваемом предмете. И вообще, в разумных пределах (без паранджи), одежда мусульманок показывает женщину человеком перед мужчиной, а не в виде сексуального обьекта.

Также я интересуюсь наличием родового пятна при рождении, около крестца, у их детей, постепенно исчезающего через некоторое время. Научное название этого пятна «монгольское». На самом деле это пятно бывает не только у монголов, а у всех народов урало-алтайской семьи (хунны-гунны). Как бы не были схожи лицом например китайцы, корейцы, японцы – у китайцев его нет, может быть иногда у северных (манчжуры), а у корейцев и японцев есть. У нас были встречи с японцами и они подтвердили это. В Иране пятно есть у азербайджанцев, а персов – нет. У турков есть. У татарских детей оно очень часто встречается. В древних китайских источниках его называют «печатью Тэнгри» или «меткой высшего сословия: принц, князь, император». Как известно, древнекитайские государства часто возглавляли тюркские династии.

У врачей есть информация про это пятно, знают, что оно нерусское, не европейское (кроме венгров и части болгар) и поэтому возможно соответствующее отношение персонала к ребенку.

Однажды, когда я жил в Турции, увидел в кафе группу студентов, внешне похожих на среднеазиатов. Прислушался, меж собой разговаривают на незнакомом языке, точно - не на тюркском. Мне стало интересно, подошел спросил по-турецки: «Мерхаба генчлэр, сиз нэ мэмлэкэттэн гэлдиниз?». Они ответили: «Биз хазаралар, Афганистаннан гэлдик». Разговорились. Раньше я много читал про хазарейцев, было много о них информации. У хазарейцев язык персидский и шиитское направление ислама. А вот в культуре у них много тюркского. И они сами сомневаются, кто они – тюрки или иранцы. Шиизм приводит к персизации хазарейцев, а в Иране тюрков-азербайджанцев. Я сказал, что за пять минут рассею ваши сомнения и рассказал про родовое пятно. Девушки быстро вспомнили , у многих младенцев-хазарейцев есть это пятно. Как они радовались, обнимали меня! Человек силен, когда он определяется.

К чему я эти примеры привожу? Большинство людей (обывателей) не способно на критическое аналитическое мышление. Они берут только готовые штампы. В этом их винить нельзя. Ответственность за настоящее, будущее, даже за прошлое в виде подачи истории, лежит на интеллигенции. А наша татарская интеллигенция (кроме редких личностей) выучена русской империей, зависит от подачки, трусливая и самое позорное, не стремится выйти из такого положения. Не понимает и не хочет понимать высокое назначение интеллигента. Казалось бы татарская интеллигенция должна стараться говорить на родном языке и показывать пример простому народу, но увы, она обслуживает колониальную систему и интересы интеллектуально бедных богачей.

С самого начала национального движения мы боролись, чтобы ислам возвратился в народ. Вкладывая свои сбережения, добровольно по субботам и воскресениям помогали строить первые мечети. Не знали мы тогда, что пришедшие на готовое мусульманские кадры будут из - подтишка настраивать народ против национального движения и незначимости родного языка. Люди не слепые видят, что у многих духовных лиц коттеджи и иномарки. Мы не против того, что они живут хорошо, мы все должны жить хорошо, но хотя бы они слово должны сказать за искренне верующих мусульман, которых арестовывают и сажают власти в тюрьмы. Ведь любая идея, в том числе и ислам, держится на таких искренних, а не на приспособленцах. Указные муллы не воспитывают такие качества как дух борца и воина, которых нам не хватает, а воспитывают качества раба и жертвы, которых у нас предостаточно.

…Когда мне было восемь лет, меня жестоко избили русские мальчишки, крича при этом «татарин гололобый, татарин поганый, бей нерусского». Не физическая боль, а обида за такие слова, как ножом по сердцу полоснуло. Не мог своим детским умом сначала понять, в чем я провинился, ведь никого не дразнил и никому не показывал язык. Оказывается, так просто можно избить и унизить только за то, что ты принадлежишь татарскому народу. Я это понял. Но в отличие от многих и многих, я старался не избегать, а усиливать татарскость. Много читал. Начал заниматься физкультурой, гантелями, чтобы избиения не повторялись. Хотя они до определенного возраста повторялись. Видимо чувствовали дух непокорного татара. Я перешагивал через свой страх и выжимал из себя раба. Со временем научился бить и побеждать их. Хорошо изучил внутренний мир и национальную психологию русских, но при этом никогда не опускался до слепой ненависти. Знаю, что это люди, но тяжело больные шовинизмом и не способные поставить диагноз себе. Поэтому надо уметь их ставить в нормальное человеческое состояние в отношении остальных народов. Нельзя дело пускать на самотек, иначе зараза шовинизма погубит вашу национальную идентичность!

Мои жизненные уроки детства и молодости очень помогли при создании инициативных групп национального движения в 1987году в Челнах, которое впоследствии превратилось в самую активную и боеспособную общественную организацию ТОЦ во всей республике. Именно под давлением ТОЦ, была принята декларация о независимости в августе 1990 году…

 

Продолжение следует…. Экс-председатель ВТОЦ З.Аглиуллин

 

 

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.