Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Общие вопросы философии науки 4 страница



Остановимся на принципах обоснования научного знания в неопозитивизме и проблемах, связанных с ними. Было принято деление наук на формальные (предложения которых тавтологии – аналитические) и фактуальные (синтетические предложения которых могут быть сведены к эмпирическому базису). Среди первых – логика и математика. Все предложения фактуальных наук должны быть, во-первых, синтаксическим правомерны, во-вторых, логически непротиворечивы и, в-третьих, сводимы к «протокольным предложениям». Последние должны фиксировать данные чистого опыта, быть первичными, нейтральными по отношению к имеющемуся знанию и абсолютно достоверными. Основной процедурой, разработкой и применением которой и должен был заниматься философ науки, была верификация как подтверждение истинности через сведение всех научных положений к элементарным (протокольным) предложениям. Среди представителей Венского кружка не было единодушия по двум вопросам. Во-первых, по поводу того какая концепция истинности должна приниматься во внимание в оценке научного знания в целом (когерентная, конвенциональная или корреспондентская). Во-вторых, каковы должны быть базовые характеристики протокольных предложений. Считалось, что они должны включать описание чувственных впечатлений (Р. Карнап), имя автора констатации (О. Нейрат), описание ситуации «здесь» и «теперь» (М. Шлик). Кроме того, само содержание принципа верификации и определение общего смысла протокольных предложений содержало ряд проблем. Во-первых, не все частные предложения науки могли быть реально верифицируемы. Во-вторых, не являются верифицируемыми научные законы, имеющие всеобщий характер. В-третьих, была очевидна проблематичность возможности чистого опыта. В-четвертых, в стремлении найти базисные предложения, которые одновременно и фиксировали бы чистый чувственный опыт и были бы первыми предложениями науки, логические эмпирики столкнулись с противоречием между конкретностью и индивидуальностью чистого опыта и общим, интерсубъективным характером того, что выражено в языке. Не все эти проблемы могли быть преодолены неопозитивизмом, поскольку отчасти их разрешение было связано с отказом от принципиальной теоретической установки деятелей Венского кружка. Эта установка была связана со строгим следованием принципу верифицируемости как критерию истинности и научности, однозначным проведением методологической установки эмпиризма, отказом от анализа познавательных способностей субъекта в контексте рассмотрения оснований научного знания. С сомнением в однозначности этих тезисов было связано возникновение четвертого этапа позитивистской традиции философии науки – постпозитивизма.

Дополнительная литература:

1. Карнап Р. Устранение метафизики посредством логического анализа языка.// Философия и естествознание. М., 2010. С. 141-170.

2. Шлик М. Поворот в философии.// Аналитическая философия. Избранные тексты М., 1993. С. 28-33.

3. Р. Карнап, Г. Ганн, О. Нейрат Научное миропонимание – Венский кружок.// Журнал «Erkentnis» («Познание») Избранное. М., 2006. C. 57-74

Контрольные вопросы:

1. Определите контекст возникновения третьего этапа позитивизма

2. Опишите основные характеристики концепции деятельности неопозитивизма.

3. Раскройте смысл принципа верификации.

4. Проясните проблемы связанные с применением принципа верификации.

6. Критический рационализм К. Поппера (1902-1994) может быть рассмотрен в контексте формирования оснований постпозитивистского периода позитивистской рефлексии феномена науки и критики основных положений неопозитивизма. В первую очередь критике был подвергнут принцип верификации. Основанием критики было следующее противоречие: законы природы не сводимы к предложениям наблюдения, следовательно, в соответствии с положениями неопозитивизма они не верифицируемы, следовательно, не принадлежат к научным предложениям. Поппером был предложен принцип фальсификации как критерий научности суждений. Его конструктивность могла быть прояснена и в контексте закона об экономии мышления. Найти или предположить опровергающий факт для некоторого положения гораздо легче, чем указать все подтверждения. Логические проблемы, связанные с применение принципа фальсификации и его усовершенствование самим К. Поппером и И. Лакатосом было рассмотрено в разделе о проблемах демаркации научного знания. Важно отметить, что в формулировке этого принципа значение имеет понятие не реального, но «потенциального фальсификатора». В противном случае мы имеем дело с так называемым «парадоксом Поппера», говорящим о том, что научной может считаться только уже опровергнутая теория.

В данном контексте стоит отметить четыре проблемы, в контексте которых обнаруживается значение принципа фальсификации: проблема динамики научного знания, определенности научного метода, проблема демаркации и объективности. Во-первых, принцип фальсификации в контексте идей К. Поппера можно проинтерпретировать не только в качестве критерия научности, но как принцип, определяющий развитие научного знания. В этом смысле проблема динамики научного знания (и соответственно взаимосвязи истории и философии науки) оказывается новой значимой проблемой позитивистской традиции. При этом Поппер трактует изменение науки как движение ото лжи к «интересной истине», оказывающейся ответом на решение все более сложных проблемных ситуаций. Новая проблемная ситуация возникает после того, как теория, являвшаяся ответом на предыдущую проблемную ситуацию оказывается отвергнутой. Препятствуя догматизации научных теорий, принцип фальсификации способствует конструктивному развитию научного знания. Во-вторых, на основе критики индуктивного научного метода, ограниченность которого была обоснована еще Ф. Бэконом, К. Поппер разрабатывает так называемый гипотетико-дедуктивный метод, включающий принцип фальсификации в процесс построения теории и предполагающий следующее развитие научной теории. Реакцией на проблемную ситуацию является выдвижение научной гипотезы, логические следствия которой подлежат эмпирической проверке, после чего можно говорить уже о научной теории, которая будет отвергнута только после того, как будет продемонстрирована истинность ее потенциальных фальсификаторов (предложений, логически противоположных основным положениям теории). В общем виде можно вслед за Поппером назвать метод науки методом «проб и ошибок». В-третьих, с введением принципа фальсификации граница между наукой и не наукой становится более гибкой, о чем уже говорилось при обсуждении проблемы демаркации. Соответственно, критика метафизики, которая во многом определяла содержание тезисов позитивизма предшествующих этапов, становится слабее. Сам К. Поппер в качестве метафизического основания своих взглядов науки вводит так называемую теорию «трех миров». Третий мир объективированных форм научной деятельности по Попперу существует автономно от первого мира природы и второго субъективного мира людей, результатом интеллектуальной деятельности которых он и является. В-четвертых, принцип фальсифицируемости научных теорий имеет отношение к проблеме объективности научного знания в смысле отношения теории к реальности. Еще со времен критики Ф. Бэконом идолов рода известно, что человек склонен искать и способен всегда находить подтверждения своим теориям, какими бы странными и нереальными они ни были. В этом смысле поиск и нахождение опровергающего факта может служить доказательством действительного столкновения теории с реальностью. Ведь «если теория сформулирована так, что она в принципе не может столкнуться с противоречащими ей фактами, где гарантия, что она хоть что-нибудь говорит о мире?»[28].

В заключении можно отметь, что в определении взглядов К. Поппера термин «критический» можно проинтерпретировать следующим образом. Во-первых, в смысле критики идей неопозитивизма в качестве одного из мотивов развития его идей, во-вторых, понимая центральный принцип теории К. Поппера, принцип фальсификации как определение границ любого позитивного научного знании. Понятие рационализма в контексте его взглядов значит, во-первых, противостояние иррационализму и не научности, соответственно сохранение проблемы демаркации, а также ориентацию на исследование тех процедур, которые делают рациональной научную деятельность. Во-вторых, рационализм К. Поппера может быть понят в контексте противопоставления его взглядов радикальному эмпиризму неопозитивистов.

Дополнительная литература:

1. Поппер К. Предположения и опровержения. М., 2004.

Контрольные вопросы:

1. В чем состояла критика К. Поппером идей неопозитивистов?

2. Опишите, в чем состоит смысл и значение принципа фальсификации в философии науки

3. Раскройте смысл понятия «критический рационализм» в отношении концепции Поппера.

7. Постпозитивистский период философии науки связан с переосмыслением ряда фундаментальных положений позитивизма по-разному акцентируемых на различных этапах его развития. Это - идея критики метафизики, однозначной методологической определенности научного исследования, возможности исследования научной деятельности без апелляции к субъекту познания, его познавательным способностям и др. Среди проблем постпозитивистской традиции философии науки можно отметить три взаимосвязанных основных. Необходимо отметить, что их возникновение может быть объяснено как радикальными переменами в практике научных исследований, признанием возможности многообразных методов и подходов, принципиальной изменчивости научных теорий и концепций, так и социально историческим контекстом – глобальными трансформационными процессами в общественном бытии. Эти проблемы проясняются ниже. 1. Проблема динамики научного знания и, соответственно взаимосвязи истории и философии науки. Среди многообразных подходов к решению этой проблемы можно выделить, во-первых, дискуссии экстерналистов и интерналистов, посвященные вопросам возможности и необходимости изучения социальных аспектов истории науки. Подробнее о теоретических предпосылках и методологической общности этих подходов будет сказано в соответствующем разделе. Во-вторых, можно отметить принципиальное различие между кумулятивистская и антикумулятивистской моделью истории науки. Кумулятивистская модель была представлена явным образом в работах О. Конта, Г. Спенсера, Э. Маха, П. Дюгема. К основным положениям кумулятивизма относятся следующие. Принципиальная совместимость научных теорий, непрерывность и преемственность возникающего нового научного знания. Развитие науки связано с накоплением эмпирического материала и теоретических обобщений исследования. Понятно, что такого рода подход связан в первую очередь с идеей единства научного знания. Если в истории науки возникают принципиально новые, несовместимые со старыми, научные концепции (гелиоцентрическая система мира), то с точки зрения кумулятивизма либо те, либо другие должны быть признаны ненаучными. В работах Т. Куна (1922-1996) развит антикумулятивистский подход, в котором признается радикальная прерывность развития научного знания. В теории Куна важными понятиями являются понятие парадигмы, нормальной науки (деятельность ученых в контексте той или иной парадигмы), решения головоломок (характеристика методологического характера деятельности нормальных ученых), научных революций (периоды смены научных парадигм), аномалий (не вписывающиеся в существующую парадигму факты) и экстраординарного ученого (ученый, в трудах которого формируется новая научная парадигма). В самом общем виде Кун определяет понятие парадигмы в предисловии к работе «Структура научных революций» как «признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают научному сообществу модель постановки проблем и их решений»[29]. Кун различает виды революций, говоря, что они могут носить более или менее общий характер. Прогресс возможен только в рамках парадигмы, смена парадигм не может быть описана с этой точки зрения. Любопытно, что он называет революции невидимыми, поскольку сама система научного «видения» всегда связана с наличием той или иной парадигмы. Потому саму научную революцию невозможно описать в терминах той или иной научной системы. Такая интерпретация связана с рядом проблем. Самая главная из них – откуда берется содержание новых парадигм, и на каком основании несовместимые научные концепции (а в рамках научных парадигм они действительно должны быть несовместимы и не сравниваемыми подобно различным эпохам и направлениям в искусстве) могут называться научными. Отчасти на этот вопрос отвечают тематический анализ науки Дж. Холтона, а также идея о том, что философские концепции представляют собой основание для существования и трансформации научных идей, которую в своих трудах развивает известный историк и философ науки А. Койре. Об этом мы подробнее скажем в разделе о философских основаниях научного знания. Несмотря на то, что схема Куна считается современными учеными достаточно адекватно отражающей действительный процесс научной работы, она была критикуема, в частности К. Поппером, которому представлялось сомнительным признавать работу «нормального ученого» в том виде, в котором ее определяет Кун. Поппер, исходя из основоположений критического рационализма, считал, что критика и сомнение – необходимый компонент любой научной деятельности, а не то, на что способен лишь экстраординарный ученый. Возражение Поппера Кун определял, как стремление мыслить нормального ученого как философа в ежедневной практике научных исследований. Теория методологии научно-исследовательских программ И. Лакатоса (1922-1974) – компромиссный вариант в вопросе о научных революциях. Некоторые исследователи даже считают, что теория Лакатоса - эмпирический вариант кумулятивизма. Основание тому – заявление о том, что «даже наука как таковая может рассматриваться как гигантская исследовательская программа»[30]. А само развитие исследовательской программы Лакатос определял как период непрерывности в науке. Основные понятия данной концепции следующие. Во-первых, неизменное твердое ядро основных положений и защитный пояс изменяющихся в зависимости от развития научных исследований «вспомогательных гипотез» научно-исследовательской программы. Во-вторых, прогрессивный и регрессивный сдвиг проблем. «Последовательность теорий является теоретически прогрессивной, <…> если каждая новая теория имеет добавочное эмпирическое содержание по сравнению с ее предшественницей, то есть предсказывает некоторые новые, ранее неожиданные факты. …Теоретически прогрессивный ряд теорий является также и эмпирически прогрессивным, если какая-то часть этого добавочного содержания является подкрепленной, то есть если каждая новая теория ведет к действительному открытию новых фактов. <…> Назовем сдвиг проблем прогрессивным, если он теоретически и эмпирически прогрессивен и регрессивным - если нет»[31]. В-третьих, негативная и позитивная эвристика: первая состоит из правил, указывающих каких путей исследования нужно избегать, вторая определяет те, по которым нужно идти. И. Лакатос, двигаясь в рамках решения проблемы взаимосвязи философии и истории науки, ставит в своих работах задачу прояснить какая из рациональных реконструкций истории науки, определяет ее в качестве «отважного продвижения к истине» и, соответственно, является более адекватной научному исследованию. То или иное основание реконструкции связано с различными принципами признания нового знания в качестве научного или так называемыми критериями выбора теории. В этом состоит вторая из названных трех проблем постпозитивизма. 2. Контекст возникновения этой проблемы многообразие научных концепций, а также проблема нового теоретического знания в науке. Лакатос предлагает следующие основания рациональной реконструкции. Во-первых, это индуктивизм, в котором история понимается как продвижение в индуктивных обобщениях суждений о твердо установленных фактах. Критерием признания суждения в качестве научного будет верифицируемость. Данное основание не может объяснить основание выбора фактической базы для науки, а также учесть значение метафизических оснований и влияние внешних, социально-психологических факторов в ее истории. Во-вторых, это конвенционализм, в рамках которого история науки понимается как смена «истинных по соглашению» теорий. Критерием выбора теории является ее ясность и простота, а основанием выдвижения теории – свобода воображения ученого. Некоторое противоречие возникает в том, что в рамках конвенционализма невозможно объяснить, почему принимается (и выдвигается) именно определенная система, теория (при возможном наличии различных простых). Соображения инструментализма не спасают конвенционализм, поскольку для того, чтобы теория оказалась удобной в работе, она должна быть уже выдвинута, выбрана и принята к исследованию. Третий вариант основания реконструкции – методология научно-исследовательский программ, которая является усовершенствованием идей фальсификационизма К. Поппера, где прогрессивное развитие знания может быть понято как выдвижение неожиданных предположений, которые контролируются критикой, то есть опровержениями[32]. Критерием выбора в третьем подходе является прогрессивный сдвиг проблем. Программа является прогрессирующей (и соответственно признается учеными) когда ее теоретический рост предвосхищает ее эмпирический рост, то есть когда она с некоторым успехом может предсказывать новые факты. <…> Программа регрессирует, если ее теоретический рост отстает от ее эмпирического роста, то есть когда она дает только запоздалые объяснения либо случайных открытий, либо фактов, предвосхищаемых или открываемых конкурирующей программой»[33]. Названные критерии являются в определенной степени дополнительными по отношению друг к другу и могут быть дополнены и рядом других. 3. Последняя из разбираемых взаимосвязанных проблем постпозитивистской традиции философии науки - проблема сравнимости, соизмеримости, взаимодополнительности между научными теориями. Также как и две предыдущие она связана с необходимостью прояснить смысл единства научного знания в условиях его исторической изменчивости и многообразия. Кроме того, прояснение данной проблемы может быть определяющим в решении вопроса о возможности научной коммуникации и исторической преемственности научных концепций. В контексте кумулятивизма не должно возникать проблемы совместимости научных теорий, поскольку новая научная теория оказывается признанной в качестве таковой, только если она вписана в контекст предыдущей. О таком понимании совместимости научных теорий говорит П. Дюгем. Однако, в реальной практике научных исследований, начиная с XIX века, имеет место признание в качестве научных различных и, по-видимому, несовместимых теорий, строящихся на принципиально различных основаниях. В этом случае существует два основных способа решения проблемы несовместимости. Одно решение предлагается принципом совместимости Лобачевского, который говорит о том, что теории, справедливость которых доказана для той или иной предметной области, с появлением новых теорий не обязательно устраняются в качестве не научных. Они могут быть признаны в качестве частного или предельного случая новой теории, если определен параметр, при предельных изменениях которого формулы новой теории преобразуются в формулы старой. В этом качестве выступает радиус кривизны в формулах геометрии Лобачевского, значение скорости в формулах Эйнштейна, постоянная Планка в формулах квантовой механики и т.п. Второе решение проблемы - использование принципа инструментализма. Лишь одна из теорий признается в качестве объективной, то есть имеющей отношение к реальности. Вторая совместно с ней лишь удобно работает в решении ряда вопросов, в частности в математических работах. Так, первоначально была предложено признать лишь инструментальный смысл теории Коперника в отношении к объективной значимости соответствующей мнению авторитетов церкви и Аристотеля теории Птолемея. Так в настоящее время в астрономии при признании объективности гелиоцентрической системы при расчетах координат планет солнечной системы принимают Землю за точку отсчета. Однако существует и представление о радикальной несовместимости научных теорий. Причем оно является не просто констатацией факта, а выдвигается в качестве необходимого методологического требования, в контексте которого только и может быть обеспечено конструктивное развитие науки в целом. В данном случае уместно разобрать теорию методологического анархизма П. Фейрабенда (1924-1994). Основной методологический прием в научном исследовании по Фейрабенду - контриндукция которая может быть понята как определенное развитие принципа фальсифицируемости. В своей работе «Против метода. Очерк анархической теории познания» Фейрабенд понимает контриндукцию как выдвижения гипотез, несовместимых либо с существующими теориями, объясняющими определенную область фактов, либо с имеющими место фактами, то есть экспериментами и результатами наблюдений. Аргументы Фейрабенда в качестве основания содержат идею конструктивного развития научного знания на основе свободной конкуренции противоречивых теорий, которые, даже будучи опровергнутыми, не должны отбрасываться, а также идею так называемого научного гуманизма о недопустимости идеологических соображений в научном исследовании, допускающих насилие (теоретического или политического характера) со стороны более сильных на настоящий момент теорий. На этом соображении основаны тезисы Фейрабенда об отделении науки от государства и о том, что в научном исследовании «допустимо все». Однако нельзя чрезмерно утрировать идеи Фейрабенда, полагая, что в них нет ничего позитивного и рационального. Теоретическим основанием его аргументов служит обоснованная критика нейтральности научного опыта, а также тезис том, что любое научное суждение о факте есть его (факта) «естественная интерпретация», обусловленная выбором определенной позиции ученого (историко-культурного, социального, метафизического характера). Методология научного поиска, которую обосновывает в качестве прогрессивной Фейрабенд, основана, во-первых, на обнаружении специфического характера естественной интерпретации, лежащей в основании предыдущей научной теории, и, во-вторых, на выдвижении иной естественной интерпретации. Новая интерпретация впоследствии абсолютизируется и также должна подвергаться критике. Именно на такого рода методологии основана, по мнению Фейрабенда, аргументация Галилея, защищающего теорию Коперника.

Итак, постпозитивистский этап в философии науки связан с признанием принципиального исторического характера научного знания. Потому мы логично переходим к рассмотрению исторической эволюции науки, описанию специфики различных этапов научной познавательной деятельности.

Дополнительная литература:

2. Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ (главы).// Лакатос И. Методология исследовательских программ. М., 2003. С. 9-85.

3. Лакатос И. История науки и ее рациональные реконструкции. // Лакатос И. Методология исследовательских программ. М., 2003. С. 255-345

4. Кун Т. Структура научных революций. М., 1975.

5. Фейрабенд П. Против метода. Очерк анархистской теории познания. М., 2007.

Контрольные вопросы:

1. Определите, какие идеи предшествующей традиции переосмыслялись в постпозитивизме?

2. Определите смысл кумулятивистского подхода к развитию научного знания

3. Опишите эволюцию антикумулятивистских идей постпозитивистов

4. В чем состоит проблема критериев выбора теории?

5. В чем состоит и как может быть разрешена проблема совместимости научных теорий?

6. Опишите смысл идеи о несовместимости научных теорий П. Фейрабенда.

Тема 4. Эволюция научной картины мира и ее философские основания

1. Традиционалистский и техногенный типы развития цивилизации

2. Эволюция научной картины мира и ее исторические формы.

3. Генезис и становление теоретического знания в античной культуре

4. Формирование предпосылок научного мышления и опытной науки в культуре средневековья и Возрождения.

5. Научная революция XVI-XVII вв.: формирование основ математического естествознания.

6. Классическая наука XVIII-XIX вв. Формирование науки как профессиональной деятельности.

7. Главные характеристики современного этапа развития науки.

1. Прежде всего, необходимо определить контекст проблемы сравнения традиционного и техногенного типов развития цивилизации. Очевидно, он состоит в том, что наука как мы ее понимаем сегодня, связана, прежде всего, с европейской культурой, однако имеет основания внедряться во все типы культур. Мы не склонны называть научными те методы, способы исследования и практики, которые пришли к нам из древних восточных культур, например, традиционную медицину. С другой стороны, в самих восточных цивилизациях часто становление науки связывалось с заимствованием идей европейских исследований и отказом от традиционных подходов. «Мы вынуждены констатировать уникальный для истории человечества факт: наука есть и исключительная и универсальная форма познания»[34]. По-видимому, это должно быть связано с особенностями европейской цивилизации, возникшей в античной Греции, которую в отличие от традиционных древних архаических цивилизаций и восточных культур принято называть техногенной.

Определим первоначально значение понятия «техногенный» в контексте вопроса о культуре[35]. Происхождение и развитие (генезис) такой культуры должен быть связан установкой на «техническое» отношение к миру. В данном случае уместно вспомнить, что Аристотель определял творчество как деятельность, во-первых, цель которой есть нечто иное по отношению к ней самой и, во-вторых, начало лежит в творце, а не в творимом, не в том, с чем человек в своей деятельности имеет дело. При этом именно в творчестве осуществляется истина искусства (techne). Первая характеристика – есть основание отличия творчества от нравственного поступка, а вторая – искусства как деятельности от происходящего «по природе». В первом случае технической (в широком, изначальном смысле слова) мы назовем деятельность, цель которой лежит вне этой деятельности и, соответственно сама деятельность стремиться к завершению, она есть лишь средство осуществления цели, ибо, когда цель достигается – деятельность завершена (когда дом построен, строительство закончено). Во втором случае технической является такая деятельность, начало которой лежит в творце, то есть в человеке, который ее задумывает и осуществляет. Его идея (цель) как начало может совпадать или нет с тем, к чему предположено естественным образом существующее сущее (именно в технической деятельности в этом смысле, человек может замыслить, например, изменить направление течения рек и т.п.). Для нас важны оба смысла технической деятельности как определяющие сущность техногенной цивилизации. В ней оказывается значимой ориентация человека на реализацию все новых и новых собственных целей и повышение эффективности самой деятельности, которая лишь средство и ценность ее относительна. Непрерывность обновления целей можно понять, если задаться вопросом о смысле целеполагающей деятельности человека в этом случае. Повторим, этот тот случай, когда цель человека и «цели» природы совпадают лишь случайно или для того, чтобы обеспечить лучшее воплощение целей человека. Понятно, что смысл этой деятельности – самоутверждение человека перед лицом всего сущего. Такого рода самоутверждение необходимым образом должно бесконечно возрастать, поскольку противостоящее человеку «все сущее» бесконечно.

В качестве логически противоположных таким характеристикам техногенной цивилизации оказываются следующие. Установка на воспроизводство, повторение основных форм и стандартов деятельности, верность традиции, отношение к «происходящему по природе» как к образцу для всякого человеческого действия. Цивилизации, в которых по преимуществу развиты указанные черты, принято называть традиционными. Можно поставить вопрос об общем смысле того и другого типа цивилизаций. Принципиальным будет то, что мы всегда имеем дело с культурой, то есть с результатами и формой организации разумной целенаправленной деятельности человека. Только смысл этого целеполагания и формы организации деятельности будут разными. Конечно, необходимо отдавать себе отчет в относительном характере данной типологии. Иначе нельзя было бы говорить о взаимопроникновении и диалоге культур.

Сравнение (противостояние) базовых ценностей той или иной культуры можно проводить, отмечая различные контексты бытия культуры. В этом смысле различать техногенную и традиционную цивилизации можно следующим образом. Во-первых, по отношению к инновациям. Во-вторых, по наличию выраженного концепта «личности» и степени единства общественного бытия. В-третьих, по отношению к активному действию по постижению и преобразованию мира. В-четвертых, по пониманию времени истории и судьбы человека. Понятно, что эти контексты характеризуют формальное единство и содержательные различия смыслов техногенного и традиционного типов цивилизации.

Мы уже отметили, что возникновение и развитие науки связывается обычно с европейской, техногенной цивилизацией. В этом смысле глобальный характер, который приобретает в современности научное исследование можно объяснить экспансионистским характером ценностей техногенной культуры. Однако это только одна сторона вопроса. Ценности и установки европейской науки и указанные ценности техногенного типа цивилизации не являются тождественными. Проясним сказанное. Во-первых, европейская наука в своем основании ориентирована не только (и не столько) на практические интересы преобразования мира, но и на его теоретическое (незаинтересованное) созерцание. Во-вторых, бесконечное исследование, определяемое в качестве смысла европейской науки, может пониматься двояко – как расширение и конкретизация предметной области и как углубление обоснования. В этом втором смысле наука является не стремлением к новизне, а приведением к очевидности, к соответствию существующей мировоззренческой, историко-культурной традиции. В первом случае мы имеем дело с прогрессом в достижении целей научного исследования, во втором – с обращением к его смыслу. В-третьих, основанием и оправданием уверенного научного устремления к истинной картине мира может быть в конечном итоге только понимание того, что человек уже изначально связан с этим миром и является его органичной частью (пока, конечно, он не разрушил себя в своем стремлении преобразования мира). В этих трех смыслах пути науки и пути техногенной цивилизации совпадают не абсолютным образом. Поэтому европейская наука способна не только на покорное следование установкам техногенной цивилизации, но и на понимание их ограниченности и необходимой дополнительности ценностей современной и традиционной культур.




Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.