Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Система городищ-крепостей салтовской лесостепи





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Ни один из источников не говорит о зависимости русов ни от Хазарского каганата, ни от какого-либо другого политического образования. Более того, титул хакана, который носил «царь» русов, у кочевых народов и в потестарных образованиях с оседло-кочевым населением означал правителя, подобного европейскому императору [827 - Галкина Е. С. «Хакан рус» в средневековой арабской географической литературе // Глобализация и мультикультурализм: Доклады и выступления. VII Международная философская конференция «Диалог цивилизаций: Восток – Запад», 14–16 апреля 2003 г., Москва. М.: Изд-во Р. Д., 2004. С. 289–295.]. Принятие этого титула свидетельствует не только о независимости государства, но и о его претензиях на господство в регионе, в данном случае в Восточной Европе кон. VIII – нач. IX вв. Показательна и терминология, которую используют арабо-персидские авторы в отношении правителя русов. Если, например, глава славян называется часто раис ар-ру’аса’ («глава глав») или сахиб («правитель», «владетель»), то русами правит малик (царь, полновластный собственник, хозяин земли), который называется хакан [828 - Kitab al-a‘lak an-nafisa VII auctore Abu Ali Ahmed ibn Omar Ibn Rosteh. С. 145–146.].

Отражением раннего государства в памятниках материальной культуры являются центры власти – городища, для постройки которых требовалась административная организация, обособленные поселки ремесленников-профессионалов (в особенности металлургов [829 - Проблемная ситуация в современной археологии. Киев, 1988. С. 182–190.]), ярко выраженное социальное неравенство (хорошо прослеживается в погребальном инвентаре).

Главным признаком государственности являются административно-торговые центры, упоминаемые в цикле «О тюрках» при описании экономики Русского каганата: «У них (у русов. – Е. Г.) большие богатые города…» [830 - Kitab al-a‘lak an-nafisa VII auctore Abu Ali Ahmed ibn Omar Ibn Rosteh. Р. 146; Hudud al-‘Alam. P.159.]. Еще Д. Т. Березовец счел возможным отождествить их с белокаменными городищами лесостепного варианта [831 - Березовець Д. Т. Про ім’я носиів салтивьскої культури. С. 74.]. Однако в историографии основными трактовками этих крепостей является либо точка зрения М. И. Артамонова и С. А. Плетневой, рассматривающих их как замки хазарских феодалов и центры сбора дани [832 - Артамонов М. И. Саркел и некоторые другие укрепления северо-западной Хазарии. С. 158; Плетнева С. А. От кочевий к городам. С. 42.], либо версия Г. Е. Афанасьева – сторожевые крепости, опорные пункты хазарских «военизированных колонистов», направленные против восточных славян [833 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С. 148–149.]. Позднее Г. Е. Афанасьев модернизировал свою точку зрения, считая белокаменные и кирпичные крепости бассейнов Северского Донца и Дона доказательством существования на этой территории Хазарского государства [834 - Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования Хазарского государства? С. 50–51.]. С направленностью этих крепостей против славян Поднепровья согласен и В. В. Седов, видящий в славянской волынцевской культуре Русский каганат письменных источников [835 - Седов В. В. Русский каганат IX века. С.6; Седов В. В. Древнерусская народность. С. 72.].

Действительно, ни в одном регионе Восточной Европы нет такого большого скопления каменных городищ, как на территории лесостепного варианта. По верховьям Северского Донца, Оскола и среднему течению Дона насчитывается 25 сохранившихся белокаменных крепостей, не считая не дошедших до нашего времени, но упомянутых в Книге Большому Чертежу. Из них наибольшее количество находится на Северском Донце. К этому же типу относятся Хумаринское городище в Предкавказье и Правобережное Цимлянское городище в низовьях Дона. Г. Е. Афанасьев по принципу построения разделил крепости на 4 типа [836 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С. 129–141.], которые по большому счету можно объединить в два: 1) городища, которые могли быть построены силами сельской округи без применения новейших достижений архитектурной мысли по давним местным традициям; в системе укрепления этих крепостей главную роль играли природные особенности места; 2) крепости, для возведения которых требовалось государственное вмешательство, большое количество рабочей силы и опытные архитекторы; в организации обороны этих городищ природные факторы играли второстепенную роль, крепости имели правильную геометрическую планировку, а их стены сложены из обработанного камня. К первому типу относятся 10 из 11 городищ на Северском Донце, все на Осколе и 2 из 8 на Среднем Дону, в том числе знаменитые ремесленные центры у с. Ютановское, Дмитриевское, Мохнач, Сухая Гомольша, Кабаново. Относительная слабость их укреплений свидетельствует о том, что они построены не для обороны от сильного врага, а скорее являются центрами ремесла и торговли, а также общинными убежищами от редких нападений кочевников.

В пользу данного предположения говорит их четкое расположение по торговому пути «река Рус», описанному в «Худуд ал-алам» и других восточных источниках. Второй тип представляют Верхнесалтовское городище на Северском Донце, 6 крепостей по левому притоку Среднего Дона – р. Тихая Сосна, в том числе Маяцкое, и Правобережное Цимлянское городище на Нижнем Дону. Эти фортификационные сооружения были возведены прежде всего для обороны от сильного противника. Для их постройки требовалось не менее 20 000 человеко-часов [837 - Там же. С. 143.], следовательно, их невозможно было соорудить силами общины, требовалось вмешательство организованной администрации, способной доставить рабочих из других мест и мастеров-архитекторов. Городища этого типа не имеют даже отдаленно близких по уровню аналогий на установленной нами реальной территории Хазарского каганата, за исключением Саркела и Семикаракоровского городища [838 - Флеров В. С. «Семикаракоры» – крепость Хазарского каганата на Нижнем Дону // РА. 2001. № 2. С. 5–7.]. На Нижней Волге и Кавказе обработанные блоки применялись лишь при возведении Дербента при Сасанидах [839 - Артамонов М. И. Древний Дербенд. С. 121–144; Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С. 138.]. Отсутствует такой тип и в хазарской колонии в Крыму. Огромные (до 90 га) крепости – Мангуп, Чуфут-Кале, Кыз-Кермен и др. – были в постройке полностью подчинены рельефу местности [840 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С.138.]. Поэтому по сравнению с городищами Подонья крымские хазарские укрепления, построенные, кстати, также в 1-й пол. IX в [841 - Баранов И. А. Таврика в эпоху раннего средневековья. С.58.]., нельзя назвать вершиной архитектурной мысли. Отдаленное сходство (а не прямые аналогии) в строительных приемах наблюдается в Крыму лишь в крепостях, возведенных при византийском участии [842 - Якобсон А. Л. Раннесредневековые сельские поселения юго-западной Таврики. М. А. № 168. С. 175–177.]. Все эти городища датируются по культурному слою 1-й пол. IX в. – нет вещей ни более раннего, ни позднейшего времени [843 - Толмачева М. М. Кузнечные изделия Маяцкого комплекса // Маяцкий археологический комплекс. Материалы советско-болгарско-венгерской экспедиции. М., 1990. С.213.]. Все перечисленные крепости были возведены в одно время и под руководством одних мастеров, причем иностранных (в планировке этих городищ не прослеживаются местные традиции [844 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С.136.]).

Дискуссии о генезисе данной архитектуры продолжаются до сих пор. Прежде всего это связано с ошибочным отнесением к тому же типу хазарского Саркела (Левобережного Цимлянского городища). Потому существует две основных версии: византийская традиция (Д. Овчаров, Г. Е. Афанасьев) и сасанидская (М. И. Артамонов, П. А. Рапппорт). Однако еще М. И. Артамонов различал строительные приемы при сооружении городищ Донецко-Донского междуречья и Правобережного Цимлянского городища, с одной стороны, и Саркела – с другой, хотя и признавал наличие многих общих черт [845 - Артамонов М. И. Саркел – Белая Вежа. С. 25.]. Некоторые черты в технике строительства Саркела действительно подтверждают сообщения Константина Багрянородного и Продолжателя Феофана об участии византийских архитекторов [846 - Константин Багрянородный. Об управлении империей. С. 170–173; Продолжатель Феофана. Жизнеописание византийских царей. М., 1992. С. 56–57.]– в планировке крепости, рецептах замеса глины для кирпичей и извести, хотя основную работу выполняли строители салтовских крепостей [847 - Артамонов М. И. Саркел – Белая Вежа. С. 25–25; Плетнева С. А. Саркел и «Шелковый путь». С. 19–21.]. В технике строительства лесостепных крепостей и Правобережного Цимлянского городища местные традиции преобладают. Что касается планировки, то Г. Е. Афанасьев, объединяя их с Саркелом, настаивает на византийской традиции, ссылаясь на аналогии в планировке крепостей поздней Римской империи и византийских провинций в Северной Африке [848 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С. 129–141.].

Была высказана и точка зрения М. И. Артамонова и П. А. Раппопорта о влиянии архитектуры Закавказья и Сасанидского Ирана, которые так же, как и Византийская империя, восприняли античные традиции планировки оборонительных сооружений. Прямые аналогии иранской технике обнаруживаются в размерах кирпичей, общем характере кладки [849 - Артамонов М. И. Саркел – Белая Вежа. С. 25–26; Раппопорт П. А. Оборонительные сооружения Древней Руси // ВИ. 1970. № 11. С. 56–64.]. Это влияние легко объяснить прочными связями сармато-алан Подонья с этнически родственным им Ираном через продолжение Шелкового пути и северокавказских алан. Причем интересно, что жилища и хозяйственные постройки в данных крепостях возводились усилиями местных и северокавказских мастеров [850 - Афанасьев Г. Е. Новые находки в Мокрой Балке близ Кисловодска // СА. 1979. № 3. С. 175; Ковалевская В. Б. Центральное Предкавказье. С. 84–86.]. Ясность в решение вопроса должно внести выяснение, против кого строились упомянутые крепости. Наиболее величественной из них является Правобережное Цимлянское городище (ПЦГ). По сложности планировки ему нет равных ни в салтовской культуре, ни вообще в Восточной Европе того периода. Эта крепость весьма хорошо изучена, ее основание датируется 1-й четв. IX в., а уже во 2-й четв. IX в. она была до основания разрушена и сожжена, очевидно, теми врагами, для защиты от которых ее построили. Планировка и расположение ПЦГ – на правом берегу реки – показывает, что строилось городище против врага с востока, с левого берега [851 - Флеров В. С. Правобережная Цимлянская крепость. С. 110–113.]. Интересно, что около ПЦГ нет поселения [852 - Флерова В. Е., Флеров В. С. К проблеме стратиграфии и хронологии Правобережного Цимлянского городища // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н. э. Самара, 1996. С. 265.]. Это свидетельствует как о краткости существования крепости, так и о постоянной опасности, подстерегавшей ее обитателей. ПЦГ возникло раньше Саркела и было захвачено и разрушено сразу перед его построением или в то же время [853 - Артамонов М. И. Саркел – Белая Вежа. С. 27; Флеров В. С. Правобережная Цимлянская крепость. С. 112.]. Саркел же был возведен против врага с запада. Наиболее очевидным противником, следовательно, были именно те, кто строил П. Г. Причем в то же время на левом берегу р. Сал было построено Семикаракоровское городище. Это городище по своей мощи и размерам даже превосходит Саркел. Семикаракоры, как и Саркел, построены с использованием обожженного кирпича. Наиболее мощно была выполнена кладка северной и западной стен Семикаракор, а в восточной стене был положен сырцовый кирпич самого низкого качества [854 - Флеров В. С. «Семикаракоры». С.66.]. Очевидно, что и здесь противника ожидали с северо-запада. Так и случилось. Не прошло и 10–20 лет после построения, крепость была уничтожена, причем западная стена разрушена полностью, а гарнизон перебит. Произошло это примерно в тот период, когда была разгромлена Правобережная Цимлянская крепость. Вполне возможно, что Семикаракоры и Саркел строили хазары, то ПЦГ было опорным пунктом их врага. Причем враг этот – не славяне, а носители степного и лесостепного вариантов салтовской культуры. Кстати, недавно около ПЦГ обнаружены остатки еще одного белокаменного городища [855 - Флеров В. С. «Семикаракоры». С.69.].

Относительно 7 городищ на территории лесостепного варианта также нет оснований делать выводы об их направленности против славян. 6 крепостей: Красное, Алексеевское, Колтуновское, Мухоудеровское, Верхнеольшанское и Маяцкое – все они, насколько показывает современное состояние археологических раскопок, наиболее сильно укреплены с северо-востока [856 - Афанасьев Г. Е. Население лесостепной зоны… С. 114–128.]. Г. Е. Афанасьев считает, что крепости были сооружены от вторжений славян роменской и боршевской культур [857 - Афанасьев Г. Е. Донские аланы. С. 148–149.]. Но, например, раскопки крайне западного Красного городища показали весьма слабые оборонительные данные его стен [858 - Винников А. З., Плетнева С. А. На северных рубежах Хазарского каганата. С.38.]. На северо-востоке же от салтовских крепостей в 1-й пол. IX в. славянских поселений обнаружено немного [859 - Седов В. В. Славяне в раннем средневековья. С. 204.], поселения эти не были укреплены, а отношения салтовцев и славян Подонья носили крайне мирный характер – салтовцы и славяне прекрасно уживались в рамках одного поселения, заимствовали друг у друга элементы быта [860 - Винников А. З. Керамика донских славян конца I тыс. н. э. // СА. 1982. № 3. С. 174–177; Винников А. З. Славяне лесостепного Дона в раннем средневековье. Воронеж, 1995. С.106; Москаленко А. Н. Городище Титчиха. Из истории древнерусского поселения на Дону. – Воронеж, 1965. С. 161–162; Любичев М. В. Контакты славян Днепро-Донецкого междуречья и населения Северо-Западной Хазарии в конце VII – начале VIII в.// Древности. Харьковский историко-археологический ежегодник. 1994. Харьков, 1994; и др.]. Интересно, что на всех городищах практически отсутствует культурный слой, в то время как вокруг практически каждой из крепостей или недалеко от нее имели селища с богатым культурным слоем начиная с VIII в. [861 - Афанасьев Г. Е. Население лесостепной зоны бассейна Среднего Дона в VIII–X вв. С. 115–125.]. Эти поселения изначально были расположены на торговом пути по реке Рус.

Г. Е. Афанасьев выявил, что одним из трех наиболее транспортно доступных городищ является Маяцкое – на крайнем востоке [862 - Афанасьев Г. Е. Топологическое исследование степени доступности салтово-маяцких городищ. С. 92–93.]. Т. е. крепости создавались для защиты и этих населенных пунктов. Опасность, от которой приходилось защищаться, пришла вместе с южной: ПЦГ и городища лесостепи построены одновременно [863 - Афанасьев Г. Е. Где же археологические свидетельства существования Хазарского государства? С. 50–51.]. Верхнесалтовское городище было возведено тогда же, но эти стены охраняли не границу. Вокруг крепости, и с северо-востока, и с юго-запада, по обоим берегам Северского Донца находилось огромное (для Восточной Европы того времени) поселение. В могильниках, прилегающих к этому поселению, покоятся более 100 000 человек. Верхнесалтовский комплекс – самый крупный памятник салтово-маяцкой КИО в целом [864 - Крыганов А. В. Нетайловский могильник на фоне праболгарских некрополей Европы // Культуры евразийских степей второй половины I тысячелетия н. э. (Вопросы хронологии). Самара, 1998. С. 358–359; Крыганов А. В. Крупнейший пункт (город) Хазарии // Восточноевропейский археологический журнал. – 1(8), январь-февраль 2001 (http://archaeology.kiev.ua/journal/010101/kryganov.htm).]и один из древнейших [865 - Флеров В. С. Погребальные обряды на севере Хазарии. (Маяцкий могильник). Волгоград, 1993. С.25.]. Не без основания Г. Е. Афанасьев и А. В. Крыганов считают Верхний Салтов центром салтовской земли [866 - Крыганов А. В. Крупнейший пункт (город) Хазарии; Афанасьев Г. Е. Топологическое исследование степени доступности салтово-маяцких городищ. С. 93.].

Таким образом, возникает следующая картина: возведение крепостей такого рода ясно свидетельствует о существовании раннего государства с весьма сильной верхушкой. В 1-й пол. IX в. перед администрацией этого раннего государства, в своих границах совпадающего с территорией лесостепного и степного варианта салтовской культуры, встала срочная задача защиты своих границ от противника с северо-востока и юго-востока. Это государство в своей основе было этнически сармато-аланским, ибо именно этот этнос составляет гарнизоны большинства крепостей. Границы этого государства по данным письменных источников совпадают с местожительством русов и, возможно, внутренних булгар.

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.