Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

О поминовении усопших на Божественной Литургии





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Старец Николай (Гурьянов) учил: «Когда служится сорокоуст, великий грешник выпускается из ада». Он повторял, что многое зависит от молитвы сродников, только хула на Господа не прощается. (из книги «Современные старцы Святой Руси»,Москва, 2009, «Оранта»)

___________

Отец Павел (Груздев) всегда молился о тех, за кого молиться некому, т.е. у кого не осталось родной души на земле. Была у него своя, особая молитва: «Помяни, Господи, тех, кого помянуть некому нУжды ради». И вот когда батюшке делали сложнейшую операцию на желчном пузыре, в этот момент фактически наступила его смерть. Он очнулся на том свете и увидел огромное множество людей, которые пришли за него молиться, в том числе и друзей своих, священников, уже умерших, но еще больше незнакомых.

- А это кто? – спросил о.Павел.

И один из священников ответил ему:

- Это те, за кого ты молишься: «Помяни, Господи, тех, кого помянуть некому нУжды ради». Это они за тебя пришли просить.

____________

«Всякий желающий проявить свою любовь к умершим и подать им реальную помощь может наилучшим образом сделать это молитвой о них и, в особенности, подачей записки для поминовения на Божественной литургии. Ничего лучшего и большего сделать для них мы не можем. Это им всегда необходимо...» (Архиеп. Иоанн (Максимович)).

(обращаю внимание, что за самоубийц и за некрещеных обедни о упокоении и сорокоусты в храме не принимаются… http://www.pdsem.mrezha.net/pages/p200.html)

____________

Всякий желающий проявить свою любовь к умершим и подать им реальную помощь, может наилучшим образом сделать это молитвой о них и в особенности поминовением на Литургии, когда частицы, изъятые за живых и умерших, погружаются в Кровь Господню со словами: "Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Своею честною, молитвами святых Твоих".

Святитель Иоанн, архиепископ Шанхайский и Сан-Франциский

__________

«…И наша молитва за наших дорогих покойников является средством духовного общения с нашими усопшими отцами, братьями, сестрами, детьми, является путем передачи им голоса нашего сердца. Мы молимся об их упокоении, мы просим у Господа милости для них, дарования Царства Небесного. И наша молитва за собратьев не может остаться не услышанной Тем, Кто слышит каждый вздох верующего человека, даже ещё не вырвавшийся из груди. И по нашим молитвам, по молитвам всей Церкви об усопших Господь посылает утешение и облегчение душам тех, которые отходили к Нему хотя бы с зачатками веры, хотя бы с началом и не доведенным до конца покаяния в своих делах.

Ещё большее значение имеет для душ усопших, для их посмертного утешения и для облегчения их участи Бескровная Жертва, приносимая за Божественной Литургией. Святитель Димитрий Ростовский говорит: «Если бы только мы могли себе представить, с каким волнением ожидает душа усопшего той минуты, когда ты войдёшь в храм Божий, когда подашь его имя для поминовения, когда вынется частица за упокой его души! Каким радостным трепетом наполнится его душа, когда эта частица, по уставу Церкви, опускается в Святую Чашу, омывается Святой Кровью Христовой при молитве совершителя богослужения: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Твоею честною!»

Когда мы сами будем там, мы почувствуем, как будем нуждаться в этой молитве о себе, с каким трепетом будем ожидать молитвы тех, кто останется жить после нас и будет приносить молитву за нас пред Господом.

Молитва – это не только средство общения нашей души с душой усопшего, но это – доброе дело, дело любви, какое каждый из нас во имя любви к Спасителю творит в отношении тех близких и дорогих, с которыми мы вместе жили, вместе молились, вместе воздыхали в дни поста вздохами покаяния в своих грехах и вместе предстояли пред Святой Чашей.

Если ты хочешь сделать еще другое доброе дело душе усопшего, подай в память его милостыню бедному, сделай еще что-нибудь доброе по велению твоего сердца во имя упокоения и спасения души дорогого тебе человека.

Через эти добрые дела, какие мы совершаем во имя умерших, Господь подает их душам Свое благословение, Свою Отеческую любовь. Он – Всеправедный Судия и Отец людей, Он ли не воздаст за наше малое дело Свою любовь тем, кого мы поминаем, во имя кого мы совершаем это доброе дело? Он – Сладчайший Утешитель всех скорбящих и унывающих и, принимая из наших рук, нашего сердца дела любви, совершаемые во имя усопших, Он ли не ответит Своими милостынями душе того, чье имя мы носим в своем сердце и во имя кого мы творим доброе дело? …»

(с) митр. Н.Ярушевич, слово «Сила любви», 1951г.

Благодарность отца

В одном селе скоропостижно умер дьячок — старик. У него был сын — чиновник. Нечаянная смерть отца поразила сына. Загробная участь умершего не давала покоя доброму сыну почти целый год. Зная, что в литургии самое важное время для поминовения умерших есть время пения: «Тебе поем, Тебе благословим…», печальный сын, находясь в это само время в церкви (это было в Духов день), с особенным усердием стал молиться Богу об упокоении своего отца. И что же? В ночь на вторник он видит во сне отца своего, который три раза поклонился ему до земли и, при последнем поклоне, сказал: «Благодарю тебя, сын мой» («Странник», 1864, Декабрь).

 

В какие моменты Божественной Литургии

нужно поминать живых и усопших

Мне хотелось бы сегодня поговорить об очень важном предмете – о поминовении наших близких. О поминовении живых и о поминовении усопших. Дело в том, что каждый раз, как заканчивается Литургия и я выхожу в храм, подходят люди и говорят: «Вот, батюшка, мы очень ждем панихидку, хотим помолиться за усопших». А кто-то говорит: «Я вот специально пришел, чтобы помолиться о здравии, или об успехе дела, или помолиться с благодарностью Богу. Можете ли послужить молебен?» Мы, священники, конечно, служим. Но какой-то осадок остается, и вот от чего. Дело в том, что, по древней церковной традиции, после Литургии не положено совершать никаких частных треб, никаких частных молений. Потому что Литургия – это маленькая Пасха. Во время Литургии мы взбираемся на молитвенную высоту, мы, можно сказать, непосредственно, лицом к лицу с Богом общаемся, переживаем праздник, пир веры. И сразу с этой высоты спускаться и возвращаться опять в круг каких-то наших просьб… Церковь сочла с древности, что это не совсем уместно.

Когда я однажды рассказал об этом людям на одной беседе, один человек сказал: «Может быть, теоретически это и правильно. Но я прихожу в храм не для того, чтобы абстрактно участвовать вместе с Церковью в празднике встречи с Господом. Я хочу помолиться и о своих личных нуждах. Почему же вы этого меня лишаете, говорите, что не положено служить панихиды и молебны? Почему же вы лишаете меня этой возможности помолиться за моих живых родственников или за усопших?»

Этот человек задал очень правильный вопрос. Дело в том, что Церковь не напрасно, не случайно сказала, что после Литургии частные молебны и панихиды о чем-либо или о ком-либо нежелательны. Дело в том, что в самом чине Литургии содержатся, притом в концентрированном виде, молитвы и о здравии, и о упокоении. Несколько раз во время Литургии мы особо, «сугубо» молимся о живых. И так же сугубо, особо молимся и об усопших. Конечно, нельзя, знаете, по какой-то шкале измерить, на сколько именно Литургическая молитва выше молебна или панихиды, но можно с несомненностью утверждать, что многократно выше. По своим «благодатным характеристикам» – употреблю такое смелое выражение – Литургия выше любой нашей частной молитвы.

И вот мне хотелось бы сегодня в проповеди рассказать, когда именно во время Литургии мы молимся о здравии и о упокоении. Это пригодится вам для того, чтобы вы могли более осмысленно относиться к службе и участвовать в Таинстве. Ведь это наша беда, что мы не знаем с вами службы, не знаем церковной службы. Бывает, люди десятилетиями ходят в храм – и не знают, в каком месте помолиться о близких. Недавно одна бабушка подошла с брошюрой, в которой был чин Литургии, и попросила: «Не можете ли, батюшка, мне поставить крестики, где, в какие моменты молиться за усопших, и галочки, где можно молиться о здравии. Я буду стоять с этой книжечкой на Литургии и следить, и молиться». Это очень правильный подход, благочестивый. Но вместе с тем этот пример показывает, что мы с вами не знаем нашей Литургии, не знаем этого в прямом смысле сокровища нашей веры...

Вот давайте сегодня как раз и посмотрим, и освежим в памяти, в какие моменты службы Церковь нас призывает молиться об усопших и в какие – о живых. И в будущем, когда мы будем приходить на службу на Литургию, мы сможем в эти моменты поминать наших живых и наших усопших, сродников, знакомых. Но, конечно, это не значит, что молебны и панихиды служиться не будут. Они служились и будут служиться, потому что, повторяю, если кто-то и понимает, что можно помолиться о своих детях на Литургии, и что необязательно потом заказывать отдельный молебен о здравии, то это один человек из ста, а девяносто девять не понимают. И для них, конечно, всегда будут служиться и молебны, и панихиды.

 

Поговорим о том, когда же именно Церковь советует нам в чине Литургии молиться об усопших и о живых.

Вы знаете, что еще до того, как началась служба, в алтаре совершается проскомидия. Проскомидия – это такое чинопоследование, во время которого из просфор, из таких круглых, состоящих из двух половинок хлебцев, вынимаются частицы. Мы молимся: «Господи, помяни рабов Твоих...» И перечисляем имена. И все записки, которые вы давали накануне вечером, в предыдущий день или утром, все эти записки берутся в алтарь. Постоянно наш чтец или пономарь ходит в свечной ящик, все эти записки приносит, затем встает рядом со священником, который совершает проскомидию, и тихонько читает их. И священник всех поминает. Так совершается первое поминовение.

У нас в России верующие люди как-то в нем активно не участвуют. Они просто приносят записки, оставляют. А в древности верующие более активно участвовали в службе. Кстати сказать, и сейчас в некоторых храмах мы можем такую же традицию, в стиле древнехристианских времен увидеть, это очень хорошая, правильная традиция. Однажды я был в Париже, и там я служил в греческом православном храме. И обратил внимание на одну очень интересную особенность. В Греции жертвенник стоит прямо у самого выхода из алтаря. Священник стоит спиной к выходу, ну, или боком к выходу, на расстоянии протянутой руки, так что верующие люди могут написать записку и подать ее прямо в руки священнику, который совершает поминание. Священник тут же эту записку берет и тут же говорит: «Помяни, Господи, рабов Твоих...» Более того, можно самому испечь хлеб, и частицы о здравии или о упокоении дорогих тебе людей будут вынуты не из просфоры, а из хлеба, приготовленного твоими руками. Я видел, как женщины приносят хлеб, завернутый в полотенце. Такие теплые еще хлебы. И вот эти хлебы приносят, и священник берет этот хлеб у хозяйки, берет ее записку, какое-то пожертвование, говорит: «Помяни, Господи…» – поминает, вынимает частицы из этого хлеба и женщине хлеб отдает. Через изъятие частиц простой хлеб становится священной просфорой. И хозяйки берут этот хлеб домой, и там всем, кто приходит, – например, детям, внукам, – всем этот хлеб дают, по кусочку.

Чтобы верующим напомнить, что в это время, когда идет проскомидия, они могут помолиться о своих живых и усопших, в Греции в это время звонят в колокольчик. То есть, когда священник помянул всех, за кого подали записки, чтец или пономарь берет колокольчик и в него звонит. И все люди, которые ходят и ставят свечки или просто ходят по храму и целуют иконы, они мысленно говорят: «Помяни, Господи …» и называют себя или вполголоса произносят имена своих близких, усопших или живых.

Хотя у нас такой традиции нет, но, как вы понимаете, суть остается та же. То есть, когда мы приходим с вами перед началом службы, покупаем свечи, уже идет проскомидия. Мы можем с вами купить свечу, подать записку, приложиться к иконам, но потом хорошо бы остановиться и помолиться от души за всех живых и усопших, помянув их поименно.

И таким образом вы тоже станете участниками проскомидийной молитвы. Священник – в алтаре, вы – в храме, но все единым сердцем возносят молитву о людях.

 

Дальше:

Эти все частицы, вынутые с поминовением о здравии и о упокоении, мы кладем на специальное блюдо – дискос, где лежит уже частица хлеба, которая станет Телом Христовым. Называется эта частица «Агнец». Потом это блюдо с Агнцем перенесут во время Великого входа и поставят на престол. Эти частицы, как бы люди эти, будут возле Агнца, возле Христа Самого лежать.

Итак, мы рассказали о первом поминании. Всего на Литургии мы можем обозначить четыре поминания. Четыре особых, подчеркнутых поминания. Я уж не говорю, что в прошениях ектении мы постоянно возносим молитву за людей, молим Бога: «Помяни, Господи, плавающих, путешествующих, недугующих…» То есть, если кто-то из наших родственников болеет, они подходят под эту категорию.

Но четыре раза Церковь молится о живых и усопших специально, особенно.

Первый раз – во время проскомидии.

Второй раз – когда? – Во время «сугубой ектеньи».

Диакон прочитал Евангелие. И начинается «сугубая ектенья»:

«Рцем вси от всея души, от всея помышления нашего рцем».

«Господи, Вседержителю, Боже отец наших, молим Ти ся, услыши и помилуй».

Дальнейшие прошения этой ектении я пропущу и подойду к предпоследнему прошению:

«Еще молим Ти ся о милости, жизни, мире, здравии, спасении посещении, прощении и оставлении грехов рабов Божиих...». И мы читаем списки имен.

Так вот это – самое законное время, чтобы и мы свои свитки, книжечки, синодики раскрыли и помолились о здравии наших с вами близких людей.

А после этого следует ектенья заупокойная:

«Еще молимся об упокоении душ усопших рабов Божиих…», и опять диакон перечисляет имена.

Некоторые люди говорят: «Почему меня вынуждают молиться за каких-то совершенно незнакомых людей?» Когда диакон произносит имена, естественно, для большинства людей это незнакомые имена. Но дело в том, что, пока диакон поминает тех, о ком просили его молиться, мы можем помянуть и своих. Во-первых, можем помянуть и тех, кого мы не знаем лично. Мы за них помолимся, а кто-то за нас. Не будем жалеть своих сил, чтобы помолиться за незнакомых нам людей.

Третий разочень важно! – мы на Литургии поминаем живых и усопших, когда заканчивается Евхаристический канон, когда хлеб и вино становятся Телом Христовым и Кровью; тогда священник возглашает: «Изрядно о Пресвятей, Пречистей, Преблагословенней Владычице нашей Богородице и Приснодеве Марии»!

И хор поет: «Достойно есть, яко воистину…» или: «О Тебе радуется, Благодатная, всякая тварь». То есть поется гимн в честь Богородицы. Диакон кадит, наполняет кадильным дымом алтарь. И вот перед нами лежат раскрытые Тело и Кровь Христовы, Сам Господь, Воскресший и Преобразившийся, перед нами. Святые отцы говорили: «Когда, как не в эти минуты, когда перед нами Тело и Кровь Христовы лежат, мы можем помянуть всех, кого хотим?..» Один известный святой, находясь в темнице, писал своим братьям, епископам: «Братья, я очень много страдаю в узах. Пожалуйста, помолитесь за меня перед раскрытыми Дарами». Он имел в виду как раз этот момент.

И, наконец, четвертый, последний, сугубый, нарочитый момент поминания. После Причащения всех верующих священник заносит Чашу в алтарь, ставит ее на престол. Диакон (как положено) или священник (как часто совершается по современной практике) берет частицы, вынутые во здравие или во упокоение душ людей, опускает их в Чашу со словами: «Отмый, Господи, грехи всех зде поминавшихся, Кровью Своей честной, молитвами святых Твоих». Считается, что даже кто не был, не присутствовал на Литургии по какой-то уважительной причине, но за кого вынута частица из просфоры, в этот день он тоже омывается Кровью, тоже приобщается ко Христу. То есть, он тоже каким-то образом участвует в Таинстве Причащения.

Священник (или диакон) опускает в Чашу частицы, а прихожане могут, со своей стороны, вознести в этот момент молитву о всех близких. Вы можете сказать мысленно или тихо: «Отмой, Господи, грехи всех поминавшихся здесь, всех близких моих, сродников, друзей, всех, за кого я молюсь. Приобщи их к Себе, излей на них благодать, прости прегрешения и ослабь муки усопших, кто в этом нуждается. Вразуми и просвети светом богопознания и доброй жизни живых…» Вот примерно так можно помолиться в эту минуту. Молитвы импровизированные, можно каждый раз складывать такие, какие Бог на сердце положит.

Вот особые четыре момента, когда мы можем молиться об усопших и о живых. Согласитесь, достаточно, для того, чтобы иметь возможность помянуть своих близких. А не говорить с расстройством, как некоторые: «Выстояла Литургию, батюшка, что же, теперь я без панихиды, без молебна останусь? Как же помолюсь я о родных?»

Некоторые приходят не на Литургию, а к молебну или к панихиде, чтобы за своих близких помолиться. Как будто Литургия – это что-то абстрактное, не имеющее отношения к нашей с вами реальной, конкретной жизни. А ведь мы знаем, что это и возможность встретиться, пообщаться с Господом, и возможность высказать Богу все свои нужды, помолиться о здравии и о упокоении людей, которые нам дороги!..

Мир Божий да пребудет со всеми вами, с вашими близкими. Да сохранит Господь в мире всех наших живых сродников и знаемых и да упокоит и сопричтет Царствию Небесному всех почивших. Аминь.

Священник Константин Пархоменко

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.