Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Политика в отношении развивающихся стран





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

В области отношений с развивающимися странами рейгановская администрация сделала попытку перейти к более активной политике, ослабить процесс сужения возможностей Америки в среде стран развивающегося мира. Если при Дж. Картере Соединенные Штаты пытались на основе единства Запада наладить диалог с Югом, то Р. Рейган занял гораздо более безучастную позицию. Была сокращена помощь развивающимся странам в целом за счет выделения «ключевых» стран. «„Вашингтон заявил лидерам развивающихся стран, что их трудности могут быть разрешены посредством рыночной экономики, частного предпринимательства и наставлений более эффективного Севера“. Американское руководство практически не обратило внимания на иной подход в этом вопросе ведущих западноевропейских стран и Японии.

В процессе достижения этих целей администрация Р. Рейгана сконцентрировала свои усилия на нескольких главных направлениях. В области военного строительства интенсифицировалось создание интервенционистского потенциала США, особенно в районе Карибского бассейна и на Ближнем Востоке. Пристальное внимание, было уделено усилению специальных частей для противоповстанческих операций. Следует отметить, что бывшие метрополии отнюдь не во всем поддерживали жесткий курс Вашингтона в развивающемся мире. Как оценивал различие в подходе бывший заместитель государственного секретаря США Дж. Болл, американская система связей с другими странами, «разумеется, не запрещает особых уз дружбы и интимности между развитыми и развивающимися странами, не запрещает некоего распределения задач между индустриальными странами на географической основе. Но существует принципиальное различие между связями, основанными на близости культур или военной необходимости (полагал Болл, у США и Западной Европы. – А.У.), и связями, основанными на особых финансовых и торговых отношениях (такие у ЕЭС с рядом развивающихся стран. – А.У.). Эти последние являются дискриминационными по своему характеру». Соединенные Штаты выступили против этих последних, с их точки зрения, «дискриминационных» связей.

Соглашения в Ломе были восприняты в США далеко не как «невинная» приверженность прежним колониям. Созданная система СТАБЕКС помогла реализации давнего пожелания затронутых соглашением развивающихся государств стабилизировать цены на их товары (в основном сельскохозяйственные продукты и минеральное сырье). Но важно отметить, эта система касается импорта только в пределы ЕЭС, а это значит, что указанные развивающиеся страны волей-неволей настраиваются на особые связи с Брюсселем. Помимо системы СТАБЕКС, орудием сепаратной европейской политики стал и Европейский фонд развития (4 млрд. долл.), созданный для подписавших соглашения в Ломе в 1979 г. развивающихся стран. Серия соглашений обеспечила рост технического и промышленного сотрудничества ЕЭС и данных стран. США с большим недоверием и подозрением смотрели на сепаратные соглашения ЕЭС с избранным кругом развивающихся стран. Это было ощутимо при трилатералисте Дж. Картере, но особенно проявилось с приходом к власти администрации Р. Рейгана, политика которой в отношении развивающихся стран ярко выразила себя в ходе так называемого диалога Север – Юг.

Не встретила она понимания и в Западной Европе. США в первой половине 80-х годов нашли в лице Англии единомышленника в том, что «обсуждение проблем развития должно носить абсолютно неофициальный характер». На противоположном – среди развитых капиталистических стран – полюсе Франция, ФРГ и Япония выразили свое убеждение в том, что «наилучшие возможности для экономического роста капиталистических стран можно найти в „третьем мире“. Позицию большого числа западноевропейских стран отразил доклад комиссии В. Брандта о взаимоотношениях развитых и развивающихся стран. В этом докладе, получившем большую известность и ставшем по существу знаменем западноевропейской социал-демократии, утверждалось, что значительное перераспределение ресурсов в мире в пользу Юга отвечает просвещенным интересам Севера. В докладе содержался призыв к созданию новых организаций в этих целях. Западноевропейские социал-демократы, возглавляемые В. Брандтом, пришли к выводу, что ныне существующие координационные и прочие совместные международные организации неадекватны. „Поэтому мы, – пишут авторы доклада, – видим необходимость того, чтобы Организация Объединенных Наций и высокие политические представители стран – членов этой организации более энергично, чем прежде, приступили к трудной, но очень существенной задаче управления всей системой, имея в виду достижение лучшей координации бюджетов, программ и политики в отношении технического персонала“. Помимо деятельности в рамках ООН, „комиссия Брандта“ предложила создать специальный совет для более четкого распределения ролей всех затрагивающих отношения Север – Юг организаций. Функцией специального органа была бы координация деятельности правительств и Генеральной Ассамблеи ООН. Доклады указанного совета были бы достоянием гласности, авторитет покоился бы на его общественной значимости, известности входящих в него лиц. „Комиссия Брандта“ исходила из посылки, что „диалогу Севера и Юга нет альтернативы. И этот диалог должен быть постепенно переведен на уровень глав правительств развитых и развивающихся стран – для начала число глав на такой встрече может быть ограничено числом двадцать пять“. С этими идеями американская сторона при президенте Р. Рейгане показала полное несогласие. Важно отметить, что „комиссия Брандта“ сделала оговорку, встретившую в 80-х годах резкое противодействие американцев: „Только уменьшение недоверия и страха между Востоком и Западом может создать здоровую и постоянную основу для сотрудничества Севера и Юга“.

В 1981 г. в ООН была сделана очередная попытка согласовать вопросы нового раунда переговоров между развитыми и развивающимися странами. На этом фоне особое значение приобрела встреча представителей 8 индустриальных и 14 развивающихся стран в Канкуне (Мексика) в августе 1981 г., представлявшая собой подготовительную фазу встречи развитых капиталистических и развивающихся государств. Уже на этой предварительной встрече стало ясно, что республиканская администрация США, рьяно взявшаяся за сокращение федеральных расходов и официально провозгласившая первоочередность своего внимания к укреплению собственно американской экономики, вошла в известное если не противоборство, то противоречие с ведущими западноевропейскими странами. Совещание в Канкуне в октябре 1981 г. было наиболее выразительным примером политики силовой дипломатии США в отношении развивающихся стран. В августе 1981 г. на данном подготовительном совещании государственный секретарь США А. Хейг объявил о согласии президента Р. Рейгана принять личное участие во встрече. Условие личного участия американского президента было жестким: американская сторона отказалась заранее согласовать конкретную повестку дня с включением в нее наиболее острых вопросов.

Такой подход американской стороны вызвал недовольство ряда западноевропейских лидеров, например президента Франции Ф. Миттерана (поддержанного сопредседателем встречи П.-Э. Трюдо), которые оценили позицию США как согласие на «разговоры о переговорах». Тот факт, что встреча глав государств и правительств в Канкуне началась без четкой повестки дня, предопределил ее результаты. Хейг заявил, что «встреча не будет иметь конкретной повестки дня и будет характеризоваться открытым обсуждением, причем главы государств будут избавлены от необходимости публиковать заключительное коммюнике». Это была первая встреча лидеров развитых капиталистических и развивающихся стран при президенте Р. Рейгане. Американская дипломатия приложила всевозможные усилия, чтобы расколоть фронт развивающихся стран. В то же время она оказала значительное воздействие на союзников для общего блокирования требований развивающегося мира. Прибыв в Канкун, президент Р. Рейган в назидательной форме посоветовал развивающимся странам развивать свой частный сектор и не препятствовать деятельности филиалов ТНК. Это было конфронтацией в отношении не только развивающихся, но и западноевропейских стран, поставивших создание диалога Север – Юг и его эффективность в качестве одной из главных своих задач. Расхождения с американцами способствовали закреплению сепаратного курса ЕС в отношении связанных с ним преференциальными соглашениями стран. Совещание в Канкуне еще более отдалило американскую и западноевропейскую позиции по этому вопросу, и США оказались поставленными в положение наиболее нетерпимого противника развивающихся стран.

Соединенные Штаты пригрозили, что, встретив «непонимание» со стороны стран «третьего мира», они могут блокировать деятельность таких организаций, как МВФ и МБРР. Напомним, что в МБРР процедура принятия решений и принцип распределения голосов позволяют Соединенным Штатам собрать достаточное число голосов, чтобы добиться отлучения любой непокорной страны «третьего мира». С точки зрения администрации Р. Рейгана, МВФ, ужесточая условия предоставления ссуд и повышая свою роль в качестве контролера, должен был бы создавать в развивающихся странах атмосферу, способствующую привлечению частных инвестиций и иностранных кредитов. С той же целью МБРР мог бы заниматься финансированием совместно с коммерческими банками. В результате такого подхода ссуды будут предоставляться только тем развивающимся странам, которые неукоснительно выполняют условия МВФ, то есть американские условия, условия страны, доминирующей в МВФ.

Используя свое преобладание в ряде международных организаций, Соединенные Штаты прибегли к шантажу: высказали сомнения в отношении того, смогут ли они в дальнейшем выполнять принятые обязательства в отношении предоставления фондов МВФ и МБРР. Встал вопрос об увеличении взносов развитых стран. В известной степени это был критический для начала 80-х годов момент. Западной Европе, решись она на реформу представительства в МБРР, пришлось бы оказывать давление на своего самого мощного союзника и нынешнего лидера западной валютно-финансовой системы, так что западноевропейские страны не осмелились на открытое размежевание. Американская сторона подтвердила свое господствующее положение в обеих международных организациях.

Более открытую форму протеста против линии Рейгана в отношении развивающихся стран заняла Франция. В своей первой же речи в Енисейском дворце в день вступления на пост президента Франсуа Миттеран отметил: «Франция должна решительно заявить, что подлинного международного сообщества не будет до тех пор, пока две трети планеты будут получать взамен своих людских и материальных ресурсов голод и презрение».

Существовало и определенное ослабление фронта развивающихся стран, не сумевших сохранить столь необходимое единство, позволившее им в середине 70-х годов занять более влиятельные позиции на мировой арене. Во-первых, ослабли их экономические позиции вследствие ухудшения конъюнктуры на мировом капиталистическом рынке. Товары из развивающихся стран стали с еще большим трудом проникать на рынки развитых стран капиталистической системы, спрос на их сырьевые ресурсы сократился. Во-вторых, увеличилась задолженность этих стран, она составила на конец 1984 г. сумму в 800 млрд. долл. Экономика наименее развитых из развивающихся стран (32 страны) зависит от займов, 82% которых предоставляются за счет официальной двусторонней или многосторонней помощи, то есть эти государства во многом зависят от доброй воли заимодавца, что ставит их в особо уязвимое положение.

В-третьих, большая группа государств существует, производя одну-две монокультуры или один-два вида сырья как источник своей иностранной валюты. Финансирование эти стран приходится на главные банки Севера, где главный кредитор – Всемирный банк и его филиал – Международная ассоциация развития. Стремление получить займы и экономические программы делает эти страны менее активными в отстаивании своих интересов.

Как показывает опыт 80-х годов, рейгановская администрация предприняла несколько попыток убедить Европейское экономическое сообщество добиться отказа в помощи «тем странам третьего мира, которые вызывают у США тревогу по политическим или стратегическим соображениям».Вашингтон, к примеру, специально командировал в штаб-квартиру ЕЭС в Брюсселе своего представителя, чтобы попытаться помешать оказанию Европейским сообществом экономической помощи Гренаде. (О том, как США в конце концов «решили» эту свою проблему, широко известно: в октябре 1983 г. американский десант оккупировал Гренаду.) Самое главное: перенося «рейганомику» (упор на частный бизнес) на мировую арену, США столкнулись не только с противодействием развивающихся стран, но и с ясным неодобрением своих партнеров по западному блоку.

Наиболее драматическим полем приложения политики Р. Рейгана в отношении стран «третьего мира» стала его политика в Центральной Америке. Для координации интервенционистской политики США против неугодных им режимов здесь в декабре 1981 г. было создано новое региональное военное командование. Американское правительство сделало все возможное для дестабилизации положения в Никарагуа. Противники законно избранного никарагуанского правительства, базирующиеся в Гондурасе и Коста-Рике, получили военную помощь, в то время как экономическая помощь Никарагуа была прекращена. Произошло вмешательство Вашингтона в гражданскую войну в Сальвадоре. В 1982 г. президент Р. Рейган выдвинул так называемую карибскую инициативу, предусматривающую предоставление странам Карибского бассейна и Центральной Америки торговых льгот и финансовой помощи на сумму 350 млн. долл. Из этой суммы почти половина предназначалась для сальвадорского режима, а такие страны, как Никарагуа и Гренада, были исключены из этой программы как «не имеющие частного сектора». И тем не менее беспрецедентное давление на Никарагуа не дало желаемых Вашингтону результатов. Именно в этом случае, когда колосс Северной Америки бросил свои силы против небольшой центральноамериканской страны, проявился подлинный характер отношения республиканской администрации к развивающемуся миру: против стран, не склонных полагаться на частое предпринимательство и не желающих быть послушным объектом американской внешней политики, Вашингтон готов был применять силу.

Отличительной чертой американской политики в 80-х годах стала демонстративная поддержка расистской ЮАР (президент Р. Рейган назвал ее «верным союзником»). Вашингтон стал фактически единственным союзником той страны, что особенно ярко выразилось летом 1985 г., когда Южно-Африканскую Республику потрясли массовые проявления неприятия черным большинством страны режима апартеида. В этом случае ни ЕЭС, ни Япония не поддержали обреченный режим и его американского покровителя. Остались США в одиночестве и по вопросу о предоставлении независимости Намибии. Исключительной одиозностью отличалась политика Р. Рейгана в отношении Ливии – Вашингтон пообещал помощь любому африканскому государству, которое выступит против правительства Каддафи. В Южной Азии опорой США продолжал оставаться Пакистан, с территории которого они начали открыто помогать антиправительственным силам в Афганистане. Трехмиллиардная помощь Пакистану означала также и давление на Индию, следующую самостоятельным внешнеполитическим курсом. На Дальнем Востоке были созданы предпосылки трехстороннего союза Вашингтон – Токио – Сеул, увеличивая при этом помощь авторитарному южнокорейскому режиму.

На коротком историческом этапе обстоятельства частично благоприятствовали республиканской администрации. К началу 80-х годов ослабли усилия сторонников единства развивающихся стран, активного противопоставления огромного «третьего мира» эксплуататорам из развитых капиталистических стран. Прежде всего произошла дифференциация в сфере «Группы 77», объединившей развивающиеся государства мира и столь активной в начале 70-х годов. Выделились обогатившиеся страны ОПЕК, динамично развивающиеся страны Азии (Южная Корея, Тайвань, Гонконг, страны АСЕАН), далеко назад оказались отброшенными лишенные ресурсов десятки стран Африки и Южной Азии. Из-за отсутствия единства менее концентрированной стала ударная сила «Группы 77» и движения неприсоединении, менее убедительными стали их требования по созданию нового международного экономического порядка (поддержанные социалистическими странами, большинством мирового сообщества), по глобальному пересмотру отношений с развитыми капиталистическими странами. Кризис сузил сферу рынка, на который рассчитывали поставщики сырья из развивающихся стран. У США появилась возможность игнорировать требования и претензии этих стран.

Администрация Р. Рейгана предприняла попытки повернуть вспять те тенденции, которые уменьшают экономический, военный и политический вес Америки в мире. Некоторые обстоятельства благоприятствовали этим сугубо националистическим устремлениям. На протяжении 80-х годов националистическая идеология получила значительное распространение среди американского населения; произошла потеря политических позиций у традиционного северо-восточного истеблишмента, более умеренного в выражениях американских устремлений; проявилась большая, чем прежде, готовность союзников, находящихся в полосе кризиса, сопровождаемого снижением темпов экономического роста, к подчинению старшему партнеру; сказалось определенное ослабление солидарности в среде стран «третьего мира». Эти обстоятельства объективно способствовали некоторому обращению вспять прежних, негативных для США тенденций, утверждению доминирующих позиций США на Западе.

Итак, Соединенные Штаты постарались возвратить утраченный мир 50-х годов, доминирование в военной сфере, в сфере мировой экономики, в процессе принятия важнейших политических решений, касающихся проблем мирового развития.

1. Ради изменения стратегического равновесия в свою пользу администрация Р. Рейгана увеличила долю военных расходов в ВНП США с 5, 7 до 7, 1%. Было начато осуществление программ модернизации стратегических сил, создания новых сил стратегического назначения и милитаризации космоса.

2. США продемонстрировали готовность к силовому вмешательству в дела других стран, это подтверждают их агрессивная политика в отношении ряда центральноамериканских государств.

3. Администрация Р. Рейгана увеличила стратегический нефтяной запас до 50-дневной нормы импорта.

4. В экономической области был несколько понижен уровень инфляции и начался экономический подъем.

Республиканская администрация противостояла главным долгосрочным причинам современного относительного упадка веса США – децентрализации экономической мощи, переходу ее к союзникам (1) и возросшей сложности мировой политики, делающей контроль над ней все более сложной задачей (2). Достигнув некоторого продвижения в воздействии на краткосрочные факторы, республиканская администрация постаралась воздействовать на долгосрочные процессы, определяющие будущее, – усложнение мира, на его колоссальную социальную трансформацию. Именно они стали определять характер международных отношений в последние полтора десятилетия XX века в мире 160 (тогда) суверенных государств. Это была активная попытка одной страны, США, контролировать ход мирового развития.

Отметим также, что решение глобальных по охвату проблем американское руководство при Р. Рейгане пыталось осуществить более самостоятельно, все менее рассчитывая на помощь ближайших союзников, не доверяя даже этим последним. Р. Рейган подверг сомнению первостепенное значение, придававшееся тесным связям с Западной Европой, всегда являвшейся краеугольным камнем американской внешней политики. Основные внешнеполитические акции Вашингтона были проведены либо без уведомления западноевропейских союзников, либо вопреки их советам. При нем контингент американских войск в Западной Европе был сокращен; военно-морские силы в этом регионе получили ориентацию на ближневосточное направление.

Прекратился процесс взаимного понижения таможенных барьеров. Рейган остался глух к жалобам западноевропейских союзников на высокие учетные ставки американских банков, им не предлагались новые меры по совместному производству оружия, замедлено было макропланирование в рамках НАТО. На совещаниях «семерки» лидеры США довольно пассивно принимали к сведению позицию своих западноевропейских союзников. Даже поездки Р. Рейгана в Западную Европу были практически вынужденными – нужно было присутствовать на встречах семи держав Запада в верхах, и этим мероприятиям сопутствовали турне по близлежащим странам. (С момента своего выхода на национальную арену Р. Рейган постоянно утверждал: «В самом подлинном смысле мы, американцы, в такой же степени являемся тихоокеанским народом, в какой мы являемся атлантической нацией»1.)

НАТО продолжала оставаться для США важнейшим внешнеполитическим и военным союзом, и при Р. Рейгане были предприняты инициативы по сближению с атлантическими союзниками. Но главное для глобальных позиций США событие произошло восточнее, где в 1989 – 1991 гг. ушла в историческое небытие советская сверхдержава.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.