Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

К.-О.Апель: трансцендентальная прагматика





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Карл-Отто Апель (р.1922) – еще один выдающийся философ современности. В отличие от Хабермаса он не испытал на себе влияние основателей Франкфуртской школы. Тем не менее их имена неизменно ставят рядом. Для этого есть известные основания: оба являются сторонниками коммуникативного подхода в философии с его особым вниманием к языку. Хабермас и Апель, друзья по жизни, пришли к своим воззрениям разными путями: первый более всего размышлял над проблемами теории общества; второго интересовали пути трансформации философии. Главный труд Апеля "Трансформация Философии" [121 до сих пор не переведен на русский язык. Какие же трансформации философии он считает главными?

Прежде всего Апель стремится к "критической реконструкции идеи трансцендентальной философии" Канта [13 с. 78]. Реконструкция означает построение заново, на других основаниях. Идея трансцендентальности, безусловно, является одной из базовых в современной философии. Надо облагать известным философским мужеством, приступая столь решительно как это делает Апель, к ее реконструкции. Трансцендентальным, в самом широком смысле этого слова, в современной философии считают основания (предпосылки) философствования. Кант видел эти предпосылки в принципах разума, которые не могут быть извлечены из эмпирии. Позиция Канта не Устраивает Апеля по крайней мере в двух отношениях. Ссылки на разум человека – это философское предпочтение субъективности а ведь философствование есть интерсубъективное мероприятие. Но как раз мимо этого обстоятельства проходит вся нововременная философия, в том числе и кантовская. Следует также отметить что Кант ставит вопрос о возможности науки, а не философии. Но не наука является теорией философии, а, наоборот, философия есть теория науки [13, с. 77], поэтому внимание к статусу философии имеет для Апеля решающее значение.

Тщательно проанализировав ситуацию в философии, Апель приходит к выводу, что возвышение субъективности в противовес интерсубъективности явилось следствием отрыва языкаот мышления, его слишком резкого обособления и придания ему языку, вспомогательной значимости. В этой связи Апеля привлекают усилия Хайдеггера и Витгенштейна по философской реабилитации языка.

Хайдеггер характеризует язык как "дом бытия" и "приют человеческой сущности" [13, с. 77]. Здесь язык Первичнее субъективности. Апель воспринимает эту идею, но модифицирует ее. Подобно Гадамеру он сближает бытие и язык, именно язык есть бытие. Герменевтика Апелю по душе, но лишь постольку, поскольку она совместима с достижениями аналитической философии. Гадамер – герменевтик по преимуществу, он фактически обходится без аналитической философии. Апель – и герменевтик, и аналитик.

Идеи главного аналитического философа Людвига Витгенштейна также имеют для Апеля основополагающее значение. Как известно, Витгенштейн дополнил свой ранний проект философии языка более поздним. Ранний Витгенштейн во главу угла ставил семантику (что обозначают слова и предложения) и синтактику (как связаны между собой члены предложения и предложения как таковые). До прагматики, имеющей дело с согласованием ценностей людей, очередь не доходила. Однако позднему Витгенштейну удалось выявить недостатки семантико-синтактического понимания языка. Поздний Витгенштейн характеризует язык как совокупность жизненных форм и языковых игр, обладающих "семейным сходством"; значение слова есть его употребление. У него на первый план вместо семантики явно выходит прагматика. Для Апеля неудачи и успехи витгенштейновских проектов философии (философии языка) весьма знаменательны. Витгенштейн на правильном пути. Апель считает поэтому плодотворным "... помыслить с Витгенштейном против Витгенштейна и дальше Витгенштейна" [13,с.85]. Как именно Апель реконструирует его философию, будет отмечено ниже. Прежде обратимся к восприятию Апелем идей Чарльза Сандерса Пирса.

Апель, можно утверждать, не боясь преувеличений, буквально открыл, по крайней мере для философии континентальной Европы, значимость Пирса как основателя семиотики (науки о знаках) и американского прагматизма. По инициативе и под руководством Апеля был издан двухтомник работ Пирса [14]. Введение к этим двум томам составило содержание книги Апеля "Путь мысли Чарльза С. Пирса" [15]. Показательно, что как и в случае с Витгенштейном, речь идет о некоем пути философствования. Апель не упускает возможности пофилософствовать вместе с Пирсом против Пирса и дальше Пирса.

В многочисленных триадических семиотических пирсовских конструкциях центральным является соотношение: объект – знак – интерпретатор. Без этой триады Пирс не обходится при понимании каких бы то ни было феноменов. По Пирсу, ясность знания достигается не одиночками, а сообществом ученых в их прагматической деятельности. И Кант, и Декарт, по Пирсу, ошибались, считая априорное, т.е. внеопытное, разумное знание очевидным и ясным. Кант и Декарт принимают итог познания за его начало. Отдельный ученый – это член сообщества ученых, ясность достигается в столкновении идей, в выработке общего мнения.

Апель разворачивает пирсовские идеи от науки в сторону философии. Он еще резче, чем Пирс подчеркивает особую роль интерпретатора, который выступает у него не в роли дедуцирующего ученого, а как рефлексирующий (творчески размышляющий) и аргументирующий философ [16,с.72-73]. На место пирсовского сообщества ученых Апель ставит сообщество философов. Пирсовский прагматизм переводится в русло речевых актов Остина и Сёрла и понимается как единство теории и практики [13,с.92].

Но решающее значение Апель придает феномену языка. Что просмотрел Витгенштейн, продуктивнее других тематизировавший философию языка? Он рассматривал языковые игры как объективные факты, не имеющие ничего общего кроме "семейного сходства", не ставил вопрос об условиях возможности продуктивного философствования [13,с.86-87].

При всей внешней несхожести языковых игр в них, по сути, есть нечто общее, а именно, его участники приобретают "компетентность к рефлексии" [13.С.86]. Далее. Философ не только сам участвует в языковых играх, но и постоянно исходит из предпосылки, что он может практиковать языковую игру и по определенным правилам рефлексировать [13,с.86]. Более того, всякий, кто участвует в рефлексии и коммуникации, рассчитывает на взаимопонимание, согласие, консенсус [13,с.90,92]. В отсутствие такого консенсуса философствование становится пустым, малозначимым. К тому же философствование предполагает в качестве своей возможности и значимости неограниченное коммуникативное сообщество, всякое искусственное его сужение не соответствует действительному статусу философии. И, наконец, решающий момент: возможный успех коммуникации и рефлексирования не ограничен какими-либо рамками,их невозможно ввести никакой аргументацией. Это означает, что условием возможности философии является языковая игра идеального коммуникативного сообщества [13,с.87].

Итак, что является, по Апелю, условием возможности и значимости философии? Это трансцендентальная языковая игра идеального коммуникативного сообщества. Находясь в этом сообществе, философ рефлексирует, аргументирует и добивается согласия. Прагматика возвышается над семантикой и синтактикой. Философия изначально, а не после прохождения теоретической стадии, имеет прагматическое, значит, и этическое содержание.

Не сознание субъекта, как полагал Кант, а языковая игра идеально коммуникативного сообщества есть условие философствования. В реальной действительности мы не находим ни идеальных языковых игр, ни идеальных коммуникативных сообществ. Тем не менее в философствовании мы исходим, по Апелю, из условия возможности идеального коммуникативного сообщества. Это условие не почерпнуто из жизни, т.е. оно является трансцендентальным.

Согласно Апелю, философствование не есть уход в самосознание уединившегося от сообщества одиночки. Это осуществление дискурсов в коммуникативном сообществе. Где бы человек не философствовал, пусть на необитаемом острове, он не может избежать участи философствовать по правилам, которые почерпнул в качестве члена сообщества [13,с.86-87].

Развитое им понимание философии Апель противопоставляет западной классической парадигме, реализуемой согласно следующей схеме: «... сначала мы познаем – каждый для себя и независимо от других – элементы чувственно данного мира (впоследствии названные "чувственными данными"); после этого мы охватываем путем абстракции с помощью органона общечеловеческой логики онтологическую структуру мира; после этого мы обозначаем – по соглашению – элементы полученного подобным образом мирового порядка и представляем положение вещей посредством комбинации знаков; в завершение мы сообщаем другим людям с помощью комбинации знаков познанное нами положение вещей» [13.С.81].

Безусловно, апелевское философствование существенно отличается от классической западной парадигмы. Последняя, как следует из предыдущего абзаца, реализуется в последовательных стадиях: чувства – их обработка сознанием – означивание итогов работы сознания (переход в этой связи к языку) – сообщение сведений другим людям. По Апелю, философствование осуществляется по-другому, нежели полагали классики, в первую очередь Декарт и Кант. Индивид рефлексирует (аргументирует) в рамках коммуникативного сообщества; принимает значимое для всех участие в языковой игре. Так добиваются взаимопонимания, или, что то же самое, согласия, консенсуса. Субъективность, работа сознания выступает моментом, аспектом рефлексивной языковой игры, далеко не самым важным. Совершенно несостоятельно, считает Апель, выпячивать эту субъективность, придавать ей основополагающее значение.

Мы понимаем Апеля следующим образом. Субъективность каждого отдельного члена коммуникативного сообщества определяется интерсубъективностью, а она имеет не чувственный, а языковой характер. Неправомерно строить из отдельных субъективностей интерсубъективность. Субъективность присуща субъекту, но не обществу, у которого нет общей головы. Для общества характерна интерсубъективность как языковая игра.

Апель возвышает прагматику над семантикой и синтактикой. Поясним это соотношение субординации, которому Алель придает основополагающее значение, двумя конкретными примерами.

Пример 1. Допустим, речь идет о высказывании: "Иванов ведет себя ответственно по отношению к своему начальнику Петрову". Семантический аспект семиотики требует соотносительности рассматриваемого высказывания и некоторых реальных фактов. В синтаксическом отношении наше высказывание выстроено правильно в отличие, например, от такого: "Иванов человек ответственный" (ибо ответственным можно быть только по отношению к кому-то). Прагматический аспект дела требует ответа на вопрос: что значит вести себя ответственно по отношению к другому лицу? Поиск ответа на этот вопрос потребует разветвленной аргументации. Один увидит ответственность подчиненного в беспрекословном выполнении распоряжений начальника, другой считает, что распоряжение начальника надо понять, возможно, оно несостоятельно. Обмениваясь аргументами, участники диалога стремятся определить прагматический смысл рассматриваемого высказывания.

Решающий аргумент Апеля состоит в том, что именно прагматика освещает светом смысла семантику и синтактику. Если некто сообщает своему собеседнику информацию: "Иванов ведет себя ответственно по отношению к своему начальнику Петрову", то она объединяет двух людей общим для них пониманием феномена ответственности. Обозначение приобретает смысл благодаря прагматике. Продуктивное, а не пустое обозначение обладает значимостью не само по себе. Обозначая нечто, мы делаем это со смыслом, а не просто из праздной любви к словам и вещам.

Пример 2. Астроном ведет речь об "этой звезде". Есть объект, который астроном обозначает выражением "эта звезда", семантический аспект дела исчерпывается обозначением. Но когда астроном использует слово "звезда", оно имеет у него не только семантическую, но и прагматическую значимость. Под звездой астроном в качестве члена сообщества астрономов понимает то-то и то-то. Это "то-то и то-то" предполагает рефлексивную компетентность, знание астрономических и физических теорий. Теория – это не просто более или менее удачное описание фактов в соответствии сих содержанием. Теория независимо от того, является ли она естественно-научной или гуманитарной, есть результат творчества сообщества ученых.

 

Как видим, апелевское философствование относится не только к гуманитарному, но и к естественно-научному знанию. Апель снимает принципиальное различие между теорией и практикой, они объединяются в прагматике [13,с.92]. Теория – это описание фактов на основе взаимопонимания, выработанного в языковой игре его участниками.

Разумеется, в коммуникативном сообществе языковая игра ведется по-разному, например риторами и поэтами, учеными и философами. Философом Апель называет того, кто достиг уровня рефлексивной компетентности. Философ – прежде всего этик, ибо по определению этика и есть достижение согласия в коммуникативном обществе.

В заключение приводим список основных положений философии языковой коммуникации.

§ Трансцендентальное условие философствования – языковая игра идеального коммуникативного сообщества (Апель).

§ Философия имеет место там, где достигается коммуникативная (дискурсивная) (Хабермас) и рефлексивная (Апель) компетентность.

§ Дискурс имеет практический характер (Хабермас).

§ Прагматика возвышается над семантикой и синтактикой (Апель).

§ Продуктивный философский дискурс имеет комплексный, в том числе исторический и междисциплинарный характер (Хабермас).

§ Коммуникативное сообщество не монолитно, оно выступает, в частности, как сообщество философов (Апель), сообщество ученых (Пирс), общественность (Хабермас).

§ Философия – это прежде всего этика (Апель, Хабермас).

 

Литература

1. Хоркхаймер М., Адорно Т. Диалектика просвещения.– М.-СПб.: Медиум; Ювента, 1997.

2. Подорога ВА. Проблема языка в "негативной" философии Т.В.Адорно// Вопросы философии.– 1979.–№2.– С. 147-154.

3. Adorno T.W. Gesammelte Schriften.– Fr.a.M., 1970.–Bd 7.

4. Figal G. Die Entwicklung der Frankfurter Schule// A.Hügli, P.Lübcke (Hg.) Philosophiе im 20. Jahrhundert.– Hamburg, 1994.– Bd.l.– S.311-404.

5. Хабермас Ю. Демократия. Разум. Нравственность. – М.: Наука, 1992.

6. Habermas J. Vorbereitende Bemerkungen zu einer Theorie der kommunikativen Kompetenz// J. Habermas, N. Luhmann. Theorie der Gesellschaft oder Sozialtechnologie – Was leistet die Systemforschung?– Fr.a.M., 1971.– S. 101-141.

7. Habermas J. Theorie des kommunikativen Handels. – Fr.a.M., 1981.– Bd.l, 2.

8. Мотрошилова Н.В. О лекциях Ю.Хабермаса в Москве и об основных понятиях его концепции// Ю.Хабермас. Демократия. Разум. Нравственность.– М.: Наука, 1992.– С.115-144.

9. Хабермас Ю. Примирение через публичное употребление разума. Замечания о политическом либерализме Джона Роулса// Вопросы философии,–1994.–№ 10.– С.53-67.

10. Хабермас Ю. Модерн – незавершенный проект // Вопросы философии.– 1992.– № 4.– С. 40-52.

11. Льотар Ж.-Ф. Ответ на вопрос: что такое постмодерн? // Общественные науки за рубежом. РЖ "Философия".– 1992.– № 5,6.– С.102-114.

12. Apel K.-O. Transformation der Philosophie. – Fr.a.M., 1973.– Bd.1,2.

13. Апель K.-O. Трансцендентально-герменевтическое понятие языка// Вопросы философии.– 1997.– № 1.– С.76-92.

14. Apel K.O. (Hg): Charles S. Peirce. Schriften. – Fr.a.M., 1967 und 1970.–Bd.l, 2.

15. Apel K.O. Der Denkweg von Charles S. Peirse. – Fr.a.M., 1975.

16. Назарчук A.B. Язык в трансцендентальной прагматикеK.-O. Апеля// Вопросы философии,–1997.–№1.– С.69-75.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.