Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Взаимоотношения психолога-консультанта с родителями





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Психолог контактирует с родителями в процессе консультирования несколько раз: в ходе краткой первичной беседы при записи, в ситуации воссоздания истории развития ребенка, при обследовании ребенка, в процессе заключительной беседы по результатам обследования, наконец, в ходе последующих встреч. Каждая из этих встреч имеет как общие, так и специфические задачи и особенности проведения. Свои особенности имеет и работа психолога с родителями, родственниками ребенка, учителями, воспитателями и другими близкими, однако остановимся, прежде всего, на некоторых общих принципах взаимоотношений психолога-консультанта с лицами, обратившимися по поводу психологических проблем ребенка. При этом каждая беседа консультанта с родителями имеет своей главной целью достижение возможно более глубокого, разностороннего и объективного понимания проблем ребенка, его личности в целом.

Первой обязательной предпосылкой успешного результата консультирования является умение психолога создать доверительные, откровенные отношениясродителями обследуемого ребенка. В основе доверительных отношений лежат безусловное уважение и признание той обеспокоенности, которую обратившиеся в консультацию люди испытывают в связи с ребенком. Чрезвычайно способствует установлению контакта умение консультанта проявить эмпатию, показать свое отношение к родителям как людям, искренне заинтересованным в устранении трудностей ребенка, как глубоко знающим и понимающим его.

Г.В. Бурменская подчеркивает, что такое отношение несовместимо с высказыванием прямой или косвенной критики действий родителей, сомнений в их педагогической компетентности. Все эти подчас необходимые виды обратной связи исключены на начальных этапах консультативного процесса и уместны лишь после анализа всей совокупности сведений о ребенке, включая результаты его обследования, однако и тогда требуют облечения в особую форму. Что же касается первых встреч, то любой намек на неодобрение действий родителей может спровоцировать у них сильные защитные реакции и, по меньшей мере, закроет путь для откровенного обсуждения всех сторон проблемы.

Специальное внимание на первой и второй встречах с родителями необходимо уделить обсуждению целей и задач консультирования, т.е. по сути дела ввести их в ситуацию предстоящего консультирования. Следует учитывать, что в нашей стране, где психологическая служба еще не получила действительно широкого распространения, население часто не имеет опыта получения психологической помощи. У многих родителей могут иметь место неверные представления о ней и ложные ожидания (недооценка объема и сложности процесса консультирования, прежде всего по времени, установка на получение готового «рецепта» и др.). Консультацию психолога еще нередко представляют себе по аналогии с приемом участкового врача. Поэтому важно на первой же встрече с родителями сориентировать их в общей схеме консультативной работы,разъяснить назначение обследования ребенка, сообщить те этические принципы, на которых строится деятельность психологов (приоритет интересов ребенка, конфиденциальность и т.д.). Одновременно психолог должен способствовать формированию у родителей установки на совместный и разносторонний анализпроблем ребенка.

Специальных разъяснений требует также направление ребенка на консультацию к другим специалистам. На любом этапе консультативной работы своим заинтересованным отношением и всесторонним рассмотрением проблемы психолог должен стремиться облегчить переживание родителями тяжелых чувств, привлекать их внимание к позитивным сторонам проблемы, нацеливать на активный поиск возможных ее решений.

В процессе первичной беседы с родителями необходимо предупредить их о возможных трудностях, осложнениях и препятствиях в процессе поиска форм психологической помощи, а затем – и в ходе ее реализации. Недопустимо, чтобы у них сложилось представление о легком – как бы «волшебном» – разрешении трудностей, так как подобная установка может привести лишь к преждевременному и неоправданному разочарованию в возможностях психологической помощи. Психолог должен также предупредить возможность возникновения у родителей (главным образом у учителей или других консультируемых лиц) ожидания немедленных результатов.

Задачей первой встречи с родителями является побуждение их к формулированию жалоб, а затем и запроса. В процессе диагностической беседы происходит уточнение гипотезы. При этом основными методическими приемами являются:

· просьбы уточнения, например: «очень хочется понять, поясните...», «много материала, помогите разобраться...»;

· использование средств, направленных на установление связи, например неоконченных предложений типа: «и это страх того, что...»;

· использование предполагающих вопросов, например: «а может быть так, что...».

Поскольку беседа предполагает достаточно активную позицию консультанта, для обеспечения эмоционального комфорта родителей часть вопросов формулируется в косвенной форме: в форме вставленных вопросов, например: «я очень интересуюсь тем, что вы...»; в форме вежливых команд, например: «могли бы вы рассказать о...».

Чтобы избежать неверного трактования психологом чувств собеседника, используется перефразирование мыслей и чувств родителей, например: «если я вас правильно понял, то...». Важным для обеспечения быстродействия консультации является постоянное резюмирование – подытоживание мыслей, выраженных родителями, например: «вас больше всего беспокоит, как я понял, ...».

Сложность данного этапа заключается, с одной стороны, в преодолении страха самораскрытия родителей, с другой стороны – в необходимости учитывать установку родителей, которая сложилась у них в отношении психологии в период, предшествующий консультации. Страх самораскрытия и неадекватная установка могут взаимодействовать друг с другом, образовывать достаточно мощные психологические защиты, мешающие консультированию.

Чаще всего можно встретиться с защитой по типу проекции или слияния. Проекция–защитный механизм, посредством которого индивидуум приписывает собственные неприемлемые мысли, чувства и поведение другим людям или окружению. Таким образом, проекция позволяет человеку возлагать вину на кого-нибудь или что-нибудь за свои недостатки или промахи. Это невротический механизм, основным содержанием которого является стремление сделать среду ответственной за то, что исходит от самого человека. Проецирующие родители, как правило, склонны видеть недостатки ребенка, присущие им самим, приписывать ребенку собственные страхи, желания, суждения.

Для слиянияхарактерно отсутствие границы между человеком и средой, в частности между родителем и ребенком. Такой родитель, говоря о ребенке, склонен к употреблению местоимения «мы», например: «Мы поступаем в школу», «Мы выучили уроки». В беседе с таким родителем часто появляются темы страхов, тревоги либо упоминание о тех или иных психосоматических симптомах ребенка. И это понятно, ибо при наличии слияния у ребенка чаще всего основное содержание внутреннего конфликта относится ко второй стадии созревания «Я», присущей второму и третьему году жизни: «самостоятельность – нерешительность». А к типичным проявлениям этого внутреннего конфликта как раз относятся различного рода социальные страхи: сделать что-то не так, принять самостоятельное решение и т.п.

В процессе консультации можно встретиться также с механизмом дефлексии или интеллектуализации, который внешне выглядит как «разговор ни о чем». Родитель, как правило, проявляет в беседе большой интерес к внутреннему миру ребенка, с удовольствием анализирует мельчайшие проявления детской души. Однако реально ребенок обращает на себя внимание беззащитностью, ранимостью, стремлением к поддержке, теплу и вниманию от любого взрослого, поскольку его собственные родители эмоционально холодны. Соответственно недостаточно удовлетворенной остается важнейшая потребность в любви и принятии. Основное содержание конфликта у таких детей чаще относится к первой стадии, относящейся к первому году жизни: «доверие – недоверие к окружающему миру».

Другой принципиальной особенностью консультирования является его кратковременность и конечность, т.е. ограниченность времени консультативной беседы на каждом этапе консультирования. Например, кратковременность отчетливо выступает в работе школьной психологической службы, где она обусловлена большим количеством учащихся на одного педагога-психолога, а также типичной установкой родителей решить все вопросы за одну встречу. Следует учитывать, что одной беседы чаще всего бывает недостаточно, чтобы изменить ошибочные представления родителей, сложившиеся ранее и к тому же нередко служащие защитой от неприятных выводов. Для этого обычно требуется серьезная и длительная работа. В обязанности психолога входит повторное консультирование родителей по мере необходимости. Нередко практикуются многократные встречи и длительная психотерапевтическая работа. В некоторых странах практикуется посещение психолога на дому, которое дает возможность обсуждать конкретные ситуации, реально складывающиеся взаимоотношения и т.д. Однако наиболее действенными методами являются различные формы групповых занятий родителей.

Основным содержанием второй беседы является сбор анамнестических данных, который описан в предшествующем параграфе.

Наиболее сложным для начинающего консультанта является этап интерпретации. У некоторых вообще возникает искушение его пропустить и скорее перейти к реориентации, к изменению поведения, которую начинающие консультанты иногда понимают как дачу советов. Сложность этапа интерпретации полученных в ходе обследования результатов заключается в необходимости сообщить родителю о проблеме ребенка так, чтобы он ее услышал. Услышать проблему – это значит принять ее, согласиться с ней, а не отвергнуть и проблему, и самого консультанта. Чтобы родитель услышал проблему, консультант должен почувствовать, какую часть проблемы (может быть и не всю) и в какой словесной форме следует изложить данному конкретному клиенту здесь и сейчас. Если родитель не принимает проблему, не соглашается с ней, значит консультанту не удалось найти достаточно мягкий и вместе с тем адекватный способ ее предъявления.

Если же родитель услышал консультанта, то встает вопрос и о причинах существующей проблемы. Здесь можно предложить клиенту веер «обычно существующих причин» такой проблемы, попросить его самого попробовать определить причину. Бывают ситуации, когда клиент выбирает из веера не все, а только те причины, которые он сегодня готов принять. Имеет смысл на данной консультации согласиться с клиентом, возможно в следующий раз он пойдет дальше.

Существенной особенностью в консультировании, ориентированном на сохранение психологического здоровья, является стадия реориентации или поиска оптимальных действий родителя в данной ситуации. Понятно, что итогом консультации должно стать появление у родителей готовности к изменениям прежде всего самих себя, а не ребенка. Это наиболее тонкий момент в работе консультанта. Иногда, чтобы подвести родителей к необходимости самоизменений можно использовать косвенные способы воздействия, например, рассказать им наблюдения К. Юнга о слитности психики ребенка с условиями среды, в особенности с психикой родителей. Поэтому, по мнению К. Юнга, нервно-психические нарушения у детей вплоть до среднего школьного возраста основаны на нарушениях психической сферы родителей. В особенности сильно отражаются на психике ребенка трудности во взаимоотношениях между самими родителями. Более того, содержание сновидений маленьких детей в большей мере относится к родителям, чем к самому ребенку. К. Юнг приводит пример восьмилетнего мальчика, который в сновидениях переживал любовную и религиозную драму отца. Поскольку сам отец не помнил свои сны, лечение его проводилось через анализ снов сына. Таким образом, необходимо, чтобы родители обратили «педагогический энтузиазм» на самих себя, свои взаимоотношения.

Однако здесь можно встретиться с целым рядом трудностей. Так, ребенок нередко становится средством реализации потребности родителей в социальном престиже. В этом случае родители предъявляют к нему превышающие порой возможности ребенка требования: раннего и быстрого чтения, усвоения иностранного языка, занятий музыкой и т.п. Приведем пример. На консультации мама спрашивает, продолжать ли заниматься музыкой ее семилетней дочери, если она этого не хочет. В процессе консультирования выясняется следующее. Отец считает, что дочь обязательно должна заниматься музыкой и языками, а сын – языками и спортом. Легко догадаться, что сам отец никогда не занимался спортом и музыкой, не знает иностранных языков.

Наиболее сложной является ситуация, когда мама не работает и свое социальное честолюбие может воплотить только через ребенка. Соответственно ребенок просто обязан иметь успех, чтобы выполнить ожидания матери. Получается, что он вынужден жить желаниями родителей, а не своими желаниями.

Аналогичной по сути, хотя и внешне отличной, является ситуация в семьях, где родители достигли высокого социального успеха. Здесь ребенок не просто обязан быть успешным, но не имеет права быть другим. Поэтому одним из наиболее выраженных страхов таких детей является страх не соответствовать ожиданиям родителей. В беседе с родителями, ориентированными на обязательный успех, приходится проявлять изобретательность, объясняя, к примеру, что для успеха в будущем нужны не только школьные знания, но и личностные качества: целеустремленность, уверенность в себе. Затем переходить к рассмотрению неуверенности и повышенной тревожности ребенка, необходимости их преодоления как ступени к будущему успеху.

Наиболее оптимальным является выделение в сообщении психолога двух частей:краткого описания трудностей ребенка и «заброски в будущее» – яркого описания вытекающих из этих трудностей проблем ребенка в более взрослом возрасте, способных помешать ему быть успешным, здоровым и счастливым, т.е. угрожающих его самореализации и здоровью. Построенное по такой схеме сообщение может стимулировать родителей сотрудничать с психологом.

Беседа, проводимая психологом по итогам изучения случая, преследует несколько целей: 1) подробное обсуждение общего состояния психического развития ребенка, а также характера, степени и причин выявленных трудностей, условно-вариантного прогноза его дальнейшего развития; 2) совместную разработку системы конкретных мер помощи или специальной коррекционной программы; 3) обсуждение проблем родителей, связанных с ребенком, их отношения к его трудностям; 4) планирование последующих встреч или разъяснение необходимости консультаций у специалистов другого профиля (в случае необходимости).

В зависимости от особенностей конкретного случая беседа консультанта с родителями может строиться по-разному, однако чаще всего в ней выделяют перечисленные выше четыре основных этапа. При этом желательно вести по-крайней мере заключительную беседу одновременно с обоими родителями, так как это помогает получить более объективную и разностороннюю картину жизни ребенка и, кроме того, позволяет им почувствовать общую ответственность за судьбу ребенка.

В начале беседы нужно побудить родителей к свободному и откровенному обсуждению проблем ребенка, актуализации наиболее волнующих их вопросов. Необходимо также коснуться их представлений о причинах трудностей ребенка и средствах их разрешения, помощи, выяснить их мнение о том, какие цели можно ставить перед ребенком, на какое будущее его ориентировать. На втором этапе беседы предполагается сообщение и разъяснение психологом результатов психологического обследования, а также их совместное обсуждение. Конкретные данные и иллюстрации из материалов обследования, демонстрируемые психологом, обычно помогают родителям составить более верное представление о характере и степени трудностей ребенка. Необходимо стремиться к выработке у родителей реалистического представления о трудностях ребенка. После этого (на третьем этапе) обсуждается специальная программа действий и конкретные формы реализации предложенных рекомендаций. Наконец, в заключение беседы обсуждается то, как изменилось отношение родителей к проблемам ребенка, планируются возможные последующие встречи. В процессе беседы важно проявить теплоту, понимание, уважение. Критерием оценки эффективности беседы служит то, могут ли родители достаточно уверенно действовать на основе тех сведений и рекомендаций, которые они получили от консультанта.

Добавим также, что целесообразно, во-первых, максимально подробное обсуждение конкретных результатов, полученных в ходе обследования ребенка, – часто это придает большую убедительность выводам консультанта; во-вторых, родителям полезно иметь на руках психологическое заключение, написанное ясным, понятным языком, или, по крайней мере, самим записать со слов психолога выводы и рекомендации, так как это помогает им в дальнейшем обдумывать результаты консультации, искать конкретные меры помощи, исходя из зафиксированных выводов, проверять их правильность в ходе анализа дальнейшего развития ребенка.

Как показывает опыт, положительная оценка консультантом тех или иных конкретных воспитательных действий или установок родителей (разумеется, действительно психологически оправданных и корректных) может существенно повысить их уверенность в своих силах.

Очень важно утвердить родителей в понимании того, что ребенок, имеющий те или иные проблемы, например трудности в обучении, не перестает быть ребенком, что он имеет такие же потребности,как и все дети его возраста. Попытки родителей решить проблемы ребенка не должны приводить к ущемлению его нормативно-возрастных интересов и потребностей (игры, общения со сверстниками и т.д.). Большую опасность здесь представляют различные виды неправильного воспитания, особенно гипер- и гипопротекция. В связи с этим в консультирование практически по поводу любой проблемы необходимо включать обсуждение вопроса о главном содержании процесса развития на соответствующем возрастном этапе, его ведущей деятельности и т.д. Активность, направленная на преодоление или компенсацию имеющихся трудностей, не должна осуществляться за счет возрастно-специфических интересов и потребностей ребенка. Разъяснение этого положения родителям может способствовать предупреждениюраспространенных педагогических ошибок, имеющих тяжелые последствия для ребенка (например, сосредоточение всех усилий младшего школьника или подростка на учебной деятельности в ущерб общению со сверстниками и т.д.).

Еще раз подчеркнем, что в процессе консультативной работы психолог не должен ограничиваться чисто «рассудочным» анализом проблемы: ему необходимо проявить достаточный уровень эмпатии. В задачи консультанта входит попытка снять чувство тревоги у близких ребенка и одновременно углубить понимание его трудностей, усилить чувствительность к потребностям ребенка. Психолог должен чутко улавливать наличие у родителей чувства угнетенности, вины, тревоги и давать возможность выражать, обговаривать эти чувства. Считается, что помочь справиться с чувством вины лучше всего путем разбора трудностей. Нужно иметь в виду также возможность наличия скрываемого чувства вины у родителей больных детей даже в том случае, когда они никак не ответственны за появление болезни. Нелишне напомнить в этом контексте слова М. Раттера, сказанные в адрес психотерапевтов, но не менее справедливые в отношении психологов: те из них, «которым не свойственны теплота, эмпатия и открытость, могут в действительности ухудшить состояние своих пациентов» [Раттер М. Помощь трудным детям. – М., 1987]. К числу последних, безусловно, относятся не только дети, но и взрослые, озабоченные их проблемами и также требующие чуткого отношения.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.