Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Красная - красная нить / Red red thread 1 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

http://ficbook.net/readfic/1839905

Автор: unesennaya_sleshem (http://ficbook.net/authors/695519)
Беты (редакторы): DeanCastiel (http://ficbook.net/authors/309448), Эйк (http://ficbook.net/authors/643472)
Фэндом: My Chemical Romance
Персонажи: Фрэнк/Джерард, Рэй/Майкл
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Слэш (яой), Романтика, Юмор, Драма, Психология, Повседневность, POV
Предупреждения: Нецензурная лексика, ОМП, ОЖП, Underage
Размер: Макси, 599 страниц
Кол-во частей: 61
Статус: закончен

Описание:
Пре-канон. Что было до того, как на свет появилась группа? Группа, которую полюбят миллионы? Которая станет библией для подростков? Но ведь они сами также были подростками совсем недавно...
Это история про детство и юность. Про Фрэнка, который еще не встретил Джерарда. Про парней, которые пока не знают, что если при рождении судьба опутывает кого-то своей красной нитью – освободиться от неё нет никакой возможности.


Посвящение:
спасибо всем, кто наберётся терпения и прочитает :)

Публикация на других ресурсах:
Публикуется мной на НФС.
Без предупреждения и указания авторства не публиковать. Спасибо.

Примечания автора:
Это очень приятная, развёрнутая и многословная атмосферная история. Нетерпеливым ожидателям слэша она вряд ли понравится. Хотя слэш там будет, и очень горячий, это я вам обещаю. Первые 3 главы посвящены исключительно Фрэнку. Спасибо за то, что любите и ждёте!

>> баннер фф https://pp.vk.me/c614627/v614627751/22b63/CRcZz-RWWVQ.jpg
>> главные действующие лица https://pp.vk.me/c607321/v607321751/5d6f/nqNxZ_lfH0c.jpg
>> Джерард и Майки https://pp.vk.me/c607321/v607321751/5daf/0C7M3otqzQI.jpg
>> близнецы Эл и Лала https://pp.vk.me/c606620/v606620751/919d/qdFwHXKXFno.jpg
>> бабушка Елена ли Раш https://pp.vk.me/c620029/v620029751/7739/l6wUCNVaZ0s.jpg
>> арт от Des Nuages https://pp.vk.me/c617721/v617721751/19351/_6MukVcHcRU.jpg
>> арт от Seed https://pp.vk.me/c625518/v625518751/202b/2F4JYvcIWP4.jpg
>> весь альбом фанфика тут http://vk.com/album242855751_193553178 (обновляется по мере добавления глав)

Глава 1.

"Эта история - история нашего знакомства - тянется уже очень долго. Иногда она вызывает у меня улыбку, чаще – тоску и лёгкую грусть... Прошло так много времени, и в наших с тобой жизнях почти всё поменялось, да что уж там, мы сами стали совершенно другими. Но воспоминания о тех днях, когда всё только начиналось, о том, как странно и навязчиво нас сталкивала вселенная, всё равно тёплые. Я купаюсь в них, как в потоках летнего, хорошо прогревшегося спокойного ветра с океана. И пахнут они так же – терпко, свежо… Незабываемо."

****

- Фрэнк, милый, еще полчаса и мы уходим, – мама, ну почему мы должны уходить именно тогда, когда я почти взял Мари за руку? У неё такие смешные веснушки и тёмные пушистые волосы... Когда солнце падает ей на лицо, она забавно морщит носик, и лучи играют в ее зелёных весёлых глазках. Мари просто куколка, и мы не так часто встречаемся с ней, играя в этом парке. В это время наши мамы говорят о своих, наверняка важных, делах, остановившись присесть и отдохнуть на пути из супермаркета домой.

Я смотрю на нее, и мне хочется взять ее за руки и кружиться, радостно подпрыгивая от счастья. Мы маленькие, мы - дети. И сейчас в парке так хорошо и тепло, что сердце выпрыгивает из груди от переполняющего меня восторга. Кажется, Мари старше меня на год? Она ходит во второй класс и очень гордится тем, что «взрослая». Мы познакомились с ней на этих летних каникулах, когда вот так же шли домой через парк. Я увидел ее издалека и в разговоре с мамой сразу настоял на том, что нам не помешает передышка на пути к дому. Она сидела на корточках и что-то увлечённо трогала своим маленьким, уже измазанным землёй, пальчиком.

- Что это у тебя тут? – спросил я, когда мы подошли поближе.

- Тише! – ты ответила, не поднимая головы. – Иначе он испугается и убежит.

- Кто убежит? – заинтересовался я и присел рядом, чтобы разглядеть то, что у тебя под рукой.

- Он! – восторженно сообщила ты и подняла ладонь, показывая мне что-то. Это оказался большой, толстый, переливающийся жук с наростами, напоминающими рога на голове. В лучах солнца его спинка искрилась всеми оттенками зелёного и синего! Он был очень красивый, но мне показалось, что жук не подавал признаков жизни. Я тоже потыкал его пальцем, но он лишь вяло пошевелил лапками и снова замер.

- Мне кажется, что он еще не проснулся. Потеплело совсем недавно и быстро. Наверное, он выполз из своего укрытия и очень устал. Давай отнесём его в траву к дереву, туда, где никто не наступит на него?

Девочка посмотрела на меня из-под каштановой чёлки, чуть нахмурившись, и, наконец, ответила:

- Хм-м, лучше я возьму его домой, чтобы он согрелся и набрался сил. А когда совсем потеплеет, выпущу его в траву в этом парке. Ты придёшь помочь мне?

Я встал с коленок и смотрел на нее сверху. Это была девочка-принцесса, мне казалось, что я никогда раньше не встречал таких и больше не встречу. Зелёные глаза, мелкие весёлые веснушки и поразительное платье чуть ниже колен... Какие-то бабочки в волосах, наверняка, это такие девчачьи заколки... Раньше я не обращал внимания на всё это, но она будто бы источала свет своей худой фигуркой, и я не смог ответить ничего, кроме глупого: «Угу…»

- Мари-и! Мари, нам пора домой. Пошли скорее, – кажется, это тебя звала твоя мама. Ты поднялась с земли, отряхнула свои фарфоровые ручки и, улыбнувшись, сказала мне:

- Я Мари. Приходи сюда в следующие выходные? Мы снова будем тут гулять.

Мне стало грустно оттого, что ты так быстро уходишь… Я чуть не забыл назвать своё имя, настолько в моей детской голове всё перемешалось.

- Я Фрэнк! И я обязательно приду сюда снова! Мы должны увидеться еще раз!

Я говорил это, а ты уже шла к своей маме, лишь в конце чуть обернулась и, улыбнувшись, помахала мне рукой. А я стоял, как дурак, и смотрел на вас. Солнце светило мне прямо в глаза, и от этого казалось, будто ваши фигуры окутаны невозможным, чистым небесным светом.

- Милый, кажется, у тебя появилась подружка? – мама подошла, улыбаясь, и стояла рядом, гладя меня по голове. Я сразу насупился и сказал, что она говорит ерунду. На что мама только снова весело рассмеялась.

- Конечно, Фрэнк, я говорю ерунду. Давай пойдём домой, всё-таки мы довольно задержались, мне надо успеть приготовить ужин. Помоги мне донести этот пакет с батоном и булочками? Если ты не будешь хулиганить в школе на следующей неделе, то на выходных я снова возьму тебя с собой за покупками. – Мама мягко улыбнулась и взяла мою свободную руку. Вот всегда так… Стоило в моей жизни произойти хоть чему-то захватывающему, мама никогда не упускала шанса превратить этот момент в выгоду для себя. Конечно, я буду хорошо себя вести. Куда же я денусь, когда на кону новая встреча с Мари?

Так потянулись одни из самых счастливых недель моего детства... Стояло тёплое лето, когда по ночам лил сильный и быстрый дождь, умывая собой каждый лист и травинку. А с утра капли висели, сверкая и переливаясь, будто спрашивая: «Разве это не самые лучшие декорации к твоей первой любви, Фрэнки?»

Кроме наших встреч с Мари в парке, я не замечал тем летом почти ничего вокруг. В школе вёл себя тише воды, не лез ни к кому и никого не подначивал на драку. Хотя иногда так хотелось вмазать этому задаваке Лойсу! Вечно ходит с таким лицом, будто все вокруг созданы только для того, чтобы чистить его пыльные кроссовки от собачьих какашек, в которые он регулярно вляпывался у своего же дома. Наверное, собака у него такая же глупая, как он, а родители ленивые и вредные – не мог же он стать таким сам по себе?

После школы я приходил в пустой дом и начинал считать часы до маминого возвращения… Нет, я не страдал фигнёй или чем-то подобным. Мне приходилось делать много дел, потому что мама одна не справлялась с их наплывом. Я не получал от этого никакого удовольствия, скажу вам честно. Я был обычным ребёнком и не хотел делать уроки, не хотел помогать по дому. Я мечтал просидеть у телека до вечера и поиграть в приставку, или пойти на улицу и устроить с мальчишками из соседних домов игры на выживание.

Но несколько раз я случайно увидел, как мама приходит с работы и, еще не заметив меня, почти сползает на пол от усталости... С каким выражением лица снимает туфли с натруженных ног, как тяжело вздыхает. А иногда она просто прятала лицо в ладони и, казалось, начинала беззвучно плакать.

Как-то раз я, увидев ее такой, подошёл к ней сзади и обнял крепко-крепко, пытаясь успокоить. Мама вздрогнула, и тут же повернула ко мне лицо, которое уже улыбалось для меня самой нежной улыбкой. Но глаза были красные и уставшие. Тогда она сказала только: «Я люблю тебя, мой хороший. Пойдём готовить ужин?» И мы шли готовить ужин.

Кажется, в то время у мамы были какие-то проблемы на работе. Никто не рассказывает об этом восьмилетнему мальчику, конечно, но у меня был острый слух, и я не был тупым. Кое-что понял из ее разговоров по телефону и бесед с соседками при их нечастых встречах. Поэтому, раз за разом видя ее такой уставшей и разбитой, внутри меня поднимались не понятые еще в том возрасте чувства. Я просто не мог позволить себе промаяться дурью до ее прихода. Мне было бы стыдно и очень жалко маму, и это чувство было намного сильнее, чем нежелание заниматься домашними делами или желание заниматься фигнёй.

Так что, я старательно протирал пыль, развешивал выстиранное бельё и поливал мамины кактусы. Очень уж они ей нравились, не знаю, чем. Иногда мама доверяла мне почистить овощи для ужина, и тогда, о боже, это был самый дурацкий день на неделе, потому что это мне удавалось хуже всего. Я вечно ронял недочищенные клубни, и они, как назло, укатывались в самый дальний угол. Я часто резался, потому что эта штука, которой чистят картофель и морковь, была для меня неудобной. Поэтому без разрешения мамы я брал самый маленький нож и пытался расправиться с непослушным овощем с его помощью.


Иногда ко мне заглядывали друзья. Эти двойняшки были настоящими оторвами, непоседами и просто самыми чумовыми чудаками из всех детей, которых я тогда знал. Они были просто ураганом, поэтому мама не была особенно рада, когда Эл и Лала приходили ко мне. Умудряясь разнести и без того шаткий порядок в моей комнате за несколько минут, они могли переключиться на другие помещения в нашем доме, если их вовремя не притормозить.

К счастью, мама имела на них влияние и зачастую успевала выставить разбушевавшихся детей на улицу. Там, на заднем дворе, находилось огромное дерево с шиной, подвешенной на канате к толстому суку. Мы продолжали беситься еще некоторое время, пока не падали в траву без сил и мама не звала нас обратно домой.

Эл и Лала были близнецами моего возраста. Они жили на соседней улице в нескольких минутах ходьбы. Что Эла, что Лалу я воспринимал как мальчишек. Да и вели они себя практически одинаково, а одевались так вообще очень похоже. Никогда я не видел Лалу в платье или юбке, или не обутую в их любимые с братом зелёные кеды. Я и различал их больше потому, что у Лалы всё-таки были волосы до плеч, а у Эла такая же короткая стрижка, как у меня.

Я расстраивался, потому что их родители работали на другом конце городка, и им было удобно отвозить детей совсем в другую школу, не ту, куда ходил я. А в моей школе мне абсолютно никто не приглянулся, чтобы подружиться. Школа вообще была каким-то отстойным местом, и я начал догадываться об этом уже с первого класса.

Близнецы мне очень нравились! С ними было просто и весело, и не было никогда между нами долгих обид или секретов. Те дни, когда они заходили ко мне или, наоборот, звали гулять или к себе в гости, были для меня праздником. Тогда я даже позволял себе отвлечься от всего и не занимался делами по дому и школьными заданиями.

Урокам я уделял час от силы, в тот промежуток времени между ужином и сном. Никогда особо не перетруждал себя занятиями – потому что не было интересно.

А тем летом, когда целая неделя проходила с одной целью – встретиться на выходных в парке с Мари, все мои дела тускнели и меркли по сравнению с этим светом в конце тоннеля! Мне казалось, что с каждой неделей я всё ближе и ближе продвигаюсь к своей заветной мечте – взять Мари за руку и сказать, что мне нравится играть с ней... А еще лучше, сказать ей, что она хорошенькая. Если честно, я не в курсе, что надо говорить девочкам, а спрашивать об этом маму как-то не хотелось. Поэтому приходилось пользоваться только своими мыслями и идеями. Но я был твёрдо уверен, что вот, вот на этих уже выходных я решусь и сделаю это, чего бы мне это ни стоило.

Каждый вечер, засыпая, я закрывал глаза и вызывал перед собой образ Мари. Какой хрупкой, фарфоровой и светящейся была ее фигурка, личико, как у тех красивых кукол на витрине в магазине на Главной улице. Черты лица, ясные и чёткие, россыпь веснушек на точёном носике и щеках, блестящие глаза орехово-зелёного цвета и каштановые волосы до плеч. Даже на вид они были такими мягкими, что я мог бы гладить их часами. Я был уверен, что это доставит мне немало удовольствия. Иногда, когда Мари не замечала, я невзначай касался ее волос, будто случайно, так что знал, о чём мечтаю.

Этот образ наполнял меня радостью до края и новыми силами, чтобы пережить следующий день. Я улыбался и засыпал, счастливый и довольный собой. И так раз за разом, пока утром в субботу не раздавались слова, которых я так ждал всю неделю:

- Соня, вставай! Ты проспишь завтрак, и у тебя не будет сил помогать маме нести продукты из супермаркета. Блинчики на столе, и скоро сварятся яйца, не заставляй меня завтракать в одиночестве!

И вот я слышу, как мама гремит посудой на кухне и даже напевает какую-то мелодию. Снизу несутся в приоткрытую дверь запахи жареных блинов и какао, которое вот-вот должно закипеть... И все те остальные милые и невероятно родные звуки и запахи, веря которым, ты понимаешь, что находишься дома. С закрытыми еще глазами я улыбаюсь, предвкушая, что это будет очередной "самый замечательный день" лета! Ведь на обратном пути, на обратном пути я обязательно…

"Скорее вставать и умываться!"


Еще издали, подходя к нашей поляне, неся в охапке два небольших бумажных пакета, я начал понимать, что что-то не так.
Мама Мари, обычно сидевшая на солнце, сегодня сидела на лавочке в тени цветущих лип и беседовала с приятной дамой в возрасте, а Мари… Мари была не одна.

Рядом с ней, увлечённо занимаясь чем-то, иногда затихая, а иногда разражаясь весёлым смехом, копошились два мальчика. Один из них был точно старше нас и он явно не был худым.
Мари же, сидя на траве с голыми ногами, так мило болтала с ними! Более того, она вдруг повернулась к тому мальчику, что поменьше, и наклонилась близко-близко к его лицу, а потом взяла и провела по его щеке своей фарфоровой ручкой. Мальчик улыбнулся и поправил очки, которые немного съехали на бок с его носа. Ему явно понравился этот жест, но он встал на колени и стал что-то высматривать в траве, почти окуная в неё свою голову.

В это время мальчик постарше подошёл к Мари вплотную и сел так близко к ней, что от возмущения у меня захватило дух! Со спины я не мог понять, что они делают, но их головы были так близко, и волосы (к слову, совершенно одинакового цвета) соприкасались друг с другом! Потом Мари подняла с травы одну руку, которой опиралась сзади, чтобы комфортно сидеть, и так запросто дала ее этому мальчику! Он обхватил ее ладошку своими пухлыми пальцами и начал что-то там выводить на ней другой рукой. Мари же только щурилась и улыбалась, а иногда даже начинала заливисто смеяться от того, что этот мальчик ей говорил.

Я думал, что хуже и больнее картины для меня быть не может! Ведь сегодня, именно сегодня я хотел взять ее за руку и сказать ей, какая она замечательная! Мы играли с ней тут, на нашем месте, так много раз. Мне казалось, мы даже узнали друг друга очень хорошо! Сказать, что я был расстроен, подавлен и сломлен одновременно – не сказать ничего. Я был в шоке, мои ноги стали ватными, голова гудела от мыслей, что танцевали в ней дикие танцы. Хотя в реальности прошло всего несколько мгновений, внутри моего мира прошла целая вечность, она бурлила вопросами и новыми, непонятными для меня чувствами.

Тут случилось самое ужасное.

Мари вдруг вскочила на ноги, что-то бойко крикнув мальчику, который ползал по траве, и унеслась к маме. Миссис Коуэн выслушала дочь, кивнула и что-то достала из своей сумки... Приглядевшись, я понял, что это была банка. Мари радостно схватила ее и побежала прямо к мальчикам, которые, судя по всему, ждали ее. Они заинтересованно разглядывали эту банку, а потом подошли к дереву, присели на корточки в траву и стали откручивать крышку. Проделав еще несколько действий, они порывисто вскочили на ноги и начали радостно прыгать, держась за руки, чуть в стороне от того места, где осталась лежащая на боку банка. Закричали что-то невразумительное, я расслышал только:

- Вы видели? Видели, как он побежал?! Это так здорово!

- Да уж! Не знал, что такие большие бегают так быстро!

- Он очень красивый! Теперь у него будет новый дом!

Где-то на этом месте внутри меня что-то сломалось… Я понял, что происходит у них там, настолько ясно и чётко, что от этого у меня заболели глаза.

Первая мокрая дорожка обиды скользнула к подбородку, и я, закусив губу, вышел из ступора. Руки на автомате прижали пакеты сильнее к телу, а ноги, тронувшись с места, всё набирали и набирали скорость. Я пронёсся мимо них так быстро, мне казалось, я был подобен ветру, и они даже не заметили меня. Я бежал и бежал, не соображая ничего, были только мои ноги и дорога до дома, которую я должен был пробежать так быстро, как только могу. Я бежал по дорожкам парка, бежал по тротуарам вдоль улиц, бежал мимо людей и витрин, бежал так быстро и долго, что начал уже задыхаться…

Вот и дом. Подбежав к крыльцу и согнувшись пополам, открыл дверь, поставил пакеты тут же у входа. Разулся, поднялся в свою комнату, задёрнул шторы и рухнул на кровать. Так больно, грустно и странно мне никогда еще не было. Все мои мечты, цели, фантазии и желания разбились в один момент, и мне казалось, что дальнейшая жизнь лишена всякого смысла. Было горько. Было обидно. Я лежал и плакал в подушку, обещая себе, что никогда больше не пойду через тот парк.

Спустя много лет этот эпизод из моей жизни вызывает лишь улыбку и лёгкую грусть. Мои чувства были такими сильными, новыми, настоящими. Я был так честен с собой и с окружающим миром. Я делал и говорил то, что чувствовал, и не пытался быть кем-то, кем не являлся.

Я преклонялся перед моей матерью, которая позволила мне пережить это и не вмешивалась ни во что. Она просто стояла рядом и не мешала мне чувствовать и реагировать. И потом, не стала останавливать – верила в меня и знала, что я могу бежать только домой. И затем не стала торопиться, догоняя меня, а мирно подошла к женщинам под липой и ненадолго присоединилась к их беседе. Она повела себя как понимающая мать и вежливая женщина. Сейчас, спустя столько времени, это ценится мной особенно дорого.

- Кэтрин? Добрый день. Мы сегодня задержались, делая покупки. Фрэнк никак не мог выбрать, какого цвета футболку и шорты ему надеть, - женщины мило улыбнулись друг другу.

- С Фрэнки всё в порядке? Он пробежал мимо так быстро, что я на секунду даже задумалась, точно ли это Фрэнк, или мне показалось, – в голосе мамы Мари была неподдельная забота, потому что она была очень занята беседой с пожилой леди, и не видела той драмы, что разыгралась на поляне.

- Я думаю, что с ним всё хорошо. В любом случае, он справится. У Вас сегодня очень приятная собеседница, Вы не представите нас?

- Ох, простите! Я была так обескуражена побегом Фрэнка, что совсем… В общем, эту леди зовут Елена Ли Раш, а это мисс Айеро, мы часто встречаемся тут по выходным и общаемся, пока дети играют.

- О, можно просто Линда.

- Очень приятно с Вами познакомиться, милая! - женщина с волосами цвета жемчуга говорила спокойным и глубоким грудным голосом. - Ваш мальчик замечательный, раз помогает Вам с покупками. Моих внуков трудно уговорить пойти в супермаркет, а потом так же трудно заставить из него выйти, – тут все женщины начинают улыбаться, так ярко представляется им эта картина.

- Я тоже рада познакомиться с Вами! Вы давно тут живёте? Жаль, что мы не встречались раньше.

- Ох, Линда, очень приятно слышать от Вас такие слова. Но мы приехали в Бельвиль на выходные из Ньюарка, чтобы просто прогуляться по паркам и подышать чистым воздухом. Это большая удача, встретить тут такую прекрасную девочку с её мамой. Мы общаемся уже около часа, а мальчишки так заняты играми, что ни разу даже не подошли ко мне. Обычно, надолго их не хватает, а тут я просто диву даюсь. Мари очаровательный ребёнок! Я так радуюсь этому неожиданному отдыху, что не тороплюсь продолжать наш маршрут, – женщина смотрит своими спокойными и добрыми глазами, а потом переводит взгляд на поляну, и выражение ее лица становится таким мягким и нежным. – Мои внуки… я очень люблю их. Поэтому стараюсь выезжать с ними всегда, когда удаётся, - тут её лицо слегка омрачается. - Джерарду надо больше двигаться, а Майкла вообще не вытащить из дома там, в Ньюарке. Но это лето так прекрасно, грех потерять хоть одни выходные!

- Вы совершенно правы, миссис Ли Раш. Это лето невероятно мягкое и тёплое. Мне было очень приятно пообщаться с Вами, но, боюсь, Фрэнк уже ждёт меня дома. Очень рада нашему знакомству! Если Вы еще будете в Бельвиле – мы обязательно встретимся! Всего доброго!

- Хорошего вечера, милая. Рада была поговорить с Вами.

- Всего доброго, до следующих выходных, – попрощалась мама Мари и вернулась к беседе со своей новой знакомой.

Линда пошла в сторону дома через поляну, на которой играли дети. Очаровательная Мари и два брата, Джерард и Майкл. Она подошла поближе и поздоровалась с каждым. Спросила, как у них дела, и ответила на взволнованный вопрос Мари о том, что это такое было с Фрэнком. Разглядела повнимательнее этих мальчиков. Младший был еще очень угловатым, но вполне симпатичным, а второй, видимо, Джерард, требовал отдельного описания. Несмотря на явно лишний вес, лицо его было очень живым и точёным. Глаза, блестя на солнце, из черепаховых превращались в зелёные, а белозубая улыбка была настолько обаятельной, что она ничуть не винила Мари за столь быструю и близкую дружбу с ним.

«Этот мальчик может обаять кого угодно. Боюсь представить, как он будет использовать это, когда вырастет», - подумала Линда и, попрощавшись с детьми, направилась к дому.

****

- Ай, Майки, но тут нет цветов! Я гуляю на этой поляне каждую неделю и уверена в этом на все сто! – Мари смеётся, потому что Майкл решил во что бы то ни стало найти для нее цветок. Он так забавно ползал в траве, что она не могла на него сердиться, а только радовалась нежданному вниманию. Ждать Фрэнка было утомительно, а играть одной – скучно. Было бы совсем невесело, если бы сюда не пришла эта приятная леди с внуками.

- Правда, Майк, отдохни немного, а то от усердия очки потеряешь! – Джерард говорил это с улыбкой, так, что было понятно – между этими братьями никогда не было издевательств и драк за игрушки. Джерард вообще понравился Мари с первого взгляда, так же, как Фрэнк когда-то. Он так улыбался, что отвести от него взгляд было совершенно невозможно! Наконец Майк утомился и присел рядом с ней. Мари наклонилась ближе к его лицу, чтобы рассмотреть получше, и правда – на щеке Майки было салатовое пятнышко от травяного сока. Она вытерла его ладошкой и сказала:

- Твой брат прав. Очки почти съехали на бок, нужно их поправить.

Майки улыбнулся, поправил очки и продолжил свои поиски – ведь он был очень упёртым и считал, что отсутствие цветов – это не повод останавливаться. Ему хотелось произвести впечатление на эту милую девочку.

Джерард подошёл очень близко и сел рядом.

- Недавно бабушка рассказывала нам очень интересные истории про линии на руках. Ты когда-нибудь слышала об этом?

- Нет, - пролепетала Мари, очарованная тем, как просто и смело ведёт себя Джерард. Он, конечно, старше, но это так не похоже на робкого в играх Фрэнка, который никак не решался взять ее за руку.

- Давай я расскажу тебе, это так увлекательно! А еще лучше, покажу сразу на твоей руке. Давай? – Мари, не раздумывая, дала Джерарду руку ладонью вверх, и он обхватил её своей, начав водить пальцем по линиям и что-то негромко говорить. Его руки были мягкими и тёплыми, и Мари почти не прислушивалась к словам, – ей нравилась сама ситуация, пение птиц в парке, зелёная трава, лёгкий, тёплый ветерок в волосах и приятный голос, который что-то рассказывает.

- Ну как, скажи ведь, интересно! Узнать по линиям, как долго ты будешь жить и что с тобой может произойти, это так необычно! – Джерард был явно в восторге от своих новых знаний, а Мари перемена его тона наконец-то помогла прийти в себя и вспомнить, что она сегодня планировала сделать.

- Подождите немного, я скоро вернусь, – пропела она, и, вскочив с травы, побежала к маме.

На самом деле, она планировала сделать это вместе с Фрэнком. Но прошло уже столько времени, а его всё не было и не было. Ждать больше не хотелось, да и разделить это событие с новыми друзьями было тоже очень интересно!

- Мама, дай мне пожалуйста банку с Фредериком, мы выпустим его на волю сейчас. – Миссис Коуэн достала небольшую баночку с дырчатой крышкой и отдала ее дочери. Мари со всех ног бросилась к мальчикам, где они общими усилиями открутили крышку и выпустили большого, довольного жука в траву около дерева. От радости дети взялись за руки и запрыгали по траве.

- Вы видели? Видели, как он побежал?! Это так здорово!

- Да уж! Никогда не видел, чтобы такие большие бегали так быстро!

- Он очень красивый! Теперь у него будет новый дом!

- У Фредерика теперь начнётся новая жизнь в этом парке, я рада за него!

Она бы и дальше продолжала прыгать и веселиться, но тут почувствовала поток воздуха от того, что кто-то очень быстро пробежал рядом. Мари остановилась, чтобы разглядеть бегуна, и с тревогой узнала в нём Фрэнка. Он бежал так быстро, что за краткое мгновение был уже очень далеко от ребят.

- Твой знакомый? – спросил Джерард.

- Д-да, кажется... – прошептала Мари. Она еще не знала тогда, что их новая встреча уже никогда не состоится.

________________________
<Эйк, спасибо за бету главы!>

Глава 2.

- А-а-а! Прячемся, Фрэнк! – Лала налетела на меня и почти сбила с ног, заставляя опуститься на корточки за живой изгородью у их дома.

- Что происпф-ф-ф… - я не успел договорить, быстрым движением эта девчонка закрыла мне рот ладонью и бросила в мою сторону укоряющий взгляд, что-то вроде: «Ну ё-моё, помолчи ты хоть немного, а?» Лала смотрела на меня так еще пару секунд, затем убирала руку и произнесла таинственным шёпотом:

- Сейчас сам всё увидишь, подожди немного.

Она отвернулась и устремила взгляд чуть прищуренных глаз в просвет изгороди, через который хорошо просматривалась дорожка к их дому и крыльцо. Отсюда можно наблюдать за дверью совершенно незамеченными – обычно люди, выходя из дома, не вглядываются в живую изгородь напротив, стремясь найти за ней тени сталкеров.

"Ладно, ладно, – подумал я, - твоя взяла".

Начал смотреть через этот просвет на дверь, и некоторое время мы сидели, как два идиота, но ничегошеньки не происходило. Я не любил подолгу находиться в неудобной позе, мои конечности затекали очень быстро. Тем более, когда Лала, сидя рядом, положила свой локоть на моё колено. Двойная нагрузка, между прочим! Уже чувствуя неприятное онемение в лодыжке, я решил для начала сдвинуть её руку с ноги, чтобы хоть как-то облегчить себе жизнь.

- Началось… – прошептала Лала, и правда – дверь медленно открылась, и вышел Эл, а с ним какая-то девочка. Эм, я бы даже сказал, девушка, если судить по ее фигуристым выпуклостям там, где они и должны быть у симпатичных девушек.

К примеру, та же Лала выглядела по сравнению с ней мальчишкой в своих джинсовых обтягивающих шортах до колена и рубашке с коротким рукавом, которую, похоже, вообще стащила у брата. Есть ли под этой рубашкой сись… э-э-э… выпуклости, понять было абсолютно невозможно.

Но ведь Лала - она и есть Лала. Друг, товарищ и опора во всех диких выходках, что нам приходилось совершать вместе за эти годы. Она круче сестры, потому что с ней не приходилось делить комнату и время за приставкой. Но, тем не менее, она всегда была рядом в нужную минуту, гладила по голове, когда ты этого реально заслуживал, обнимала, когда ты в этом нуждался и не хило и больно била с ноги, если на то была стоящая причина.

И самое главное - она никогда не стеснялась быть в нашей дурной мужской компании, хотя мне всегда казалось, что у девочек в её возрасте должны быть более интересные занятия, чем гонять с нами на роликах до темноты или выдумывать глупые подставы для наших школьных врагов. Лала была крута целиком и полностью, и мне не было дела до ее выпуклостей, потому что, даже не будь там у неё ничего, она бы всё равно осталась для меня лучшей девчонкой в этом городе. Своей в доску, как говорится...

И вот, сквозь изгородь я наблюдал, как Эл, улыбаясь как полный идиот, вышел из дома за ручку с какой-то девушкой и направился явно не к кладовой, чтобы взять ролики.

Я уже был готов выпрыгнуть из нашего убежища, чтобы сказать ему всё, что думаю по этому поводу, но Лала грубо дёрнула меня за рукав, чуть снова не повалив на землю, и рьяно замотала головой, видимо, давая понять, что идею не поддерживает.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.