Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Карантин, уровень 2.





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Спрыгнули с автозака. Дальше как обычно:

- К конвою притензии есть?

- Нет.

- Больные, покалеченные есть?

- Нет! – Больных нет даже среди тех, кто приехал на больничку.

Все нормально, конвой отпускают. Ко мне подходит какой то мент, как я потом узнал – опер. Говорит:

- Так, вы откуда к нам прибыли?

- Из ИК 5/6, Соликамский район, Пермский край.

- Странно… Какие-либо проблемы с режимом содержания есть?

- Нет, никаких. – Я ему отвечаю

- Хорошо, тогда все будет у вас нормально. Проходите.

И опер уводит тех, кто идет на больничку, а мы идем еще с одним ментом в карантин.

Проходим через всю зону. На улице холодно У меня дикий взгляд - всё асфальтом закатано, снег везде убран. Если где есть сугробы, то по ниточке выровнены. Деревца аккуратненькие - листьев нет, но видно что они были аккуратно подстрижены. Все свежее, выкрашенное.

Смотрю по сторонам - прямо вокруг тюрьмы дома стоят! Я настолько привык, что вокруг зоны нет вообще ничего, вокруг только один лес, насколько хватает взгляда, что меня это зрелище цивилизации сразу приводит в восторг. Классно! Там резное крыльцо, там часы какие-то витиевато-красивые висят – ничего себе, почти воля! Что тут может быть плохого и страшного? Глупые зеки, только жути вьют! Привезли куда! Хрен бы с ним, что не в Москву, но всё равно центр города! Тут точно связь есть, и звонить, значит, можно, и жить тоже. Причем зона сама выглядит, как город - здания , по 3 этажа, по 4, одно даже 5 этажей! Прошли промзону. Прошли проходную - она сделана как настоящая заводская проходная! Отдельно металлические ворота стоят, отдельно КПП. Заходим внутрь, там дежурный нажимает кнопку, электромагнит открывает дверь.

Зеки с повязками СДП стоят кругом, каждые пятьдесят метров плюс у всех локалок. На той зоне было всего человек 7-8. А здесь пока мы дошли до помещения карантина, я уже их насчитал человек 20. СДПшники, правда, мелкие, и выглядят как-то странно-забитытми. Но зато козлы – их сразу видно - ходят, все крупные, все в более-менее спортивной одежде. Не вольной, конечно, но нормальные шмотки, с малюсенькими бирочками.

Сопровождающий нас мент по сторонам озирается, как-будто ему стремно. И ему какой-то козел бросает:

- Что, начальник, боишься-то? Да мы же здесь, не ссы, все нормально будет! - Нормально, еще и ментов подъёбывают.

Заходим в помещение карантина. Сперва идет решетка, называется локалка, за ней как бы крыльцо, которое закрыто коваными решетками. По сути просто клетка перед входом. Открыли дверь с электромагнитом, мы зашли.

Нам козлы говорят, сумки ставьте сюда, лицом вставайте сюда. Мы встали, поставили. Мент наши документы отдал карантиновским козлам, и ушел. Тут все стало по другому.

- На корты сели, руки за голову! – Думаю, ну понеслось! – Вжались в стену! Сейчас, скорее всего для профилактики пизды дадут. Я сижу, руки за головой, сам в кроссовках, в перчатках, в телогрейке, которую под меня подогнали, такая удобная. Козлы ходят за спиной.

- Нихуя он модный! Э, ты откуда такой приехал?

- Из Соликамска.

- Из Соликамска? Ну нихуя ты - в кожаных перчатках, в кроссовках! Конечно, что так не сидеть-то! Сам откуда?

- Из Москвы.

- Из Москвы? Ты че охуел? А здесь что делаешь?

- Привезли, меня не спрашивали. - ответил я козлу.

- Понятно.

Слышу, бухгалтера, который со мной приехал, обыскивают уже. Его затянули в помещение каптерки, там на него кричат, бьют. Ладно, потерплю, хрен с ним. Понятно, что карантин это две недели издевательств, геморроя, и психоломки. Тяжело только первый раз, второй раз уже значительнее легче. Обыскали его, заводят меня в каптерку на обыск. Там сразу:

– Полностью раздевайся! - Я раздеваюсь.

- На корты! - Может они хотят посмотреть не выпадет ли сотовый из жопы?

- Давай, иди сюда! Я подхожу к столу.

- Расписывайся здесь, - я расписался.

- Что за статья такая?

- Разжигание вражды.- отвечаю я.

- Что ты разжигал-то?

- Наркоторговцев призывал вешать, и либералов убивать.

- Что, лимоновец что ли?

- Нет, я не лимоновец, я национал-социалист.

- Что скинхед что ли?

- Можно и так сказать. Он такой, да тут дохуя скинов сидит.

- Да, и что? Как они?

- Да, блять пизда им всем! И тебе тоже! Ты что думаешь если из Москвы - у тебя все нормально будет?

Понятно, все так говорят. Расписался, забрали у меня очки, из баула все практически забрали, отдали мне только зубную щетку, тапки, трусы, носки. Остальное на склад. Все это положили в пакетик, дали мне в руки, все давай, полетел.

Повели нас, троих этапников в «баню». Там нам дали подписать бумажки, что мы согласны с режимом содержания, обрили наголо и дали 15 секунд сполоснуться под холодной водой. После этого повели непосредственно в отряд «карантин». Поднялись на второй этаж, забегаем в помещение. Смотрю, все цивильно, линолеум кругом нормальный, электрическое освещение, светло в помещении. Посадили на шконари. Шконари двухъярусные, ровно застелены, одеялами чистыми заправлены. Порядок чувствуется. Играет какое то радио. Посадили и орут:

- Сели прямо! Глаза вниз опустили! Подбородки в грудь вжали! Ладошки на колени положили!

Сидим, нас спереди придвинули вторым шконарем, что бы мы не могли вроде как ни куда деться, убежать. Сейчас, наверное, будут опиздюлять, раз в бане не стали. А мне как-то все привычно пофигу стало. Сознание изменилось, абстрагировалось от реальности. Не стало жалости к себе. Мне все это видится с точки зрения наблюдательского интереса. Что здесь придумают, чтобы сломать волю заключенного. Я видел, как это происходит на Симе, как это происходит на «Белом лебеде», теперь посмотрю, как это происходит здесь. Интересно, что же вы будете делать, чтоб отбить у человека волю принимать какие-либо самостоятельные решения? В психологии это называется «приобретенная беспомощность». Если за человека все делают и все решают, причем не важно - запрещают ему эти решения принимать или ему просто все подают с ложечки, как в доме престарелых. Вот старики в пансионатах почему так быстро умирают? Потому что они становятся беспомощными, и у них теряется мотивация жить. За них все делают - их кормят, их моют, им говорят когда спать, когда сидеть, когда гулять, когда думать. Тоже самое на всех зонах хотят сделать с зеками. Что бы зек был овощем, руки опустил, подбородок вжал в грудь. Сказали ходить - ходит, сказали сесть – сидит, сказали грести снег – гребет.

Оказалось, что здесь придумали лучше, чем где бы то ни было. Но об этом я узнал чуть попозже.

Нам принесли еще бумаги какие-то подписать, заявления. Надо было написать свои данные, написать что нету претензий к конвою, нету претензий к сотрудникам карантина, что нету претензий к сотрудникам колонии по приемке, написать откуда ты, написать друзей, родственников, которые могут тебе писать письма, или могут приезжать тебе на свиданку… Но все эти «напиши родственников или друга» - это тупой развод. По сути это звучит как «Напиши, куда ты побежишь при побеге, и где будешь скрываться, где тебя искать?» Идиоты пишут настоящих друзей, кто поумнее выдумывает. Заранее надо придумать какой то адрес, который будет везде фигурировать, ну а если ты вдруг сбежишь, они поедут этот адрес пробивать, по которому ни кого и не окажется...

Я так краем глаза смотрю, это спальное помещение, человек на 60. Оно забито людьми, все сидят, руки на коленях, головы опущены, не разговаривают, не двигаются, не шепчутся. Вообще полная тишина! А я их и не заметил сперва - без очков же, и звуков от них нет! Интересно, как же это их так молчать-то заставили?

Собеседование.

После того как, про нас все записали, подняли нас двоих, и еще человек пять, которые приехали в этот же день этапом. «Подорвались! Бегом в каптерку!» Мы побежали в каптерку, там же раздевалка, забегаем, построились. Разделись все, стоим в трусах. При чем когда раздеваешься, нельзя голову поднимать от груди - положуха такая. Нельзя смотреть на козлов, ну а я, по незнанке, голову поднял и смотрю, пока раздеваюсь. Мне кричат:

- Чё пялишься? Ты что охуел? - Клац по еблу мне. Интересно, но вроде не очень сильно долбанул, по щеке. Не хорошо. Раздеваюсь дальше и второпях задел локтем опись имущества раздевалки. Она свалилась - рамка со стеклом, и под этим стеклом опись на формате А4 - на пол, долбанулась о бетон, и стекло разбилось. Все, вот сейчас мне просто конец. Я видел, как долбили человека, который просто поцарапал краску на Симе. Его долго, очень долго били деревянными палками. Он двигал тумбочку, и был не очень внимателен… Но мне говорят, «Ты что дебил? Вообще не видишь куда двигаешься?» И все на этом закончилось. Понятно, здесь руки не очень распускают, наверное больше на психологию давят…

Стоим все в одних трусах, на голом бетонном полу. Это как всегда. На всех гадских пересылках стандартная процедура. И нам объясняют, что сейчас мы будем тренироваться для самого важного дела за все наше присутствие на этой зоне. Мы должны четко сделать доклад, причем сделать его громко, четко, внятно, и не ошибиться ни в одном слове, потому что если кто-то ошибется, то ему за весь срок не видать нормальной жизни. А кто сделает доклад нормальный и ничего не перепутает, то на зоне жизнь у него может сложится довольно не плохо.

Козел берет одного человека наугад, и начинает ему все объяснять:

- Заходишь в помещение, руки упираешь в пол, открывается дверь, делаешь два шага вперед, поворачиваешься на право, делаешь еще шаг вперед, перед тобой стоит маленькая табуреточка, садишься на нее, руки упираешь в колени, голову опускаешь ниже колен, и кричишь, «ЗДРАСТВУЙТЕ!», называешь Ф.И.О., статью, срок, начало и конец срока. Потом громко, изо всех сил громко, отвечаешь на вопросы. Пидарас?

- Никак нет!

- Чё так тихо отвечаешь!?

- Никак нет!

- Похоже пидорас!

- НИКАК НЕТ!!!

- Поверю на этот раз. Вот в такой тональности вы должны делать доклад и отвечать на все вопросы. Всем понятно?

- Так точно!

- Далее отвечаете на все вопросы, которые вам зададут. Главное все криком! Вам могут сказать не кричать, но скорее всего не скажут, и кричать надо будет во все горло!

Интересно здесь менты устроились - кричать им надо, доклады такие делать. Вспомнилась опять «Цельнометаллическая оболочка»:

- Ты пидорас!?

- Сэр, нет, сэр!

- Хуй сосешь?

- Сэр, нет, сэр!

- Спорю, что ты можешь высосать мяч для гольфа через поливочный шланг!

Кто-то здесь явно посмотрел этот фильм. А мы тренируемся.

Многие от страха просто «потеряли маму». Это популярное на зоне выражение. Мальчик маму потерял в магазине, и стоит, головой крутит, не знает что делать, у него паника. Скажем так, состояние паники на зоне называется «потерять маму». Маму можно потерять от того, что тебе пришла посылка, от того, что тебя вызвали на свиданку, или, наоборот что, вызвали в опер отдел… Короче потеряли они маму, один выходит, путается сколько шагов вперед сделать, промахивается мимо табуретки, не так ставит руки, криво кричит, его за это пиздят…

- Пидорас?

- Так точно! Ой! Никак нет! Извините, не так понял!

Его опять пиздят, другой выходит, тоже ошибается, третий косячит. Болваны, сейчас же здесь весь этап положат со злости. Тут одному козлу пришло в голову меня вызвать. Говорит, чувствую сейчас вот он нормально сделает.

У, какая честь! Вышел, нормально все изобразил. Ничего сложного, если не паниковать. А это и есть настоящая цель процедуры – заставить человека отупеть от страха. Я отошел, стою, пока остальные тренируются и орут, ко мне козлы подходят разговаривать. Правда когда с ними даже просто так говоришь, голову поднимать нельзя. Они спрашивают:

- А сам-то ты откуда?

- Из Москвы.

- А там где жил?

- Рублевского шоссе.

- Че, реально с Рублевки? Сифона и Бороду видел?

- Конечно, видел. Они моё виски допивали.

- А что, правда, там новые вещи на помойки выбрасывают?

- Конечно правда, а что нет что ли?

- Нихуя, рублевского к нам привезли, таких еще не было!

Этап закончил репетицию. Потом одели всем до последнего «косяки, где здоровыми буквами написано СДП, т.е. Секция Дисциплины и Порядка. Косяк на полбицепса размером - это повязка. На воле я когда-то носил такие, но черные, с надписью ННП и крестом, а здесь вот красные с СДП. Его надо надеть и громко крикнуть «Я люблю СДП!» Кто не крикнул, тот хочет придерживаться воровских традиций. В принципе, человек, оказавшийся сделать что-то в карантине, он моментально убивается. Убивается долго, планомерно, потом списывается на режимный барак, где страдает несколько месяцев, потом выгоняется на пятак, где он ходит взад-вперед, патрулирует еще несколько месяцев - это самое «позорное» место на зоне. Те СДПшники, которых я видел - это как раз люди, которые в чем-то провинились. И вот, они ходят туда-сюда, как «Филиппки», в шапках-ушанках, не подходящей по размеру одежде, со здоровыми косяками, и патрулируют. Откричались в косяках.

Ладно, что вы еще придумаете? Нас одели, выстроили перед каким то кабинетом, и по очереди туда запускают. Вот и та «процедура» - упирая руки в пол забегаешь, «Здравствуйте, такой-то такой-то, доклад, никак нет, так точно, так точно, никак нет…»

Доходит до меня очередь, я в такой же хитрой манере туда заползаю, здравствуйте, доклад делаю.

- Садись, - я сел, - ну, что откуда прибыл?

Я кричу.

- Нет, нормально разговаривай, - я голову поднимаю – нет-нет, голову не поднимай, говори нормально.

Я успел увидеть, что сидит обычный зек, только в вольной одежде, в тапочках, в очках, в майке. Это даже не мент! А большинство зеков об этом и не знает, потому как ты голову-то ты не поднимаешь.

- Что за статья, я такой, 282, и не слышал.

- Разжигание вражды.

- Понятно. Чем заниматься в лагере думаешь?

- Да хрен его знает, я инженер, с компьютерами могу работать.

- На должность встаешь?

- Не хотелось бы.

- А что, отрицаешь?

- Нет, не отрицаю, просто ни к чему мне.

- Потом с тобой пообщаюсь.

Вышел из кабинета, постоял в коридоре еще минут 15, пока прошло собеседование с остальными, и повели нас непосредственно в спальню. Времени уже много, все спят. Все кровати расстелены, везде люди спят, все под белыми простынями, все культурно. Мне говорят «Ложись сюда». Я быстро все шмотки снял. «Скидывай на пол, все в общую кучу, утром найдешь». В каптерке мне выдали штаны - «шкеры» и робовскую куртку – «шаромка». Шкеры сильно велики, а шаромка мала. Пришили какую-то чмошную бирку. Все это я скинул, лег.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.