Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Законы святой жизни





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Другие нравственные законы и дополнительные постановления о святой жизни были даны израильтянам как руководство для святого Божьего народа (Исх. 20—24 и Лев. 11—26). Простое послушание этим нравственным, гражданским и церемониальным законам должно было отличать их от окружающих народов.


 

Эти законы Израиля легче понять в свете культуры Египта и Ханаана того времени. Брак между братом и сестрой, распространенный в Египте, был запрещен в Израиле. Постановления о материнстве и деторождении не только напоминали израильтянам о греховности человека; они также противостояли половым извращениям, блуду и принесению в жертву детей — всему тому, что было связано с церемониальными обрядами хананеев. Законы о чистой пище и ограничения в области заклания животных были направлены против исполнения израильтянами некоторых египетских обычаев, связанных с идолопоклонническими ритуалами. В памяти израильтян еще жили воспоминания о прошлом рабстве. Поэтому им было важно и уместно получить наставления об оставлении колосьев для бедных на краях своих полей в дни жатвы, заботы о нуждающихся и беспомощных, почитании стариков; постоянно подчеркивается важность справедливого суда во всех областях жизни. По мере умножения наших знаний о египетском и ханаанском религиозном окружении Израиля в те времена для современного мышления становятся более понятными и разумными многие ограничения, предписываемые израильтянам их законами.

Моральные законы были постоянными, но многие гражданские и церемониальные носили временный характер. Закон, предписывающий заклание животных в пищу только в центральном святилище, потерял свою силу, когда Израиль вступил в Ханаан (ср. Лев. 17 и Втор. 12:20-24).

 

Святилище

До сего времени жертвенник был местом жертвоприношения и поклонения. Одним из характерных обычаев патриархов было сооружение жертвенников везде, где только они делали остановку. Тут у Синая Моисей поставил жертвенник и двенадцать камней, представляющих двенадцать колен Из-раилевых. На этом жертвеннике израильские юноши принесли жертвы для утверждения завета (Исх. 24:4 и ел.). «Скиния собрания», упоминаемая в Исх. 33, была воздвигнута «вне стана». Она временно служила не только местом собраний для всего Израиля, но также местом Божественного откровения. Поскольку священство еще не было организовано, Иисус Навин был единственным служителем. Сразу же после утверждения завета Израиль получил повеление построить скинию, чтобы Бог мог «обитать посреди их» (Исх. 25:8). В противовес множеству храмов в Египте у Израиля должно было быть только одно святилище. Подробные наставления даются в Исх. 25—40.

Веселиил из колена Иуды был поставлен руководить всеми строительными работами. Вместе с ним работал Аго-лиав из колена Дана. Оба эти мужа были исполнены «Духом Божиим» и «мудростью и разумением» для наблюдения за работами по строительству места поклонения (Исх. 31, 35— 36). Под их руководством работали и многие другие одаренные разными способностями мужи. Добровольные пожертвования народа составили более чем достаточное количество строительного материала.

Огражденное место вокруг скинии называлось двором (Исх. 27:9-18; 38:9-20). Это ограждение, по периметру 100 м, представляло собой «завесы из крученого виссона» (из плетеного льняного полотна), подвешенные на медных столбах с серебряными крючками. Эти столбы были 12,5 м высотой и отстояли друг от друга на 2,5 м. Единственный вход шириной 10 м был на восточной стороне.

Восточная половина этого двора была предназначена для поклоняющихся. Тут израильтянин совершал свое приношение на жертвеннике (Исх. 27:1-8; 38:1-7). Этот жертвенник в форме квадрата со стороной 2,5 м и высотой 1,5 м с рогами в каждом углу был сделан из дерева ситтим и покрыт медью. Жертвенник был переносной, с кольцами для шестов. За жертвенником стоял умывальник (Исх. 30:17-21; 38:8; 40:30), который был сделан из меди. Тут священники омывали свои ноги, готовясь к служению у жертвенника или в скинии.


 

На западной половине двора стояла сама скиния 15 м в длину и 5 м в ширину; она была разделена завесой на две части. В «скинию собрания» (10 м длиной) открывался единственный вход с восточной стороны, и через него входили священники. За завесой находилось Святое святых, куда разрешалось входить первосвященнику в день очищения. Сама скиния была сооружена из 48 брусьев (высотой в 5 м и шириной в 75 см) — по двадцать на каждой стороне и восемь на поперечной западной стороне. Они были сделаны из дерева ситтим (вид акации, произрастающий на Синайском полуострове), покрыты золотом (Исх. 26:1; 36:20-38) и держались с помощью перекладин и серебряных подставок. Потолком служила завеса из крученого виссона голубого, червленого и пурпурного цветов с вышитыми на ней херувимами. Внешнее покрывало было из козьей шерсти, служившей защитой для виссона. Еще два слоя покрывал были: один из бараньих кож, а другой из козьих и служили защитой для первых двух. Две завесы из того же материала, что и первое покрывало, были повешены на восточной стороне скинии и также перед входом в Святое святых. Точное построение скинии не может быть определено, потому что в библейском повествовании не дается достаточно подробностей.

В скинии собрания были помещены три предмета: стол для хлебов предложения на северной стороне, золотой светильник на южной и жертвенник курения перед завесой, отделявшей скинию собрания от Святого святых (Исх. 40:22-28).

Стол для хлебов предложения был сделан из дерева ситтим и покрыт золотом с золотой каймой по краям. На каждой из четырех ножек было прикреплено одно кольцо, чтобы в него можно было продевать шесты и таким образом переносить стол с места на место (Исх. 25:23-30; 37:10-16). На этом столе были помещены блюда, кадильницы, кружки и чаши для возлияния. Каждую субботу для этого стола приготовлялись двенадцать пресных хлебов. Они съедались священниками (Лев. 24:5-9).

Золотой светильник был сделан из цельного куска чеканного золота (Исх. 25:31; 37:17-24). Форма и размеры подставки точно неизвестны. С одним центральным стеблем, собственно называемым светильником, и тремя ветвями с каждой стороны, этот подсвечник имел семь светильников. Украшениями на каждом ответвлении были три чашечки, а стебель имел четыре. Щипцы и лотки к нему тоже были сделаны из чистого золота. Каждый вечер священник наполнял лампады оливковым маслом, приносимым израильтянами, чтобы светильник светил ночью (Исх. 27:20-21; 30:7-8).

Золотой жертвенник, употребляемый главным образом для курения фимиама, стоял в скинии собрания у входа во Святое святых. Сделанный тоже из дерева ситтим и обложенный золотом, этот жертвенник был 1 м в высоту и имел форму квадрата со стороной 0,5 м. У него был золотой венчик вдоль верхнего края и на каждом углу рог и кольцо, чтобы его, если нужно, можно было переносить на шестах (Исх. 30:1-10, 28, 34- 37). Каждый вечер и каждое утро, когда священники приходили проверить светильник, они курили фимиам на жертвеннике с помощью огня медного жертвенника.

Ковчег завета, или откровения, был самым священным предметом в религии Израиля. Только ему одному было отведено специальное место в Святом святых. Сделанный из дерева ситтим и обложенный внутри и снаружи чистым золотом, этот сундук был 114 см длиной и 68 см шириной и глубиной (Исх. 25:10-22; 37:1-9). Так как на нем были золотые кольца и шесты с каждой стороны, священники могли переносить его с места на место без труда. Крышка этого ковчега называлась «местом умилостивления» (в Септуагин-те —

«хиластерион», в Евр. 9:5 — «очистилище»; на крышку кропили кровью жертвы в день очищения — Лев. 16:14). Также ее название понималось как «престол милости». Два золотых херувима на ней были помещены один против другого, лицом друг к другу, осеняя своими крыльями центр крышки ковчега. Крышка вместе с херувимами была сделана из цельного куска золота. Вся композиция «престола милости» символизировала присутствие Божье. В отличие от языческих священных атрибутов здесь никакой наглядный предмет не представлял Самого Бога Израиля в этом пространстве между херувимами. Десятисловие ясно запрещало всякое изваяние или изображение Бога. Тем не


 

менее это «место умилостивления» было местом, где происходила встреча Бога с человеком (Исх. 30:6), где Бог говорил с человеком (Исх. 25:22; Чис. 7:89) и где первосвященник появлялся в день очищения, кропя кровь за народ Израиля (Лев. 16:14). В самом ковчеге были помещены скрижали с Десятисловием (Исх. 25:21; 31:18; Втор. 10:3- 5), сосуд с манной (Исх. 16:32-34) и расцветший жезл Аарона (Чис. 17:10). Перед входом Израиля в Ханаан «одесную ковчега завета» была положена книга закона (Втор. 31:26).

 

Священство

До Моисея жертвы обычно приносились главой семьи, который представлял семью перед Богом и поклонялся Ему от имени семьи. Кроме единичного упоминания Мелхиседека как священника в Быт. 14:18, других упоминаний этого официального служения больше нигде не отмечается. Но теперь, когда Израиль был избавлен из Египта, служение священника приобрело весьма важное значение.

Бог желал, чтобы Израиль был народом святым (Исх. 19:6). Для порядка служения и успешного поклонения во время странствия Израиля по пустыне Бог назначил первосвященником Аарона. Его помощниками были его четыре сына: Надав, Авиуд, Елеазар и Ифамар. Первые два были позже поражены в наказание за внесение «чуждого» огня в скинию (Лев. 8—10; Чис. 10:2-4): они пренебрегли повелением о поддержании

«огня от Господа» (Лев. 6:8-13). При истреблении всех первородных в Египте Бог пощадил первородных Израиля, поэтому все первородные в каждом семействе принадлежали Богу. Левиты, избранные как заместители старших сыновей от каждой семьи, прислуживали священникам при исполнении их обязанностей (Чис. 3:5-13; 8:17). Таким образом в служении священников был представлен весь народ.

Священники несли несколько обязанностей. Их главной обязанностью было посредничество между Богом и человеком. Принося предписанные жертвы, они обеспечивали народу очищение от греха (Исх. 28:1; Лев. 16:1-34). Откровение Божьей воли для народа было самой важной обязанностью священников (Чис. 27:21; Втор. 33:8). Будучи блюстителями закона, они также отвечали за наставление народа. Забота о скинии и служение в ней тоже были в числе их обязанностей, поэтому левиты были назначены помогать священникам в исполнении возложенных на них трудов.

Святость священников обеспечивалась строгими требованиями святости их жизни и была непременным условием для служения (Лев. 21:1—22:10). Безупречные в поведении, священники были обязаны проявлять особую заботу в вопросах брака и семейной дисциплины. В то время как физические недостатки навсегда делали их непригодными для священнического служения, формальная житейская нечистота — в результате проказы, телесного истечения или запрещенных прикосновений — только временно устраняла их от служения. Языческих обычаев, осквернения священных предметов или себя лично нужно было полностью избегать всем священникам в любое время. Для первосвященников эти запреты были еще суровее (Лев. 21:1-15).

Присущая священникам святость подчеркивалась также одеждой, которую они носили по особому предписанию. Сшитая из лучших материалов и выполненная наилучшим образом, она придавала священникам красоту и достоинство. Священник носил хитон, пояс, повязку, кидар и нижнее платье — все из самого лучшего виссона (Исх. 28:40-43; 39:27-29). Хитон был длинным, цельным халатом с рукавами почти до пят. Кушак или пояс, хотя он нигде не описывается подробно, надевался поверх хитона. Согласно Исх. 39:29, он был сделан из крученого виссона с вплетенной в него голубой, пурпурной и червленой шерстью и гармонировал с цветами завесы и обстановки в скинии. Кидаром священника была простая, тесно прилегающая шапка. Под хитоном он должен был носить льняные брюки каждый раз, когда входил в святилище (Исх. 28:42).

Первосвященник отличался добавочными одеждами, состоящими из верхней ризы, ефода, наперсника и специального головного убора (Исх. 28:4-39). Риза, спадающая с шеи ниже коленей, была голубой за исключением яблок, вышитых голубыми, яхонтовыми,


 

пурпурными и червлеными нитями, и золотых колокольчиков между ними вдоль всего ее подола. Разные цвета служили для украшения, а колокольчики должны были возвещать собравшимся о каждом движении первосвященника, когда тот входил в Святое святых в день очищения.

Ефод состоял из двух кусков полотна с нитями золотого, голубого, пурпурного и червленого цвета, соединенных на плечах нарамниками. На бедрах один кусок переходил в длинный пояс, стягивая оба куска. На каждом нарамнике первосвященника были драгоценные камни с вырезанными на них именами колен Израилевых, по шесть на каждом нарамнике по порядку их рождения. Чтобы число было ровным, левитов там не было, потому что они прислуживали священникам, или, возможно, Иосиф заменял своих двоих сыновей Ефрема и Манассию. Таким образом первосвященник представлял весь народ израильский в своем молитвенном служении. Украшением ефода были две золотые оборки и две небольшие цепочки из чистого золота.

Наперсник, квадратный карман (со стороной 23 см), был самой великолепной и таинственной частью одежды первосвященника. Цепи из чистого золота прикрепляли его к нарамникам ефода. Нижний край был привязан голубым кружевом к поясу. Двенадцать камней с вырезанными на них именами двенадцати колен Израилевых и оправленных золотом украшали наперсник священника и служили видимым напоминанием о том, что первосвященник представлял народ перед Богом. «Урим» и «туммим», означающие

«свет» и «совершенство», были заложены в складке наперсника (Исх. 28:30; Лев. 8:8). Мало что известно об их назначении и о том, как священник пользовался ими, но важным остается тот факт, что они служили средством определения воли Божьей.

Также важным был головной убор первосвященника — кидар. На его передней части вдоль лба была пластинка из чистого золота, на которой было написано: «Святость Господа». Это было постоянным напоминанием о том, что святость — самая суть Божьей природы. Посредством искупительного священнодействия первосвященник представлял свой народ святым перед Богом. Посредством священной одежды первосвященник, как и обыкновенные священники, являл не только славу своего служения посредничества между Богом и Израилем, но также красоту богослужения красками своей одежды, гармонировавшей с материалами, из которых была сделана скиния.

В пышной церемонии посвящения священники отделялись на служение (Исх. 29:1-37; 40:12-15; Лев. 8:1-36). После омовения водой Аарон и его сыновья облачались в свои священнические одежды и помазывались елеем. При служении Моисея в роли посредника приносили молодого тельца в жертву за грех для очищения не только Аарона и его сыновей, но также и для очищения жертвенника от грехов, связанных с их служением. Затем следовало всесожжение, при котором в жертву приносился овен по обычному ритуалу. После этого другой овен предлагался в жертву мирную в специальной церемонии. Моисей помазывал кровью большой палец правой руки, правое ухо и большой палец правой ноги каждого священника. Затем он брал тук (жир), правую ногу овна и три вида хлеба, что обычно полагалось священникам, и давал их Аарону и его сыновьям, которые приносили их в жертву потрясания, прежде чем они сжигались на огне жертвенника. После процедуры жертвенного потрясания грудинка овна варилась, и Моисей со священниками ее съедали. Перед священным принятием пищи Моисей кропил священников и их одежду священным елеем и кровью. Эта внушительная церемония посвящения продолжалась и повторялась в течение семи последующих дней, освящая священников на их служение в скинии. Таким образом все собрание, принося свои жертвы священникам, сознавало Божью святость.


 

Жертвоприношения

Введение

Законы и постановления относительно жертв, данные на горе Синай, не означают, что жертвы до этого не приносились. Неизвестным остается вопрос, разбирались ли израильтяне во множестве всякого рода приношений, но сам обычай приношений и жертв был им, несомненно, знаком, судя по библейским жертвам Каина, Авеля, Ноя и патриархов. Обращаясь к фараону с просьбой отпустить Израиль, Моисей ожидал принесения жертвы и совершил ее по исходе из Египта (Исх. 5:1-3; 18:12 и 24:5).

Теперь, когда Израиль стал свободным народом, состоящим в завете с Богом, ему были даны определенные указания относительно всякого рода жертвоприношений. Принося эти жертвы так, как это было им предписано, израильтяне могли служить Богу угодным Ему образом (Лев. 1—7).

Четыре вида жертвоприношений были связаны с пролитием крови: жертва всесожжения, мирная жертва, жертва за грех и жертва повинности. Соответствующими для жертвы животными считались чистые домашние животные, мясо которых можно было есть, то есть такие животные, как овцы, козы, тельцы и телицы, молодые и старые. В случае крайней бедности можно было приносить в жертву голубя.

Общие правила принесения в жертву были таковы:

1) приведение животного к жертвеннику;

2) возложение руки приносящего на голову животного;

3) заклание животного;

4) кропление жертвенника кровью;

5) сожжение жертвы.

Когда жертва приносилась за весь народ, служение совершал священник. Когда отдельные лица приносили жертвы за себя, они приводили животное, возлагали на него руки и потом закалывали его. После этого священник кропил кровью и сжигал жертву. Приносящий жертву не мог ее есть, исключением была мирная жертва. Если несколько жертв приносились одновременно, жертва за грех предшествовала жертве всесожжения и мирной жертве.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.