Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

IV. Речи Всемогущего 38:1-41:34





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

V. Заключение 42:1-17

Родиной Иова была земля Уц(Вероятно, к северо-западу от Аравии или Едома). Несмотря на отсутствие четких хронологических указаний, период жизни Иова более всего похож на эпоху патриархов(Мы можем сделать такой вывод по следующим причинам: 1) семейный уклад соответствует эпохе патриархов; 2) в книге нет ссылок на закон или религиозные условия более поздних времен; 3) не упоминается учение пророков; 4) простота жизни, подобная той, которая была свойственна патриархам). Несчастья этого праведного человека обсуждаются во время диспута, который и занимает большую часть книги.

Человек по имени Иов показан в трех разных ситуациях: во время огромного богатства, крайней бедности и непомерных личных страданий. Вера Иова простирается за пределы земного бытия к вечному упованию. Хотя и не в состоянии ясно видеть ту вечность, на которую он надеется, Иов не впадает в полное отчаяние даже тогда, когда его страдания достигают критической стадии.

Иов был богобоязненным человеком, равного которому не было еще среди людей (1:1,8; 2:3; 42:7-8). Высокие моральные принципы, которым он следовал, были для большинства людей невыполнимыми (29—31). Друзья Иова, исследовав всю его жизнь, не смогли ни в чем конкретно упрекнуть его.

Вначале Иов был самым богатым человеком на Востоке. Однако материальное богатство не заслоняло от него Бога. Во время пиров и праздников он постоянно совершал жертвоприношения за грехи членов своей семьи (1:1-5). Как следует из текста книги, он употреблял свое богатство для помощи нуждающимся (напр., 29:12-13, 30:25, 31:16-20).

Внезапно Иов был разорен и стал крайне бедным. Четыре катастрофических бедствия отняли у него все имущество. Два из этих бедствий, по-видимому, носили естественный характер: нападения савеян и халдеев. Другие два — всепожирающий пожар и разрушительный ветер — были вне человеческих возможностей. Иов не только разорился, но и потерял всех своих детей.

Иов был ошеломлен — он разодрал свои одежды и обрил голову. После этого он поклонился Богу; признавая, что все, что у него было, было от Бога, он также признавал, что все было отнято у него промыслом Божьим. За это он благословил Бога, не обвиняя Его ни в чем.

Покрытый ужасными струпьями проказы (2:7-8), Иов сел на кучу пепла и в отчаянии скоблил себя черепицей, пытаясь успокоить зуд. В это время жена посоветовала ему похулить Бога и умереть. И опять этот праведный человек поднялся над обстоятельствами и признал, что Бог управляет и судьбами людей, и самой жизнью.

Три друга — Елифаз Феманитянин, Вилдад Савхеянин и Софар Наамитянин — пришли утешить Иова. Они с трудом узнали его в этом страдающем человеке. Ошеломление было настолько сильным, что семь дней они просидели рядом с Иовом, не промолвив ни слова. Наконец Иов сам нарушил молчание. Он проклял день, в который родился, и заявил, что небытие лучше, чем жизнь в страданиях. В душевных и физических муках он задумался над загадкой своего бытия и выразил свои думы одним вопросом: «Зачем я родился?» (Заметьте, что Иеремия тоже проклял день своего рождения (Иер. 20:14-18)

Основная проблема заключалась в том, что ни его друзья, ни сам Иов не знали, почему все эти беды обрушились на Иова. Им было не известно, что за этим скрывалось. Сатана явился перед Богом и


 

 

выразил сомнение относительно преданности и веры Иова. Он высказал обвинение, что Иов просто служит Богу из материальной выгоды, и получил от Бога разрешение лишить богатейшего человека Востока всего материального имущества, но не простирать руку на него самого. Когда философия жизни Иова выстояла перед нападками сатаны, Бог позволил обвинителю наслать на Иова болезнь, не лишая его жизни. Хотя Иов и проклял день, в который родился, он никогда не хулил Бога. Вполне отдавая себе отчет в своих страданиях, но не имея им объяснения, Иов поднял вопрос «почему?», пытаясь понять тайну своей отверженной жизни.

Друзья пытались утешать Иова — того, кто сам когда-то не раз давал утешение и помощь другим (4:1 и ел.), — однако неохотно и нерешительно. Елифаз осторожно указал, что ни один смертный с ограниченным умом не может предстать совершенным праведником перед всесильным Богом. Не признавая искренней преданности Иова Богу, Елифаз полагал, что тот страдает за свой грех (4—5).

В ответ Иов описал силу своего страдания, но даже друзья не поняли его. Ему казалось, что Бог покинул его и обрек на вечные страдания. Напрасно мечтал он о моменте, когда нашел бы либо избавление в смерти, либо прощение греха (6—7).

Вилдад немедленно возразил, что Бог судит справедливо. Ссылаясь на предание и полагая, что Бог не станет наказывать неповинного человека, Вилдад дал понять, что Иов страдал справедливо за свой собственный грех (8).

«Но как оправдается человек пред Богом?» — было следующим вопросом Иова. Никто не равен Богу — Бог всесилен и делает, что хочет, не отчитываясь ни перед кем. Не имея посредника, который мог бы походатайствовать за него или объяснить причину его страданий, Иов обратился непосредственно к Всемогущему. Ненавидя такую невыносимую жизнь, Иов надеялся на облегчение в смерти (9—10).

Софар решительно упрекнул Иова, что тот поднимает такие вопросы. Бог может открыть его грех, но мудрость Божья и сила непостижимы уму человека. Он посоветовал Иову покаяться и намекнул на его вину, сказав, что единственная надежда на избавление для нечестивого — это смерть (11).

Иов дерзновенно заявил друзьям, что их мудрость — еще не вся мудрость. Всякая жизнь, как скота так и человека, находится в руках Божьих. Иов согласился со своими собеседниками — Бог всемогущ, всеведущ и праведен. В сильнейшей тоске по Богу, не ощущая даже временного облегчения, Иов впал в полное отчаяние. В этот момент он усомнился (14:14) в жизни после смерти, хотя и не потерял окончательно надежды на воскресение (12—14).

Елифаз обвинил Иова в бессмысленных речах и непочтении к Богу. Заключив, что Иов слишком заносчив, Елифаз, также ссылаясь на предание, утверждает: страдание — это результат греха; здравый смысл учит, что нечестивый должен страдать (15).

Иов сказал друзьям, что они — жалкие утешители и не сказали ничего нового. Хотя дух его был сокрушен, планы разрушены и жизнь почти подошла к концу, он все же надеется: «И ныне вот на небесах Свидетель мой, и Заступник мой в вышних!» (16—17).

Вилдад не мог ничего прибавить. Он просто подтвердил заключения своих друзей о страданиях нечестивых. Всякий, кто подвергается страданиям, должно быть, нечестив. Он ничего не говорит о посмертном воздаянии (18).

Оставленный своими друзьями, отчужденный от семьи, опротивевший жене, пренебрегаемый слугами, Иов одиноко влачил свое страдальческое существование по воле Божьей.

Только благодаря вере он мог предвкушать будущее оправдание: «А я знаю, Искупитель мой жив, и Он в последний день восставит из праха распадающуюся кожу мою сию, и я во плоти моей узрю Бога. Я узрю Его сам; мои глаза, не глаза другого, увидят Его» (19:25-27). Иов уже говорит не о посреднике или свидетеле на небесах, но об Искупителе (goel; ср. Ис. 6:6; Ис. 43:1) (19).

Суть ответа Софара заключалась в том, что успех нечестивых бывает кратким. Он вновь подтвердил, что страдание — это участь нечестивых (20).

Иов завершил второй цикл дискуссии, вновь решительно возражая своим друзьям. Многие нечестивые преуспевают, берут от жизни все, что могут, удостаиваются почетного погребения и уважения за свой успех в жизни. Это подтверждают наблюдатели, имеющие глубокое познание о людях и их делах (21).

В третьем цикле бесед и речей продолжаются поиски ответа на вопрос Иова. Твердо веря, что страдание приходит в результате греха, друзья Иова пытались настаивать на своем мнении, что Иов является грешником. Поскольку причину страданий нельзя было приписать праведному, всесильному и всеведущему Богу, ее нужно искать в страдающей личности. Поэтому Елифаз обвинил Иова в тайных грехах, а именно: Иов, думая, что Бог далеко, воображает, что Он не видит насилия над бедными и угнетенными. Поскольку греховность Иова была причиной его бедствия, Елифаз посоветовал ему


 

 

обратиться к Богу с покаянием (22).

Иов был смущен. Его страдания продолжались, между тем как небеса молчали. Чувство нетерпения охватило его, когда он увидел, что Бог не вступается за него. Все, что он делал, было вполне известно Тому, Кому он так преданно служил верой и послушанием. И в то же самое время несправедливость, насилие и несчастья продолжались, тогда как Бог поддерживал жизнь нечестивых. Иов выражает уверенность в своей праведности («...пусть испытает меня, — выйду, как золото», 23:10) и правоте («Если это не так, кто обличит меня во лжи и в ничто обратит речь мою?», 24:25) (23-24).

Вилдад говорил очень кратко. Не обращая внимания на доводы, он попытался поставить Иова на колени перед Богом. Это ему не удалось (25).

Иов соглашался со своими друзьями, что человек меньше Бога во всем (26). Утверждая, что он непорочен, а они не правы в своих обвинениях, он описал участь нечестивых. У них нет гарантии в постоянном благополучии. Хотя человек узнал и покорил силы природы, он все еще не знает, где мудрость. Ее нельзя купить, хотя Бог проявил Свою мудрость во вселенной. Может ли человек найти ее? Только богобоязненный, нравственный человек имеет доступ к этой мудрости и пониманию (27— 28).

Глава 28 представляет собой особый монолог, суть которого — невозможность для человека постичь тайну путей Божьих, уразуметь Его премудрость.

• Иов закончил третий цикл речей, вновь рассмотрев все дело. Он противопоставил золотые дни безмерного счастья, довольства, престижа своему настоящему состоянию страдания, унижения и душевных мучений, сознавая, что его участь предопределена Богом. Иов привел яркие примеры того, с каким высоким благородством и достоинством он обращался с ближними. Не запятнанный безнравственностью, суетой, безрассудством, завистью, идолопоклонством, жестокостью и неискренностью, Иов настаивал на своей непорочности, желая подтвердить ее перед судом самого Бога, Которого он признает своим Господом (29—31).

Елиуй, очевидно, терпеливо слушал обмен мнениями между Иовом и его друзьями. Будучи моложе, он воздерживался от речей, пока не решился высказать то, что, по его мнению, было истиной Божьей. Высказав Иову порицание за его отношение к страданию, он отверг его жалобы. Остро чувствуя грех и искренне почитая Бога, Елиуй указал на величие Бога как Учителя, Который старается образумить человека. Это величие, проявленное Богом в сотворении мира, убедительно говорит само за себя. Понимание человеком Божьих путей ограничено возможностями его ума. Как может человек правильно понимать Бога? Поэтому Иов не должен мудрствовать в своей надменности, но бояться Того, у Кого сила, справедливость и праведность. Однако Елиуй также справедливо подчеркивает милость и милосердие Бога, в то время как другие собеседники подчеркивали лишь Его справедливость. Верно рассуждая, что страдание может исправить и научить человека, Елиуй тем не менее не разрешил загадку страдания Иова (32—37).

В разговорах ни Иов, ни его друзья так до конца и не исследовали ни проблемы воздаяния, ни тайны страдания, ни исправительной роли страдания на примере исключительной судьбы Иова. Даже в речи Самого Всемогущего мы не находим подробного логического объяснения (38-41).

В Своей первой речи Бог (38:1—39:32) показал Иову чудеса живой и неживой природы, картину Божественной мудрости, которая превыше всякого представления или понимания. Иов, снова и снова возражавший друзьям, смиренно признался, что не может отвечать Богу. Но Бог продолжал говорить.

Иов был ошеломлен мудростью и могуществом Бога. Конечно, цели и замыслы Того, у Кого такая мудрость и сила, не могут ставиться под вопрос ограниченным разумом.

Во второй речи (40—41) Господь упрекает Иова, усомнившегося в справедливости Бога. Кто может сомневаться в правоте Божьих путей? Господь показывает, что Иов заблуждался, говоря об отношении Бога к нечестивым; Он образно описывает силы зла: их символизируют бегемот и левиафан. Не Бог ли создал морских чудовищ, как и самого Иова? В силах ли Иов обуздать бегемота (гиппопотама) или левиафана (крокодила)? Если человек не может обуздать этих тварей, как может он ожидать, что устоит перед Творцом, сотворившим его?

Иов осознает, что Бог не только Творец, но и Господь над добрыми и над злыми. В прахе и пепле Иов смиренно склонился и поклонился Богу, сознавая свое ничтожество. Увидев Бога и себя в новой перспективе, он осознал, что говорил о том, что было за пределами его знания и понимания. Не получив ответа на свои жалобы, Иов верой принимает, что Бог — его Творец, Друг и Помощник. (42:1-6).

Названный Богом «раб Мой», Иов сам стал заступником, подобно священнику ходатайствуя за своих троих друзей, говоривших столь неразумно. Потерянное благополучие было возвращено Иову вдвойне.


 

 

В общении с родными и друзьями он пережил утешение и Божье благословение после тяжкого испытания.

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.